Эрл Гарднер.

Дело о бархатных коготках

(страница 2 из 16)

скачать книгу бесплатно

– Это несправедливо! – взорвалась она.

– Конечно, – усмехнулся он. – Но это моя работа. Просто работа.

Делла пожала плечами.

– Я сказала Дрейку, что ты приказал следить за этой женщиной, когда она выйдет отсюда, – отрапортовала Делла, вспомнив о своих обязанностях. – Его агенты должны ждать ее у выхода.

– Ты разговаривала с самим Полом?

– Да. Иначе бы я не говорила, что все в порядке.

– Триста долларов из этих денег, Делла, отнеси в банк, – распорядился Мейсон, – а двести дай мне на расходы. Когда мы узнаем, кто эта женщина, в нашем распоряжении будет козырная карта.

Делла Стрит вышла из кабинета и вскоре вернулась с двумя банкнотами по сто долларов. Он поблагодарил ее улыбкой.

– Ты славная девушка, Делла. Хотя и недружелюбна по отношению к нашему новому клиенту.

Она чуть не набросилась на него.

– Я ненавижу ее! – крикнула Делла. – Ненавижу землю, по которой она ходит! Но дело не в этом, шеф, это что-то большее, чем ненависть. У меня нехорошие предчувствия.

Он стоял, широко расставив ноги, сунув руки в карманы, и не сводил с нее глаз.

– А почему ты ее ненавидишь? – весело-снисходительно спросил он.

– Ненавижу ее и таких красивеньких пташек, как она! – возмутилась Делла. – Я должна добывать все собственным трудом. С самого детства у меня не было ничего, что я не заработала бы сама. А эта женщина никогда в жизни не работала и имеет все. Она не платит за то, что получает. Не платит даже собственным телом.

Перри Мейсон задумчиво посмотрел на секретаршу:

– И весь этот взрыв, Делла, вызван только тем, что тебе не нравится, как она одевается?

– Нет, это мне понравилось. Она одета как на фотографиях в дорогом журнале. Все то, что на ней надето, стоит кучу денег, но я могу поспорить, что она за это не платила. Для этого она слишком ухоженна, слишком прилизана, у нее слишком детская мордочка. Ты заметил этот ее трюк, ну, как она делает большие глаза, желая произвести на тебя впечатление? Можешь быть уверен, что она долго тренировалась перед зеркалом.

Мейсон посмотрел на нее, и в его взгляде неожиданно появилось тепло.

– Если бы клиенты были такими честными, как ты, Делла, то профессия адвоката потеряла бы смысл. Не забывай об этом. Клиентов нужно брать такими, какие они есть. Ты – другая. Твоя семья была богатой, потом разорилась. Ты пошла работать. Немногие женщины поступили бы так же.

В ее глазах отразилась грусть воспоминаний.

– А что я должна была сделать? – спросила она. – Как иначе я могла поступить?

– Ты могла бы, – медленно ответил Мейсон, – выйти замуж за одного мужчину, а потом ходить в Бичвунд Инн с другим. Ты могла бы при этом попасться и нанять адвоката, чтобы он тебя вытащил из этих неприятностей.

Она повернулась к нему спиной. Она не смотрела на него, но в ее глазах был гнев.

– Я говорила о клиентах, а ты прицепился ко мне, – сердито бросила она и вышла из кабинета.

Перри Мейсон стоял в дверях и смотрел, как она подходит к письменному столу, садится и вставляет бумагу в машинку.

Он еще стоял так, когда входная дверь открылась и вошел высокий мужчина с покатыми плечами и длинной птичьей шеей. Он посмотрел на Деллу Стрит выпуклыми глазами, искрящимися юмором, и послал ей чарующую улыбку:

– Привет, красотка!

Она не соизволила ответить. Гость повернулся к Мейсону:

– Добрый день, Перри.

– Входи, Пол, – ответил Мейсон. – Есть что-нибудь?

– Я вернулся, – сказал Дрейк.

Мейсон придержал дверь и закрыл ее только тогда, когда детектив вошел в кабинет.

– Что случилось? – спросил он.

Пол Дрейк сел в кресло, на котором пару минут назад сидела Ева Гриффин, задрал ногу на другое кресло и закурил сигарету.

– Хитрая бестия, – поделился он своими соображениями.

– Почему? – спросил Перри Мейсон. – Она заметила, что ты за ней следишь?

– Не думаю. Я ждал, пока она выйдет отсюда, и первый пошел к лифту. Она все время оглядывалась на ваши двери, не идет ли за ней кто-нибудь. Наверное, думала, что ты пошлешь ей вслед свою секретаршу. Ей явно стало легче, когда мы спустились вниз. Она дошла до угла, а я шел за ней, стараясь, чтобы между нами была пара человек. Она вошла в универмаг на другой стороне улицы и пошла прямо в туалет. У нее было странное выражение на лице, и я сразу подумал, что это, должно быть, какой-нибудь фокус. Я поймал кого-то из персонала, чтобы узнать, нет ли из туалета другого выхода. Оказалось, что есть три: один в косметический кабинет, другой к парикмахеру, третий в ресторан.

– Которым она вышла? – спросил Мейсон.

– Через косметический кабинет. Может, на пятнадцать секунд раньше, чем я туда добрался. Ясно было, что с туалетом – это липа. Она знала, что мужчина не сможет войти за ней следом. Она, очевидно, заранее все просчитала. На улице перед косметическим салоном ее ждала машина с водителем. Большой «Линкольн», если тебе это поможет.

– Очень мало, – ответил Мейсон.

– Я тоже так подумал, – невесело усмехнулся Пол Дрейк.

Глава 2

Кожа лица Фрэнка Локка была шершавой, цвета красного дерева, но не производила впечатления загоревшей от занятий спортом на свежем воздухе, а была коричневатой от большого количества впитавшегося в нее никотина. Карие, с оттенком какао, совершенно лишенные блеска глаза казались потухшими и мертвыми. Нос у него был большой, губы мягкими. Поверхностный наблюдатель мог бы принять его за человека мягкого и безвредного.

– Итак? – спросил он. – Здесь вы можете говорить.

– Благодарю, – покачал головой Перри Мейсон. – Ваш кабинет наверняка напичкан микрофонами. Я должен быть уверен в том, что, кроме вас, меня никто не слышит.

– Тогда где? – спросил Фрэнк Локк.

– Мы можем пойти в мой офис, – предложил Мейсон без особой надежды.

Фрэнк Локк рассмеялся. Смех его был на редкость неприятен.

– Теперь моя очередь повторить вашу шутку про микрофоны, – ответил он.

– Что ж, – сказал Мейсон. – Возьмите шляпу, и пойдем. Мы выберем какое-нибудь нейтральное место.

– Что вы имеете в виду? – недоверчиво спросил Локк.

– Мы выберем какой-нибудь отель, – сказал Мейсон.

– Который вы перед этим уже присмотрели?

– Нет. Мы вызовем такси и будем ездить по улицам. Вы сами выберете отель, если вы такой подозрительный.

Локк подумал немного, затем ответил:

– Извините, я оставлю вас на минуточку. Я должен посмотреть, могу ли я покинуть редакцию. Сами понимаете, дела, требующие моего вмешательства…

– Конечно, – согласился Мейсон.

Локк порывисто вскочил со своего места за письменным столом и вышел. Дверь кабинета он оставил открытой. Из других помещений доносился стук пишущих машинок и приглушенные голоса. Перри Мейсон сидел, продолжая спокойно курить. На его лице было характерное выражение сосредоточенной задумчивости.

Мейсон ждал почти десять минут, прежде чем Фрэнк Локк вернулся.

– О’кей, – объявил Локк, нахлобучивая на голову шляпу. – Я могу идти.

Мужчины вместе вышли на улицу и остановили проезжающее такси.

– Поезжайте через торговый район, – бросил Мейсон водителю.

Локк наблюдал за адвокатом своими карими, лишенными выражения глазами.

– Мы могли бы поговорить здесь, – предложил он.

– Я хочу разговаривать, а не кричать, – покачал головой Мейсон.

– Я привык, что люди мне кричат, – ухмыльнулся Локк, обнажая зубы.

– Если я вынужден повышать голос, то отнюдь не для развлечения, – сухо сказал Мейсон.

Локк со скучающим видом закурил сигарету.

– Да ну? – небрежно спросил он.

Такси повернуло налево.

– Здесь есть какой-то отель, – сказал Мейсон.

– Вижу, но он мне не нравится, – снова ухмыльнулся Локк. – Наверное, из-за того, что слишком быстро вы его заметили. Я сам выберу.

– Что ж, – согласился Мейсон, – выбирайте вы. Только не говорите водителю, куда он должен ехать. Пусть он сам выбирает маршрут. Вы можете показать на любой отель, мимо которого мы будем проезжать.

– Становимся осторожными, да? – засмеялся Локк.

Мейсон кивнул. Локк постучал в стекло, отделяющее от таксиста.

– Мы выйдем здесь, – сказал он. – У этого отеля.

Таксист посмотрел на него с легким удивлением, но остановил машину. Мейсон бросил таксисту монету в пятьдесят центов, и оба мужчины прошли в холл дешевого отеля.

– Что вы скажете об антресолях? – спросил Локк.

– Можно и антресоли, – ответил Мейсон.

Они прошли через холл, поднялись на лифте на антресоль, миновали маникюрный зал и сели в креслах напротив друг друга. Между ними стояла пепельница на высокой ножке.

– Хорошо, – сказал Локк. – Следовательно, вы Перри Мейсон, адвокат. Вы выступаете от чьего то имени и чего-то хотите. Говорите!

– Я не хочу, чтобы определенные сведения появились в вашей газете, – сказал Мейсон.

– Много людей этого не хотят. Что это за сведения?

– Поговорим вначале о формальной стороне. Вы примете оплату наличными?

Локк энергично покачал головой.

– Мы не шантажисты, у нас серьезное издание, – заявил он. – Впрочем, иногда мы идем навстречу пожеланиям людей, которые заказывают рекламу в нашей газете.

– Вот как! – воскликнул Мейсон.

– Вот так! – ответил Локк.

– А что я могу у вас рекламировать?

– Безразлично, – пожал плечами Локк. – Вы можете ничего не рекламировать, если не хотите. Мы только продаем место в газете.

– Понимаю, – сказал Мейсон.

– Это хорошо. И что вы еще хотите?

– Вчера вечером в Бичвунд Инн было совершено убийство. Точнее говоря, была стрельба, при которой убили человека. Я точно не знаю, было это умышленное или случайное убийство. Насколько мне известно, человек, которого убили, хотел ограбить посетителей.

Фрэнк Локк обратил свои бесстрастные глаза на адвоката.

– И что? – спросил он.

– Как я слышал, – продолжал Мейсон, – есть что-то неясное во всем этом деле. Поэтому прокурор потребовал тщательного расследования.

– Вы до сих пор не сказали ничего конкретного, – заметил Локк.

– Я ведь говорю, – ответил Мейсон.

– Тогда говорите.

– Ходят слухи, что список свидетелей, который передан прокурору, неполон.

Теперь Локк посмотрел на адвоката более внимательно.

– От чьего имени вы выступаете? – спросил он.

– От имени потенциального рекламодателя вашей газеты, – ответил Мейсон.

– Хорошо, говорите. Я жду продолжения…

– Остальное вы знаете.

– Даже если бы я знал, то все равно никогда не признался бы в своей осведомленности, – сказал Локк. – Мое дело – это прием рекламы. Вы должны идти мне навстречу, сам я не сделаю ни шага. Я жду продолжения…

– Хм, – ответил Мейсон. – Как потенциальный клиент, я хотел бы, чтобы ваша газета не вникала в обстоятельства этого убийства. Это значит, что мне крайне нежелательно, чтобы какие-то особы, которые там якобы присутствовали, были упомянуты в вашей газете. Особенно я заинтересован в том, чтобы не упоминали широкоизвестное лицо, имя которого не фигурирует в списке, и чтобы не требовали от полиции его допросов. И, продолжая говорить как ваш потенциальный клиент, я не хотел бы никаких упоминаний о том, что этот свидетель был не один, и уж тем более каких бы то ни было предположений о том, что за лицо его сопровождало. А теперь – сколько я должен буду дать за рекламу?

– Если вы хотите диктовать нам редакционную политику, – ответил Локк, – то вам придется вложить много средств. Необходим будет долговременный контракт, в котором вы обяжетесь определенное время помещать в нашей газете рекламные объявления. В контракте будет статья, касающаяся возможного штрафа в том случае, если вы нарушите условия. То есть если вы не захотите поместить предусмотренного количества реклам, то вынуждены будете вместо этого заплатить возмещение.

– Я вынужден буду заплатить возмещение, как только нарушу условия контракта? – спросил Перри Мейсон.

– Конечно.

– А контракт смогу нарушить, как только его подпишу?

– Нет. Это нам не подходит. Вам придется подождать день или два.

– Вы, конечно, не предпримете никаких шагов за то время, пока я буду ждать? – уточнил Мейсон.

– Безусловно, – заверил Локк.

Мейсон достал портсигар, вытащил длинными пальцами сигарету, прикурил ее, после чего смерил Локка холодным взглядом.

– Что ж, – заметил он, – я уже сказал то, что должен был сказать. Теперь я слушаю вас.

Локк поднялся с кресла, сделал несколько шагов вперед и обратно. Голову он наклонил вперед и часто моргал глазами цвета какао.

– Я должен обдумать это дело, – заявил он.

Мейсон достал часы:

– Что ж, даю вам десять минут на размышления.

– Нет-нет, – возразил Локк. – Это займет гораздо больше времени.

– Не должно, – отрезал Мейсон.

– Это вы пришли ко мне, – заявил Локк, – а не я к вам.

– Будьте разумны, – убеждал Мейсон. – Не забывайте, что я выступаю от имени клиента. Вы должны что-нибудь предложить мне, а мое дело – передать это предложение дальше. Вовсе не так просто будет связаться с моим клиентом.

Локк поднял брови.

– Вот как? – спросил он.

– Вот так, – ответил Мейсон.

– Ну, может быть, я мог бы решить наш вопрос в течение десяти минут, – сказал Локк. – Но я должен позвонить в редакцию.

– Я побуду здесь.

Локк быстро прошел к лифту и спустился вниз. Мейсон пододвинулся к барьеру антресоли и смотрел на то, как Локк идет через холл. Он не исчез ни в одной из телефонных будок, а вышел на улицу. Мейсон подошел к лифту, нажал кнопку, спустился вниз, направился прямо к выходу и перешел на другую сторону улицы. Он остановился в подворотне, наблюдая за зданиями напротив.

Через три или четыре минуты Локк вышел из соседней лавки и направился обратно к отелю. Мейсон перешел через улицу, вошел в отель и шел в двух шагах за Локком, пока не поравнялся с телефонными будками. Тогда он вошел в одну из них, оставив открытыми двери, высунул голову и крикнул:

– Эй, Локк!

Локк повернулся на месте и посмотрел на Мейсона с внезапным страхом в своих глазах цвета какао.

– Мне пришло в голову, – объяснил Мейсон, – что и я мог бы связаться с моим клиентом. Тогда я бы сразу дал вам ответ. Но я не могу дозвониться, никто не отвечает. Сейчас, я только достану монету.

Локк кивнул. В глазах у него было недоверие.

– Плюньте вы на эту монету, – сказал он. – Наше время дороже.

– Ваше – может быть, – ответил Мейсон и снова исчез в будке.

Он стукнул пару раз по рычагу, после чего пожал плечами и с недовольным видом вышел из кабины. Они поднялись вместе на антресоль и вернулись в кресла, которые занимали перед этим.

– И что? – спросил Мейсон.

– Я обдумал дело, – сказал Фрэнк Локк и замолчал.

– Я надеюсь, – сухо заметил Мейсон.

– Знаете, мистер Мейсон, – сказал Локк, – дело, которое вы описали, не называя никаких имен, может иметь очень серьезные политические осложнения.

– С другой стороны, – ответил Мейсон, – если постоянно не упоминать имен, то может и не иметь. Но мы, наверное, не будем торговаться и пытаться перехитрить друг друга, как два торговца лошадьми. Какова ваша цена?

– Контракт, о котором мы говорили, – сообщил Локк, – должен содержать условие, при котором штраф при его нарушении составлял бы двадцать тысяч долларов.

– Вы с ума сошли? – выкрикнул Мейсон.

Фрэнк Локк пожал плечами:

– Это вы хотите рекламу. Я даже не уверен, нужен ли нам этот контракт.

Мейсон поднялся.

– Судя по вашему поведению, мистер Локк, вы вообще не заинтересованы в заключении контракта, – заявил адвокат.

Мейсон двинулся в сторону лифта, Локк направился вслед за ним.

– Если вы захотите еще когда-нибудь поместить в нашей газете рекламу, – сладким голосом сказал Локк, – то имейте в виду, что наши цены довольно эластичны.

– Вы хотите сказать, что они могу быть понижены? – заинтересовался Мейсон.

– Я хочу сказать, что в этом случае они могут повыситься.

– Хм! – ответил Мейсон. Он повернулся на месте и смерил Локка холодным взглядом. – Послушайте. Я прекрасно знаю, с кем имею дело. Обещаю, что даром вам это не пройдет.

– Что не пройдет мне даром? – спросил Локк.

– Вы это знаете даже слишком хорошо, – парировал Мейсон. – Боже мой! Вы уже довольно давно издаете эту газетенку, рассчитанную на примитивный шантаж, и все с вами так вежливы! Заявляю вам, что когда-нибудь это плохо кончится.

Локк уже пришел в себя. Он пожал плечами:

– Мне уже многие пробовали говорить подобное.

– Я не пробую, я говорю: это для вас плохо кончится, мистер Локк!

– Я вас отлично слышу, мистер Мейсон. Совсем необязательно повышать на меня голос.

– Рад, что у вас прекрасный слух. Я хотел бы, чтобы вы меня как следует поняли. Честное слово, уж я до вас доберусь!

Локк усмехнулся:

– Хорошо, хорошо. А пока вы могли бы нажать кнопку лифта или отодвинуться в сторону, чтобы я мог ее нажать.

Мейсон повернулся, нажал на кнопку. Они молча спустились вниз и пошли через холл. Выйдя на улицу, Локк послал Мейсону улыбку.

– Прошу не обижаться на меня, – сказал он, разглядывая адвоката глазами цвета какао.

Перри Мейсон повернулся к нему спиной.

– Ничего себе! – проворчал адвокат себе под нос. – Не обижаться!

Глава 3

Перри Мейсон, сидя в машине, прикурил новую сигарету от окурка старой. Лицо у него застыло в выражении терпеливой сосредоточенности, глаза блестели. Он выглядел как боксер, сидящий в углу в ожидании звука гонга. В его поведении не было нервозности, о напряжении говорило только то, что он курил одну сигарету за другой.

В здании по другой стороне улицы помещалась редакция «Пикантных известий».

Мейсон выкурил уже больше половины пачки, когда из здания вышел Фрэнк Локк. Он шел так, словно опасался преследователей, инстинктивно осматриваясь вокруг, хотя его глаза не замечали ничего определенного и бегали по сторонам лишь по привычке. У него был вид лисы, которая шкодила всю ночь, а теперь, с первыми лучами солнца, осторожно возвращалась в нору.

Мейсон выбросил окурок, нажал на стартер. Легкий автомобиль оторвался от края тротуара и влился в поток машин. Локк свернул на улицу направо и подозвал такси. Только когда движение немного уменьшилось, Мейсон слегка отстал от преследуемой машины.

Не доезжая перекрестка, такси остановилось, Локк вышел, заплатил таксисту и вошел в узкий проход между зданиями. Перед ним отодвинулась панель, маскирующая вход в стене, открылась дверь, и Мейсон заметил согнувшегося в поклоне мужчину. Локк вошел внутрь, и дверь закрылась.

Перри Мейсон поставил машину на два дома дальше, достал новую пачку сигарет, разорвал целлофан и снова стал курить.

Фрэнк Локк провел почти час в замаскированном кабачке. Выйдя, он быстро осмотрелся вокруг и направился к перекрестку. Алкоголь придавал ему больше уверенности в себе – теперь он шел, расправив плечи. Мейсон увидел, как Локк останавливает проезжающее такси и садится. Мейсон поехал следом за такси до тех пор, пока Локк не вышел перед каким-то отелем. Адвокат поставил машину на стоянку и, войдя в холл отеля, осторожно осмотрелся. Локка нигде не было видно.

Мейсон осмотрелся еще раз, более внимательно. Это был один из тех отелей, которые живут за счет коммивояжеров и различных конференций. В глубине многолюдного холла Мейсон заметил ряд телефонных кабин, там же за коммутатором дежурила телефонистка. Медленно и осторожно Мейсон прошелся вокруг, разглядывая лица людей. Потом подошел к стойке администратора.

– Вы можете мне сказать, – спросил он, – живет ли у вас в отеле Фрэнк Локк?

Служащий провел рукой по алфавитной картотеке.

– У нас есть Джон Локк, – ответил он.

– Нет, – сказал Мейсон, – мне нужен Фрэнк Локк.

– К сожалению, такого нет.

– Извините, спасибо, – сказал Мейсон и отвернулся.

Он прошел через холл и заглянул в ресторан. Несколько человек сидели за столиками, но Локка среди них не было. В подвальном этаже размещалась парикмахерская, Мейсон спустился вниз и заглянул через стеклянную стенку. Локк сидел в третьем кресле от конца с горячим компрессом на лице. Мейсон узнал его по твидовому костюму и коричневым полуботинкам. Он подошел к девушке у коммутатора.

– Вы соединяете переговоры из всех кабинок? – спросил Мейсон.

Она кивнула.

– Это прекрасно. Сказать вам, как можно без труда заработать двадцать долларов?

Она посмотрела на него широко раскрытыми глазами.

– Вы смеетесь надо мной или что? – спросила она.

Мейсон покачал головой.

– Послушайте, – сказал он. – Я хочу узнать один номер, вот и все.

– Что вам, собственно, нужно? – не понимала девушка.

– Это совсем просто, – объяснил он. – Я позвоню из города одному человеку. Вероятно, он не подойдет сразу же к телефону, но рано или поздно появится. Сейчас он у парикмахера. После разговора со мной он позвонит по одному номеру. Я хочу знать, что это за номер.

– А что, если он не станет звонить отсюда? – спросила девушка.

– Вы все равно получите двадцать долларов, – ответил Мейсон.

– Нам нельзя давать такого рода информацию, – притворно сопротивлялась девушка.

– Именно поэтому вы и получите двадцать долларов, – улыбнулся Мейсон. – И за то, что вы послушаете, о чем он будет говорить.

– Ох, но я не могу подслушивать и повторять то, что кто-то говорит.

– Вы вовсе не обязаны повторять, что будут говорить, – заверил Мейсон. – Я сам вам расскажу содержание беседы. Вы только подтвердите, прав я или нет, чтобы я был уверен, что это тот номер, который мне нужен.

Она поколебалась, но недолго. Украдкой осмотрелась, как бы опасаясь, что какой-нибудь случайный наблюдатель может догадаться, о чем они говорят. Перри Мейсон достал из кармана две десятки и начал их крутить в пальцах. Девушка не сводила глаз с денег.

– Договорились, – сказала она.

Мейсон отдал ей двадцать долларов.

– Этого человека зовут Фрэнк Локк. Я позвоню через пару минут, а вы пошлете за ним посыльного. Разговор будет приблизительно таким: Локк позвонит кому-то и спросит, может ли он заплатить четыреста долларов за сообщение об одной женщине. Тот ответит, что может.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное