Евгений Малинин.

Драконья любовь, или Дело полумертвой царевны

(страница 3 из 38)

скачать книгу бесплатно

На мой требовательный взгляд главврач ответил коротким энергичным кивком, после чего я начал фантазировать.

– Видите ли, Степан Тимофеевич, я, как вам возможно известно, занимаюсь в газете криминальной хроникой. В мои обязанности входит и проведение журналистских расследований в той же области… э-э-э… человеческой деятельности. Уже около года меня занимает вопрос… – сделанная мной крошечная пауза, показала Степану Тимофеевичу, что именно сейчас прозвучит главное, – …нелегального распространения наркотиков, причем, наркотиков новых, недавно разработанных! Тема эта сложная, деликатная и… достаточно опасная, так что работаю я очень осторожно. Но, тем не менее, информации по этому вопросу у меня довольно много. Так вот, месяца три назад я узнал, что на нелегальном рынке наркотиков нашей области появился некий новый вид этого зелья.

Тут Степан Тимофеевич несколько иронично хмыкнул, но ничего не сказал, хотя я приостановил свою речь, давая ему возможность высказаться. Поскольку он промолчал я продолжил свою фантазию:

– По моим сведениям, человек, попробовавший этой дряни, впадает в некоторое подобие комы… или, вернее, прострации. Он вроде бы пребывает в сознании, но никого не узнает… Он не разговаривает, не спит, ест и пьет, только если его заставят это делать.

Лицо Степана Тимофеевича становилось все более ироничным. Наконец он меня перебил:

– Не знаю, откуда у вас такие сведения, но, поверьте опытному человеку, вас ввели в заблуждение. Наркотика с описанными вами видами воздействия на человека не существует! У меня в больнице действительно находится девушка с симптомами, похожими на описанные вами, но наркотического отравления у нее точно нет, за это я ручаюсь.

– То есть?.. – переспросил я.

– То есть, нами проведены тщательные и всеобъемлющие исследования на предмет наличия в ее организме наркотических веществ – таковых не оказалось!

Я помолчал, напустив на себя глубокомысленную задумчивость, а затем попросил:

– А вы могли бы мне ее показать?..

Степан Тимофеевич легко пожал плечами и вдруг… согласился:

– Хорошо!.. Только обещайте мне ничего не сочинять и не приписывать моей пациентке… э-э-э… какого-либо вида наркомании!

– Если я буду писать на эту тему, я обещаю предварительно ознакомить вас с полным текстом публикации! – Произнес я заготовленную фразу, похожую на клятву.

Главврач наклонился к допотопному селектору и, нажав на клавишу, громко проговорил:

– Светлана Дмитриевна, пригласите ко мне, пожалуйста, Игоря Васильевича…

Через пару минут в кабинет вошел Игорь Савельев и удивленно уставился на меня. Степан Тимофеевич, не заметив этого удивления своего подчиненного, обратился к нему:

– Познакомьтесь, Игорь Васильевич, это – корреспондент нашей центральной областной газеты Владимир Сорокин…

Игорь бросил быстрый взгляд на своего шефа и затем коротко мне кивнул, словно принимая к сведению полученную информацию. Он явно не желал афишировать наше знакомство.

– Я вас попрошу, – продолжил Степан Тимофеевич, – проводить его в семнадцатый бокс и рассказать все, что можно о находящейся там пациентке.

Он, выразительно глядя в лицо Игоря, приподнял свои густые брови, и я понял, что информацию получу скудную.

Но я, достаточно хорошо зная медицинскую среду, на особые откровения и не рассчитывал.

Игорь кивнул теперь уже своему шефу и снова повернулся ко мне:

– Прошу за мой!..

Я выбрался из гостевого кресла и, коротко поклонившись главврачу, проговорил:

– Спасибо за помощь, Степан Тимофеевич… Как только материал будет готов, я вам позвоню.

Когда мы вышли из кабинета и миновав приемную оказались в больничном коридоре, Игорь, шагавший чуть впереди, тихо, сквозь зубы, процедил:

– Ну, ты, Володька, мастер!.. Как тебе удалось так быстро Тимофеича уломать?..

– Пожилые люди, Игорек, в отличие от молодых людей, все еще с уважением относятся к представителям прессы.

Мой тон был достаточно легкомысленным – я вдруг почувствовал некую странную заинтересованность Игоря в… моей Людмиле! И словно подтверждая пробудившуюся во мне настороженность, Игорь все так же тихо добавил:

– И что она тебе далась, эта Людмила?! Ничего в этом случае особенного нет – траванулась, видимо, девочка грибочками… День-другой и мы ее поставим на ноги!..

– Я не сомневаюсь в могуществе нашей медицины! – Самым доброжелательным тоном ответствовал я. – Но вот Степан Тимофеевич мне сказал, что никаких наркотических и токсических веществ в организме этой девушки не найдено… Так что похоже, причины заболевания девушки кроются в чем-то другом!

– Уж не рассчитываешь ли ты обнаружить эти причины, – сказал Игорь чуть громче и с явными признаками иронии, – Ты что, решил заделаться «народным целителем»?!

С этими словами он остановился возле узкой белой двери и, обернувшись, посмотрел мне в лицо. Взгляд у него был недобрый, но мне сейчас было не до размышлений о том, на какой «мозоль» я ему наступил своей настойчивостью. За этой дверью, похоже, лежала Людмила, и мне не терпелось ее увидеть. Потому я, не дожидаясь новых рассуждений о своем нахрапистом поведении, сухо поинтересовался:

– Может быть мы уже войдем?!

Игорь молча потянул за дверную ручку.

За дверью оказался небольшой тамбур, из которого одна, чуть приоткрытая, дверь вела в туалет, а вторая, плотно притворенная, в палату. Игорь остановился в этом тамбуре и, повернувшись ко мне, жестко прошептал:

– Никаких разговоров, никаких расспросов, никаких резких движений. Только посмотришь и все!!

«Ага… Как же!..» – подумал я, но вслух ничего не сказал.

Выдержав многозначительную паузу, бравый ординатор отвернулся и открыл передо мной дверь. Я шагнул внутрь.

В крошечной, выкрашенной белой краской комнатке стояла огромная железная больничная кровать, на которой лежал кто-то, до самых глаз прикрытый одеялом. Справа от изголовья кровати расположилась маленькая тумбочка с отломанной дверкой, а слева высокая металлическая этажерка, заставленная совершенно незнакомой мне медицинской аппаратурой. В ногах кровати стоял странный высокий стул, на котором восседала пожилая толстая женщина с добрым, румяным лицом. Как только я вошел, она подняла на меня внимательный взгляд, а затем с неожиданной для ее комплекции быстротой вскочила со стула и бросилась мне наперерез, громко шепча:

– Сюды нельзя!.. Здеся бокса, посетителям здеся делать нечть!!!

Из-за моего плеча выглянул Игорь и таким же драматическим шепотом пояснил:

– Тетя Глаша, ему Степан Тимофеевич разрешил!!!

Но я даже не повернул головы в сторону перешептывавшегося медицинского персонала – я не мог оторвать взгляда от ярко-синих обессмысленных глаз, уставившихся на меня из-под темных бровей! Словно притягиваемый этим взглядом, я шагнул вперед и прошептал:

– Людмилушка, что с тобой?!

– Ничего… – донесся безразличный голос, приглушенный одеялом, прикрывавшим нижнюю часть лица девушки.

– Как ты себя чувствуешь?! – Чуть громче и настойчивее проговорил я.

– Ничего… – ответил тот же безразличный голос.

– Что у тебя болит?!! – Еще настойчивее переспросил я, и вдруг почувствовал, что меня дергают за рукав.

– Ничего… – в третий раз произнесла Людмила своим мертвым голосом.

Меня снова дернули за рукав и я невольно обернулся.

– Я тебя предупреждал, чтобы ты молчал!!! – Прошипел Игорь, сверкая глазами и пришамкивая перекошенным от ярости ртом, – ты что, хочешь чтобы она проснулась?!!

– А разве она спит?!! – удивленно переспросил я.

Но ответа на свой вопрос я не дождался. Игорь вдруг ухватился за мой рукав чуть пониже плеча и с невероятной силой потащил меня прочь из палаты, на ходу громко прошептав:

– Тетя Глаша, выйди со мной!..

В две секунды мы все оказались в больничном коридоре!

Резко повернув меня лицом к себе, Игорь заговорил в полный голос:

– Я же просил тебя не вести никаких разговоров!!!

– Почему ты сказал, что она может проснуться?!! – В свою очередь рявкнул я. – Она смотрит, говорит, где же здесь сон?!!

Толстая тетя Глаша, прижавшись широкой спиной к закрытой двери бокса, переводила глаза с меня на Игоря, но пока что не вступала в нашу перебранку, хотя я почувствовал ее острое желание вмешаться, и отнюдь не на моей стороне… и отнюдь не только словесно. Но в этот момент Игорь вдруг заговорил значительно спокойнее:

– Да, как это тебе не покажется странным, она спит! Все процессы в ее организме замедлены, запись работы мозга показывает, что он тоже находится в спящем состоянии. Более того, создается впечатление, что эта девушка наполовину… мертва!

– Как это мертва?!! – Враз осевшим голосом переспросил я.

– А так! – снова повысил голос Игорь, почувствовав мою растерянность, – она совершенно неподвижна, чувствительность кожи практически отсутствует, глаза не реагируют на свет…

– Но она же видит!.. – попробовал спорить я.

– Да, она видит, – неожиданно согласился Игорь, – как это ни странно звучит. Но если ей в глаза направить яркий свет, они никак на него не реагируют… И вообще…

Тут он вдруг замолчал и после секундной паузы спросил:

– Да кто она тебе?!!

Поскольку вопрос был для меня совершенно неожиданным, я ответил не раздумывая:

– Люблю я ее…

Ответ мой прозвучал настолько правдиво, что тетя Глаша тихо охнула:

– Бедненький!..

А Игорь задумчиво протянул:

– Да-а-а…

С минуту мы стояли молча, а затем Игорь вздохнул:

– Я, конечно, понимаю… но пойми и ты меня. Сейчас твоя… э-э-э… девушка находится под моей ответственностью. Если с ней что-то случиться, с меня голову снимут. Тетя Глаша не просто так в палате дежурит. Так что…

Он выразительно пожал плечами, а я согласно кивнул:

– Да… я понимаю…

Мы еще с минуту помолчали, а затем я совершенно несвойственным мне жалобным голосом попросил:

– Пустите меня к ней еще на минуту!.. Я ни слова не скажу… Я даже дышать не буду!..

Игорь и тете Глаша переглянулись, и Игорь снова вздохнул:

– Ладно, заходи… Только смотри – ты обещал!

Тетя Глаша отлепилась от двери палаты и, развернувшись, открыла ее. Медработники тихо, стараясь даже не шуршать подошвами по линолеуму двинулись внутрь палаты, а вот я слегка задержался. Мне пришло в голову, что я увижу гораздо больше, если воспользуюсь Истинным Зрением, а для его активизации, нужно было прочитать заклинание.

Когда я следом за своими провожатыми снова появился в боксе, меня снова встретил взгляд синих глаз, но теперь в нем читалась мысль… тревожная мысль. Мне показалось, что Людмила пришла в себя, узнала меня и… испугалась! Только вот, чего она испугалась!

Я уже собирался снова шагнуть ближе к кровати, но меня властно ухватили за плечо, удерживая на месте. Я оторвал взгляд от синих глаз и оглядел укутанную в легкое одеяло фигуру…

И тут, словно разряд тока проскочил по моему позвоночнику – тело лежащей на кровати девушки было лишено привычного, хорошо видимого в Истинном Зрении ореола, ауры!! Впрочем, нет. Спустя секунду я уловил едва заметное красноватое мерцание, едва просачивавшееся сквозь накрывавшее тело одеяло. Судя по этому мерцанию, Людмила… умерла… или умирала. Во всяком случае назвать ее живой – все равно, спящей или бодрствующей, было уже нельзя!

