Эрих Манштейн.

Утерянные победы

(страница 4 из 72)

скачать книгу бесплатно

В связи с тем, что нельзя было представить, что Гитлер принял свое первое решение о начале военных действий непродуманно и легкомысленно, для нас оставался только один вывод – все это по-прежнему было частью дипломатической тактики постоянного усиления давления на противника. Поэтому, когда 31 августа в 17 часов снова пришел приказ: «Время "Ч" – 01.09; 04.45», генерал-полковник Рундштедт и я были настроены весьма скептически. К тому же не поступило никаких сообщений относительно прекращения переговоров. В соединениях группы армий на всякий случай с учетом опыта 25 августа все было подготовлено для того, чтобы обеспечить остановку продвижения войск даже в самый последний момент, если все снова повторится. Генерал-полковник фон Рундштедт и я до полуночи не ложились спать, ожидая все еще казавшегося нам вполне возможным приказа об остановке движения войск.

Только когда миновала полночь и исчезла всякая возможность задержать продвижение, уже не могло быть никакого сомнения, что теперь дело будет решать оружие.

Глава 2
Оперативная обстановка

Решающие факторы: превосходство вермахта и географическое положение Польши. – Риск на Западе. – Силы и планы немецкой армии. – Силы и планы польской армии. – Замечания к развертыванию польской армии. – Польша хочет «прикрыть все». – Мечты Польши о наступлении. – Как Польша могла развернуть военные действия? – Борьба за выигрыш времени, жесткая оборона только за Наревом, Вислой и Саном. – Прикрытие глубоких флангов. – Западные державы бросают Польшу на произвол судьбы. – Извинения главнокомандующего союзников


Оперативная обстановка в польской кампании решающим образом определялась следующими факторами:

во-первых, превосходством вермахта в том случае, если Верховное командование пойдет на большой риск на Западе, бросив большую часть своих сил против Польши;

во-вторых, географическим положением, которое позволяло немцам взять польскую армию в клещи – ударом из Восточной Пруссии, Померании, Силезии и Словакии;

в-третьих, скрытой угрозой Польше с тыла со стороны Советского Союза.


Силы и планы немецкой армии

Немецкое командование полностью пошло на упоминавшийся выше риск на Западе. ОКХ выставило против Польши 42 кадровые дивизии, в т. ч. вновь сформированную (10-ю) танковую дивизию, а также вновь сформированную (50-ю) пехотную дивизию, в состав которой вошли части, возводившие укрепления в дуге Одер – Варта. Всего: 24 пехотные, 3 горнострелковые, 6 танковых, 4 легкие, 4 мотопехотные дивизии и 1 кавалерийская бригада. К этому следует добавить еще 16 дивизий, укомплектование которых началось только после мобилизации (2 – 4-я волны)[25]25
  Вновь сформированные дивизии 2-й и 4-й волны имели в своем составе лишь небольшое число кадровых подразделений, а дивизии 3-й волны не имели их вовсе.

Они были слабее кадровых дивизий. Этим дивизиям требовалось больше времени для приведения их в боевую готовность. – Прим. автора.


[Закрыть] и которые, однако, пока еще не могли считаться полноценными. Кроме того, армиям на Востоке были подчинены Лейбштандарт и еще один или два усиленных полка СС[26]26
  Имеются в виду формирования СС – Лейбштандарт СС «Адольф Гитлер» и части усиления СС, – формально не входившие в состав вермахта, но на время войны передававшиеся в оперативное подчинение соответствующих штабов: Лейбштандарт СС «Адольф Гитлер» был подчинен штабу XIII армейского корпуса, штандарт СС


[Закрыть]
.

На западе же осталось всего 11 кадровых пехотных дивизий, крепостные части силой до дивизии (будущая 72-я пехотная дивизия) и 35 дивизий, которые были заново сформированы (2 – 4-й волн). Танковых или моторизованных соединений на Западе не было. Всего – 46дивизий, из которых, однако, большинство могли быть признаны лишь условно годными для участия в боевых действиях.

Обученная и оснащенная как авиадесантная 22-я пехотная дивизия оставалась в резерве ОКХ на территории Германии. Большая часть люфтваффе, входившая в состав двух воздушных флотов, была брошена на Польский фронт, в то время как на Западе остался 3-й воздушный флот, имевший более слабый состав.

Риск, на который пошло немецкое командование подобным распределением сил, безусловно, был очень большим.

Вследствие неожиданно быстрого окончания Польской кампании, причиной которого отчасти были и ошибки побежденной стороны и, прежде всего, полное бездействие западных союзников, спокойно следивших за поражением Польши, этот риск никогда не был по заслугам оценен.

Необходимо, однако, принять во внимание, что немецкое командование должно было считаться с французской армией, насчитывавшей около 90 дивизий. И действительно, Франция осенью 1939 г. (по фон Типпельскирху[27]27
  Имеется в виду книга: Tippelskirch К. Geschichtedes Zweiten Weltkrieges. Bonn, 1951; в русском переводе: Типпельскирх К. История Второй мировой войны. М., 1954. – Прим. науч. ред.


[Закрыть]
) в течение трех недель отмобилизовала 108 дивизий. В их числе было 57 пехотных, 5 кавалерийских, 1 танковая и 45 резервных и территориальных дивизий и, кроме того, крупные части РГК, в том числе танки и артиллерия[28]28
  Значительная часть сил французской армии оставалась пока в Северной Африке и на границе в Альпах. – Прим. автора.


[Закрыть]
.

Последние имели преимущество перед аналогичными немецкими формированиями, заключавшееся в том, что они состояли из солдат, прошедших действительную службу, в то время как вновь сформированные немецкие части в значительной степени состояли из новобранцев, прошедших неполный курс обучения, и резервистов – ветеранов Первой мировой войны.

Таким образом, не подлежит сомнению, что французская армия с первого же дня войны многократно превосходила немецкие войска, сосредоточенные на Западном фронте.

Участие британской армии в наземных операциях было, правда, весьма незначительным. Великобритания выставила для этих целей всего 4 дивизии, но и они прибыли на театр военных действий только в первой половине октября.

Немецкий оперативный план войны против Польши основывался на полном использовании возможностей, вытекавших из географического положения страны, что могло быть использовано для охвата противника с флангов.

Немецкая армия осуществляла наступление двумя далеко отстоявшими друг от друга фланговыми группами армий, почти полностью отказавшись от действий на центральном направлении (дуга Одер – Варта).

Группа армий «Север» (командующий – генерал-полковник фон Бок, начальник штаба – генерал фон Зальмут) имела в своем составе две армии, насчитывавшие 5 армейских и один танковый корпуса, в которые входили 9 кадровых (в т. ч. 50-я пехотная, сформированная из крепостных частей неполного состава); 8 пехотных дивизий, сформированных в ходе мобилизации; 2 танковые (а также сводная танковая дивизия «Кемпфа»[29]29
  В состав дивизии «Кемпф» вошли 7-й танковый полк, полк СС «Дойчланд», артиллерийский полк СС, батальон связи СС, разведывательный батальон СС, 505-й саперный батальон и артиллерийские части. – Прим. науч. ред.


[Закрыть]
); 2 мотопехотные дивизии и 1 кавалерийскую бригаду. Всего, следовательно, 21 дивизия. К ним следует прибавить находившиеся в Восточной Пруссии крепостные части из Кенигсберга и Лёцена[30]30
  Кенигсберг – столица Восточной Пруссии, после войны отошел к СССР; ныне это город Калининград-областной. Лёцен – центр восточно-прусского округа; после войны отошел к Польше; ныне это город Гижицко – центр повята Варминско-Мазурского воеводства. – Прим. науч. ред.


[Закрыть]
, а в Померании – бригаду «Нетце»[31]31
  Бригада «Нетце» (командир полковник барон Эккард фон Габленц) включала в себя 22-й и 52-й пограничные охранные полки. – Прим. науч. ред.


[Закрыть]
.

В состав группы армий развертывались – в Восточной Пруссии 3-я армии (генерала фон Кюхлера) и в Восточной Померании 1-я армии (генерал-полковника фон Клюге). Задача группы армий состояла в том, чтобы первоначально нанести удар через Польский коридор, затем большей частью войск быстро продвинуться восточнее Вислы на юго-восток и юг и, форсировав Нарев, нанести удар в тыл польской армии, которая, как предполагалось, будет удерживать линию оборону по Висле.

Группа армий «Юг» (командующий – генерал-полковник фон Рундштедт, начальник штаба – генерал фон Манштейн) обладала значительно большими силами. Bee состав входили три армии: 14-я – генерал-полковника Листа, 10-я – генерал-полковника фон Рейхенау, 8-я – генерал-полковника Бласковица. Всего группа армий располагала 8 армейскими и 4танковыми корпусами, имевшими в своем составе 15 кадровых пехотных, 3 горнострелковые, 8 вновь сформированных дивизий, а также большую часть имевших в вермахте механизированных соединений – 4 танковые, 4 подвижные и 2 мотопехотные дивизии. Всего – 36 дивизий.

Группа армий осуществляла развертывание: 14-я армия – в промышленной области Верхней Силезии, в Восточной Моравии и Западной Словакии; 10-я армия – в районе Кройцбурга[32]32
  Кройцбург – центр земельного округа правительственного района Бреслау прусской провинции Верхняя Силезия; после войны эта территория отошла к Польше, ныне это город Ключборк – центр повята Опольского воеводства. – Прим. науч. ред.


[Закрыть]
и южнее его (Верхняя Силезия); 8-я армия – в Центральной Силезии восточнее Эльса[33]33
  Эльс – центр земельного округа правительственного района Бреслау прусской провинции Верхняя Вилезия; после войны эта территория отошла к Польше, ныне это городская гмина Олещница – центр повята Нижнесилезского воеводства. – Прим. науч. ред.


[Закрыть]
. Ее задача состояла в том, чтобы разгромить войска противника на большой дуге Вислы и в Галиции, затем быстро выйти механизированными соединениями к Варшаве и как можно быстрее на широком фронте захватить переправы через Вислу, разгромив во взаимодействии с войсками группы армий «Север» остатков польской армии.


Силы и планы польской армии

Польша в мирное время располагала 30 пехотными дивизиями, 11 кавалерийскими, горной и 2 моторизованными (танковыми) бригадами[34]34
  Данные в различных источниках несколько разнятся. Наиболее вероятными представляются приведенные в польских источниках, который указывают, что польские вооруженные силы во время сентябрьской кампании 1939 г. насчитывали: 39 пехотных дивизий (dywizja piechoty), 11 кавалерийских бригад (brygada kawalerii), 2 моторизованных бригады (brygada zmotoryzowana), 3 горных бригады (brygada gorskie), 3 батальона легких танков (batalion czotgow lekkich), 14 бригад национальной обороны (brygada Obrony Narodowej). Всего около 1 млн человек, 870 танков (220 танков и 650 танкеток TKS), 4300 артиллерийских орудий и минометов, 407 самолетов (в т. ч. 44 бомбардировщика и 142 истребителя). – Прим. науч. ред.


[Закрыть]
Кроме того, имелись несколько полков пограничной стражи, большое количество батальонов национальной обороны и части морской пехоты, расположенные в районе Гдинген[35]35
  Гдинген – немецкое название польского города Гдыня (вместе с Гданьском и Сопотом он образует агломерацию Труймясто). – Прим. науч. ред.


[Закрыть]
– Хел (данные приводятся по книге Германа Шнейдера «Записки об оперативной обстановке в Польше» и из журнала Militarwissenschaftliche Rundschau[36]36
  «Военное научное обозрение». – Прим. науч. ред.


[Закрыть]
за 1942 г.).

