Евгений Малинин.

Драконье горе, или Дело о пропавшем менте

(страница 5 из 40)

скачать книгу бесплатно

Кроха бросила укоризненный взгляд на зеленоголового каргуша и снова повернулась ко мне:

– Теперь ты понимаешь, уважаемый сэр, почему я предпочитаю никому не показываться на глаза?

– Ага, – пискнул из-за стола чуть приподнявший оранжевую голову Фока, – Мы считали, что в ее наказание входит и лишение тела, а оказывается она сама пряталась!..

Я упер руки в поясницу и исподлобья уставился на двух враз присмиревших каргушей. Я так долго держал паузу, что они заволновались и совершенно скрылись за каменной плитой. И тогда я заговорил:

– Недостойно разумных существ издеваться над любовью! Какой бы она не была – она священна! И если ваш Демиург счел поведение феи… – я лихорадочно подбирал нужное слово, – … неправильным, это не дает вам права дразниться! Стыдно, господа каргуши! Стыдно и недостойно!

Затем, повернувшись к Крохе, я снова припал к ее ручке, а потом, как можно галантнее произнес:

– Я надеюсь, ты не лишишь меня своего общества, хотя бы на то время, пока я буду находиться в этой пе… обители.

– Во! – раздался из-за столовой плиты голосок Топса, – А ты его боялся! Посмотри какой он галантерейный!

Личико Крохи просветлело, и она, не обращая внимание на притаившихся каргушей, ласково ответила:

– Сэр Владимир, если тебе не противно видеть наказанную фею, то я…

И она смущенно потупилась.

– Слушай Топс… – донеслось из-за стола, но в тот же миг я бросил в сторону спрятавшихся каргушей такой взгляд, что он вполне мог прожечь дыру в каменной столешнице. Во всяком случае, Фока ойкнул и замолчал, не закончив свою очередную пакостную фразу. Я же, довольно улыбнувшись, вновь обратился к Крохе:

– Противно видеть?! Да я готов отдавать по дню собственной жизни за каждую минуту, проведенную рядом с тобой! Может быть у тебя найдется несколько свободных минут, чтобы познакомить меня с местными достопримечательностями, а то приставленные ко мне… соглядатаи так и норовят то войну мне объявить, то спрятаться от меня подальше! Общаться с ними просто нет никакой возможности!

Фея бросила презрительный взгляд на противоположный конец стола и вдруг взмахнула неизвестно откуда появившимся в ее руке ореховым прутиком. В тот же момент черная гранитная плита со всеми стоявшими на ней кушаньями ухнула вниз, а ее место занял прежний непритязательный каменный бугорок, который был не в состоянии спрятать двух маленьких каргушей.

Впрочем спрятаться попытался только Фока, он распластался за одним из сидельных камней, однако его оранжевая шевелюра торчала наружу на добрые десять сантиметров. Топс же наоборот, гордо выпрямился, всем своим видом показывая, что не относит к себе мои критические замечания.

Кроха, спрятав волшебную палочку, повернула ко мне свое сияющее личико и пригласила:

– Пойдемте, сэр Владимир, я покажу тебе наше подземелье, и можешь мне поверить, оно очень интересно!

Однако Топс не собирался так просто отдавать инициативу и уступать свои полномочия.

Он вздернул свой острый нос и нагло заявил:

– Может быть мы покажем… сэру Владимиру… это… досто… при… припечательствасти, – по его физиономии было видно, что он едва не сломал свой язык на таком сложном слове, но гордый каргуш не сдавался, – А ты позаботишься об ужине для нашего гостя?..

– И для нас… – прибавил от себя все еще спрятанный Фока.

– А каштаны для вас у меня уже готовы!.. – ответила на это предложение Кроха и мстительно добавила, – Сырые!..

После чего она взяла меня за руку и повлекла из обеденной пещерки. Быстрый топоток сзади подсказал мне, что оба каргуша поспешили за нами следом.

Мы вышли в главную пещеру, прошли вдоль стены буквально несколько шагов, после чего Кроха взмахнула рукой, и перед нами появился еще один темный и довольно узкий тоннель. Кроха вошла в него первой и темные стены мгновенно засветились приятным зеленоватым свечением. Я последовал за своей прекрасной проводницей и через минуту оказался в еще одной пещере, а вернее будет сказать в огромном… гардеробе.

