Евгений Константинов.

Как я играю!

(страница 6 из 27)

скачать книгу бесплатно

Вообще-то за Груздом водился грешок – любил он вздремнуть на посту, и Уфф-тоггу уже пару раз доводилось будить старшего товарища. Однако на этот раз Грузд не спал, хоть и лежал на полу у смотрового окна башни. Во-первых, тролль не храпел, как обычно, а во-вторых, приглядевшись, Уфф-тогг увидел, торчащий из шеи стражника кинжал. Он подскочил к несчастному, вытащил орудие убийства, после чего протянул руку к веревке набата.

– Не торопись, – раздалось за спиной, и молодой тролль почувствовал, как рука немеет, а ноги перестают слушаться.

– Той – на-а-а, тит – то-о-й, тай – ра-а-а, – неторопливо говорил кто-то сзади.

Уфф-тогг медленно оглянулся и различил в углу, в сумраке башни неясную тень. Он захотел броситься на неизвестного, но силы стали покидать его крупное тело бак же быстро, как вода убегает из треснувшего кувшина.

– Ти – та-й-й, – сказал колдун, и кинжал выпал из безвольной руки, а сам Уфф-тогг, со звуком падающего на каменный пол мешка с костями, рухнул на колени.

– Ту – ти-й-й, отлично. А теперь, смерд, ты должен открыть ворота доблестной стражи герптшцога Ули-Клуна.

Несчастный тролль, не поднимаясь с колен, пополз в противоположный угол башни, где находился ворот, приводящий в движение подъемный механизм Южных ворот замка. Ворот скрипнул, и тяжеленные ворота, добротно сработанные гномами и способные выдержать любой таран, поползли вверх, открывая путь в замок приближающимся всадникам. Уфф-тогг крутил ворот и плакал, жалея себя, жалея свою несостоявшуюся карьеру стражника, жалея несчастного Грузда, который так не вовремя уснул на посту…

– Ту – тей-й-й, – сказал прячущийся в тени, когда ворота оказались полностью открыты. – А теперь подойди сюда, смерд.

Уфф-тогг, кое-как поднялся на ноги и сделал несколько неуверенных шагов.

– Подними кинжал и подойди ближе, – приказал колдун.

Уфф-тогг исполнил приказание. Наконец он смог различить лицо убийцы, а за ним – еще несколько фигурок. Это были гоблины и так же, как колдун-человек, они не шевелились.

– А теперь, смерд, я хочу увидеть цвет твоей тролльской крови! Ти – тей-й-й!

Рука Уфф-тогга, сжимающая кинжал, взмыла вверх, неестественно изогнулась и начала медленно опускаться, приближая окрашенное кровью Грузда острие лезвия к своему левому глазу. Лезвие проткнуло глаз все так же медленно и без рывков погрузилось в него по самую рукоять. Только после этого Уфф-тогг вздрогнул и упал лицом вниз. Последнее, что видел оставшийся целым глаз стражника, были приближающиеся квадратные носки сапог колдуна, забрызганные тролльской кровью.

Сам владелец сапог, вопреки только что высказанному желанию, никакого внимания на обрызгавшую сапоги кровь не обратил. Обернувшись к застывшим за спиной шестерке, колдун наставил на них руки с растопыренными пальцами и резко выкрикнул:

– То-той!

Гоблины мгновенно обмякли и словно проснулись. Удовлетворенно хмыкнув, колдун толчком ноги перевернул тело тролля на спину, затем соизволил наклониться и вытащить кинжал из глазницы, и, не очищая лезвия, засунул оружие в висевшие под плащом ножны.

И лишь слегка поманив пальцем, пошел прочь из башни. Гоблины поплелись за ним, по всему было видно, что на ногах представители зеленого племени еле держатся.

* * *

Магический Эзошмель, в которого превратился эльф Малач благодаря произнесенному заклинанию, взмыл в небо. В последний раз Малач проделывал такое полтора месяца назад. Но тогда подготовка к заклинанию прошла более тщательно, к тому же все происходило в кабинете профессора, поэтому Эзошмель смог подняться в воздух, имея при себе шпагу, уменьшенную до соответствующих размеров. Теперь шпага осталась у ног растерянной Ксаны, а появившееся вместо эльфа магическое насекомое она даже не заметила.

А если бы и заметила, то, несмотря на очки, вряд ли бы сумела различить, что у существа, жужжащего от нее в каком-то метре, вместо передней пары лапок – две руки, вместо задней пары лапок – две ноги, а вместо мохнатой мордочки – многократно уменьшенное лицо профессора Малача.

Зато Эзошмель, обладая уникальными возможностями фиксирующего зрения, мог различить черты лица лекпинки даже с высоты птичьего полета. Но сейчас ему было не до симпатичной первокурсницы. К стенам Факультетом Рыболовной магии подступила беда, и с этой бедой необходимо было как-то разобраться.

Эзошмель достиг высоты носящихся в поднебесье ласточек и только тогда посмотрел вниз на факультетский замок. За исключением того, что напротив Западных ворот крепости образовалась немалая толпа, а сами ворота периодически проверялись на прочность импровизированным тараном, приводимым в действие неутомимыми герптшцогскими троглинами, все внизу выглядело совершенно обыденно. По чистым улицам факультетского городка прогуливались студенты, преподаватели и стражники. Разве что, то тут то там были видны небольшие группки, в кругу которых, наверняка обсуждались перипетии утренних соревнований и прервавшей их катастрофы. Однако никто из тех, кто был внизу, никоим образом не реагировал на, казалось, неслабый звук, который должен был издавать таран троглинов. Странно! Не могло же им всем одновременно уши заложить!

Малач-эзошмель обратил взор за пределы факультетского замка. Река Ловашня, озеро Зуро, леса, леса, поле, дорога, пересекающая поле и ведущая к Южным воротам Факультета… И облако пыли, приближающееся к воротам… И отряд всадников, эту пыль поднимающий… Враги? Сообщники Ули-Клуна, собирающиеся напасть на Факультет с тыла? Куда им?! Южные ворота не менее прочные, чем Западные…

Но что это? Ворота, такие надежные, непробиваемые Южные ворота, вдруг начали подниматься, и щель между их нижним краем и землей стала быстро увеличиваться! Заложив крутой вираж, Эзошмель устремился вниз, чтобы узнать, кто посмел открыть неприятелю вход в замок.

Столкновение произошло примерно на полпути к земле. На всей скорости Эзошмель врезался в невидимую преграду, и не окажись эта преграда податливо-упругой, наверняка разбился бы в лепешку. И все-таки столкновение оказалось ощутимым настолько, что эзошмель-Малач ненадолго потерял сознание. А когда очнулся, понял, что висит-лежит в воздухе на почти прозрачной перине, которая огромной сферой обволакивала факультетский замок.

Вот оно что! Малач догадался, что эту изоляционную сферу создали придворные герптшцогские маги, и из-за нее никто в городке не догадывается о происходящем у Западных ворот. Когда таран бил в ворота, один из магов снимал защиту сферы и в то же время посредством направленно импульса гасил звук удара. В эти короткие мгновения таран мог пробить ворота, но и факультетские стражники получали возможность бросаться булыжниками. Затем сфера восстанавливалась.

А сейчас, она вновь исчезла, потому что Эзошмель вдруг перестал чувствовать под собой «перину» и, кувыркаясь, полетел вниз.

Пришлось приложить немало усилий, чтобы полет превратился не в падение, а в планирование, чтобы приземлиться не на мостовые Факультета, а в сад друга Малача, господина Воль-Дер-Мара.

Зуйка, как раз появившаяся на крыльце дома, не заметила, как Эзошмель спланировал на куст красной смородины, зато прекрасно рассмотрела неожиданно поднявшегося во весь рост и нетвердой походкой вышедшего на садовую дорожку обнаженного эльфа.

– Здравствуйте, господин профессор! – сказала ведьмочка и, не удержавшись, прыснула в кулачок.

– Что ж, ты пялишься-то, бесстыдница! – упрекнул ее Малач, но, видя, что Зуйка все равно не отводит от него любопытного взгляда, прикрылся сорванным смородиновым листочком.

Одного листика оказалось маловато, и эльф сорвал дрожащей рукой еще два или три, чем вызвал у Зуйки неудержимый приступ хохота. В других обстоятельствах он и сам бы посмеялся над возникшей ситуацией. Но сейчас было не до смеха.

– Здравствуйте, господин профессор! – прозвучало сзади эльфа еще одно приветствие.

Под воблерным деревом стоял с граблями в руках гоблин Кызль. Малач вспомнил, что после памятной истории с Прорывом и Зуйка, и Кызль по приглашению хозяина временно поселились в этом доме в двух гостевых комнатах. По словам Воль-Дер-Мара, чтобы не чувствовать себя нахлебниками, Кызль вызвался ухаживать за садом (чем и занимался с немалым усердием), а Зуйка стала хозяйничать по дому. И делала она это тоже со всем старанием, в чем Малач убедился, приходя, друг к другу в гости. Убедился он и в том, что одну из гостевых комнат хозяин выделял напрасно, во всяком случае, Зуйка ночевала не в ней, а в спальне Воль-Дер-Мара…

– Друзья, отставить смех и лишние вопросы! – сказал эльф приказным тоном. – Все очень, ОЧЕНЬ СЕРЬЕЗНО!

Зуйка мгновенно прекратила смех, Кызль, отбросив грабли, подскочил к профессору, и в дополнение из-под лопухов на садовую дорожку выскочили сразу две Манюанны – разумные черепахи, исполняющие во владениях Воль-Дер-Мара роль сторожей.

– Прошу вас без промедления выполнить все, что я скажу! – Малач посмотрел сначала на гоблина, потом на девушку. – В настоящую минуту в наш Факультет прорываются стражники Ули-Клуна, придворные маги тоже принимают в этом участие. Западные ворота пока держатся, а вот Южные кто-то открыл! Зуйка, ты должна разузнать, кто это сделал. Беги туда со всех ног и не проворонь предателя! Только осторожней! – Крикнул он уже вслед сорвавшейся с места ведьмочке. После чего обратился к гоблину:

– Ну а тебя, дружище Кызль, я попрошу проводить меня в дом и попотчевать кое-какими снадобьями твоего хозяина, – сказал Малач и если бы не ухватился за плечо гоблина, так и свалился бы на садовую дорожку.

* * *

Сегодняшний день оказался далеко не из лучших. Зуйка бежала по улицам факультетского городка все в том же спортивном костюмчике, в котором утром отправилась на берег залива Премудрый понаблюдать за соревнованиями мормышечников и за судившим эти соревнования Воль-Дер-Маром. За ее Волем. Который исчез вместе с половиной участников соревнований во время непонятного катаклизма.

Может, кто-то и поверил, что это была такая «шутка» природы, но только не она. Своим ведьминским чутьем Зуйка сразу распознала магию. Черную магию. И та же самая магия обрушилась на Ловашню, та же черная магия погубила Главу Коллегии рыболовных соревнований, господина Меналу…

Нельзя сказать, что Зуйка сильно переживала по поводу гибели господина Меналы. Но и он, и она вместе останавливали Прорыв, на одной палубе и она, и господин Менала проливали свою кровь. А это было достойно уважения!

Гораздо сильней беспокоилась Зуйка за своих пропавших товарищей. В первую очередь, конечно, за Воль-Дер-Мара, но не в меньшей степени и за маленьких обаятельных Железяку и Тубуза, за громилу Пуслана и силача Четвеерга, за хитреца Мухоола и душку Шермиллу, за всех, с кем в недалеком прошлом успела подружиться и в душе даже породниться. Но опять же ведьминское чутье подсказывало ей, что настоящая беда ни с кем из них пока не случилась, что все они живы. И она понимала: чтобы настоящей беды впредь не случилось ни с ними, ни с ней, сейчас она должна исполнить приказ профессора Малача. И бежала, бежала со всех ног к Южным воротам факультетского замка, через которые уже влетали всадники на разгоряченных конях. Судя по цветам на развевающихся плащах, это был отборный отряд герптшцогской гвардии, состоящий исключительно из людей.

Чтобы не попасть под копыта лошадей, Зуйка метнулась к стене замка, не без труда разминулась с группкой гоблинов, еле передвигающих ногами, и по крутым ступенькам взбежала на стену. Она не собиралась прятаться, да на стене и негде было спрятаться, поэтому еще через несколько секунд вбежала в надвратную башню Южных ворот. Где и увидела на полу тела двух троллей.

Зуйка остолбенела. Кого – кого, а представителей тролльского племени, до этого момента она как-то слабо представляла мертвыми. Поэтому решила убедиться, что глаза ее не обманывают и присела рядом с Уфф-тоггом. Голова тролля буквально плавала в луже крови.

– А вот так поступать с бедными стражничками было совсем необязательно!

Зуйка вздрогнула. У двери, противоположной той, через которую она попала в надвратную башню, стояли три гвардейца, двое держали направленные на нее арбалеты.

– Лейтенант гвардии Ноенн! – представился стоявший в центре и державший в руке обнаженную шпагу. – Имеет честь арестовать вас, мадам, по обвинению в убийстве!

– В убийстве? – переспросила Зуйка и, прежде чем подняться опустила правую ладонь в черную лужу. – Ты видел, что я кого-нибудь убила?

– Я вижу два трупа, – ухмыльнулся лейтенант, – и рядом с ними человека, которому абсолютно нечего делать в сторожевой башне.

– И как же, по-твоему, хрупкая девушка смогла бы убить двух здоровенных троллей? – сузив глаза в две щелки, Зуйка стала медленно подходить к гвардейцам.

– Так, говорят, в вашем Факультете черные колдуны появились. Может, ты одна из них?

– Может, из них… – Зуйка подошла к гвардейцам совсем близко. – А ты это докажи…

Ухмылка сползла с лица Ноенна, гвардейцы, державшие арбалеты на уровне живота, теперь подняли их на уровень груди. Лейтенант вскинул шпагу, острие которой едва не коснулось горла девушки, и выкрикнул:

– А ну, признавайся, ведьма!

– Вот тебе мое признание! – Зуйка хлопнула перед собой левой ладонью об испачканную правую, и разлетевшиеся кровавые брызги попали на лица все трем гвардейцам, заставив их закрыть глаза.

Брызг оказалось много, больше всего досталось арбалетчикам, лица которых превратились в глрязно-зеленые маски. И пока Ноенн, отплевываясь, размазывал по лицу троллью кровь, арбалетчики, ничего не видя, опустили и направили арбалеты на ноги своего лейтенанта, после чего нажали на спусковые курки. Две стрелы пронзили ступни Ноенна, пришпилив их к дощатому полу.

Завопив во всю глотку, так же, ничего не видящий лейтенант, принялся размахивать шпагой направо и налево, и к его воплям присоединились еще два. Когда же Ноенн сумел-таки разлепить глаза, то увидел катающихся по полу стонущих и держащихся за лица, изувеченных шпагой гвардейцев. А та, которая с ними все это сотворила, словно испарилась.

* * *

Не успели Эразм Кшиштовицкий и сопровождавший его Курт выйти на улицу, как из-за угла здания на полном скаку выскочили всадники. Вооруженные с головы до ног гвардейцы герптшцога Ули-Клуна помчались прямо к декану, который остановился, скрестил руки на груди и с хмурым выражением лица стал ждать дальнейшего развития событий.

После того, как гвардейца взяли Кшиштовицкого и Курта в кольцо, вперед выдвинулся невысокий всадник на пестрой кобылке. В таком же, как у гвардейцев шлеме, украшенном длинными синими перьями, но облаченный в мантию главного придворного мага, господин Зе-Риид имел, по сравнению со своими бравыми сопровождающими совсем невыразительную внешность: блеклые брови, кривая бородавка на переносице, вместо усов – какие-то жиденькие клочочки. Но именно он был главным среди всадников.

– Взять изменника! – скомандовал Зе-Риид, ткнув указательным пальцем в Эразма Кшиштовицкого.

– Кто впустил вас на территорию моего замка?! – возмущенно воскликнул декан. Он собирался добровольно отдаться в руки правосудия, но выходило так, что его хватают действительно как какого-то изменника или заговорщика.

– Твоего, говоришь? Бывшего твоего! – один из спешившихся всадников угрожающе направил копье на грудь Кшиштовицкого. – Черный колдун!

В глазах декана мелькнула молния, копье моментально покрылось белым налетом инея, а гвардеец с криком отбросил его и принялся дуть на свои ладони, словно чем-то сильно их обжег. Следующих ход сделал придворный маг.

Зе-Риид взмахнул появившимся в руке синего цвета жезлом, из набалдашника которого вырвался и метнулся в сторону декана серый шар размером с кулак человека. Перед своей целью шар лопнул, превратившись в тонкую сеть, накрывшую декана и лишившую его способности двигаться. Декана тут же подхватили под руки два гвардейца, а придворный маг, указав на Курта, отдал еще один приказ:

– Щенка тоже возьмите!

– Ну, уж это вряд ли! – оскалился вампир.

Ближайший гвардеец бросился к нему, но Курт присел и накинул на голову плащ, укрывший его от вечерних солнечных лучей. В следующую секунду из-под плаща выпорхнула летучая мышь и, ударив крыльями по лицу разинувшего от удивления рот гвардейца, взмыла вверх.

Вот только невысоко. Из жезла главного придворного мага вырвался еще один серый шар, и сеть обездвижения накрыла и надежно окутала летучую мышь, упавшую на землю.

– Обоих – в герптшцогские казематы! – приказал Зе-Риид гвардейцам. – Да поторапливайтесь, сеть обездвижения действует не дольше часа.

* * *

– Прекратите! Еноварм, прекратите ломать ворота! – окликнул начальника стражи герптшцог Ули-Клун, после того, как выслушал доклад одного из своих магов.

– Но нам осталось совсем немного, ваше прихвосадительство! – удивился раскрасневшийся Еноварм.

– Не надо, я сказал, ломать! – повысил голос герптшцог. – Зачем же крушить свой собственный замок?!

– Собственный? – переспросил начальник стражи. Лицо его выразило крайнее замешательство.

– Все уже кончено! – герптшцог вылез из кареты и скривился от боли в ноге. – Кшиштовицкий арестован. Мои доблестные гвардейцы внутри замка и с минуту на минуту откроют эти проклятые ворота.

– Ага… Откроют, значит…

– Да останови же, наконец, таран, бестолочь! – рявкнул Ули-Клун, заставив Еноварма подскочить на месте.

– Остановися, остановися, енотовидные! – заорал он троглинам, как раз начавшим очередной разгон импровизированного тарана. – Разобьете дверь, кто чинить будет? Кто, я вас спрашиваю, бестолочи?!

Но те, то ли его не расслышали, то ли не поняли и продолжили разгон телеги. В порыве служебного рвения Еноварм бросился им наперерез и подставил одному из троглинов ножку. Тот споткнулся и шлепнулся на землю, бегущий следом троглин налетел на него, образовалась куча мала, и телега с закрепленным на ней деревом прекратила движение.

– Вот так-то, енотовидные, – довольно улыбнулся Еноварм, и в этот момент, метко брошенный сверху троллем Поско камень, угодил в блестевший на солнце шлем начальника герптшцогской стражи.

– Ай-й-й-й-й! – разнеслось далеко по окрестностям…

Глава пятая
Опасные существа Неароматных болот

Железяку привел в чувство раздавшийся где-то поблизости истошный вопль. Открыв глаза, он заморгал, стараясь разогнать застилавшую красную пелену. И тут же пожалел, что сделал это – каждое моргание отзывалось в голове вспышкой боли. Кроме боли лекпин отметил еще сразу несколько неприятных ощущений: во-первых, ему было невыносимо жарко, во-вторых, по близости чем-то отвратительно воняло, и, в-третьих, кажется, он висел вниз головой, причем, совершенно не мог двигаться.

Вопль повторился и как-то нехорошо оборвался. Открыть глаза все-таки пришлось. Железяка посмотрел вниз, но лучше бы этого не делал! Метрах в трех под ним из воды грязно-бурого цвета торчало всего несколько невысоких кочек, покрытых клочками травы, и между этих кочек скользило толстенное змееподобное тело с узором в виде множества белых и розоватых ромбов на широкой чешуйчатой спине. Которое вдруг дернулось, задрожало и заскользило в обратном направлении. Железяке удалось перевести взгляд в ту же сторону. Змея, или что это было на самом деле, ползла не сама, ее тащили!

Больше всего эти два существа походили на варанов, картинки которых Железяка встречал на страницах зоологической энциклопедии. Но в отличие от тех эти были с тремя парами лап и с вытянутыми, крокодильими мордами. Пятясь и по очереди, перехватывая передними лапами и прикусывая змеиное тело острозубыми пастями, вараны метр за метром подтягивали к себе жертву. Хвост и часть тела, испытавшее на себе крепость зубов, лишь конвульсивно подергивался, другая часть змеи упруго извивалась. Железяка успел задаться вопросом, почему такая огромная змея, не переходит в атаку, и с ужасом понял, почему она не может этого сделать. Раздутая пасть чудища была занята другой, не полностью проглоченной жертвой. Из нее торчали две ноги, обутые точно в такие же ярко раскрашенные сапоги, которые обычно носил на подледной рыбалке гном Четверг Двести второй…

* * *

– Железяака-а-а! Мухоо-ол! Гр, куда подевались? Господин Воль, гр, где вы все? – почти не переставая, выкрикивал Пуслан, бредя по зыбкой болотистой почве.

Через плечо тролля был перекинут рыболовный ящик, в правой руке – вырванная с корнем березка, которой он при каждом шаге тыкал перед собой, не желая неожиданно искупаться в скрытой под водой яме. Левая рука висела на перевязи. Мало того, что Пуслан ее сильно ушиб, так еще и разодрал локоть, и теперь запах тролльской крови, пропитавший перевязь, привлекал бесчисленных болотных насекомых, с гудением кружащих над его головой.

Впрочем, на кровососов Пуслан меньше всего обращал внимания. Гораздо больше он жалел об утопленном во время катаклизма на озере Зуро ломе, заменявшим ему пешню для выдалбливания во льду лунок. И подстраховочных воздушных шариков тоже было жалко, сейчас, в этом болоте, они могли бы сослужить грузному троллю немалую службу.

Но и эти потери были пустяковыми, по сравнению, с исчезновением друзей, с которыми он вместе ловил рыбу на льдине! Утешало лишь то, что сам Пуслан спасся, вынырнул из воронки, образовавшейся на озере Зуро, и очутился здесь на болоте. Значит, и остальные могли так же спастись. Значит, их необходимо найти, ведь он, как-никак, был избран капитаном мормышечников-первокурсников и отвечал за своих подопечных.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное