Евгений Малинин.

Мятеж

(страница 4 из 35)

скачать книгу бесплатно

Инженер оторвался от экрана и еще раз оглядел собравшихся:

– Если это сделано… целенаправленно, то… я не знаю, как можно бороться с обладателями таких технологий…

– Вы хотите сказать, что эти повреждения могут быть следствием технологических нарушений при изготовлении двигателей? – осторожно поинтересовался командир «Одиссея».

Инженер эскадры задумчиво посмотрел на нуль-навигатора и проговорил:

– Я очень хотел бы на это надеяться, но… все шестнадцать двигателей, все шестьдесят четыре камеры повреждены абсолютно одинаково!.. Так что… никаких заводских дефектов! Кроме того, заводской дефект должен был проявиться во время работы двигателя, а все поврежденные корабли находились в момент аварии на стационарных орбитах с холодными двигателями.

После этих слов в центре управления «Молота Тора» повисла долгая тишина. У участников совещания не было вопросов, но не было и никакой ясности!

Наконец, командир «Одиссея» нарушил молчание:

– Я попрошу показать инструментальную запись состояния пространства за время… ну скажем, тридцати минут перед аварией…

Эльсон посмотрел на главного инженера эскадры. Тот быстро пробежал пальцами по клавиатуре своей указки, и по потемневшему обзорному экрану потекли восемнадцать чуть ломающихся белых линий графика. Офицер начал объяснения:

– Шаг производимых замеров – тридцать секунд. Замеряемые параметры пространства…

– Подождите, – перебил его нуль-навигатор, – И без ваших пояснений видно, что ничего необычного не происходило… разве что планетное излучение… Расшифровка вот этого всплеска проводилась?

Командир «Одиссея» указал на короткий пик в шестой линии графика.

Снова коротко щелкнула указка механика, и на экране остался только сильно увеличенный излом графика, а под ним текст расшифровки: «Два абсолютно синхронных взрывных выброса лучистой энергии на экваторе планеты. В результате выбросов организовались два одинаково моделированных энергетических жгута. Энергетические потери жгутов при проходе атмосферы – нулевые, энергетические потери при проходе космического пространства – нулевые. Оба жгута поглощены корабельными ассимиляторами, потери жгутов при поглощении – нулевые. Мощность поглощенных жгутов десять в тридцать второй степени ватт».

– А поглотители, конечно же малые корабли вашей эскадры… – прокомментировал расшифровку командир «Одиссея»

– Почему вы решили, что причина аварии именно это поглощение? – немедленно удивился контр-адмирал.

– Синхронные взрывы, поглощение жгутов за семнадцать секунд до аварии, жгуты одинаково моделированы и точно направлены, отсутствуют потери при передаче… Вам этого мало?! Вы считаете, что на основании всего этого нельзя сделать соответствующих выводов?!

– Но тогда… – неуверенно начал контр-адмирал, однако, нуль-навигатор довольно резко перебил его:

– Необходимо немедленно дать на все корабли расшифровку параметров поглощенных жгутов, чтобы избежать еще одной такой же атаки… Хотя… на этой планете, похоже, вполне могут измыслить еще что-нибудь! А каковы были результаты первого десантирования?

– Да… конечно… – растерянно кивнул контр-адмирал, но тут же собрался и совершенно другим тоном скомандовал, – Генерал, прошу вас представить анализ проведенной десантной операции… А вас, господин главный механик, я благодарю за проделанную работу и подробный отчет.

Инженер выключил указку, положил ее на стол и молча вернулся на свое место.

К экрану вышел пожилой десантник, с багровым шрамом, пересекающим правую щеку. В отличие от всех присутствующих он был одет в полевой комбинезон без знаков различия. Вихров с интересом разглядывал этого пожилого вояку и даже не сразу уловил смысл его выступления. А оно было интересным:

– … Из шести имеющихся на планете стационарных исследовательских центров, для десантирования были выбраны четыре, расположенных компактной группой и маркированных при установке первыми четырьмя буквами алфавита. Остальные два комплекса находятся от этой группы и друг от друга на весьма значительном удалении. В каждый центр направлялось по две манипулы десанта, оснащенных стандартным оборудованием и вооружением, каждой группе было придано по одной боевой машине класса «росомаха». Видимо, это была наша главная ошибка, но об этом несколько позже… Все четыре десантные группы высаживались одномоментно восемью малыми десантными челноками типа «стриж», высадка десанта производилась на центральных площадях град-комплексов, с тем, чтобы после высадки десантники могли применить «веер». Защитные купола град-комплексов над местом высадки вскрывались термостатическими минами ограниченного действия.

Генерал-десантник на несколько секунд замолчал, словно собираясь с мыслями, а затем продолжил свой доклад, гораздо более тщательно подбирая слова:

– На подлете к целям биолакаторами челноков в трех комплексах из четырех были обнаружены локальные биомассы значительных размеров, отдельных биообъектов, массой идентичных человеку, зафиксировано не было. В момент посадки была приведена в действие стандартная исследовательская программа парного веера – десантники парами направились от центральной площади к периферии град-комплексов, проверяя строения на заселенность и оснащенность оружием, а «росомахи», каждая в сопровождении двух десятков десантников, были направлены к местам лоцирования биомасс. «Росомаха», десантированная в пустой град-комплекс, была задействована в штатном режиме поиска биообъектов и вооружения.

Через восемьсот двадцать четыре секунды после высадки у «росомахи» высаженной в град-комплекс «А» было сбито стандартное программное обеспечение, и она начала вести себя неадекватно-агрессивно. Робот атаковал свое десантное сопровождение, применив для этого сразу весь объем лучевого вооружения. Стандартные десантные скафандры «саранча» не выдержали этой атаки – восемнадцать десантников были мгновенно выведены из строя с разной степенью лучевого поражения…

– Лучевое вооружение «Росомахи» было штатным?.. – переспросил нуль-навигатор.

– У этого робота лучевое вооружение было усиленно генератором Иситуки… – уточнил генерал.

– По какой причине? – задал новый вопрос командир «Одиссея».

Генерал чуть замялся, но ответил достаточно твердо:

– Проанализировав поведение… мятежников, мы ожидали жесткого сопротивления с их стороны. Генератор Иситуки, установленный на этой «Росомахе» предназначался для точечных ударов по командованию мятежников…

Десантник чуть помолчал, ожидая новых вопросов, а затем продолжил:

– В течение последующих сорока трех секунд аналогичным образом вышли из строя три остальные робота, так что вся операция была сорвана. Десантникам пришлось заняться… подавлением собственных боевых машин. Три робота были уничтожены снайперами, одного удалось нейтрализовать с помощью ключа перепрограммирования. Десантная группа была отозвана на корабли, вернуть удалось всех, кроме остатков уничтоженных роботов.

Генерал замолчал, и несколько минут в центре управления царила тишина, а затем нуль-навигатор негромко проговорил:

– Генерал, вы не доложили о потерях…

Лицо старого десантника окаменело:

– Трое убитых, девяносто два раненых, из них пятеро очень тяжело…

– И что же случилось с этими «Росомахами»? – ни к кому конкретно не обращаясь, спросил командир «Одиссея».

– Не выяснено… – немедленно откликнулся главный инженер Двенадцатой эскадры, – Сохранившийся робот после перепрограммирования ведет себя адекватно, но предыдущая память стерта полностью, так что из него ничего вытянуть не удается…

– У меня есть вопрос, – вмешался в разговор канонир «Одиссея», бросая быстрый взгляд на своего коллегу из штаба эскадры, – Перед десантированием места высадки обрабатывались с орбиты?

Эскадренный канонир пожал плечами и несколько ленивым тоном ответил:

– Нет… Руководство эскадры сочло такую обработку нецелесообразной. Выход в космос с планеты не производился несмотря на наличие в планетных исследовательских центрах орбитальных челноков, работа мощных установок, генерирующих излучения и поля, не наблюдалась… Так что… обрабатывать с орбиты было нечего… Ну, в самом деле, не бомбить же град-комплексы?!

Больше вопросов не последовало. Нуль-навигатор повернулся к контр-адмиралу:

– Что эскадра планирует делать дальше, и какова роль «Одиссея» в этих планах?

Эльсон бросил короткий взгляд в сторону начальника штаба эскадры и быстро кивнул.

– Мы намечаем на завтра высадку десанта во всех шести град-комплексах. На этот раз пехота пойдет без «росомах» и будет высаживаться на границах исследовательских центров, с тем чтобы затем продвигаться к центру. В операции будет задействовано три тысячи десантников, по две когорты в каждом град-комплексе. Кроме того над каждым объектом мы решили подвесить по четыре «калонга», которые, в случае необходимости, поддержат десант лучевой атакой… «Одиссей» должен будет контролировать пространство и ликвидировать попытки лучевых и полевых атак на звездолеты эскадры… Ну и, если понадобится, поддержать десант с орбиты…

– Ясно, – кивнул командир «Одиссея» чуть седеющей головой, – У меня есть другое предложение!

Все присутствующие настороженно посмотрели в его сторону, но нуль-навигатора это не смутило:

– Перенести проведение десанта по меньшей мере на два-три дня. За это время провести обследование планеты «падающими звездами»… тщательное обследование! Насколько мне известно, собственной… э-э-э… фауны у Гвендланы не было, так что необходимо выяснить нет ли еще где-нибудь… скоплений или отдельно живущих… изгнанников. Возможно мы сможем отыскать и место расположение руководства мятежа – мне почему-то кажется, что они могут скрываться вне град-комплексов. Наши малые исследовательские модули отлично подходят для проведения такого обследования.

– Но… – контр-адмирал чуть запнулся, словно ему в голову пришла неожиданная мысль, однако через мгновение продолжил, – Но нам отлично известно, что на Гвендлане вне исследовательских центров человек существовать не может!..

– А может плавиться модифицированная биокерамика?.. А может выходить из строя электроника «росомах»?! А атака на «Одиссея» при выходе из гиперпространства?!! Вы, контр-адмирал, например, знали точку выхода «Одиссея»?..

– Ну… растерянно протянул Эльсон, – Зная, откуда придет линкор можно было бы рассчитать в какой точке пространства он вынырнет… правда, весьма приблизительно…

– А откуда мятежники знали о подходе «Одиссея» и каким образом вывели в космос средства атаки?!

Нуль-навигатор замолчал и обвел присутствующих пристальным взглядом. В центре управления висела напряженная тишина. Старик хмыкнул и закончил нарочито спокойным тоном:

– Даже если предположить, что среди командования Двенадцатой эскадры Звездного Патруля или высших офицеров дежурной пары звездолетов есть… сочувствующие мятежу… – он поднял ладонь, предупреждая возмущенные возгласы присутствующих, – Даже в этом случае остается столько фактов, не укладывающихся в привычные нормы, что я бы не стал утверждать, будто существование отдельных… особей, изолированных на этой планете, невозможно вне град-комплексов.

Он внимательно посмотрел на контр-адмирала и неожиданно спросил:

– Кстати, с каким из град-комплексов вы связались выйдя на орбиту вокруг Гвендланы?

Эльсон взглянул на одного из своих офицеров, и тот быстро вскочил на ноги:

– Гвендлана сама вышла на связь, еще когда мы были на подходе к поврежденным дежурным звездолетам…

– Вы можете воспроизвести запись этой связи? – потребовал командир «Одиссея».

Офицер, по-видимому, руководитель службы связи, шагнул к столу, взял пульт указки и пробежал пальцами по кнопкам. Через мгновение в центре зазвучала очень четкая запись:

– Прошу руководство эскадры, входящей в пространство суверенной планеты Гвендлана, представиться и назвать цель прибытия!..

Последовала короткая пауза, а затем голос контр-адмирала Эльсона ответил:

– Говорит командующий Двенадцатой эскадры Звездного Патруля, контр-адмирал Эльсон. Кто на связи?

– Контр-адмирал, вы не ответили, с какой целью эскадра прибыла к Гвендлане!

– Земля получила сообщение о мятеже, произошедшем на планете и атаке земных звездолетов, находившихся в этой системе на дежурстве. Эскадра прибыла для подавления этого мятежа! Уточните, кто вышел на связь?..

– С вами говорит главный координатор суверенной планеты Гвендлана, доктор… Капп. Планета Гвендлана в соответствии с двенадцатой статьей «Хартии Земного Содружества» объявила о своем суверенитете и полной независимости от Содружества. Два звездолета Земли попытались осуществить военное вторжение на нашу территорию, и мы были вынуждены принять ответные меры! Как полномочный представитель суверенной планеты требую, чтобы эскадра немедленно покинула систему нашей звезды! Земля может послать к нам своего представителя для переговоров и открытия своего представительства… если считает это необходимым, однако мы вступим в переговоры только после того, как ваша эскадра покинет систему Кастора. Если вы не выполните наши требования, мы будем считать ваше присутствие здесь агрессией и примем меры для защиты планеты от посягательств Земли!

– Поскольку Гвендлана никогда не была земной колонией, ни о каком суверенитете для этой планеты не может быть и речи! – голос контр-адмирала звучал, пожалуй, слишком раздраженно, – Гвендлана не подпадает под юрисдикцию «Хартии», а потому ваши действия являются противозаконными. Предлагаю немедленно сложить оружие, если оно у вас имеется, освободить занятые вами административные службы и подчиниться земной администрации. Руководители мятежа должны быть арестованы и доставлены на флагман эскадры. В противном случае мы вынуждены будем применить силу!..

В этот момент раздался короткий щелчок и связь прервалась.

– Вот и весь разговор… – подытожил Эльсон.

– Откуда велась передача? – обратился нуль-навигатор к офицеру, державшему указку. Тот растерянно заморгал глазами:

– Мы не знаем…

– То есть как?!

– Связь была очень короткой… Вначале мы не думали, что необходимо лоцировать место расположения передатчика, а когда спохватились… У нас получилось, что передача велась с движущегося объекта… Очень быстро движущегося!..

Командир «Одиссея» еще раз обвел глазами присутствующих:

– Вот вам еще одна… странность! Нет, я считаю, что нам никак нельзя спешить!

– У меня имеется приказ… Председателя Высшего Совета… ликвидировать мятеж в течение, максимум, двух недель… – нехотя проговорил контр-адмирал, – И неделя уже прошла…

– Если мы вообще не сможем справиться с поставленной задачей или понесем большие потери, будет гораздо хуже, чем не уложиться в определенные сроки, – спокойно ответил нуль-навигатор, – Во всяком случае, мне крайне нежелательно получить… потеки на облицовке камер аннигиляции!..

– Хорошо, – согласился контр-адмирал, – Мы проведем предлагаемое вами исследование планеты, в конце концов, нам здесь виднее, когда надо торопиться, а когда надо осторожничать! Но вам, нуль-навигатор, придется запустить свои «падающие звезды», у меня в эскадре их всего четыре – мы не исследовательское подразделение.

– Конечно, – кивнул Старик, – детали согласуют штурманские службы… Кстати, и о составе десантных подразделений надо еще подумать… Зачем отправлять по когорте в каждый исследовательский центр, если по вашим сведениям некоторые из них необитаемы?

– Хорошо, – подвел черту под разговором контр-адмирал, – Два дня на дополнительные исследования, при необходимости, корректировка принятого плана десантирования, и затем десант. На этот раз никаких… неожиданностей быть не должно!..

Офицеры эскадры поднялись со своих мест и заторопились к выходу из центра, а Эльсон повернулся к командиру «Одиссея»:

– Нуль-навигатор, вы со своими офицерами останетесь пообедать?..

Старик улыбнулся и покачал головой:

– Нет, мы, пожалуй, отправимся к себе. Исследовательские модули надо запустить немедленно… Что же касается обеда, мы его проведем после… выполнения своей миссии в этой системе.

После этих слов контр-адмиралу оставалось только понимающе улыбнуться. Гостей проводили на причальную палубу, и через насколько минут личный челнок нуль-навигатора снова был в открытом пространстве.

После того, как гости покинули фрегат, контр-адмирал отправился в свои апартаменты. Усевшись в кабинете за стол, он снова достал приказ, подписанный Председателем Высшего Совета Земного Содружества и командующим Космофлота Земли и в который раз перечитал его. Затем, положив документ на чистую, абсолютно пустую столешницу он уперся в него невидящим взглядом, и перед его мысленным взором снова всплыло то, с чего и как начинался этот поход.

Интермеццо

Когда контр-адмирала разбудил вызов коннект-узла ближней связи, по внутрикорабельному времени было два часа ночи. Дежурный связист, чтобы предупредить недовольство командира быстро доложил: – господин контр-адмирал, на связи личный помощник Председателя Высшего Совета!.. – и тут же переключил канал.

На экране возникло холеное лицо молодого человека с тонкой улыбкой на губах и холодными глазами.

– Господин контр-адмирал, – начал он, не снисходя до приветствий, – Меня зовут Витас Бранзас, и я занимаю должность личного помощника председателя Высшего Совета Земного Содружества. Прошу прощения за то, что поднял вас с постели, но… Председатель Высшего Совета желает видеть вас в своей резиденции. Соответствующий приказ уже на вашем корабле, а я позволил себе вас разбудить, чтобы предупредить о срочности этого вызова. Вылетайте немедленно, чистый тоннель для вашего челнока приготовлен.

И не попрощавшись, нахальный молодой человек отключился.

«Тебя бы, молодец, ко мне на фрегат, я бы тебя выучил, как надо разговаривать со старшими!..» – подумал контр-адмирал, но, тем не менее, сразу же вызвал коннект-узел и спросил у появившегося на экране оператора:

– Приказ о моем вызове на Землю пришел?..

– Так точно, господин контр-адмирал! – доложил оператор.

– Пришлите приказ ко мне в кабинет и сообщите моему адъютанту, что я хочу его видеть!

Отключив модуль связи, Эльсон вылез из постели и принялся одеваться.

Двенадцатая эскадра Звездного патруля проводила маневры в открытом пространстве далеко за орбитой Плутона. Впрочем, маневры практически закончились, слетанность кораблей и их взаимодействие были очень неплохими, так что контр-адмирал мог быть был вполне доволен и собой, и своими подчиненными. Поэтому столь несвоевременный сеанс связи с Землей не слишком расстроил контр-адмирала, да и на прерванный сон ему сетовать не приходилось – до Земли придется добираться, даже по выделенному тоннелю, не меньше двух суток, и для того чтобы выспаться этого времени вполне хватит!

Контр-адмирал только успел натянуть комбинезон, как на модуле связи прозвучал зуммер вызова. Эльсон включил связь, на экране появилось лицо прим-капитана Конрада Дорда, адъютанта контр-адмирала. Ни намека на сон не было на лице молодого офицера, вопросительно взиравшем на начальство.

– Мы срочно вылетаем на Землю, – несколько вальяжным тоном произнес Эльсон, – Предупредите моего личного пилота и будьте готовы к отправлению через… – он бросил быстрый взгляд на циферблат часов, – Через полчаса. Да, вот еще что, передайте командирам «Молота Тора» и «Нибелунга», чтобы они со мной связались.

Не произнеся ни слова, Дорд отключил связь, и в тот же момент раздался сигнал у дверей, ведущих в командирские апартаменты. Эльсон прошел в прихожую и открыл дверь. На пороге стоял юнга первого класса с пакетом в руке. Лихо козырнув, он протянул пакет контр-адмиралу и доложил:

– Приказано вручить вам, господин контр-адмирал.

– Можешь быть свободным, – буркнул Эльсон в ответ, принимая пакет и закрывая дверь.

Возвращаясь в кабинет, он на ходу разорвал пакет и вынул из него бланк правительственного письма, на котором была напечатана короткая фраза: «Приказываю контр-адмиралу Космофлота Земного Содружества Эльсону Г.К. незамедлительно прибыть в резиденцию Председателя Высшего Совета Земного Содружества». Под этой фразой красовался короткий росчерк самого Председателя.

Прочитав этот короткий приказ контр-адмирал почему-то встревожился. В тексте приказа не было даже намека на причину столь внезапного вызова, а Эльсон не любил ничего неизвестности. Председатель Высшего Совета, по очень давней традиции, совмещал свой пост с должностью верховного главнокомандующего вооруженных сил Земного Содружества, а потому вызов контр-адмирала к высшему военному командиру не должен был бы выглядеть странным. Однако, Эльсон занимал достаточно высокое положение в Космофлоте, чтобы знать, что Председатель прежде всего политик и занимается прежде всего политикой. Значит его вызов, скорее всего, связан с политикой, а эту материю контр-адмирал не любил и предпочитал с ней не связываться!

Эльсон еще раз прочитал приказ, и его настроение окончательно испортилось. В этот момент на модуле связи замигали сразу два вызова, и контр-адмирал, догадавшись, что это вышли на связь командиры обоих фрегатов первого класса, входящих в Двенадцатую флотилию, включил монитор. На поделенном надвое экране появились оба навигатора-один, худощавый, остроносый Эрих Лантер с «Нибелунга» и широкоскулый, рыжеволосый Пауль Зайдль, командир «Молота Тора».

Контр-адмирал коротко сообщил им о своем вызове на Землю, предупредил, что будет отсутствовать не менее недели и передал командование эскадрой Лантеру, к которому относился с большой симпатией. Оба навигатора догадались по тону разговора, что настроение у контр-адмирала не слишком хорошее, а потому никаких вопросов не задали, отвечали коротко и четко.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Поделиться ссылкой на выделенное