Все пространство пещеры занимали длинные деревянные вешала, на которых очень аккуратно были развешаны сотни самых разнообразных платьев. Слева от входа располагалось женское отделение, заполненное бархатом, атласом, тонким полотном, кружевами, драгоценными пуговицами и всем таким прочим, а справа разместилась мужская одежда выполненная из… бархата, атласа, тонкого полотна, кружев, драгоценных пуговиц и всего такого прочего. Я признаться слегка ошалел от такого обилия театральных костюмов, и только оживленное личико феи и ее сияющие глаза помогли мне несколько прийти в себя.

Она немедленно принялась радостно щебетать что-то о фасонах, расцветках, деталях и принадлежностях различных костюмов, а я, с удовольствием слушая ее голосок, толком ничего не понимал. И тут, не перебивая Кроху, а как-то странно вплетаясь в ее разговор, послышалось бормотание:

– Ну все, понесло бабу… Теперь ее не остановить…

Я скосил глаз в сторону говорившего и увидел рядом со своей правой ногой зеленый хаер Топса.

– Да ладно тебе… – отозвался Фока слева, – Пусть девочка пощебечет, у нее так долго не было настоящего общества…

И тут же я услышал, что Кроха обращается непосредственно ко мне:

– А вот твой костюм, сэр Владимир, весьма странен! Тебе этого никто не говорил?.. Если бы не твое изысканное обращение, я приняла бы тебя за рабочего сквота…

Слова «рабочий сквот» прозвучали в ее прелестных устах, как нечто неприличное.

Я кротко улыбнулся и неожиданно для самого себя ответил:

– Это мой обет, фея… Я поклялся не облекать себя в… роскошь пока не отыщу своего пропавшего друга и… ну в общем не выполню свою клятву…

Кроха позабыла об окружающем ее великолепии и, широко распахнув глаза, уставилась на меня. Когда я замолчал, она очарованно прошептала:

– Как интересно!.. Я думала, что в мире уже не осталось настоящих рыцарей, готовых положить все, чтобы выполнить свой обет!.. – она вздохнула и грустно добавила, – Сейчас, наверное, и обетов-то никто не дает…

– Ну что ты, как можно так думать! – бодро возразил я, – Мир не может существовать без рыцарства!

– Ага, – тут же раздалось от моей правой ноги, – Всегда найдется чудак, раздающий обеты направо и налево и способный перерезать глотки ни в чем не повинным сквотам, только бы выполнить свои обещания!

– Топс, ты несносен! – воскликнули мы с Крохой в один голос и тут же улыбнулись друг другу.

– Топсик, ты посмотри, как они спелись! – немедленно вмешался Фока, – И как быстро!..

Однако, Кроха проигнорировала хамский намек оранжевого каргуша и снова обратилась ко мне:

– Я понимаю, что обет – это свято, но, может быть, ты, сэр Владимир, хотя бы примеришь что-нибудь. Вот этот черный с серебром камзол, я думаю, будет тебе чрезвычайно к лицу.

Мне действительно нестерпимо захотелось примерить черный с серебром камзол, но я тут же с горечью осознал, что носить такой костюм – большое искусство, и мне оно не доступно. А потому мне пришлось сурово насупить брови и недовольно пробормотать:

– Неужели, фея, ты хочешь, чтобы я стал клятвопреступником?!

Кроха страшно испугалась этих слов, зато Топс меня одобрил:

– Ишь ты, как он ее! Учись Фока ставить на место распоясавшихся девчонок! Так ее… сэр Владимир, пусть знает свое место!

Однако, мне совсем не хотелось ставить Кроху на место, а потому, заметив некоторый ее испуг и огорчение, я поспешил успокоить ее вопросом:

– А вот нет ли у вас здесь… оружейной?..

Фея поняла, что я и не думал сердиться. Вздохнув, она покачала головой:

– Сэр Владимир, ты настоящий рыцарь… Холодное злое железо тебе дороже всего. Конечно, у нас есть оружейная, и я тебе ее покажу.

Она повернулась и направилась к выходу из… гардеробной. Мы с каргушами последовали за ней. Кроха снова вышла в большой зал, бывший, как я понял общей прихожей, и почти сразу же свернула в едва заметную темную щель в стене. На этот раз подземный ход, в котором оказались, был темен, узок, длинен и извилист. Несколько раз в этой темноте я довольно прилично прикладывался головой к выступам каменного потолка. Наконец, вслед за своей прелестной провожатой, я оказался в еще одной пещере.

Когда я ступил на присыпанный мелким песком пол этого подземного склада, Кроха как раз неторопливо двигалась вдоль его стен, время от времени прищелкивая пальцами. Звук получался такой, словно в ее ладошках были кастаньеты, и в ответ на эти резкие отрывистые щелчки на стенах сами собой зажигались толстые желтые свечи, вставленные в бронзовые, отлично начищенные бра.

В постепенно прибавляющемся свете я огляделся. Это был самый настоящий арсенал, содержащийся к тому же в прекрасном порядке.

Вдоль правой от входа длинной стены были расставлены самые настоящие рыцарские доспехи. Они, конечно же, привлекали взгляд в первую очередь, и при этом они были настолько разнообразны по размерам, составу и внешнему оформлению, что глаза буквально разбегались. Первым в этом ряду стоял простой стальной пластинчатый панцирь с мелкой, неброской золотой насечкой на поножах и наручах, изображавшей простенький геометрический узор. Круглый глухой шлем, с ребристым, чрезвычайно маленьким забралом, венчал большой, величиной чуть ли не с сам шлем, литой кулак с отогнутым вверх большим пальцем.

Стоило мне обратить свое внимание на эти доспехи, как из-под моей ноги вынырнул нахальный Фока и принялся тоном уставшего экскурсовода давать пояснения:

– Этот облегченный доспех из наговоренной болотной стали принадлежал графу Эллюру, ставшему тенью тридцать два года назад. К сожалению оружие графа – меч, парный кинжал, тяжелый топор, легкий топор, вспомогательный топорик и двойной шестопер утонуло в болоте, поскольку было изготовлено из обычного металла. Панцирь растягивается на два размера, однако делать это не рекомендуется, поскольку его прочность уменьшается в тригонометрической прогрессии!..

– В какой прогрессии?! – переспросил я.

– В тригонометрической, – пояснил наглый оранжевоголовый каргуш, ничуть не смутившись, – По падающей тангенсоиде!..

Я был совершенно уверен, что этот низкорослый остроносый тип придумывает свои объяснения прямо на ходу, но поймать его на сочинительстве, к сожалению, не мог. Потому я мысленно плюнул и решил – пусть болтает. Медленно двигаясь вдоль этой выставки доспехов, я вынужден был слушать Фокину лекцию.

– Полный боевой доспех славного рыцаря, барона фон Каптуса, укрепленный на сочленениях копытами единорога и проложенный изнутри серной нитью. Выдерживает прямой удар королевской палицы, непробиваем для всех видов метательного оружия, включая корабельную катапульту. К сожалению, барон слишком надеялся на свои доспехи и как раз камень, выпущенный из катапульты смел его с палубы его галеры. Доспех, как мы сами видим, выдержал удар, но барона не успели вовремя вытащить из воды и он захлебнулся!.. Все оружие барона – большой меч, малый меч, подмечник, двойная секира, топор, кинжал широкий, кинжал узкий, и четыре метательных ножа во время падения барона в море остались на палубе и потому сохранились. Пропали только две уникальные самовзводящиеся рогатки, утонувшие вместе с бароном.

Пока Фока нес эту околесицу, я успел миновать три или четыре выставленных образца и остановился около действительно заинтересовавших меня лат.

Это был полный панцирь совершенного черного цвета за исключением золотых колесиков шпор. Вычерненная сталь, казалось, полностью, до последнего кванта, поглощала падающий на нее свет. Мастер придал латам столь точное соответствие человеческому телу, что мне показалось, будто я вижу на постаменте готового к выступлению обнаженного культуриста. Передняя часть шлема была выполнена в виде круглого, довольно добродушного лица, на котором вместо глаз были вставлены крупные черные, искристо отсвечивающие камни. Только вот рот у этого личика был широко открыт, словно он горланил пьяную песню, а разинутая пасть была забрана частой решеткой!

Рядом с панцирем на специальной подставке располагался небольшой круглый щит с расположенной в середине литой львиной головой. Рядом с ним стоял длинный меч с витой, черненой рукоятью, в черных кожаных ножнах с набором из черных металлических блях. Под мечом лежали кинжал величиной с древнеримский меч и большой топор на короткой рукояти, весьма похожий на обычную секиру, только с тяжелым, выполненным в виде конуса обухом. Внизу, охватывая все это оружие, лежал широкий пояс из черных стальных колец.

Я стоял прямо напротив доспехов и внимательно их рассматривал, и вдруг осознал, что мой гид Фока умолк. Повернув голову, я хотел взглянуть на этого вдруг смолкнувшего болтуна и в этот момент краем глаза уловил какое-то странное движение, произведенное… панцирем. Я тут же вновь обратил свое внимание на панцирь, но тот стоял совершенно неподвижно, как и полагается стоять куску железа, хотя и тщательно обработанному. И все-таки я был уверен, что это движение мне не показалось! Поэтому, не отводя взгляда от панциря, я чуть насмешливо проговорил:

– Ну что, всезнайка, я смотрю, по поводу этих доспехов тебе нечего сказать?.. А вот они-то мне как раз и понравились!

С минуту в пещере царила тишина, а затем раздался голос Топса, сопровождаемый несколько нервным смешком:

– Хм… Губа не дура!..

– Да… – тут же согласился Фока и, несколько неуверенно начал свои пояснения, – Вообще-то, это очень старые доспехи… Легенда утверждает, что они принадлежали свободному Черному Рыцарю по прозвищу «Быстрая Смерть»… Та же легенда гласит, что доспехи пропитаны древним давно забытым заклятием «Полная Каска», что гарантирует им полную неприкосновенность. Оружие Черного рыцаря также подвергнуто магической обработке, но какой именно, никто уже не помнит…

– Получается, что достоверно об этих доспехах вообще ничего неизвестно!.. – перебил я докладчика.

– Достоверно известно только то, что этими доспехами никто не пользовался уже больше двухсот лет!.. – обиженно пропищал Фока.

– Это почему же?.. – удивился я.

– А потому что их никто надеть не может! – самым язвительным тоном ответил Фока.

– Это почему же?.. – повторил я свой вопрос.

– А потому что стоит смелому сквоту их надеть, если он конечно сможет их надеть, как они сами собой сжимаются на шесть размеров, а затем то, что от смелого сквота остается, сами собой выталкивают наружу… сквозь забрало. Сам понимаешь, что на выходе мы имеем горку фарша!..

– Это что ж, они так всех и давят?!

– Да нет, не всех… – меланхолически ответил Фока.

Я обрадовано вздохнул, а этот зайцемышь с оранжевой прической все тем же меланхолическим тоном добавил: – Только тех, кто внутрь них суется…

– Вообще-то, та же легенда утверждает, – вдруг вмешался в лекцию Фоки Топс, – Что Черный рыцарь может вернуться, и тогда, естественно, доспехи снова покинут хранилище и отправятся в Мир…

Я снова, с гораздо большей опаской, оглядел эти симпатичные доспехи… и они мне еще больше понравились.

Понимая, что надеть их я все равно никогда не решусь, я отвернулся и двинулся было дальше, но снова краем глаза уловил едва заметное движение. Я опять оглянулся на доспехи и оторопел!.. Видимо из-за сделанного мной шага, я теперь смотрел на панцирь под другим углом – он превратился в некий сгусток клубящейся тьмы, по форме лишь отдаленно напоминающий человеческое (или сквотское) тело, и внутри этой тьмы явственно виднелись выбеленные кости скелета! Особо впечатляло то, что нижняя челюсть черепа мелко подергивалась, словно скелет довольно посмеивался!..

– Они мне больше не нравятся!.. – прошептал я онемевшими губами, и тут же поймал удивленный взгляд, брошенный в мою сторону феей.

– Просто потому, что после предыдущих попыток их надеть, они, по-видимому, весьма изнутри… испачканы! – немедленно пояснил я самым небрежным тоном.

Кроха улыбнулась, а мерзкий Фока мерзким тоном мне немедленно возразил:

– Да чистые они, чистые…

– Да? – иронично переспросил я, – Ты, что ли, сам их чистил?!

– Тебе ж было доложено, что доспехи прикрыты «Полной Каской»… – пояснил Фока таким тоном, словно разговаривал с полным дебилом.

– Ну и что?! – поинтересовался я.

– А то, что эти доспехи самостоятельно удаляют все отходы находящегося в них организма…

Этот маленький каргуш снова заставил меня удивленно разинуть рот. Впрочем справился я с удивлением на удивление быстро:

– А-а-а, это значит запах пота в них совершенно не ощущается…

Фока остановился, внимательно посмотрел на меня, а потом как-то рывком кивнул:

– И это тоже!..

Мы продолжили осмотр арсенала, но я все время невольно поглядывал в сторону черных доспехов. Они снова приобрели свой «культуристский» вид, и скелета внутри них заметно не было.

В середине арсенальной пещеры располагались длинные двухъярусные стеллажи, на нижнем ярусе которых были по порядку разложены самые разнообразные ножи, от абордажных тесаков до многолезвийных складных, а вот на верхнем опять же в полном порядке выставлялись самые разнообразные рогатки.

А вдоль левой длинной стены на специальных козлах были выставлены мечи. Их было такое количество, что вполне могло хватить для вооружения армии солидного государства. Причем все это, как сказала Кроха, «холодное железо» содержалось в образцовом порядке.

Но мне почему-то расхотелось дальше знакомиться с продукцией местных оружейников, мой взгляд постоянно возвращался к понравившемся вороненым доспехам. И, видимо, чтобы как-то оправдать это неожиданное безразличие, я, с видом знатока поскреб начавшую зарастать щетиной скулу и спросил тоном офицера запаса вооруженных сил России:

– А ничего огнестрельного у вас в наличие нет?..

– Огнестрельного?! – в один голос переспросили Топс и Фока, – Это что за оружие такое?..

– Сэр Владимир, видимо, спрашивает про машины, метающие огонь, – предположила молчавшая доселе фея, и мило мне улыбнулась.

– Метающие огонь? – удивленно повторил Фока, – А разве такие бывают?

– Бывают и такие, – подтвердил я догадку Крохи, – Но я спрашивал о несколько другом вооружении, и как выяснилось, его в вашем Мире нет… Ну что ж, может быть это и к лучшему…

Затем, после некоторого раздумья, я снова обратился к фее:

– Спасибо, за демонстрацию продукции вашего ВПК…

– Кого?! – чуть испуганно переспросила Кроха.

– Ну… ваших оружейников, – пояснил я и мысленно ругнул себя – надо было отвыкать от въевшихся в журналистскую память аббревиатур.

– Пожалуйста, – довольно улыбнулась Кроха в ответ, – А может сэр Владимир хочет еще что-то посмотреть?

– А у вас есть еще какие-то достопримечательности? – оживился я.

– Ну, у нас есть сокровищница, большой сад и два огорода, библиотека… – начала перечислять фея, но тут я ее перебил:

– У вас есть библиотека?!

– Да, и неплохая! – с гордостью подтвердила она.

– Очень любопытно! – воскликнул я и тут же услышал Фокино ворчание.

– Глянь-ка, грамотный… Книжки ему любопытны…

– Ничего, – миролюбиво ответил Топс, – Пусть посмотрит… Вреда от этого не будет.

– Ага! – продолжал ворчать Фока, – Сначала насмотрится, а потом потребует чтобы ему почитали, а там, глядишь, наслушается каких-нибудь историй и полезет в черные доспехи…

Топс на это наглое замечание не ответил, и я так же решил его проигнорировать, двинувшись вслед за направившейся к выходу феей.

На этот раз наш переход был гораздо длиннее. Вернувшись в уже ставшую мне родной большую пещеру, Кроха пересекла ее и свернула за большой валун, лежавший, казалось у самой стены. Однако между стеной и этой огромной каменюкой существовал узкий проход, вполне, впрочем, достаточный для того чтобы протиснуться даже мне. Именно в этой щели располагалось начало узкого, высокого коридора, который извиваясь, уводя то вверх, то вниз и даже, по-моему, пересекая несколько сам себя, выводил в еще одну обширную пещеру с потолком, теряющимся в вышине. По всему периметру этого подземного зала стояли самые обычные шкафы из незнакомого мне темного дерева, закрывающиеся застекленными дверками. Впрочем эти шкафы казались обычными только на первый взгляд. Едва мы ступили на каменный пол библиотеки, как высоко вверху, в каменных нишах неспешно разгорелись яркие светильники, и сразу стало ясно, что библиотечные шкафы тянутся вверх по-видимому до самого потолка.

Посреди зала стоял очень большой и совершенно пустой стол, окруженный десятком прямых жестких стульев. По полу, вдоль посверкивающих стеклом шкафов, тянулся узкий, матово поблескивающий рельс. Скользнув взглядом по этой блестящей змее, я увидел установленную на ней лестницу, уходящую к невидимому снизу потолку.

Пока я рассматривал местное книгохранилище, болтливый Фока принялся рассказывать о сей достопримечательности:

– Гордись, сэр Владимир, ты удостоился лицезреть копию библиотеки Демиурга! Здесь собрано все, что успел сочинить и написать наш юный Мир! Первый ярус – магия и смежные науки, второй ярус – история, легенды и мумуары, третий ярус – точные сквотские науки, арихметики и всякие прочие алгебры, четвертый и пятый ярусы – выдумки. Остальное, вплоть до крыши – резерв! Только прочитать ты все равно ничего не сможешь!

Последняя фраза была сказана весьма насмешливо, и, естественно, весьма меня задела:

– Это почему же не смогу?! – возмутился я, поворачиваясь к оранжевоголовому провокатору.

– Ты ж у нас сэр! – прозвучало в ответ, и снова я услышал насмешку.

– Ну и что с того?!

– А то с того, что сэры читать не умеют и не должны уметь! Не полагается им знать грамоту! Без надобности она им! А если и захочется сказочку или там стишок послушать, так для этого у сэров имеются книгочеи и менестрели с трубадурами!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

Поделиться ссылкой на выделенное