Но ее глаза продолжали смотреть странным, осмысленным взглядом!.. И она минуту назад мне отвечала!! Значит!..

Что это могло значить я никак не мог понять, а меня уже снова «повлекли» прочь из палаты.

Я не помню, как оказался в коридоре. Игорь, встряхивая меня за плечи, приговаривал:

– Да очнись ты, что с тобой!..

Увидев, что я пришел в себя, он отпустил мои плечи и выдохнул:

– Ну ты меня и напугал!.. Я уж думал, ты прямо возле ее кровати грохнешься!

Я тряхнул головой, отгоняя остатки беспамятства, и улыбнулся через силу:

– Ничего со мной не будет… Ты лучше скажи, как вы Людмилу лечите?

Игорек пожал плечами и отвел глаза:

– Мы ее… кормим, сама она есть, похоже, разучилась… Ну и… успокаивающее иногда колем. Степан Тимофеевич почему-то считает, что ее состояние – явно депрессивное, может вдруг перейти в буйство. Хотя…

По его чуть скривившейся физиономии было видно, что он не согласен с мнением своего шефа, но вынужден молчать.

Делать в этой больнице мне больше было нечего, поэтому я, вздохнув, медленно проговорил:

– Знаешь, я, пожалуй пойду… Мне надо подумать… Завтра я постараюсь прийти с утра, и тогда, может быть, смогу сказать тебе что надо делать.

– С каких это пор ты заделался врачом? – С насмешливым высокомерием поинтересовался Игорь, но я, очень серьезно взглянув ему в глаза, ответил:

– Никаким врачом я не заделывался. Просто в данном случае, мне кажется, мы имеем дело совсем не с врачебной проблемой.

– Да?! А с какой же?!

В голосе Игоря все еще сквозила насмешка, хотя он явно насторожился.

– С… колдовством!

И тут я увидел, как его только что возникшая настороженность мгновенно растаяла, а губы раздвинулись в усмешке.

– Вот как?! С колдовством?! Значит ты думаешь, что сумеешь снять эту… э-э-э… наведенную порчу?!!

И он поводил перед своей грудью ладонями, изображая пассы.

– Я попробую, – с самым серьезным видом кивнул я, – завтра… Если ты сумеешь провести меня к ней в палату. Заодно, сможешь понаблюдать, как работает «потомственный маг»!

И не дожидаясь новых его шуточек, я развернулся и потопал по коридору к выходу из больницы.

Остаток этого дня я пробыл дома, пытаясь осмыслить то, что увидел в больнице, но ничего дельного мне в голову не приходило. Наконец, чуть ли не в полночь, я вдруг подумал, что было бы хорошо узнать, куда это Людмила ездила – где именно живет ее бабушка. Возможно свою «болезнь» она привезла оттуда!

Отыскав в своей записной книжке давно забытый номер домашнего телефона Галочки, я подвинул к себе аппарат. Мне повезло, Галина сняла трубку после второго гудка и совсем не сонным голосом проворковала:

– Ну разве можно заставлять девушку так долго ждать?..

– А ты ждала моего звонка?.. – С наигранным удивлением поинтересовался я, после чего она совершенно другим тоном спросила:

– Володька?.. Тебе чего надо в такую пору, я уже легла!..

– Да неужели?! – не удержался я, но тут же взял себя в руки, – Я и не собираюсь тебя… э-э-э… доставать из постели. Скажи только, ты знаешь куда именно ездила Людмила?

– Когда?.. – переспросила наша разумница-секретарша, явно не понимая вопроса.

– Да недели две назад, – подсказал я ей.

– А-а-а… – протянула она, – К бабушке к своей!..

– А где именно эта бабушка обретается?! – Нетерпеливо воскликнул я.

– Ты что, теперь и бабушкой ее заинтересовался?.. – Съехидничала Галина.

Но я не принял ее игры.

– Если ты хочешь спокойно спать этой ночью, ты скажешь мне бабушкин адрес! – Рявкнул я в трубку. – Иначе твой телефон будет занят всю ночь!!

Тут она видимо вспомнила, что ей должны звонить, а потому быстро и делово доложила:

– Люська ездила во Всесвятский район, в деревню Лосиха. А бабушка у нее – ведьма!!

После чего сразу же положила трубку.

Я посидел за столом еще минут двадцать, а потом решил, что утро вечера мудренее и, может быть поутру мне в голову забредет какая-нибудь дельная мысль. Быстро раздевшись, я нырнул под одеяло и…

Заснуть я не успел, раздался звонок телефона. Едва я снял трубку, как на том конце провода раздался злой голос Игоря:

– Ну что, колдун потомственный, добился своего?!

– Чего я добился?.. – Несколько оторопело поинтересовался я.

– Чего… чего!! – Передразнил меня Игорь. – Сбежала твоя девочка!!

– Как – сбежала?!! – Воскликнул я.

– Тебе лучше должно быть известно, ты ж у нас маг!! – В тон мне рявкнул Игорь и вдруг совершенно безнадежным голосом добавил. – Тетя Глаша… ну, санитарка, ты ее видел… Она все время в боксе у Людмилы была. В двенадцать часов я пошел обход делать и заглянул к ней. Так вот, тетя Глаша сидит на своем стульчике с открытыми глазами, но явно без сознания, знаешь, словно ее… загипнотизировали, а Людмилы в кровати нет! И нигде ее нет!! И никто не видел, чтобы она выходила из больницы!!!

К концу своей тирады он снова дошел почти до крика, но я его уже не слушал. Мне в голову наконец-то пришла дельная мысль… Вот только не опоздала ли она!

Все было предельно просто. Людмилу лишили ее «я», ее сути, если хотите, ее души. Разделили тело и душу. Тело оставили там, где это случилось, а душу сманили… или украли! И вот теперь ее душа позвала к себе ее тело. А зов души, сами знаете, превозмочь невозможно!

Если человека просто похитить – это будет уголовно наказуемым делом. А вот если похитить его суть, то все что происходит потом будет выглядеть, как добровольные действия этого человека. И никто не докажет, что он, вернее его тело, действует по принуждению… По непреодолимому принуждению! Вот так!!

В первый момент я растерялся, но тут же словно что-то толкнуло меня изнутри:

«Всесвятский район, деревня Лосиха!»

Вот где все началось! Вот где надо было перехватывать Людмилу и искать черного мага, искалечившего ее!!

Спустя полчаса я был на вокзале.

Глава вторая

Если с другом вышел в путь,

Если с другом вышел в путь…

(Песенка из мультфильма)


Если друг оказался вдруг…

(Песенка из кинофильма)


Я бы двух врагов отдал за друга,

А за двух друзей и шестерых…

(Так… Мурлычу себе под нос…)

Во Всесвятск электричка прибыла около трех часов ночи. Выйдя на абсолютно пустую и удивительно холодную для этого времени года привокзальную площадь районного городка, я самым тщательным образом проштудировал расписание всех отходивших с нее автобусов. Направлялись они в самые разные населенные пункты небольшого Всесвятского района, однако деревни Лосихи среди этих населенных пунктов не было!

Закончив восьмой круг по площади, я направился в здание вокзала и после долгих поисков обнаружил-таки дверь, несущую на себе небольшую табличку с надписью «милиция». За дверью располагалась крошечная комната, разделенная зачем-то узкой деревянной стойкой, за которой кимарил, сидя на мягком, чуть продавленном стуле, старший лейтенант. Когда я постучал по стойке ногтем, он поднял голову с взъерошенными волосами, открыл один глаз, сурово посмотрел этим глазом на меня и глухо проворчал:

– Чего надо?..

– Надо мне добраться до деревни Лосиха… – самым дружелюбным тоном ответствовал я.

– Ну и добирайся!.. – Проворчал доблестный страж порядка, закрывая глаз и снова откидываясь на скрипнувшую спинку стула.

– А вы не сможете мне подсказать, каким образом можно это сделать?.. – Еще дружелюбнее спросил я.

Старлей снова распахнул свой глаз и взглянул на меня гораздо суровее, словно бы моя непонятная настойчивость рассердила его.

– А зачем тебе в Лосиху?.. – спросил он после секундной паузы, – что ты там оставил?..

– В этой самой Лосихе живет бабушка моей… э-э-э… невесты. – Самым дружелюбным тоном пояснил я, – вот, хочу пригласить ее на свадьбу.

– Бабка из Лосихи – бабушка твоей невесты?! – Удивился почему-то страж порядка, и его глаза неожиданно широко распахнулись, – И как ее зовут?!

– Как зовут бабушку, не знаю, а невесту зовут Людмила… – проговорил я, и старший лейтенант тут же подхватил мои слова:

– Людмила?! Значит, тебе бабка Варвара нужна?.. Ну, парень, повезло тебе!

По его, ставшему вдруг дружеским тону, я понял, что слово «повезло» надо понимать в кавычках! Однако, требовать объяснений по поводу своей «будущей родственницы» я не стал. Вместо этого я снова спросил:

– Ну, так как мне до Лосихи-то добраться?!

Старлей покачал головой и ухмыльнулся:

– Да не езди ты ни в какую Лосиху!..

– Почему?.. – удивился я.

– Все равно бабка Варвара никуда не поедет… А то, глядишь, и ты из этой Лосихи не выберешься… – Он снова ухмыльнулся, на этот раз… загадочно, – место там такое – погостишь, погостишь, и сам уезжать не захочешь!

– А я все-таки попробую!.. – Усмехнулся я в ответ. – Неужто, с родной бабулей не договорюсь?!

– Ну, смотри, – милиционер вдруг стал совершенно серьезным, – потом не говори, что тебя не предупредили!

Он посмотрел в окно на пробуждающуюся площадь и надел фуражку, став совсем уж официальным.

– Значится так, гражданин… э-э-э… жених! Сядете на автобус до села Степанчикова. Выйдете у Гнилого разъезда, а дальше до самой Лосихи пешком… Там, правда, недалеко – всего-то километров восемь… Надеюсь, не заблудитесь, ну а в случае чего – звоните. Телефон-то имеется?..

– Имеется… – в тон ему ответил я.

– Ну, вот и звоните! – Повторил старлей и снова отвернулся к окну, давая понять, что разговор закончен.

Я опять оказался на привокзальной площади, и снова принялся обходить автобусные остановки. Третья из них имела маленькую желтую вывеску с надписью «Автобус № 12-а. Вокзал – село Степанчиково». Только вот расписания эта вывеска не содержала, так что сколько мне предстояло дожидаться этого самого «№ 12-а» было непонятно.

Впрочем уже минут через пятнадцать рядом со мной остановилась тетенька средних лет. Посмотрев на меня странным, настороженным взглядом, она спросила чуть хрипловатым голосом:

– На «двенадцать-а» вы последний?..

– На «двенадцать-а» я первый… – с улыбкой ответил я, – а вот вы – последняя!

Женщина кивнула и отвернулась с таким видом, словно ей было противно на меня смотреть. Несколько минут мы молчали, а затем она снова повернулась в мою сторону и неожиданно спросила?

– А вам точно нужен «двенадцать-а»?!

Не показав своего удивления, я ответил:

– В местной милиции мне сказали, что именно на этом автобусе я смогу добраться до… э-э-э… Гнилого разъезда!

Тетенька вдруг вскинула руку к лицу и прижала дрогнувшие пальцы к губам, как будто прихватывая ненужный вскрик. С минуту она смотрела на меня округлившимися глазами, а затем прошептала сквозь прижатые пальцы:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Поделиться ссылкой на выделенное