Эрл Гарднер.

Дело дважды неразведенного

(страница 3 из 14)

скачать книгу бесплатно

– Ваше нежелание информировать полицию вызвано еще и тем, – сказал Мейсон, – что в сумочке находилось еще кое-что, что вы как раз и искали в ящике тумбочки.

– Револьвер? – спросила она.

– Да.

– Револьвера не было в сумочке, – уверенно сказала хозяйка квартиры. – Насколько я знаю, он находился вон в том ящике прикроватной тумбочки. Очевидно, кто-то взял его оттуда, наверное, тот же человек, который украл мою сумочку, поскольку ключи от этой квартиры находились в ней. А сейчас с этими ключами появились вы. Может быть, следует проверить ваш рассказ, мистер Мейсон?

– Вы не брали револьвер с собой в Лос-Анджелес?

– Разумеется, нет. В Лос-Анджелес я поехала на встречу с мужем. Вернулась сегодня, примерно двадцать минут назад. Выкурила сигарету, немного выпила и принимала душ, когда услышала голоса. Мистер Мейсон, если моя сумочка у вас, потрудитесь вернуть ее мне.

– У меня есть к вам несколько вопросов, – сказал Мейсон.

– У вас нет права задавать мне вопросы и выслушивать ответы на них, так же как получать ключ от моей квартиры и незаконно врываться в нее.

– Вы выехали в Лос-Анджелес вчера? – спросил Мейсон, не обратив внимания на ее слова.

– Да.

– И встречались там со своим мужем?

– Да, я уже сказала вам.

– Какие вопросы вы хотели обсудить с ним?

– Это не ваше дело.

– Раздел собственности?

– Я уже сказала, что это не ваше дело.

– Вы договорились с ним?

– Повторяю – это не ваше дело, мистер Мейсон.

– Где вы провели ночь?

– Для вашего сведения, я провела ее дома, но это тоже вас не касается.

– Послушайте, миссис Хастингс, – сказал Мейсон. – Если вы говорите неправду, а это, очевидно, так и есть, вам, вероятно, представляется, что вы выдумали что-то совершенно оригинальное. Хочу предупредить вас, что из этого у вас ничего не получится. Полиция умна и действует основательно.

– Я сама позабочусь о своих делах, мистер Мейсон. Вы думайте о своих.

– В сумочке, которую вы сегодня после обеда оставили в моем офисе, – сказал Мейсон, – лежали ваши водительские права, кошелек со значительной суммой денег, ключи и револьвер. К вашему сведению, из него незадолго до этого было сделано два выстрела.

– Что? – воскликнула она с расширившимися от ужаса глазами.

– Вы играете, как очень хорошая актриса, – сказал Мейсон. – Временами я начинаю верить вам, но неизвестно, поверят ли вам присяжные.

Аделла Хастингс подошла к креслу и опустилась в него, словно ноги отказали ей.

– Не хотите ли… не присядете ли вы, – сказала она.

Мейсон кивнул Делле Стрит. Они сели в кресла.

– Мистер Мейсон, – произнесла Аделла Хастингс, – вы незаконно вошли в мою квартиру по непонятным пока для меня причинам. Вы, как опытный адвокат, поставили меня в позицию обороняющегося лица, задавали вопросы и утверждали, что мои ответы не соответствуют истине. Теперь я хотела бы послушать вас.

– То, что я буду говорить, – сказал Мейсон, – могут подтвердить моя секретарша и еще одна моя сотрудница.

Последняя сказала, что вы пришли в мой офис примерно в двенадцать часов двадцать минут, когда я и мисс Стрит ушли на обед. Вы сказали, что должны на несколько минут выйти из офиса, однако больше туда не вернулись. Позже мы обнаружили в кресле, в котором вы сидели, вашу сумочку. Естественно, в то время мы не знали, что она ваша. Я взял ее в свой кабинет, и мы с Деллой Стрит просмотрели ее содержимое.

– Открывали ли вы кошелек? – спросила миссис Хастингс.

– Да.

– И что вы нашли в нем?

– Деньги.

– Сколько?

Мейсон кивнул Делле Стрит, она посмотрела в свой блокнот и сказала:

– Три тысячи сто семнадцать долларов и сорок три цента.

– И в сумочке был револьвер?

– Да.

– Вы сказали, что из него дважды стреляли?

– Да.

– Где он сейчас?

– В ящике моего стола.

– А где моя сумочка с деньгами и документами?

– У меня с собой.

– Можете вы как-нибудь доказать, что вы Перри Мейсон?

– Разумеется, – ответил адвокат. Он достал из кармана бумажник, показал водительские права и кредитные карточки.

– Ладно, – решилась она. – Я поверю вашему рассказу. Где моя сумочка?

– В моем портфеле, – ответил Мейсон.

– Могу я наконец получить ее?

– Да, если вы убедите меня, что вы Аделла Хастингс, или миссис Гейрвин С. Хастингс.

– Но как я могу убедить вас, если все доказательства в моей сумочке, а она у вас?

– Но я не могу передать сумочку незнакомому человеку, – сказал Мейсон.

– Если у вас моя сумочка, – после некоторого раздумья сказала Аделла Хастингс, – то там, в бумажнике, есть мои водительские права.

– Да, есть – кивнул Мейсон.

– В калифорнийских водительских правах есть отпечаток моего большого пальца и моя фотография.

– Фотография меня не удовлетворит, – сказал Мейсон.

– Но отпечаток большого пальца должен вас убедить.

Она подошла к письменному столу, достала из ящика пузырек с чернилами, налила немного чернил на промокательную бумагу, прижала большой палец сначала к промокашке, а затем к чистому листу на столе.

– Кажется, отпечаток достаточно четок, – сказала она. – Вы можете сравнить его с тем, что на правах.

– У вас случайно нет увеличительного стекла? – спросил Мейсон.

– Нет. Хотя… подождите минутку.

Она открыла другой ящик письменного стола, поискала там и достала увеличительное стекло.

Мейсон открыл свой портфель, достал бумажник с карточками, вынул калифорнийское водительское удостоверение и внимательно сличил отпечатки пальца на листе бумаги и на правах. Удостоверившись, он достал сумочку из портфеля и передал ее миссис Хастингс.

– Тут все, кроме револьвера, – сказал адвокат. – Он у меня в столе.

– Почему?

– Он может стать уликой.

– Уликой чего?

– Убийства.

Она молча смотрела на Мейсона с ужасом в глазах.

– Откуда у вас револьвер? – спросил Мейсон.

– Его дал мне муж.

– Где он его взял?

– Купил.

– Почему он дал его вам?

– Потому что мне приходится ездить по ночам.

– Что случилось прошлой ночью?

– Мы с мужем достигли договоренности.

– О разделе имущества?

– Да.

– Вы знаете адвоката по фамилии Бэннер? – спросил Мейсон.

– Хантли Л. Бэннера? – спросила она с презрением в голосе.

– Да. Кто он?

– Это адвокат моего мужа. Я думаю, что именно из-за него и распадается наш брак.

– Вы сказали распадается?

– Как, по-вашему, что я здесь делаю? – спросила она, делая жест рукой, показывая на обстановку в квартире. – Подтверждаю свое проживание в этом штате.

– Чтобы получить развод?

– Да.

– По взаимному согласию?

– Разумеется. Все расходы оплачивает мой муж.

– Сегодня днем я разговаривал с мистером Бэннером, – сообщил Мейсон.

– И почему вы решили встретиться с ним?

– Он сам связался со мной, – сказал Мейсон. – Он заявил, что вы позвонили к нему в офис и сообщили, что собираетесь поручить мне вести ваше дело о разделе имущества.

– Но почему он это сказал? – удивилась Аделла Хастингс. – Я не звонила ему, и у меня не было необходимости нанимать адвоката. Мы с мужем без труда достигли соглашения. Мы встречались, чтобы договориться о некоторых вопросах в связи с нефтеносными участками.

– Мистер Бэннер сказал мне, что он уполномочен вести переговоры в связи с разделом имущества.

– Я не понимаю, – пожала плечами Аделла Хастингс.

– Не понимаете чего?

– Почему Гейрвин не позвонил Хантли Бэннеру и не сказал ему, что все улажено. Когда Бэннер звонил вам?

– Примерно около двух часов дня, может быть, чуть позже. Я не обратил внимания на время.

– Но ведь Гейрвин собирался утром позвонить ему…

– Это было сегодня утром?

– Да.

– По всей видимости, – сказал Мейсон, – ваш муж не сделал этого. Почему он не позвонил, как вы думаете?

– Не знаю. Он сказал, что позвонит. И я знаю, что он сдержал бы свое слово.

– Вероятно, – сказал Мейсон, – он все-таки не звонил.

– Я не могу этого понять. Это так не похоже на него. Он…

Мейсон показал на телефон.

– Почему бы вам не позвонить мужу, – посоветовал адвокат, – и не спросить, в чем дело.

– Да, – согласилась Аделла Хастингс, – это хорошая мысль. – Она подошла к телефону, набрала номер междугородной связи и сказала: – Я хочу заказать разговор с Гейрвином С. Хастингсом из Лос-Анджелеса. Он оплатит счет. Это личный разговор. Говорит миссис Хастингс. – Она сообщила оператору номер своего телефона и номер телефона в Лос-Анджелесе и села в кресло, ожидая ответа, не отводя трубку от уха.

– Вы всегда заказываете разговор за счет того, кому вы звоните? – спросил Мейсон.

– Только мужу, – ответила она. – Он сам просил. В этом случае он знает, что звоню я и откуда звоню. Ему не нравится, когда кто-то звонит ему по телефону, и он не знает, кто именно.

– Разве у него нет секретаря для решения подобных вопросов? – удивился Мейсон.

– Разумеется, но не дома и не вечером. Он… – Она не договорила, а сказала в трубку: – Вы уверены? Нет, я думаю, все в порядке. Аннулируйте, пожалуйста, заказ. – Положив трубку на место, она посмотрела на Мейсона и сказала: – Я ничего не понимаю. Оператор междугородной связи утверждает, что там включен автоответчик. Можно передать сообщение, которое будет записано на пленку, и когда придет хозяин, он сможет прослушать запись.

– Я пытался звонить по этому телефону, – сказал Мейсон, – и получил такой же ответ.

– Вы звонили?

– Да.

– Когда?

– Днем, когда мы проверили содержание вашей сумочки.

– Ничего не понимаю, – повторила Аделла Хастингс. – Не понимаю, почему Гейрвин не позвонил Бэннеру и не рассказал ему о нашем соглашении?

– Он должен был сделать это сегодня утром?

– Да.

– Вас утром дома не было?

– Нет. У меня были другие дела.

– Какие?

– Не думаю, что об этом следует рассказывать вам, мистер Мейсон.

– Ладно, – сказал адвокат. – Попробуем с другой стороны. Вы были с мужем прошлую ночь?

– Да.

– Вы достигли с ним соглашения?

– Да.

– Он должен был позвонить своему адвокату Хантли Бэннеру и сказать ему, чтобы он подготовил для подписания некоторые документы. Он должен был сделать это рано утром?

– Да.

– Бэннеру ваш муж не звонил, – сказал Мейсон. – Вчера у вас украли сумочку, которую сегодня днем оставили в приемной моего офиса. В сумочке был револьвер тридцать восьмого калибра. Во время обеда ко мне в офис пришла женщина в больших темных очках, что сделало почти невозможным опознать ее, и сообщила, что ее зовут миссис Хастингс, что она пришла по важному делу, что она в опасности и ищет моей защиты. Через несколько минут она сказала, что должна ненадолго выйти. Обратно она не вернулась. Вашу сумочку она оставила у меня в офисе. В той сумочке был ваш револьвер. Из револьвера было сделано два выстрела. Ваш муж сегодня не сделал того, что должен был сделать. На звонки он не отвечает. Теперь представьте, миссис Хастингс, что какая-то женщина украла вашу сумочку и вскоре после вашего ухода из дома пришла к вашему мужу, дважды выстрелила в него и ваш муж сейчас мертв. Представляете, в каком положении вы оказываетесь?

Она побледнела, затем в ее глазах появилось подозрение.

– Одну минутку, – сказала миссис Хастингс. – Вы ведете со мной игру?

– Какую еще игру? – поморщился Мейсон.

– Вы представляете клиента, который украл мою сумочку, и сейчас вы пытаетесь сделать из меня козла отпущения?

– Мой мистический клиент украл сумочку до того, как вы виделись с мужем? – спросил Мейсон.

– Да, именно тогда он и украл ее.

– Вы сообщили мужу, что сумочку украли?

– Естественно.

– Вы были одни с ним прошлой ночью?

– Да.

– У вас не было денег?

– Когда я приехала к нему, денег у меня не было, – сказала она. – Мой муж дал мне пятьсот долларов на первое время. Я купила новую сумочку и кошелек.

– Вы управляли автомашиной без водительских прав?

– Да.

– Вы не подали заявления о том, что права у вас украли?

– Нет. Я собиралась сделать это завтра утром. Хотела сообщить в полицию, что у меня украли сумочку.

– Собирались ли вы говорить полиции, что в сумочке был револьвер?

– Нет, конечно. Я не имела представления, что револьвер находится в сумочке.

– Я прибыл сюда чартерным рейсом, – сказал Мейсон, – и собираюсь сегодня же вернуться в Лос-Анджелес. Я боялся, что вы находитесь в беде. Сейчас я предлагаю вам лететь вместе со мной, чтобы вы могли пойти в свой дом и все выяснить. Есть ли у вашего мужа секретарь, который приходит в дом в дневное время?

– Нет, если он не вызывает его специально. У мужа свой офис, и большую часть работы он выполняет там.

– Назначены ли у него встречи на сегодня?

– Я не знаю.

– Можете ли вы узнать, принимал ли он сегодня кого-нибудь?

– Я могу позвонить Симли Бейсону, – ответила она.

– Кто это?

– Руководитель аппарата офиса моего мужа. Он очень близок к Гейрвину.

– Ближе Бэннера?

– О, этот Бэннер, – сказала она с отвращением. – Это просто адвокат, который старается пробить себе дорогу. Я хотела, чтобы Гейрвин увидел его в истинном свете, но он загипнотизировал моего мужа. Поверьте, в отношении Симли это Бэннеру не удалось. Симли хорошо знает, что за человек этот Бэннер – авантюрист и самонадеянный интриган… Нечистоплотный адвокат, который пытается заставить моего мужа во всем полагаться на него при решении деловых и юридических вопросов. Я хочу позвонить Симли.

Она сняла трубку и заказала разговор с Симли Бейсоном.

– У вас есть номер его домашнего телефона? – спросил Мейсон.

– Разумеется, – пожала она плечами. – Не будьте так подозрительны, мистер Мейсон. Впрочем, для адвоката это нормально… После замужества я выполняла некоторые секретарские обязанности. До этого я была секретаршей в фирме моего мужа и звонила Симли Бейсону сотни раз… – Она услышала в трубке ответ и сказала: – Алло, Симли? Говорит Аделла Хастингс. У меня все в порядке. Да, я в Лас-Вегасе. Правильно, вчера я ездила в Лос-Анджелес. Только недавно вернулась обратно. Да, все нормально. Симли, я пытаюсь связаться с Гейрвином, но мне никто не отвечает, срабатывает автоответчик. Что? Он ничего не сказал? Да, странно… Нет, нет, я думаю, что все в порядке. Возможно, что-то случилось, и ему пришлось выехать из города. Это не похоже на него, но… Нет, спасибо. Извини, что побеспокоила. Я хотела поговорить с ним. Позвоню ему завтра. Симли, сообщи мне, если что-нибудь о нем узнаешь. Скажи, что я хочу видеть его. Ну, это не совсем конфиденциально. И да, и нет. Мы с ним договорились о разделе собственности. Да, да, спасибо. Я не знаю… Сегодня утром он обязательно должен был позвонить Хантли Бэннеру. Очевидно, что он этого не сделал. Бэннер до сих пор думает, что должен заниматься переговорами о разделе собственности. Он пытается сделать так, чтобы быть незаменимым для Гейрвина, чтобы он все больше полагался на него… Я знаю, что ты сделаешь это, Симли. Я ведь не жадная. Мне известно, что это не общая собственность, но я отказалась от хорошей работы, от карьеры, растеряла деловые связи. Я была хорошей женой Гейрвину, по крайней мере, в течение этих полутора лет, и все было бы в порядке, если бы не Бэннер. Я знаю, что у тебя есть другие дела, кроме разговора по телефону о Хантли Бэннере. Когда увидишь Гейрвина, скажи ему, что я звонила ему. Завтра утром он обязательно будет на работе, если у него назначена эта важная встреча. Хорошо. Спасибо. До свидания. – Она повесила трубку и посмотрела на Мейсона: – Весь день моего мужа не было в офисе. Это очень странно. Хотя у него и не было назначено никаких встреч, но он должен был продиктовать несколько важных писем. Завтра на десять часов у него назначена очень важная деловая встреча, и, несомненно, он приедет в офис.

– При условии, что он еще жив, – заметил адвокат.

– Мистер Мейсон, вы говорите как адвокат. Вы всегда предполагаете худшее. Вы почти убедили меня, что мой муж мертв и убит именно из того револьвера.

– Сейчас я сам почти убежден в этом, – сказал Мейсон.

– Вы становитесь все более похожи на Хантли Бэннера, – усмехнулась Аделла Хастингс. – Кажется, все адвокаты одинаковы. У моего мужа множество разных дел, и думаю, что просто что-то случилось и ему пришлось неожиданно выехать из города. Поскольку у него не было назначено встреч, он не появился на работе.

– И не позвонил? – спросил Мейсон.

– В вашем вопросе звучит тревога, – сказала она. – Если он не появится завтра в десять часов утра… Но он появится.

– Хочу сделать вам предложение, миссис Хастингс. Я возвращаюсь в Лос-Анджелес на арендованном самолете. Мне кажется, вам лучше лететь вместе с нами и самой выяснять, все ли в порядке дома.

– А если что-то не в порядке? – спросила она.

– Тогда мы сообщим в полицию.

– Тогда все, что я вам рассказала, будет выглядеть абсолютно неправдоподобным. Я что, должна буду сказать полицейским, что вылетела из Лас-Вегаса, поскольку внезапно почувствовала, что что-то случилось с моим мужем?

– Я пойду с вами, – пообещал Мейсон. – Мы войдем в дом вместе. Если там что-то случилось, сообщим в полицию. Я возьму на себя всю ответственность.

– А если все в порядке, мистер Мейсон, то мой муж поднимет на смех нас обоих. Вам, возможно, это безразлично, но это может разрушить достигнутое нами соглашение о разделе собственности. Спасибо, что возвратили мне мои вещи, мистер Мейсон. Я думаю, что позднее я обращусь к вам за помощью в составлении договора о разделе собственности, поскольку Хантли Бэннеру я не доверяю.

– А револьвер? – спросил Мейсон.

– Револьвер, – нахмурилась она. – Вы уверены, что из него сделаны два выстрела?

– Да.

– Я всегда держала его полностью заряженным.

– И кто-то украл его из квартиры?

– Конечно. Я же уже сказала вам.

– Так вы не полетите вместе с нами? – снова спросил Мейсон.

– Нет, я хочу, чтобы вы перестали интересоваться этим делом. Теперь вы знаете, что со мной все в порядке, и вернули мне мою сумочку. Я думаю, что свяжусь с вами, но я не хочу, чтобы… Я не хочу, чтобы вы разбили лодку. Вы понимаете меня?

– Понимаю, – вздохнул Мейсон.

Глава 4

Летчик арендованного самолета встретил такси, на котором Делла Стрит и Мейсон приехали в аэропорт.

– Вот приятный сюрприз, – признался он. – Я думал, что вы приедете на несколько часов позднее. Что случилось, вы проиграли в рулетку все деньги?

– Проигрались до цента, – усмехнулся Мейсон.

– Он дурачит вас, – сказала Делла. – Он думал о вашей жене.

– Для нее это, конечно, будет полной неожиданностью, – сказал летчик. – Вы готовы к отлету?

– Да, пойдемте, – ответил Мейсон.

Они подошли к самолету, забрались в кабину и пристегнули ремни. Пилот прогрел мотор, поднял самолет в воздух и сделал широкий круг над ярко освещенным Лас-Вегасом.

– Я полагаю, – сказала Делла, любуясь городом внизу, – что здесь остается много денег почти из всех штатов. Когда думаешь, что за счет игорного бизнеса оплачиваются все налоги штата Невада, приходишь к выводу, что основное финансовое бремя несут туристы.

– Вы удивитесь, когда узнаете, какой доход дает это Калифорнии, – сказал пилот.

– Почему же? – спросил Мейсон.

– Если бы не полеты в Лас-Вегас, нам, например, пришлось бы закрыть свою компанию, – сказал пилот. – Лас-Вегас дает возможность процветать нашим авиалиниям. Развлекательный бизнес приносит большие деньги и отелям – ведь большая часть артистов, выступающих в Лас-Вегасе, проживает в Калифорнии. В общем, это большой бизнес. Следует иметь в виду, что только немногие теряют в казино денег больше, чем могут себе позволить. Чаще всего игра идет не на тысячи долларов. Большинство людей приезжает сюда развлечься, и они готовы заплатить пятьдесят или сто долларов, чтобы почувствовать прелесть игры. Если как следует подумать, то возникает мысль о том, что власти хорошо осведомлены о размерах бизнеса, берущего свое начало в Калифорнии. Сегодня представитель торговой палаты Южной Калифорнии делал проверку чартерных рейсов.

– Что вы имеете в виду под «проверкой чартерных рейсов»? – спросил Мейсон.

– Это был рутинный опрос, – ответил пилот. – Они выясняли, как часто мы летаем в Лас-Вегас, какой процент это составляет от наших полетов вообще и тому подобное.

– Интересовались ли они, – спросил Мейсон, – фамилиями пассажиров, летающих чартерными рейсами?

– Конечно. Они хотели знать, были ли это индивидуальные полеты или групповые, были ли это наши постоянные клиенты или случайные.

– Спрашивали ли они фамилии? – повторил Мейсон.

– Да, они интересовались фамилиями, – ответил пилот. – Но я подумал, что это личное дело пассажиров, и ответил им, что сообщать фамилии клиентов не в правилах нашей компании.

Мейсон многозначительно посмотрел на Деллу Стрит, и она понимающе кивнула головой, доставая блокнот для стенографирования.

– Они назвались представителями торговой палаты? – спросил Мейсон у пилота.

– Да.

– Их было двое мужчин или один?

– Нет, это была женщина. Настоящая красавица.

– Не могли ли бы вы описать ее?

Летчик оторвал взгляд от приборов и внимательно посмотрел на пассажира.

– Зачем это вам? Что-нибудь не так?

– Не знаю, – пожал плечами Мейсон. – Просто интересуюсь. Так как же выглядела эта женщина?

– Ну… Ей лет тридцать, хорошая фигура, невысокого роста, красивые черты лица, голубые глаза… Нет, скорее серые.

– Блондинка или брюнетка?

– Брюнетка.

– Полная?

– Нет. Фунтов сто пятнадцать.

– Откуда вы узнали, что она из торговой палаты? Она показала вам удостоверение?

– Да нет. Она сама сказала, что из торговой палаты, и не делала из этого никакого секрета. Подошла и сообщила, что они пытаются собрать деловую статистику, охватив все чартерные рейсы в течение месяца. Так же они опрашивают ряд пассажиров, прилетающих в Лас-Вегас регулярными рейсами.

– Учитывают ли они автомобили из Калифорнии? – спросил Мейсон.

– Она об этом ничего не сказала.

– Все это очень интересно, – сказал Мейсон и посмотрел на Деллу Стрит, которая записывала весь разговора и зафиксировала описание молодой женщины, производившей опрос.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Поделиться ссылкой на выделенное