В общей сложности польские вооруженные силы, таким образом, представляли собой сравнительно большую силу. Однако вооружение Войска Польского относилось в основном к периоду Первой мировой войны. Авиация, насчитывавшая около 1000 самолетов, также не отвечала современным требованиям. Противовоздушная оборона была недостаточной[37]37
  Информация по книге К. фон Типпельскирха «История второй мировой войны». – Прим. автора.


[Закрыть]

Немецкое командование считало, что в случае войны Польша сможет удвоить количество своих дивизий, хотя вызывал определенные сомнения вопрос – имеется ли у нее для этого необходимое вооружение. Как указывал Типпельскирх, Польша в 1939 г. накануне войны сформировала только полки и другие подразделения для 10 резервных дивизий. Однако, по-видимому, ей не удалось объединить все эти подразделения и части в полноценные дивизии, в состав которых они должны были войти. Тем не менее, во время этой кампании в информации о противнике, которую получали немецкие штабы, упоминался ряд таких резервных дивизий.

Указанные выше силы польское Верховное командование распределило следующим образом (по К. фон Типпельскирху и Г. Шнейдеру):

– вдоль границы Восточной Пруссии на рубеже Бобр – Нарев – Висла между Сувалками и Ломжей должна была действовать оперативная группа в составе 2 дивизий и 2 кавалерийских бригад;

– по обе стороны отМлавы – армия «Модлин» в составе 4 дивизий и 2 кавалерийских бригад;

– в Польском коридоре была сосредоточена армия «Поромье» (Поморье?) в составе 5 дивизий и 1 кавалерийской бригады;

Вдоль польско-германской границы от Варты до границы со Словакией должны были развернуться три армии:

– армия «Познань» в западной части Познаньского воеводства – в составе 4 дивизий и 2 кавалерийских бригад;

– армия «Лодзь» в районе Велюни – в составе 4 дивизий и 2 кавалерийских бригад;

– армия «Краков» между Ченстоховой и Ноймарктом[38]38
  Немецкое название польского города Новы-Тарг, ныне центра повята Малопольского воеводства. – Прим. науч. ред.


[Закрыть]
– в составе 6 дивизий, 1 кавалерийской и 1 моторизованная бригады.

За последними двумя армиями в районе Томашув – Кельцы была сосредоточена армия «Пруссы» в составе 6 дивизий и 1 кавалерийской бригады.

Наконец, армия «Карпаты», состоявшая главным образом из резервных частей и батальонов национальной обороны, имела задачей глубоко эшелонированным построением прикрывать глубокий фланг вдоль Карпат от Тарнува до Лемберга[39]39
  Немецкое название Львова, который в те годы входил в состав Польши, а в сентябре 1939 г. перешел к СССР; ныне он центр области Украинской республики. – Прим. науч. ред.


[Закрыть]
.

Резервная группа (армия Пискора[40]40
  Имеется в виду армия «Люблин», которой командовал генерал Тадуш Пискор, но она была сформирована только 4 сентября 1939 г. – Прим. науч. ред.


[Закрыть]
) в составе 3 дивизий и 1 мотобригады оставалась на Висле в районе Модлина, Варшавы, Люблина.

Кроме того, уже в ходе самой кампании восточнее Буга была образована особая группа «Полесье»[41]41
  Чтобы не перегружать текст комментариями, расписание польской армии в сентября 1939 г. вынесено в приложение (см. Приложение 1). – Прим. науч. ред.


[Закрыть]
, по-видимому, для отражения нападения Советского Союза.

Однако, когда началось немецкое наступление, развертывание сил польской армии еще не было окончено, и, очевидно, изложенный выше план удалось осуществить лишь частично.


Замечания к развертыванию сил польской армии

Пожалуй, трудно установить, в чем состоял оперативный замысел, положенный в основу плана развертывания польской армии, если только это не было желанием «прикрыть все», или, может быть, правильнее будет сказать, ничего не отдавать врагу без боя[42]42
  Главной целью разработанного польским Генштабом плана кампании было сдерживание агрессора, а также сохранение людских и материальных ресурсов в ожидании момента, когда Франция в соответствии с принятыми ей обязательствами не нанесет удар по Германии с запада. Действуя в условиях «жесткой обороны» польское командование планировало оборонять всю территорию страны, не допуская разрывов в линии фронта. При этом при благоприятных обстоятельствах предполагалось также начать контрнаступление в Восточной Пруссии. Польское командование считало, что Войско Польское сможет удержать противника минимум две – три недели, чего будет достаточно Западным союзникам, чтобы провести сосредоточение и нанести удар. – Прим. науч. ред.


[Закрыть]
. Это желание в случае его осуществления приводит слабейшую сторону, как правило, к поражению. Этот вывод – несколькими годами позднее – должен был бы сделать и Гитлер, хотя он никогда не отдавал себе в этом отчета.

Сложность оперативной обстановки для Польши, вызванная возможностью немецкого наступления по двум, а позже даже по трем направлениям при относительной слабости польских вооруженных сил, была сама по себе достаточно ясной. Если командование Войска Польского, тем не менее, решилось на попытку «прикрыть все», то это свидетельствует только о том, как трудно, по-видимому, учитывать военные факторы, когда на первый план выступают морально-психологические и политические соображения.

В Польше – за исключением маршала Пилсудского и еще нескольких трезво мыслящих политических деятелей – очевидно, никто никогда ясно не представлял себе всю опасность положения, в котором оказалась страна в результате удовлетворения несправедливых территориальных претензий по отношению к своим соседям – России и Германии. Польша насчитывала 35 миллионов граждан, из которых поляков опять-таки было всего 22 миллиона, а остальные 13 миллионов принадлежали к немецкому, украинскому, белорусскому и еврейскому меньшинствам, подвергавшимся дискриминации без каких либо национальных различий[43]43
  На сентябрь 1939 г. население Польши составляло 35,1 млн человек (это оценка, последняя перепись 31 декабря 1938 г. дала результат 34 849 000 человек). Это население по национальному составу делилось следующим образом: поляки – 23,4 млн, белорусы и украинцы – 7,1 млн, евреи – 3,3 млн, немцы – 0,7 млн, чехи – 0,12 млн, литовцы – 0,1 млн, прочие – 0,08 млн. – Прим. науч. ред.


[Закрыть]
.

Наряду с этим Польша, полагавшаяся на союз с Францией в годы, когда армия Германии (и Советского Союза) была ослабленной, видимо, слишком долго предавалась мечтам о возможности нападения на Германию. Одни собирались внезапно напасть на изолированную Восточную Пруссию или – за что активно выступил Польский повстанческий союз – на немецкую Верхнюю Силезию, другие же настаивали на том, чтобы даже предпринять марш на Берлин, будь то по кратчайшему пути через Познань и Франкфурт-на-Одере или, после захвата Верхней Силезии, путем нанесения удара западнее Одера на столицу рейха.

Правда, подобные мечтания стали беспочвенными уже после строительства немецких укреплений на дуге Одер – Варта, а позже и благодаря перевооружению Германии. Однако агрессивные планы такого рода еще не совсем выветрились из голов польских политических и военных деятелей, которые продолжали надеяться на одновременное наступление французской армии на Западе. Во всяком случае, описанный выше план развертывания польской армии, хотя он вначале и был рассчитан в общих чертах на оборону, допускал предположение о том, что он оставляет одновременно открытой возможность на более поздней стадии – как только придет на помощь Франция – начать наступление.

Польский Генеральный штаб еще не имел своей подкрепленной многолетним опытом военной доктрины. Вообще говоря, польскому темпераменту больше соответствовала идея наступления, чем обороны. Романтические представления минувших времен, по крайней мере, подсознательно, еще сохраняли свою силу в головах польских солдат. Я вспоминаю картину, на которой был изображен маршал Рыдз-Смиглы на фоне атакующих польских кавалерийских эскадронов. С другой стороны, вновь созданную польскую армию обучали французские инструкторы. От них она вряд ли могла получить импульс для быстрого, гибкого управления операциями; скорее она могла позаимствовать опыт ведения позиционной войны, который приобрел господствующее положение в умах французских военачальников со времен Первой мировой войны.

Таким образом, можно предполагать, что в основе плана развертывания польской армии, кроме желания «ничего не отдавать», вообще не было никакой ясной оперативной идеи. Существовал лишь компромисс между необходимостью обороняться от превосходящих сил противника и прежними заносчивыми планами наступления. При этом польские генералы одновременно находились в заблуждении, считая, что немцы будут вести наступление по французскому образцу и что военные действия быстро примут застывшие формы позиционной войны. Интересным в этой связи является секретное сообщение, которое мы получили незадолго до начала войны, о том, что поляки якобы собираются предпринять наступление. Оно поступило из источника, который считался до тех пор весьма надежным, от лица, находившегося в непосредственном окружении президента Польши [Игнация Мосцицкого] и главнокомандующего польской армией маршала [Эдвард] Рыдз-Смиглы. В сообщении говорилось, что поляки собираются начать наступление, развернув крупные силы в Познанском воеводстве. Самым примечательным, однако, было то, что эти планы, как сообщалось, якобы были разработаны по предложению или требованию Великобритании! В сложившейся тогда обстановке это известие показалось нам весьма неправдоподобным. Правда, позднее мы получили подтверждение, что поляки действительно сосредоточили сравнительно крупные силы в Познанском воеводстве, хотя удар немецкой армии на Познань был бы для них наименее опасным. Армии «Познань» суждено было закончить свое существование в сражении на берегах реки Бзуры.

С другой стороны, у Польши не было недостатка в трезво мыслящих советниках. Как пишет полковник Герман Шнейдер в журнале Militdrwissenschaftliche Rundschau от 1942 г., французский генерал Вейган предложил перенести оборону за линию Неман – Бобр – Нарев – Висла – Сан. Это предложение с оперативной точки зрения было единственно правильным, т. к. исключало возможность охвата со стороны Германии и одновременно обеспечивало значительно лучшие возможности для обороны на речных рубежах от немецких танковых соединений. К тому же эта линия простиралась только на 600 км в противоположность большой дуге в 1800 км, которую образовывала польская граница от Сувалок до Карпатских перевалов. Но принятие этого предложения означало бы отказ от всей Западной Польши, где располагались наиболее богатые промышленные и сельскохозяйственные районы страны. Вряд ли можно предположить, чтобы какое-либо польское правительство устояло бы после принятия подобного решения. Кроме того, отход на столь значительное расстояние, очевидно, не мог бы способствовать принятию французами решения о наступлении на Западе, и неясно, не вызвала ли бы отдача всей Западной Польши немцам желания у Советского Союза немедленно закрепить за собой территории в Восточной Польше.

Вследствие этого, как сообщает полковник Шнейдер, директор польской Военной академии генерал Кутжеба в меморандуме, который он направил в начале 1938 г. маршалу Рыдз-Смиглы, нашел другое решение[44]44
  На тот момент Кутжеба занимал пост генерала для поручений при генеральном инспекторе Войска Польского. Представленный им в январе 1938 г. документ был озаглавлен «Проект стратегического плана на случай войны с Германией». – Прим. науч. ред.


[Закрыть]
. Он настаивал на том, что нельзя отдавать «основное стратегическое ядро Польши», к которому он относил как промышленные районы – Лодзь и Верхнюю Силезию, так и важные сельскохозяйственные районы – Познань, Кутно и Кельце. Поэтому он предложил план развертывания, который в основных чертах совпадал с планом, осуществленным в 1939 г., хотя и предусматривал отказ от защиты Польского коридора и земель Познанского воеводства западнее Варты. Для укрепления обороны Польши предусматривалось построить большое количество укреплений, причем как южнее границы с Восточной Пруссией, так и на большой дуге от Грауденца[45]45
  Грауденц вошел в состав Польши уже после Первой мировой войны и моменту описываемых событий уже носил название Грудзёнз. Ныне это окружной город Куявско– Поморского воеводства. – Прим. науч. ред.


[Закрыть]
до Познани, а также на силезской границе от Острово[46]46
  Острово также вошло в Польшу после Первой мировой войны и стало именоваться (как и ныне) Острув-Велькопольский.


[Закрыть]
через Ченстохову до района Тешина[47]47
  В июле 1920 г. на международной конференции в Спа было принято решение о разделе Тешинской Силезии между Польшей и Чехословакией. Отошедшая Чехословакии часть города на левом берегу реки Олше стала называться Чески-Тешин, а польская на правом – Цешин.


[Закрыть]
. Но в тоже время одновременно предполагалось оставить «ворота для наступления», через которые в дальнейшем намечалось нанести удар по Восточной и Западной Пруссии, а также Силезии. То, что строительство достаточно мощных укреплений в таком большом масштабе выходило за рамки возможностей, которыми располагала Польша, было совершенно очевидно. Впрочем, генерал Кутжеба признавал, что в военной области Польша уступает Германии. Что же касается помощи со стороны Франции, то он трезво подходил к этому вопросу, считая, что Польша в течение первых 6–8 недель, даже в случае получения от Франции военной помощи в полном объеме, будет предоставлена сама себе. Поэтому он предусмотрел «стратегическую оборону» по переднему краю упомянутого выше «ядра», внутри которого должны быть сосредоточены резервы для последующих решающих операций.

Как уже было сказано, развертывание войск, осуществленное Польшей в 1939 г., во многом совпадало с предложением генерала. Правда, последний предлагал сосредоточить главные усилия в районе Торн – Бромберг – Гнезен[48]48
  Немецкие названия польских городов Торунь, Быдгощ и Гнезно. – Прим. науч. ред.


[Закрыть]
, в то время как в 1939 г. скорее можно было говорить о двух основных районах развертывания: одном – вдоль границы с Восточной Пруссией, другом – против Силезии.

Развертывание польской армии в 1939 г., имевшее целью «прикрыть все», включая район Польского коридора и выступающие за Запад земли Познанского воеводства, при учете всех выше перечисленных возможностей охвата со стороны Германии и ее превосходства в военной силе, могло привести лишь к поражению. Как же вообще должна была действовать Польша, чтобы избежать его?

В первую очередь необходимо было принять решение, отдать ли только упомянутое генералом Кутжебой «стратегическое ядро» или, вследствие охвата из Восточной Пруссии, Силезии и Словакии, вместе с ним и всю польскую армию? Эта был тот же самый вопрос, который я в 1943–1944 гг. неоднократно ставил перед Гитлером, когда он требовал от меня удержать район Донца, Днепровскую дугу и т. д.

Ответ, который должен был бы дан, по моему мнению, был очевидным. Командование Войска Польской должно было в первую очередь стремиться к тому, чтобы при любых обстоятельствах сохранить боеспособную армия до тех пор, пока наступление Западных держав не вынудит Германию начать переброску своих главных сил с Польского театра военных действий. Даже если с первого взгляда могло показаться, что с потерей промышленных районов исключается сама возможность дальнейшего ведения войны, следовало бы учесть, что сохранение польской полевой армии создавало в будущем возможность их возвращения. Но ни при каких обстоятельствах нельзя было допустить, чтобы польская армия была окружена западнее Вислы или по обе стороны от нее.

Единственный выход для Польши заключался в том, чтобы выиграть время. Жесткая оборона могла быть организована, безусловно, только за линией Бобр – Нарев – Висла – Сан, причем на южном фланге возможно было выдвинуть оборонительные позиции до Дунайца, чтобы сохранить центральный промышленный район Польши между Вислой и Саном.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Поделиться ссылкой на выделенное