Евгений Клец.

Время тьмы: Обретение силы

(страница 3 из 27)

скачать книгу бесплатно

   Винса он застал за чтением какого-то пожелтевшего документа. Судя по тому, что он не услышал звука шагов, гулко звучавших в тишине зала, написанное поглотило его без остатка.
   – Так ты скоро сам превратишься в воспоминание, Винс. Нельзя же столько времени дышать здешней пылью.
   Винсент поднял голову от бумаги, моргнул несколько раз, как будто его только что разбудили от глубокого сна. Наконец, узнав друга, приветливо махнул ему.
   – Шер! Рад тебя видеть! Молодец, что зашел, я тут как раз нашел кое-что интересное. Садись.
   Он снял с ближайшего стула кучу пухлых папок.
   – Давай сюда. Я тебе сейчас такое расскажу…
   – Погоди, Винс. – Шерман прервал друга. – Я сам могу тебе рассказать одну историю. Собственно, поэтому я и зашел. Дело настолько серьезное, что без твоей помощи точно не обойтись.
   – Шер ты же знаешь, для тебя – все, что смогу. Давай выкладывай, что ты там раскопал.
   – Ну, раскопал не я, а наш старый знакомый Трэт.
   – Что? Опять эта сволочь, что кинула нас с деньгами. Только не говори, что ты вновь с ним в деле.
   Шерман, немного помявшись, признался:
   – Честно говоря, да.
   В ответ на удивленный взгляд он продолжил:
   – Но поверь, дело того стоит. И, кроме того, наш приятель решил замолить грехи. – С этими словами он положил пухлый сверток на стол Винса. – Здесь твоя доля. И надеюсь, когда услышишь о деле, ты сменишь гнев на милость.
   – Ладно, выкладывай, что он там нашел.
   – Скажи, ты веришь в «Ковчег»?
   Винс еще более изумленно посмотрел на него, потер подбородок и неожиданно для Шермана произнес.
   – Если честно, то да.
   Теперь пришел черед удивляться Шерману. Он знал этого человека без малого десять лет и никогда тот ни одним словом не упоминал о «Ковчеге». Сплошные сюрпризы.
   – И ты молчал.
   – А что говорить, если все доказательства его существования исключительно косвенные. Кому захочется лишний раз показать себя дураком? А к чему вопрос Шер?
   – Если Трэт прав, то у него на руках карта, как добраться до этой местной легенды.
   Винсент встал, в волнении заходил по комнате.
   – Дьявол! Я столько лет по крупицам собирал информацию, а этому жлобу раз – и сразу карта в руки. Где справедливость, Шер? А ты уверен, что это действительно карта местоположения «Ковчега»?
   – Мне кажется, что Трэт и сам до конца не уверен в этом. Тем более что до самой карты еще надо добраться. У него на руках только старый флэш-накопитель какого-то редкого стандарта, и к информации на нем еще надо пробиться. Но похоже на правду. У него есть определенный план, как это сделать, и я, честно сказать, не хочу оставаться в стороне.
А ты как?
   – Без вопросов! В этом деле я с тобой.
   – Я и не сомневался. – Они пожали друг другу руки. – Давай послезавтра у меня, в полдень. Соберемся, поговорим. Ребята тоже, думаю, нас поддержат.
   – Договорились.
   В это время с площади послышался разъяренный рев толпы. Шерман подошел к окну.
   На площади около полусотни человек швыряли камни в привязанную к столбу женщину. Два человека, облаченные в черные балахоны уже заканчивали последние приготовления к казни. Один из них читал приговор, другой готовился поджечь сложенные вокруг столба дрова. Обычная в последнее время картина.
   – Опять ведьма. – Шерман без сожаления глядел на жертву экзекуции.
   – Уже вторая за эту неделю, – заметил Винс, тоже подошедший к окну.
   – Откуда они берутся, Винс?
   – Мир меняется. Древние знания доступны, а люди слабы. Те, у кого душа темна, попадают во власть Тьмы. К тому же черные практики самые доступные и получаемая с их помощью власть самая быстрая. Но всегда есть выбор. Ведь приход Тьмы не означает приход зла. Просто это другой мир, со своими законами.
   – Согласен.
   Столб подожгли, и крепко связанное человеческое тело забилось в языках пламени. Шерман задернул штору и, стараясь сменить тему, спросил:
   – Ты давно видел Сержа?
   – С неделю назад.
   – Как он?
   – Да все так же не вылезает из своей мастерской. Вновь нашел какой-то раритетный ствол и радуется как мальчишка.
   – Надо зайти и к нему.
   – Он будет рад.
   – А где сейчас Моран?
   – Точно не знаю. – Винсент пожал плечами. – Был слух, что подался в Пустошь. В любом случае, надо узнать на Семнадцатом бастионе. Он просил, если что наклюнется, оставлять информацию там, у скупщика трофеев Халана. Вроде они приятели.
   – Ладно, разберемся с этим.
   Он хлопнул парня по плечу.
   – Ну, будь, Винс. Как договорились, послезавтра жду тебя. До встречи.
   – До встречи, Шер. Я обязательно буду.

   Огромный череп онарга, надетый на шест, угрюмо взирал на мир провалами глазниц. Его мощная лобовая кость была вся в сколах и щербинах от пуль. Но сквозных отверстий практически не было, так как пробить подобную броню может не каждая пушка. Черными угольными пятнами были помечены наиболее удачные выстрелы. Гроза Пустоши превратился в обычную мишень.
   – Нет, не пойдет. – Человек в джинсовом комбинезоне осматривал свежие отметины. – По-прежнему сносит влево.
   Он повернулся к черепу спиной и, замахав руками, закричал:
   – Серж! Выправь еще немного прицел, все тебя налево тянет!
   Метрах в ста от него, возле остовов проржавевших автомобилей разместился тот, к кому он обращался. Восседая в ободранном кожаном кресле, он возился со снайперским прицелом видавшей виды винтовки. Наконец, подкрутив оптику, он махнул напарнику.
   – Отваливай, Карс. А то ведь могу и отстрелить чего-нибудь.
   – С тебя станется.
   Коротконогий Карс как колобок откатился за ближайший бетонный блок.
   – Давай!
   Серж тщательно прицелился. Хлестко, как удар плетью прозвучал выстрел. Точно меж темных глазниц онарга выбило искру.
   – Молоток, Серж. – Карс радовался удачному выстрелу, как будто сам поразил мишень. – В яблочко.
   Серж тоже остался доволен.
   – Все, Карс, сворачиваемся на сегодня, патроны надо экономить.
   Он осторожно отстегнул оптику и, протерев чистой фланелью, убрал в специальный чехол. Затем принялся не спеша разбирать винтовку.
   – А ты, я вижу, стараешься держать себя в форме. Ценю.
   – Ха! Кого к нам занесло. Шерман!
   Серж оставил оружие и крепко обнял друга.
   – Давай угадаю, заглянул не просто так. А? Ладно, о делах потом. Мы как раз уже заканчивали с Карсом. Кстати, вы вроде как не знакомы.
   Он махнул рукой.
   – Эй, Карс тащи сюда свое тело, хорош там целоваться с этой мертвечиной.
   Невысокий Карс подошел к друзьям. Его пухлое краснощекое лицо светилось от счастья. Есть такие люди, которые никогда не унывают. Судя по всему, к такой породе принадлежал и Карс.
   – Знакомься, Шер, мой партнер по бизнесу, Карс. Толку от него не много, но вот терплю, пока сам не знаю зачем.
   Карс дружески толкнул в бок Сержа.
   – Это кто кого терпит. – Он протянул руку Шерману. – Меня зовут Карс. Много о вас слышал от этого недотепы. Ничего без меня сделать не может, и как он только умудрялся выживать в Пустоши?
   Шерман пожал протянутую руку.
   – Честно говоря, мы брали его только в качестве балласта. Если случится какая заваруха, чтоб бросить на растерзание, а самим в это время унести ноги. Но он оказался настолько непривлекательным в качестве пищи, что даже тамошнее зверье морды воротило.
   – Ладно, хорош трепаться. – Серж отдал винтовку напарнику. – Соберешь все здесь, нам с Шером надо поговорить, он ведь просто так не заходит.
   Они прошли в небольшой ангар, служивший Сержу и мастерской, и домом. Несмотря на неказистый вид снаружи, внутри все было обставлено вполне комфортно. Тонкая перегородка делила пространство надвое. С одной стороны была мастерская, заваленная всяким металлоломом, из которого Серж умудрялся собирать вполне приличные вещи. Вторая же половина, отведенная под жилье, была заставлена дорогой мебелью. Стены выложены декоративным кирпичом. На полу шкуры различного зверья. Имелся даже камин. У постели стоял древний музыкальный центр. Вещь довольно редкая и уж точно дорогая. Не говоря о лазерных дисках к нему.
   – Я смотрю, у тебя неплохо идут дела.
   – Не жалуюсь. – Серж подошел к небольшой барной стойке. – Пить будешь?
   – Если только пива.
   – Держи.
   Шер ловко поймал брошенную бутылку. Она оказалась холодной.
   – У тебя и холодильник есть?
   – Да собрал недавно, не люблю теплый алкоголь.
   Шерман достал сверток помахал им в воздухе.
   – Тогда, наверно, я зря это принес.
   – Что за божий дар?
   – Деньги.
   – Ох, неужели решил заняться благотворительностью?
   Шерман бросил сверток Сержу.
   – Ага, только не я. Это твоя доля за рейд к Сияющим горам.
   – Черт! Шер! Как тебе удалось вытрясти деньги с этого прохвоста?
   – Сам отдал.
   Серж изумленно покачал головой. Шер его прекрасно понимал. Если бы ему кто сказал, что Трэт может сам, без принуждения отдать деньги, он бы тоже не поверил.
   – Отдал и предложил работу. И я согласился.
   – Да брось, какая может быть с ним работа после того, что он сделал. Просто по-дружески скажу – ты спятил.
   – Я бы спятил, если бы отказался. – И без долгих объяснений добавил. – «Ковчег» существует.
   – Шутишь? – Серж округлил глаза.
   – Нет. И у Трэта, похоже, есть карта.
   – И что он хочет?
   – Хочет, чтоб мы пошли и посмотрели, на месте он еще или нет. Правда, для начала к карте надо получить доступ. Но это отдельная история. В общем, я в деле, ты как?
   – Еще спрашиваешь? Если это правда, то перед нами настоящая золотая жила! Конечно, я в деле. Давай выкладывай что, где, когда?
   Серж казалось, прямо сейчас готов был отправиться в путь. Впрочем, он всегда был легок на подъем. Шерман поспешил остановить его пыл.
   – Ну, для начала послезавтра в полдень у меня. Там все и обсудим.
   – Заметано. Черт! «Ковчег»! Кто бы мог подумать.
   – Самому до сих пор верится с трудом. – Шерман поднялся. – Ладно, рад был тебя повидать, но надо еще найти Морана. Нельзя же его оставлять без своего куска от этого пирога.
   – Да уж, куда без него. Только я его в последнее время что-то не видел.
   – Ничего, я знаю, где его искать. Удачи, Серж, и жду тебя.
   – Считай, что я уже у тебя.

   Оставшийся день пролетел для Шермана совершенно незаметно. Поговорив с парнями, он заглянул на Семнадцатый бастион, но Морана там не нашел. Как и говорил Винс, он ушел за Периметр. Оставив для него записку, на случай если он вдруг вернется, Шерман возвратился в город. Ноги от подобной ходьбы уже гудели, но лошадей могли позволить себе только стражники патруля да храмовники церкви Возрождения.
   До наступления ночи оставалось уже совсем немного, и, чтобы не возникло проблем со стражей, следовало поторопиться домой. К тому же с наступлением ночи всегда приходила Тьма. И Шерман опасался не столько патруля, сколько этого неясного времени. Обладай он теми знаниями, что и Винс, по части магических практик, было бы легче. Но, как говорится, не дано. Все его познания заканчивались на магии рун, но этим мало кого удивишь.
   А город проваливался в ночь. Уходил всей своей каменной массой в непроглядную тьму и злобу другого мира, теряя остатки света и здравого смысла. Один за другим гасли уличные фонари, огни рекламы и окна квартир. Электрический демон умирал, так как близилось время Тьмы.
   Вся вековая мощь технической цивилизации рассыпáлась в прах, не в силах удержать напор первобытной стихии. Другие законы, другие боги. Вывернутый иррациональный мир, в котором не было места известным до этого законам природы. Он был более беспощаден к человеку, впрочем так же, как и к любому другому живому существу, и, возможно, только из-за этого человечество выжило. Наперекор всему, как случалось уже не раз. Просто в силу своей привычки ко всему приспосабливаться.
   До дома добрался уже затемно. Наскоро поужинал при неярком свете свечи, выкурил сигарету и еще раз прокрутил события этого дня.
   Если Трэт прав, то, как говорил Серж это действительно золотая жила. Кормушка на долгие годы. Продовольствие, оружие, оборудование, да мало ли что можно там найти. И вдруг он впервые подумал, что там ведь могут оказаться люди. Не всем же так не повезло, как отцу Мартина. Некоторые вполне могли там укрыться, странно только, что они до сих пор нигде не объявились. Хотя, если подумать, зачем им привлекать к себе лишнее внимание? Черт, да ведь он мог даже с кем-то из них встречаться или разговаривать! Но последнее сомнительно, все же человек, выросший на поверхности, за ограждением Периметра, должен отличатся от того, кто вырос в безопасных глубинах «Ковчега». Или не безопасных? Ведь для Тьмы нет преград в виде стен или бетонных перекрытий.
   От подобных мыслей только разболелась голова, и наконец решив, что утро вечера мудренее, он пошел спать. Надо как следует отдохнуть, время разобраться еще будет.

   Небольшой медальон, испещренный вязью Старших рун, больно ожег кожу на груди, заставив Шермана открыть глаза. Сон слетел быстро, но понимание того, что его разбудило, пришло не сразу. Он приподнялся на постели, мотнул головой, отгоняя остатки сновидений, тронул тонкую пластину амулета – и тут же ее выронил. Ледяной поток холода пронзил кончики пальцев, волной пробежался по руке, вызвав легкий озноб. Плохо дело. Очень, очень плохо. Из всех возможных форм активности эта была наиболее неприятной, слишком хорошо он знал проявления хаотической энергии, неподвластной большинству людей. Это не мягкая прохлада или теплота основных стихий и даже не жар темных, это первозданный хаос, неупорядоченный и непокоренный. К тому же стандартный охранный круг, которым обычно защищали квартиры и дома, оставался спокоен, а должен был если не защитить, то хотя бы предупредить его о возможной опасности. Но вязь охранных знаков, идущих по стенам, светилась ровным голубоватым сиянием.
   Вот и доверяй после этого заверениям городского совета об их максимальной эффективности. А ведь еще деньги брали за поддержание круга в постоянной готовности. Впрочем, пусть теперь это заботит городскую стражу.
   Стараясь хоть что-то разобрать в неярком лунном свете, он оглядел комнату. Вроде все нормально, и если бы не пульсирующий комочек холода у груди, то и беспокоиться было бы не о чем. Шерман с уважением посмотрел на медальон. Тот напоминал маленький кусочек льда, в котором, слабо сияя, ярились небольшие молнии. Да, все же Винсент не зря ел свой хлеб, если смог переплюнуть храмовников.
   Он осторожно встал с постели, нащупал одежду и принялся поспешно одеваться. Ночь не ночь, а следовало убираться из дома, и как можно скорее, этого требовал не только здравый смысл, но и стандартные правила. Уже надевая рубаху, он почувствовал, что в комнате что-то изменилось. Словно воздух стал тяжелее и вязче. И еще появился запах, приторно сладкий, удушающий. Он колыхался в небольшом пространстве квартиры, вызывая легкое головокружение и позывы к рвоте.
   Шерман глубоко вздохнул, стараясь не обращать внимания на протесты желудка. Ну вот и началось, неизвестно, правда, что и по какому поводу. На ходу застегивая рубаху, он рванул к входной двери. Теперь точно время уходить.
   Замок, как всегда, немного заедал, и пришлось потратить несколько секунд на борьбу с непослушным механизмом. Чертыхаясь, он возился с ключом, когда что-то тяжелое ударило по двери снаружи. Метал глухо загудел. Из-под дрогнувших косяков посыпалась шпаклевка и пыль. От неожиданности Шер выронил ключ и отпрянул назад. Этого только не хватало для полного счастья. Он секунду смотрел на неожиданно ставшую недоступной дверь, затем развернулся и бросил взгляд на кухню. Единственный шанс уйти оставался, только если воспользоваться окном. Ближайшее находилось на кухне. Но даже беглого взгляда оказалось достаточно, чтобы понять, что и оно недоступно. Неяркое пульсирующее свечение растеклось по квартире, несколько потеснив темноту. Теперь света вполне хватало, чтобы увидеть изменения, произошедшие, пока он возился с дверью. И это не добавляло оптимизма.
   Маленькое пространство кухни заполняла осклизлая шевелящаяся масса. То, что еще совсем недавно было кирпичной стеной, сейчас вспучивалось темно-красным нарывом, отекало на пол и расползалось вширь. Вид был такой, словно какого-то неведомого кальмара замуровали в стену, оставив лишь часть туши и отростки щупалец.
   За спиной послышался очередной удар и низкий приглушенный рык. Вечеринка набирала обороты. В несколько прыжков он добрался до спальни, открыл дверь и, не удержавшись, выругался. Та же мерзость господствовала и здесь, перекрывая путь к окну.
   Множество фосфоресцирующих жгутов хлестало по сторонам, тянулось к кровати, разбрызгивая дурно пахнущую жижу. Там, куда попадала эта дрянь, образовывались большие темные пятна ожогов. Запах гари и еще какая-то запредельная вонь наполняли комнату. Постель, на которой он еще несколько минут назад лежал, уже превратилась в груду дымящихся ошметков. Кислота. Если бы не медальон, то и его обгоревший скелет сейчас бы лежал там. Волна злости захлестнула Шермана. Ну что ж, кто-то сам напросился.
   Повинуясь выработанным рефлексам, он взмахнул правой рукой, чертя в воздухе знак Хагалаз. На что-то более основательное времени не оставалось. Воздух зазвенел и исторг волну яркого пламени. Оно покатилась, лизнуло шевелящуюся перед ним массу и, вспыхнув, опало. Эффект был несколько меньше, чем он ожидал. Часть мелких щупалец, обгорев, скорчились, перестали шевелиться, крупные же только на секунду свернулись, не понеся видимого урона. На мгновение образовалась небольшая щель между Шерманом и окном. Это был шанс, и он им воспользовался.
   Почти без разбега он прыгнул через остатки кровати, сгруппировался в воздухе и вполне профессионально приземлился, перекатившись через плечо, на другой стороне комнаты. Отростки, почувствовав движение, дернулись за ним, защелкали в воздухе, брызнули кислотой. Спину обожгло нестерпимой болью. Рубаха задымилась. Не мешкая ни секунды, Шер сорвал ее с себя, затем, развернувшись, бросил в шевелящийся клубок. Щупальца взволновались и на какое-то время потеряли к нему интерес. Немного времени – это все, что сейчас было ему нужно. Вслед за рубахой полетели два стула и давно усохший цветок с подоконника.
   В коридоре по-прежнему громыхало. Кто-то остервенело, ломал входную дверь. Славная выдалась ночка. Он развернулся к окну и, не обращая внимания на царивший в комнате балаган, принялся открывать его. Закрашенные шпингалеты поддавались с трудом, словно и они состояли в заговоре против него. Наконец после отчаянной борьбы с защелками ему удалось распахнуть створки. Большая удача, что он жил на втором этаже. Второй – не десятый, можно и прыгнуть, тем более если так прижмет. Взлетев на подоконник, он оглянулся.
   Практически вся комната была заполнена шевелящейся массой щупалец и прочих выростов, что тянулись из стен. Опухоль окрепла и расползлась по ближайшим окрестностям, оккупировала часть потолка и пола. Смрад стоял просто невыносимый. Дверь в коридоре наконец не выдержала и с грохотом упала вовнутрь квартиры.
   Все, пора уходить. Уже соскальзывая вниз, в окаймлявшие дом заросли кустов, он краем глаза успел заметить что-то большое и черное, с ревом ворвавшееся в комнату. В следующую секунду он уже проваливался в секущие колючими ветвями насаждения. То еще удовольствие – проламываться через кустарник, да выбирать не приходилось. Впрочем, приземлился он вполне удачно, ничего не сломал и не вывихнул, и на том спасибо. Кое-как выбравшись на открытое место, он опустился на траву.
   В мерцающем свете фонаря к нему спешили неясные тени. Люди.


   – Славный завтрак, хозяин, хоть ты и не человек, а в еде толк знаешь.
   Годжерт, наевшись и отдохнув, сменил гнев на милость.
   Они расположились у небольшого ручья, под зеленым куполом леса. Омыли кровь и грязь недавней стычки, вычистили оружие. Идлейн оказался запасливым малым, да и в их седельных сумках было что взять, поэтому подкрепились на славу. Теперь, удобно усевшись на седлах, вся троица наслаждалась покоем. Их новый знакомый с откровенным интересом изучал друзей, а те изучали его.
   Наконец Идлейн нарушил молчание.
   – Благодарю вас, почтенные, что откликнулись на мою просьбу встретиться, тем более сделать это здесь, в Салдейском лесу. Также ценю вашу непредвзятость к таким, как я. Многие люди до сих пор путают Истинную кровь с порождениями хаоса и черной магии. А это, поверьте, не одно и то же.
   – Ага, – хохотнул Годжерт. – Конечно, не одно и то же. Вашу братию прибить гораздо сложнее, да не обидится на меня хозяин.
   – Годжерт!!! – Дивс и Солерайн в два голоса шикнули на бородача.
   – Пустое. – Идлейн махнул рукой. – Меня подобное давно не задевает. Я такой, какой я есть. Впрочем, вы проделали долгий путь не для того чтоб обсуждать преимущества Древней крови и анатомию ее носителей.
   – Чего? – Годжерт, нахмурясь, посмотрел на Идлейна. – Что за анатомия? Ты уж выражайся поясней, а то нам и своего умника хватает.
   Он кивнул на прыснувшего Солерайна. Дивс тоже не смог скрыть улыбку.
   – Я говорю, что собрались мы здесь с определенной целью. Надеюсь, мой друг Солерайн вас уже отчасти просветил, о чем пойдет речь?
   Он вопросительно взглянул на молодого мага и его спутников.
   – Очень туманно, – за всех ответил Дивс.
   – Ну что ж, тогда, возможно, стоит начать с самого начала.
   Он помедлил секунду, собираясь с мыслями, и наконец заговорил. В его тихом голосе звучала неприкрытая грусть по старым временам, когда все было совсем иным.
   – Ни для кого не секрет, что мир в последнее время сильно изменился. Одно из доказательств тому то, что мы сидим здесь вместе, невзирая на различия. Еще совсем недавно это было бы невозможно, но слишком много произошло и изменилось как вокруг, так и в нас самих. Когда-то магия составляла одну из основ нашего мира. Будь то некромантия или природная магия стихий, или неподвластные практически никому темные энергии – все в конечном итоге служило людям и существам, населяющим нашу реальность с одинаковой покорностью. И все пребывало в определенном равновесии. До недавних пор. Сейчас магия покидает наш мир, открывая дорогу хаосу и пустоте. Солерайн, не самый слабый чародей, сегодня с трудом отбился от нескольких никчемных тварей, а в былые времена ему хватило бы нескольких секунд, чтоб обратить их в пепел. Равновесия больше не существует, и все в конечном итоге идет к гибели всего сущего.
   – Но почему, Истинный? – Дивс смотрел в нечеловеческие глаза Идлейна, как будто надеясь в них увидеть ответ.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное