Эрл Гарднер.

Дело о длинноногих манекенщицах

(страница 2 из 13)

скачать книгу бесплатно

Она покачала головой.

– Нет, она появилась позже. В то время путеводной звездой младшего была Ева Эллиот, хотя он стал к ней охладевать. Ему нравятся длинноногие манекенщицы с пышными формами и все такое. Думаю, что Стефани как раз из таких. Младший уговорил отца принять Еву Эллиот на работу с баснословным окладом. Она весьма живописна, недобросовестна и тщеславна. Возможно, я злая кошка, но она мне не по душе. Как секретарша она может только стучать на машинке и красиво дефилировать по кабинету, подражая кинозвездам.

– Тогда как удается ей справляться с делами Гарвина?

– Это мне тоже хотелось бы знать! – фыркнула Мэри.

– Я думаю, Гарвин сейчас в Лас-Вегасе. Где он там мог остановиться?

Мэри подумала немного и ответила:

– Девять шансов из десяти за то, что это мотель «Два кольца» – самый шикарный сегодня. Впрочем, Ева Эллиот должна знать, где он.

– Говорит, не имеет понятия.

Мэри покачала головой.

– Странно – это совершенно не похоже на Гомера. Он всегда держит связь с офисом. Даже когда он хотел скрыться от всех, он все равно периодически звонил мне на случай, если возникнет ЧП и я смогу быстро сообщить ему.

– Ну, Ева Эллиот, по-видимому, совершенно не в курсе, где он, – сказал Мейсон. – Хотя, возможно, просто врет.

– Да, возможно, – сказала Мэри, смеясь. – Я не хочу настраивать вас против нее, мистер Мейсон, но знаете, когда девушка выходит замуж, все меняется в ее жизни. Если бы мне раньше сказали, что я уйду от мистера Гарвина, я бы решила, что этот человек ненормальный. Но… знаете, на первых порах я даже предложила помощь Еве Эллиот, чтобы ознакомить ее со всеми делами, но она ответила, что справится сама. Я ушла и думала, что она позвонит, ведь одной очень трудно сразу во всем разобраться. Но от нее ни звука.

Потом, через несколько дней, я заглянула к ним, сказала, что ходила по магазинам и зашла поболтать с мистером Гарвином, и предложила ей помочь. В ответ одна официальность и холод. Мне было заявлено, что мистер Гарвин на совещании.

Месяца через два я снова зашла в офис. И опять та же ледяная вежливость. Мы поговорили минут пятнадцать, но она не сообщила мистеру Гарвину о моем приходе, а я, естественно, не стала навязываться. Так и ушла. В конце концов, подумала я, надо будет – сам позвонит.

– Ну и как, звонил?

Она быстро заморгала и покачала головой. Помолчала немного и продолжала:

– Господи! Я им могла понадобиться сотни раз. Я еще могу понять, почему не звонила Ева Эллиот, эта «ушибленная» театром, но хоть убейте меня, не пойму, почему Гомер не обратился ко мне за помощью и не спросил о том, что я знаю назубок. Чтобы раскопать нужную информацию, Еве Эллиот придется переворошить уйму папок, а даже если бы она нашла ее, то все равно не знала бы, что с ней делать.

– А сами не пытались звонить Гарвину?

– Нет. Я… Знаете… мне казалось, что он первый позвонит мне. Я не хочу, чтобы эта его новая секретарша в третий раз выставила меня за дверь.

– Ну что ж, – сказал Мейсон, заканчивая разговор, – звоните и заглядывайте к нам, когда сможете.

Мы с Деллой будем очень рады вас видеть.

– Конечно, загляну, мистер Мейсон. Господи! Я так рада, что увидела вас снова! Совсем как в добрые старые времена.

Она остановилась в дверях, задумчиво глядя ему вслед, пока он шел к такси, и еще долго так стояла, следя за машиной, умчавшей Перри Мейсона.

Глава 3

– Ну как, узнали что-нибудь? – спросила Делла Стрит, когда Мейсон вошел к себе в кабинет.

– Ага. Не знаю, правда, насколько это точно, но атмосфера в офисе Гарвина смердит… Да… Так с каких пор мы о нем ничего не слышали, Делла?

– Можно посмотреть по счетам…

– Пожалуйста, сделай это побыстрее.

Делла Стрит вышла в приемную и вернулась минуты через две.

– Чуть больше года.

– Иными словами, с нами никаких контактов после появления новой секретарши, – заметил Мейсон.

– Может быть, у него просто не было оснований обращаться к вам.

– С ее приходом у Гарвина многое изменилось. О’кей, Делла, попробуем кое-что выяснить. Вполне возможно, что у него теперь другой адвокат. Позвони-ка в этот мотель в Лас-Вегасе и узнай, остановился ли у них Гомер Гарвин. Скажи, что его разыскивает Перри Мейсон. Только проверь, чтобы там не переврали мое имя.

– Бегу, – весело ответила Делла. – Я скажу Герти, чтобы она занялась этим.

Она направилась на коммутатор и, отдав телефонистке необходимые инструкции, вернулась обратно.

Не прошло и пяти минут, как зазвонил телефон. Мейсон кивком головы указал Делле, чтобы она взяла трубку.

– Алло… Да, он здесь. Минуточку, мистер Гарвин. Я передаю ему трубку.

– Привет, Гомер. Это Мейсон.

На другом конце провода прозвучало настороженное:

– О да, Перри, привет.

– Ты можешь говорить свободно? – спросил адвокат.

– Только в определенной степени, – ответил Гарвин.

– Мне нанесла визит одна высокая брюнетка с серыми глазами, которая располагает сорока процентами акций одной компании, где у вас также имеется свой пай. К ней был проявлен повышенный интерес со стороны постороннего лица…

– Стоп, все понятно! – оборвал его Гарвин. – Не продолжай. Я перезвоню сам. Где я смогу найти тебя через час?

– Я у себя в офисе, – ответил Мейсон.

– Сиди на месте и жди моего звонка. Пока. – В трубке раздались длинные гудки.

– Стало быть, – произнес Мейсон, – у меня целый час свободен… Да, но это будет уже после пяти… Спроси у Герти, не могла бы она задержаться на…

– У нее вечером свидание, но я с удовольствием подменю ее, шеф.

– Черт возьми! – воскликнул Мейсон. – К чему такая таинственность… Хотя… вполне возможно, что он говорил из вестибюля или из другого места, где полно народу. Впрочем, подождем, что скажет Гарвин.

И адвокат погрузился в юридический справочник. Он обладал удивительной способностью сосредоточиваться на том, что в данный момент его интересовало, все другие дела в такие минуты для него просто переставали существовать.

В пять часов Делла Стрит закрыла адвокатскую контору и села за коммутатор в ожидании звонка Гарвина. Спустя двадцать минут раздался звонок. Мейсон взял трубку и услышал голос телефонистки с междугородной станции: «Ваш абонент на линии», – потом послышался звон монет, сыплющихся в автомат.

– С какой стати ты решил так оплачивать разговор? – спросил Мейсон, услышав знакомый голос. – Почему не заказать его в кредит? У тебя же здесь счет.

– Знаю, – ответил Гарвин. – Ты можешь в общих чертах рассказать, в чем дело, Перри? Только никаких имен!

– Дело в том, что молодая леди, о которой я уже упоминал, получила определенное предложение. Некто, возможно представляющий интересы организации, центр которой расположен там же, где сейчас находишься ты, собирается завтра утром начать переговоры с ней. Она считает, что будет лучше, если вы оба придете к общему решению, потому что, действуя в одиночку, можно потерпеть фиаско.

– Понятно.

– Надеюсь, я не оторвал тебя от важных дел? – продолжал Мейсон. – Между прочим, чертовски много времени ушло на то, чтобы отыскать тебя.

– Нет, нет, все в порядке, Перри. Но все-таки как ты меня отыскал?

– Через Мэри Арден, вернее, Мэри Барлоу.

– Но я не говорил ей, где буду.

– Она знала, где искать тебя в Лас-Вегасе.

– Какого черта не позвонил в мой офис? Зачем надо было обращаться к секретарше, которая не работает у меня больше года, и…

– Успокойся, – прервал его Мейсон. – Я разговаривал с Евой Эллиот. Она ничего не могла сообщить.

– Что?!

– Не знала, где тебя искать.

– Что ты там мелешь? – в голосе Гарвина послышалось раздражение. – Я держу с ней связь. Я все время поддерживаю связь с офисом.

– Не знаю, может, ты с ней связывался после моего визита. Я был у вас… около половины третьего или, может быть, без четверти три, не помню точно. Она сказала, что не знает, где ты находишься сегодня.

– Я с ней разговаривал сегодня утром в половине двенадцатого и второй раз без четверти два.

– Может быть, она считала, что не имеет права разглашать подобную информацию. Не стоит переживать из-за этого.

– Переживать! – воскликнул Гарвин. – Да я… Ну ладно, может, ты и прав. Послушай, а ты не можешь сообщить имя того, с кем эта дама имеет дело?

– Она постоянно называла его мистером Икс.

– Мне кажется, я знаю этого типа, – сказал Гарвин. – Он держится в тени и тем более опасен. Что я хотел бы от тебя, Перри. Я хочу, чтобы ты взял эту женщину под защиту. Передай ей, что ты в этом деле представляешь мои интересы до тех пор, пока я сам не займусь этим. Выясни, кто пытается вступить с ней в переговоры, узнай его имя и адрес и немедленно сообщи мне. Звони сюда. Если меня не будет, спроси Люсилл. Ей все передашь.

– Просто Люсилл?

– Да.

– Ты определился с ценой на свои акции? – спросил Мейсон.

– Пока нет, – ответил Гарвин. – Сначала хочу знать наверняка, сколько собираются мне предложить. Может быть, этот тип ничего не предложит. Я хочу также, чтобы он знал, что мы оба в курсе событий. Если он будет считать, что имеет дело только с одним человеком, да еще с женщиной, невозможно предугадать, что произойдет. Перри, у меня осталась одна минута, ко мне сейчас должны прийти, и… О, ну все… Извини. Будь осторожен. До свидания.

На другом конце провода раздался щелчок, и связь оборвалась.

Глава 4

Едва часы пробили десять, как в адвокатской конторе появилась Стефани Фолкнер. Мейсон задумчиво взглянул на нее.

– Я разговаривал с Гомером Гарвином.

– Где же он?

– Он звонил мне, – ответил Мейсон, – по телефону-автомату из Лас-Вегаса и поручил вести это дело. Просил также связаться с тем человеком, которого вы называете мистером Икс, и вообще вплотную заняться им, узнать, что он собой представляет. Гарвин не хочет называть цену за свои акции, пока не прояснится ситуация.

– Понятно, – задумчиво сказала она.

– Вас это устраивает? – спросил Мейсон.

– Это, пожалуй, не совсем то, на что я рассчитывала, но все, что устраивает Гарвина, устроит и меня.

– Вы не расскажете, кто такой этот мистер Икс и где сейчас найти его?

Стефани сперва заколебалась, но все же ответила:

– Его зовут Джордж Кассельман. Я должна встретиться с ним в районе Эмброуз сегодня вечером в половине девятого. Чтобы вам не искать, скажу сразу адрес: Кристин-Драйв, 948, квартира 211. Пожалуйста, передайте мистеру Гарвину, что я буду руководствоваться его желаниями в этом деле. Я, конечно, пойду на это деловое свидание, но только ради того, чтобы выяснить, чего он добивается. Большое спасибо вам за то, что вы оказались столь терпеливы и уделили мне много времени. Всего вам доброго.

Она поднялась, улыбнулась на прощанье и быстро вышла из кабинета Мейсона.

Делла Стрит повернулась к шефу.

– Держу пари, что она сбежала из-за того, что испугалась, как бы вы не стали задавать неудобные вопросы. Пойду-ка поговорю с Герти. Конечно, ей в голову приходят самые нелепые мысли, но зато она очень наблюдательна и, сидя в приемной, замечает так много, что порой мне кажется, она самый настоящий психолог.

Делла вышла в приемную, чтобы влететь обратно через секунду с газетой в руках.

– Ну вот, пожалуйста!

– Что такое?

– Гомер Гарвин-младший вчера вечером прилетел домой и привез с собой молодую жену. Они обвенчались в Чикаго.

– О!

– Это все благодаря Герти. Она неисправимый романтик. Никогда не пропустит колонку светской хроники и брачные объявления. Не хотите взглянуть на Гомера Гарвина с женой? Их сфотографировали, когда они сходили с самолета.

Мейсон стал задумчиво рассматривать фотографию.

– Хорошенькая девушка, – наконец сделал вывод Мейсон. – Что о ней известно?

– В прошлом очень популярная манекенщица. Работала на одном из курортов в Лас-Вегасе. Молодой Гарвин познакомился с ней два месяца назад.

– Быстро он подсуетился, – заметил Мейсон.

– Или она, – уточнила Делла.

– Вместе с тем это многое проясняет. Звони в этот мотель в Лас-Вегасе, Делла. Попробуй разыскать Гомера Гарвина. Если его нет на месте, спроси Люсилл, и пусть она передаст, что человек, который его интересует, – Джордж Кассельман. Адрес: Кристин-Драйв, 948, квартира 211.

Делла Стрит кивнула, вышла из кабинета и вернулась минут через десять.

– Его не удалось разыскать, шеф, но я переговорила с Люсилл и оставила ей все координаты.

– Не узнала ее фамилию или еще что-то?

– По манере разговаривать я поняла, что она администратор в этом мотеле. Я просто попросила Люсилл, и женщина, которая мне ответила, сказала, что она и есть Люсилл. Я назвалась, тогда она спросила, не надо ли что-нибудь передать для мистера Гарвина. Я сказала про Кассельмана. Вот и все.

Мейсон закурил сигарету и, нахмурившись, надолго задумался.

– Так что будем делать? – не выдержала Делла Стрит.

– Думаю, что при данных обстоятельствах, – ответил Мейсон, – я имею полное право этим вечером нанести визит Кассельману, прежде чем это сделает Стефани Фолкнер. Кроме того, нам надо еще подумать о свадебном подарке Гомеру Гарвину-младшему. Ты, пожалуйста, займись этим, Делла… что-нибудь долларов на пятьдесят.

– Думаете, Кассельман захочет с вами разговаривать?

– Не знаю, но если он окажется дома, будь уверена, разговор состоится!

Глава 5

Ровно в восемь часов вечера Мейсон припарковал свою машину напротив многоквартирного дома. Перешел на другую сторону улицы и подошел к подъезду.

Справа от двери он увидел длинный ряд кнопок и около каждой табличку с фамилией и номером владельца квартиры. Рядом с табличкой торчало старомодное переговорное устройство. Возле кнопки с номером 211 стояла фамилия Кассельмана. Мейсон нажал кнопку и сразу же услышал ответ:

– Кто там?

– Мистер Мейсон.

– Что вам угодно?

– Хочу поговорить с вами.

– По какому поводу?

– По поводу акций.

Через минуту запищал зуммер и щелкнул электрический замок входной двери. Мейсон толкнул ее, поднялся на второй этаж и зашагал по коридору к двери, в проеме которой угадывалась фигура мужчины.

– Вы Мейсон?

– Да. А вы Кассельман?

– Правильно.

– Я хочу переговорить с вами насчет определенных акций. Я представляю интересы Гомера Гарвина. Это имя о чем-нибудь говорит вам?

Мужчина, чей силуэт смутно вырисовывался на пороге ярко освещенной комнаты, внезапно отступил назад. Теперь Мейсон смог разглядеть его лицо. Это был стройный подвижный человек лет тридцати пяти, с резкими тонкими чертами. Он широко улыбнулся:

– Разумеется, разумеется, мистер Мейсон. Его имя мне отлично известно. Пожалуйста, проходите.

Потом, бросив взгляд на наручные часы, Кассельман спросил:

– Можно спросить, как вы меня отыскали?

– Я адвокат, – ответил Мейсон, как будто это объясняло все.

– О да, понимаю, все же… Впрочем, постойте, вы случайно не Перри Мейсон?

– Я самый.

– Ну и ну! Вот это сюрприз!

Кассельман протянул руку. Они обменялись рукопожатиями. У Кассельмана были цепкие, сильные пальцы.

– Садитесь, Мейсон, садитесь, прошу вас. Хотите выпить?

– Нет, спасибо. У меня совсем нет времени.

Кассельман снова посмотрел на часы.

– У меня тоже времени в обрез, адвокат: скоро еще одна деловая встреча. Тогда, может быть, перейдем к делу?

Мейсон кивнул, опустился в кресло и вынул сигарету из портсигара.

– Думаю, вам известно, мне принадлежат сорок пять процентов акций корпорации, – начал Кассельман.

– Известно.

– Пятнадцать процентов принадлежат вашему клиенту, и сорока процентами владеет Стефани Фолкнер.

– М-да, – произнес Мейсон, пуская колечки дыма и поудобнее устраиваясь в кресле.

– В Неваде много разных корпораций, – продолжал Кассельман. – Там легализованы азартные игры, и это имеет большое значение.

– Само собой разумеется.

– Игорный бизнес привлекает игроков, – сказал Кассельман.

– О да!

– А поскольку в других штатах азартные игры запрещены, то их деятельность зачастую ассоциируется с нарушением законов.

– Конечно.

– И этот нюанс многие не улавливают, сталкиваясь с ситуациями такого рода.

– Я улавливаю.

– Но давайте перейдем к сути. Как оценивает Гарвин свои акции?

– Что вы можете предложить?

– Я готов сделать одно предложение, которое является окончательным и бесповоротным.

– Что это за предложение?

– Я плачу за эти пятнадцать процентов тридцать тысяч долларов.

– Они стоят дороже.

– Это вопрос спорный. У вас свое мнение. У меня – свое. По-моему, эти акции стоят тридцать тысяч только потому, что в мои руки переходит контрольный пакет.

– Я передам ваше предложение моему клиенту, но не думаю, что он его примет.

– Больше мы не можем предложить. Однако разрешите, мистер Мейсон, обратить ваше внимание на один момент.

– Какой?

– Если вдруг мы приобретем контроль над корпорацией, данное предложение, разумеется, аннулируется. После этого мы покупаем акции Гарвина уже по той цене, которую сами назначим.

– Я так не думаю, – ответил адвокат.

– Почему?

– Потому что вы не отдаете себе отчета в том, сколько неприятностей может доставить корпорации вроде вашей отдельный владелец акций.

– Возможно, вы не отдаете себе отчета, с кем вам придется иметь дело?

– Вполне возможно, что другие не отдают себе отчета, с кем им придется иметь дело?

– Послушайте, Мейсон, давайте вести разговор по-деловому. Не будем переходить на личности. Учтите, вам может не поздоровиться.

– Меня трудно запугать, – холодно произнес Мейсон. – Послушайте, черт возьми, что я теперь скажу: происходит убийство Глейна Фолкнера, потом появляетесь вы и скупаете три пакета акций у перепуганных держателей… но Гарвина трудно запугать, меня – тем более.

Кассельман помолчал, потом сказал:

– Я не хочу иметь неприятности.

– Не надо напрашиваться на них, – отрезал Мейсон. – К вашему сведению, Гарвин не собирается продавать свои акции, чтобы вы не захватили корпорацию в свои руки и не выкупили акции Фолкнера по вашей собственной цене. Мы предложим вам эти акции только в том случае, если вы купите их вместе с акциями Стефани Фолкнер по одной цене.

– Хорошо, я покупаю их за такую же цену.

Внезапно зазвонил телефон. Кассельман нервно вскочил, извинился и выбежал в соседнюю комнату. До Мейсона стали долетать отдельные обрывки фраз.

– Алло… нет, нельзя… Только не сейчас!.. – Он с минуту слушал и что-то тихо добавил. Затем послышалось: – О’кей, через пару минут.

И Кассельман, не попрощавшись, повесил трубку.

Вернувшись в комнату, Кассельман взволнованно произнес:

– Мистер Мейсон, прошу меня извинить. Но ко мне в восемь тридцать должны прийти, и тут возник один очень важный вопрос, который надо быстро решать.

– Я понимаю. – Мейсон направился к двери. – Вы не дадите номер своего телефона?

– Очень сожалею, он не для широкого круга.

Мейсон продолжал стоять у двери, не торопясь уходить.

– Хорошо, хорошо, Белдинг 6-9754.

– Спасибо, – поблагодарил Мейсон и вышел в коридор. Кассельман не захотел протянуть руку на прощанье и быстро захлопнул дверь, на которой, как успел заметить Мейсон, замок был не пружинного типа.

Перри вышел на улицу, сел в машину и стал ждать. Через несколько минут к дому подъехал автомобиль, из которого выскочил Гомер Гарвин-старший и вбежал в подъезд.

Мейсон хотел было нажать на клаксон, но что-то в поведении Гарвина насторожило его, и он передумал, продолжая не без любопытства наблюдать за тем, как дальше будут разворачиваться события.

Гарвин открыл входную дверь своим ключом и вошел внутрь. Три-четыре минуты спустя он вышел из дома, сел в машину и с большим трудом выехал со стоянки, так как перед ним кто-то поставил свою машину.

Мейсон два раза просигналил, но Гарвин, поглощенный маневром, не обратил на его сигналы внимания. Едва он отъехал, как к автостоянке подъехала Стефани Фолкнер. Очевидно, она заметила отъезжающего Гарвина, но не подала виду. Не заметив Мейсона, она поставила машину, быстро направилась к дому и собиралась нажать кнопку звонка, когда дверь открылась и показалась полная женщина лет сорока. Увидев Стефани, она вежливо придержала дверь, пропуская ее вперед.

За время наблюдения в дом вошли только Гомер Гарвин и Стефани Фолкнер, а вышла одна полная дама.

Подождав еще несколько минут, Мейсон тронул с места и объехал вокруг квартала. На углу улицы горел один-единственный фонарь. Когда Мейсон снова подъехал к зданию, он увидел, что машина Стефани все еще стоит на прежнем месте.

Адвокат уже в четвертый раз огибал дом, как вдруг заметил женскую фигуру, сбегавшую по служебной лестнице, и поехал медленнее. Женщина бросилась в переулок, выскочила на улицу и наконец перешла на быстрый шаг. Мейсон остановился рядом с ней.

– Вас подвезти, мисс Фолкнер?

Вскрикнув, она отпрянула в сторону, но быстро взяла себя в руки.

– Господи, как вы меня напугали!

– Простите, я не хотел. У вас все в порядке?

– Да, конечно.

– Садитесь. Я довезу вас до вашей машины. Итак, поступило предложение?

– Да.

– Сколько?

– Тридцать тысяч. Он сказал, что больше у него нет.

– Наличные?

– Да. Вы давно здесь?

– Нет, не очень.

– А что делали?

– Я был у Кассельмана.

– Вы?

– Ага.

– Мне он ничего не говорил об этом. Вам было сделано предложение?

– Да.

– И сколько?

– Я предпочитаю, чтобы Гомер Гарвин сообщил вам эту цифру. Как адвокат я не вправе разглашать конфиденциальную информацию. Получать – пожалуйста.

– Понимаю.

– Вы приняли его предложение? – спросил Мейсон, переключая машину на низшую передачу.

– Конечно, нет. Я уже говорила вам, что не приму его. Я обещала по телефону сообщить свое решение.

– Все прошло нормально?

– Ну конечно.

– Угроз не последовало?

– Разумеется, нет. Абсолютно гладко.

– Тогда почему вы не вышли через парадную дверь?

– А где вы были? – резко спросила она.

– С обратной стороны дома.

– Я… Он говорил по телефону, и… ну, меня разобрало любопытство. Я прокралась на кухню. Мне показалось, что разговор будет долгим, но вдруг он повесил трубку, и я попала в ловушку. Он вернулся в гостиную и, конечно, увидел, что меня там нет. Поэтому мне ничего другого не оставалось, как воспользоваться черным ходом. Таким образом, он не узнает, что я подслушивала. Потом я скажу, что устала ждать и ушла.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное