Евгений Малинин.

Мятеж

(страница 6 из 35)

скачать книгу бесплатно

– Но теперь-то, командир, вы настояли на предварительных исследованиях… – осмелился подать голос Вихров.

Нуль-навигатор бросил взгляд на своего флаг-офицера и неожиданно улыбнулся. Однако его ответ был достаточно ворчливым:

– Да что это за исследования!.. Ну облетим мы планету, ну сделаем подробную карту, отсканируем наличие искусственных объектов и места концентрации биологически активных масс… или их отсутствие, а дальше?! Опять десант, опять с излучателями и гравитрами наперевес?.. А против кого?!

– Командир, Звездный десант с безоружными не воюет… – мягко, но слегка обиженно заявил командир десантников «Одиссея», – Нас могут бояться только те, кто сам взялся за излучатель.

Нуль-навигатор с интересом посмотрел на десантника:

– И ты, генерал, думаешь, что сможешь определить, кто из этих… безоружных вывел из строя двигатели звездолетов?.. Или перепрограммировал «росомах»?.. Или вывел в космос и направлял против «Одиссея» контактные торпеды?.. Х-м, я сильно сомневаюсь, что мы встретим на планете хоть одного… мутанта с оружием в руках!.. И вообще, что-то здесь не так!..

Командир замолчал, задумавшись о чем-то своем.

И тут Вихров неожиданно вспомнил один из моментов переговоров контр-адмирала с мятежником… как он назвался?! Да, доктор Капп! Вихров вдруг понял, что уже слышал эту фамилию и слышал совсем недавно! Только вот от кого и при каких обстоятельствах?! Игорь напрягал память, пытаясь сообразить откуда он знает доктора Каппа, но в голову ничего не приходило.

А челнок, между тем, уже швартовался к личному причалу командира «Одиссея».

Когда створ челночной палубы закрылся за крошечным корабликом и в помещении вспыхнул обычный свет, сигнализируя о восстановлении атмосферы, нуль-навигатор поднялся со своего места и произнес, ни к кому в особенности не обращаясь:

– Ну что ж, пойдем, посмотрим, что там получилось у нашего флаг-офицера.

Вихров сначала не понял, что имеет ввиду командир, но тут же сообразил, что речь идет о записи совещания, которая велась встроенным в его мундир прибором.

Наклонившись над переговорным устройством челнока, нуль-навигатор быстро перещелкнул несколько клавиш и произнес в микрофон:

– Связисты, подготовить офицерскую кают-компанию для просмотра записи. Приглашаются начальники всех служб.

Выключив микрофон, командир не торопясь направился к открывающемуся люку. Уже у самого выхода он коротко и негромко бросил:

– Спасибо, Стас…

– Служу Земле… – донеслось из динамика внутренней связи, но нуль-навигатор не услышал этого ответа, он уже шагал по причалу в сторону корабельного люка.

Офицеры последовали за своим командиром, и только Вихров, чуть обернувшись махнул рукой высунувшемуся из пилотской кабины Вострикову.

В офицерской кают-компании их уже ждал главный связист корабля и двое его специалистов. Ребята аккуратно сняли с погона Вихрова записывающий аппарат и вложили видеокристал в считывающее устройство.

Собравшиеся офицеры расселись на диванах, расставленных вдоль стен, таким образом, что середина салона осталась пустой. В быстро наступившей тишине сухо щелкнул пусковой сигнал, и середина кают-компании осветилась странным, призрачным светом, в котором проступили человеческие фигуры. Через мгновение эта расплывчатая картинка уплотнилась, и собравшиеся увидели внутренность центра управления фрегата «Молот Тора», только стены центра отсутствовали, вернее, были обозначены едва заметным, не мешавшим наблюдать происходящее, мерцанием.

Вихров, решивший, что может присутствовать при просмотре записи, поскольку он был на самом совещании, не слишком внимательно следил за обсуждением. Игорь скорее наблюдал за присутствующими на совещании, за их реакцией на реплики выступавших и задававших вопросы, за общим настроением обсуждения. Он рассматривал оборудование центра управления, несколько отличавшееся от оборудования «Одиссея», за показаниями автоматики, выводившей на пульт навигатора текущие данные окружающего пространства. Минуты через две после начала записи, его наметанный взгляд уловил микроскопическое увеличение собственного излучения фрегата.

«Корабль на стационарной орбите… – прошла в голове третьего ассистента спокойная мысль, – Интересно, что такое задействовали на фрегате, что дало это увеличение собственного фона?..»

Но тут его внимание отвлекло необычное поведение контр-адмирала Эльсона – в то время, как главный механик эскадры докладывал о странных потеках на обшивке камер аннигиляции в поврежденных двигателях, командир эскадры, вместо того, чтобы следить за рассуждениями докладчика, обводил зал центра управления пристальным немигающим взглядом, словно надеялся увидеть нечто необычное.

Вихров внимательно наблюдал за поведением контр-адмирала. Вот взгляд Эльсона остановился на одном из приборов, продвинулся немного дальше, и тут глаза контр-адмирала застыли и расширились. Он явно что-то увидел и при этом, внимательно приглядываясь, слегка прищурил левый глаз. Но в этот момент командир «Одиссея» потребовал включить инструментальную запись состояния окружающего пространства перед аварией двигателей, и Эльсон перевел взгляд на главного механика эскадры.

Дальше Вихров совершенно отвлекся от происходящего в центре управления «Молота Тора», он внимательно, дотошно разглядывал кусок стены рубки, так заинтересовавший контр-адмирала, но ничего на нем не находил.

Наконец запись кончилась. Нуль-навигатор оглядел присутствующих и задал короткий вопрос:

– У кого какие соображения?..

Однако никто не торопился делиться своими соображениями, да собственно говоря, какие соображения можно было иметь, просмотрев эту запись – самое обычное совещание при соединении боевых подразделений и подготовке совместной операции.

– Значит, никаких соображений, замечаний, сомнений нет! – констатировал командир, – Ну что ж…

И тут Вихров решился. Поднявшись с краешка дивана, где он скромненько притулился, Игорь спросил:

– А можно воспроизвести запись в… инфракрасном спектре?..

Нуль-навигатор несколько удивленно посмотрел на своего флаг-офицера, а потом перевел вопросительный взгляд на начальника службы связи линкора. Тот пожал плечами и буркнул себе под нос:

– Да хоть в рентгеновском…

Поправив что-то на пульте управления воспроизводящего запись аппарата, он снова запустил запись.

На этот раз фигуры участников совещания стали чуть размытыми розоватыми абрисами, а стены и аппаратура центра управления слегка засветились зеленым. Звуковая запись изменений, естественно не претерпела – снова зазвучали объяснения главного механика Двенадцатой эскадры. И вдруг, буквально через несколько секунд после начала его выступления на стене центра, в том самом месте, которое столь тщательно рассматривал контр-адмирал, сквозь зеленоватое свечение проступило небольшое багровое пятно. Оно было настолько заметным, что его немедленно увидели все присутствующие, и по кают-компании прошелестел удивленный шепот.

– Вихров, посвятите нас в ход ваших мыслей!.. – потребовал командир.

– К-гм, – негромко откашлялся молодой офицер, смущенный вниманием присутствующих, – Просто я обратил внимание, что во время доклада главного механика контр-адмирал очень внимательно разглядывал именно этот участок стены… Ну… так, словно он что-то там заметил… Именно, заметил! – вдруг воскликнул Игорь, – Скорее всего в правом глазу контр-адмирала имелась дифракционная линза, он мог видеть этим глазом в инфракрасном диапазоне!

Здесь Вихров на секунду остановился и вдруг, хлопнув себя ладонью по лбу, воскликнул:

– Командир! Мне кажется, именно в момент появления этого пятна увеличилось собственное излучение фрегата!

– Тебе кажется, или так оно и есть? – переспросил Старик.

– Верните нормальное изображение и запустите сначала!.. – в запале потребовал Вихров, и, как ни странно, начальник связи линкора немедленно выполнил его требование.

Снова прозвучал голос командира Двенадцатой эскадры, открывшего совещание, но теперь уже никто из присутствующих не его слушал. Все внимательно следили за приборами навигаторской панели. И снова минуты через две после начала записи, общий фон корабля чуть заметно увеличился.

– Совместите две записи, – попросил нуль-навигатор, и в его голосе зазвучало всем так хорошо знакомое спокойствие командира – спокойствие командира, начавшего действовать, – Проверим смелую догадку нашего молодого товарища!..

– Усиление фона отстает от появления пятна на три сотых секунды! – доложил через минуту начальник службы связи.

– Значит, контр-адмирал Эльсон знал о появлении этого… интересного пятнышка… – задумчиво проговорил командир «Одиссея».

– Или предполагал, что оно появится, – добавил Вихров.

– Вычленить добавочное излучение фрегата и посмотреть, что это такое нам, конечно, вряд ли удастся?.. – нуль-навигатор посмотрел на связиста, – Так что остается, пока что, просто констатировать еще одну странность.

Несколько секунд он молчал, а затем резко сменил тему:

– Службам механика и энергетика немедленно подготовить к запуску все восемь «падающих звезд». Службе штурмана согласовать со штабом эскадры полетные задания для исследовательских модулей, но «падающие звезды» обязательно должны работать парами! Комендор выводите на орбиту все имеющиеся у нас автономные гравигенераторы, они все равно понадобятся во время высадки десанта, а два-три комплекса должны быть задействованы немедленно, возможно, придется прикрывать наших исследователей.

– Может быть спарить гравитационные пушки с излучателями? – спросил комендор, что-то быстро прикидывая на карманном расчетчике.

– Может быть… – согласился нуль-навигатор, – Вообще, постарайтесь чтобы наши исследовательские модули были под вашим постоянным надзором.

Офицеры линкора негромко переговариваясь потянулись к выходу, Вихров чуть поотстал, выбрал момент, когда нуль-навигатор закончил разговор с комендором, и шагнул вперед:

– Командир, можно обратиться с просьбой?..

Нуль-навигатор повернулся к Игорю и едва заметно улыбнулся:

– Сначала я изложу свою…

Вихров внутренне напрягся.

– Мне бы хотелось, чтобы вы, Вихров, возглавили одну из исследовательских пар. И для вас у меня будет особое задание… – командир вернулся к столу, снова уселся на своем месте и, жестом указав на свободное кресло, продолжил, – Контр-адмирал весьма неохотно согласился на проведение предварительных исследований планеты, кроме того мне показался не слишком обоснованным выбор объектов для проведения первого десанта. Четыре компактно расположенных град-комплекса – это ведь просто жилые массивы, для проведения каких-либо исследований они, скорее всего не использовались, просто потому что любые исследования высоких излучений и полей весьма… опасны! А вот два град-комплекса развернутые отдельно отлично подходят для таких исследований. Я дал поручение нашим штурманам согласовать со штабом эскадры именно такой… «бесперспективный» маршрут – над этими двумя комплексами. Мне хотелось бы, чтобы именно вы, старлей, отправились туда, мне понравились ваша наблюдательность и… смелость мышления. В тоже время мне кажется, что вы способны быть, когда это необходимо, достаточно осторожным…

Нуль-навигатор немного помолчал и добавил:

– Я, конечно, мог бы вам приказать, но…

И он многозначительно оборвал сам себя.

Теперь пришло время улыбнуться Игорю, что он и сделал, правда, очень осторожно:

– Но, командир, я как раз хотел просить, чтобы меня пустили в эту… разведку.

– Ну, тогда все в порядке! – нуль-навигатор поднялся из-за стола, – Надеюсь управление «падающей звездой» не представляет для вас трудности…

Через два часа штурман собрал все восемь экипажей «падающих звезд». Инструктаж был короток – исследовательским модулям «Одиссея» поручалось северное полушарие планеты от восемьдесят второго градуса северной широты до экватора. Именно там была сосредоточена большая часть суши. Севернее восемьдесят второй широты лежало так называемое Темное море – безжизненное пространство покрытое мелкой радиоактивной водой с редкими сильно заболоченными островками. Четыре модуля Двенадцатой эскадры должны были прочесать южное полушарие, где располагался «хвост» главного материка планеты и несколько довольно больших островов. В задачу экипажей входил простой облет заданного «пояса» и съемка чем-либо выделявшихся территорий.

– Режим полета и высоты вы можете выбирать сами, – закончил инструктаж штурман, – Однако, постарайтесь особо к поверхности не прижиматься. В случае чего, сверху мы вас прикроем, ну а снизу – смотрите сами…

Спустя двадцать минут громадина «Одиссея» выбросила из своего нутра маленькую стайку крошечных каплеобразных двухместных корабликов с короткими, резко скошенными назад крылышками и высокими узкими хвостами. «Падающие звезды» быстро распались на пары и ринулись вниз, к планете.

А внизу, один из «мятежников», наблюдавших за глубоким, темно-синим небом, увидел вдруг появившиеся, странные парные метеориты и пробормотал в небольшое переговорное устройство:

– Началось…

Глава 2

Напарником Вихрова был младший лейтенант Володька Ежов, четвертый ассистент командира. Они не были близкими друзьями, но относились друг к другу с уважением. Ежов, будучи на шесть лет моложе Игоря, видел в старшем лейтенанте некий образец для подражания, а Вихров всегда был готов поддержать однокашника, хоть тот и закончил Томскую академию намного позже.

Во второй, Вихровской, паре ведомый модуль пилотировали пилоты-десантники, и когда штурман перед вылетом объявил состав пар, Вихров сразу же заметил явное неудовольствие на рябоватом лице капитана, ставшего на время его подчиненным. Однако, перед посадкой в машины капитан подошел к Игорю и, вскинув ладонь к берету, представился:

– Капитан звездного десанта Сергей Бабичев! А это – старший лейтенант Майк Строй, – кивнул он в сторону своего рыжеволосого напарника.

Вихров протянул руку и они обменялись рукопожатием. А когда исследовательские модули покинули «Одиссей» Бабичев лаконичным, искусным маневром пристроился справа и чуть сзади к «падающей звезде» Вихрова, показывая свое намерение четко выполнять возложенные на него функции.

Паре Вихрова предстояло облететь планету в коридоре шириной около двух тысяч километров между сороковой и шестидесятой широтами. По приказу ведущего машины разошлись по границам коридора и пошли противофазными синусоидами, захватывая таким образом всю ширину выделенного им пространства. Сам старший лейтенант повел свой модуль на высоте двенадцать тысяч метров, ведомый опустился на тысячу метров ниже. Через каждые полчаса Вихров видел под собой оранжевый проблеск машины Бабичева.

А внизу расстилалась поверхность планеты покрытая странной, низкорослой растительностью, напоминающей… корку запекшейся на ране крови. Перед вылетом Игорь успел просмотреть архивные материалы исследовательских экспедиций и теперь знал, что практически всю поверхность суши на Гвендлане покрывают такие вот «леса», состоящие из двухметровой высоты деревьев, имеющих абсолютно гладкий и очень толстый ствол и плоскую, раскинувшуюся во все стороны крону. Ветви соседних деревьев настолько плотно переплетались между собой, что свет Фортуны практически не проникал сквозь это сплошное покрытие, отражавшее только красную часть спектра излучения звезды, и потому казавшийся кроваво-коричневым. Рельеф планеты был совершенно сглажен, не было даже намека на горы, да и какие горы могли бы выдержать довольно частый, скачкообразный перепад температур и силы тяжести. Планета стелилась под мчащейся вперед машиной широкими, едва заметными, однообразными холмами.

Ежов переключил связь модуля на общую волну, и теперь в кабине пилота тихо шелестели переговоры всех восьми «падающих звезд» «Одиссея». Впрочем, эти переговоры были не слишком интенсивными – так, редкий обмен впечатлениями, да короткие замечания по существу работы.

В таком однообразном, неторопливом полете прошло около двух часов. Машина шла на антигравах практически бесшумно, прокатывая под собой красно-коричневую, чуть всхолмленную равнину. Через несколько десятков минут должен был появиться первый из одиноких град-комплексов. Вихров собрался выпить кофе, как вдруг на приборном щитке зажегся сигнал срочной связи с машиной Бабичева.

Игорь переключил связь с общей на парную и тут же услышал напряженный голос Сергея:

– Два-один, два-один, здесь два-два, имею сообщение!..

– Слушаю, – коротко ответил Вихров.

– Вижу странного вида… сооружение. Аналогов нет, предназначение неясно, прошу разрешения на снижение и тщательный осмотр!

– Нет! – немедленно откликнулся Игорь, – Не снижаться ни в коем случае! Иду к тебе, дальнейшие действия согласуем после моего прибытия!

Уже произнося последнюю фразу, Вихров заложил крутой вираж и увеличил скорость до максимума, направляя машину по пеленгу к модулю Бабичева. Через несколько минут полета среди бескрайней, тускло отблескивающей темно-багровым, равнины появилось небольшое серебристое пятно, похожее на шляпку гвоздя, вбитого в доску красного дерева. Это сходство усиливалось еще и тем, что странное пятно расположилось в едва заметной впадине между двумя холмистыми увалами, словно удар, вогнавший в планету этот гвоздь, вдавил и саму поверхность планеты.

Высоко над этим пятном оранжевой искрой поблескивала «падающая звезда» Бабичева – капитан выполнил приказ и держался на заданной высоте.

– Два-два, вижу твое… «сооружение» – уже гораздо спокойнее проговорил Игорь, одновременно отметив, что Ежов включил запись и перешел на индивидуальную волну связи с «Одиссеем», – Заходишь на объект с юго-востока и идешь со снижением до пяти тысяч метров. В нижней точке сбрасываешь «пчелу» и сразу уходишь вверх до десяти тысяч. Я тебя страхую. Посмотрим что нам покажет «пчела», потом определим дальнейшие действия.

– Два-один, вас понял, – тут же ответил Бабичев, – Начинаю маневр!..

Оранжевая искорка сорвалась с темнеющего небосклона и по сильно вогнутой дуге устремилась к поверхности планеты, а через мгновение модуль Вихрова, на секунду остановившись в воздухе, также, начал снижаться, устремляясь следом, в сторону странного одинокого серебристого пятна.

Снижение только со стороны казалось стремительным, на самом деле Вихров полностью контролировал ситуацию и для него все происходило достаточно медленно. На восьми тысячах метров экран его монитора показал на серебре абсолютно круглого пятна тонюсенькие черные линии, расходящиеся от черной точки центра к краю изящными дугами.

«Похоже на… лепестковую диафрагму…» – подумал Игорь, а в следующее мгновение ему показалось, что это черное центральное пятно стало чуть крупнее. И почти сразу же Вихров ясно увидел, что тонюсенькие черные точно выгнутые ниточки медленно проворачиваются, а черное пятно действительно увеличивается – «диафрагма» раскрывалась!

И вдруг каким-то шестым чувством Вихров понял, что произойдет в следующий момент, перебросив тумблер связи он отчаянно закричал в микрофон:

– Два-два, немедленно выключай антиграв и уходи на ионной тяге!!!

– Ты что, командир, это же четыре g! – раздался в ответ удивленный голос капитана.

– Сейчас тебя накроют гравитационным полем и это будет двенадцать g!!! – проревел в ответ Вихров, – Посмотри внимательнее на свое «сооружение»!!

– А, черт!! – выругался Бабичев, оранжевая искра его модуля, словно споткнувшись в полете, оборвала свою плавно скользящую вниз кривую и чуть клюнула вниз, но в следующее мгновение под ней вспыхнула маленькое солнце и она устремилась практически вертикально вверх. Одновременно от «падающей звезды» отделилось совсем уж крошечное зеленоватое пятнышко «пчелы». Увидеть ее с такого расстояния Вихров конечно же не мог, но локатор его модуля мгновенно углядел сброшенный Бабичевым аппарат и показал его на экране.

Игорь круто заложил правый вираж, уводя свою машину от раскрывающегося глаза гравитационного генератора и, на мгновение оторвавшись от приборов, бросил взгляд сквозь прозрачную лобовую броню. Именно в этот момент из середины крошечного серебристого пятна, превратившегося в тоненький блестящий ободок, вверх потянулся странный, чуть заметно колеблющийся мутноватый столб. Казалось над раскрывшейся крышей серебристого «строения» кто-то с неимоверной силой сжимает воздух, заставляя его уплотняться, плавиться, вязко стекать вниз. И одновременно этот столб быстро поднимался в небо, вытягиваясь вслед за устремившимся вверх модулем капитана Бабичева.

Поначалу казалось, что у мутного, пожирающего воздух столба нет никаких шансов догнать небольшую юркую машину, но неожиданно его рост резко ускорился и стал более целенаправленным, словно тот учуял врага и теперь отлично знал, куда ему стремиться! Вот в его муть попало зеленое пятнышко сброшенной «пчелы», и плавное снижение аппарата немедленно было смято, превратилось в стремительное неуправляемое падение. Навстречу «пчеле» из зева генератора метнулась дублирующая волна поля, и потерявший управление аппарат мгновенно был раздавлен, превращен в бесформенный кусок металла, перемешанного с пластиком и стеклом.

Расстояние между «падающей звездой» Бабичева и узким, обрубленным лучом гравитационного поля быстро сокращалось. Капитан дважды резко менял курс, пытаясь уйти от наводящего поле локатора, и дважды столб поля незамедлительно реагировал на эти маневры преследуемой машины. До первого гравитационного удара по исследовательскому модулю оставалось всего несколько коротких минут, и тут Вихров, переложив рули, снова бросил свою машину вниз прямо к раскрытому соплу генератора. Игорь прекрасно понимал, сколь велика была вероятность того, что генератор мог оказаться спаренным или даже строенным, но это была единственная возможность попытаться спасти экипаж ведомой «падающей звезды». Черный зев генератора стремительно приближался, вырастая на экране монитора некое подобие чудовищной разверзнутой пасти, и когда до цели осталось не более полутора километров, Вихров надавил сразу обе гашетки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Поделиться ссылкой на выделенное