Елизавета Шумская.

Уроки колдовства

(страница 5 из 29)

скачать книгу бесплатно

   – Временная петля, – передразнил Грым. – Как же она действует, по-твоему? Ива была тут несколько раз, и никаких проблем со временем у нее не возникало.
   – Ну-у… – эльф пожал плечами, – не знаю. Я только предположил.
   – А что, не такая уж плохая идея, – поддержал его Златко. – Бред, конечно. Но когда что-то в магии было иначе? Если допустить такую возможность, то как это могло, к примеру, действовать?
   Светлый, еще больше задумавшись, снова подергал себя за ту же прядку.
   – Если рассуждать… э-э, пусть и не совсем логически, но какая тут может быть логика? Так вот, если подумать, то вполне могло быть так: Ива каким-то образом попадала в эту петлю, общалась с другими существами, ела пирожные и выбиралась из нее. Появляется сразу несколько вопросов: как Ива туда попадала и почему выбиралась без проблем?
   – Активировала ее чем-то? – предположил Златко.
   – Чем? – фыркнула гаргулья.
   Ива хлопала глазами. Грым увлеченно разглядывал местечко.
   – Откуда я знаю? Особенностями магии, чувствами, желаниями, каким-нибудь амулетом, вот их сколько на ней понавешано.
   – Эй, Калли! – наконец справилась с отвисающей челюстью знахарка. – Но ведь со мной в трактире сидела совершенно реальная девушка – Каи.
   – Мм… м-да, – провел по волосам Златко, – как-то не вяжется.
   – Может, она тоже входила и выходила из этой петли? – отозвался тролль откуда-то уже из другой комнаты.
   – Это совсем уж нереально, – покачал головой Синекрылый.
   – За уши притянуто, – покивала Дэй.
   Все приуныли, потом Калли начал судорожно оглядываться.
   – Ушастый, ты что башкой вертишь? – Грым вывалился обратно одновременно с громким звуком падающей мебели.
   Светлый скривился, но ответил:
   – Да у меня какое-то странное чувство…
   – Какое? – Все мигом подняли головы. Эльфы на то и эльфы, чтобы чувствовать, видеть и слышать лучше других.
   – Во-первых, что за нами наблюдают…
   На этих словах все тут же ощетинились оружием и магией, мигом окружив Иву и Калли. Только Светлый остался стоять как стоял.
   – Кто и где, ушастый?! – рявкнул Грым.
   – Не знаю, – изящно повел плечами эльф. – Я даже не могу определить, что это за существо. Просто чувствую чей-то взгляд.
   – Только еще одного демона нам не хватало! – выругался Златко, и все, кроме опять же дивного, приуныли. В памяти было ой как свежо предыдущее приключение, заброшенный храм, непогода и демон.
   – Но оно не кажется мне недружелюбным, – все так же меланхолично продолжил Эк’каллизиэнел. – Скорее нейтральным.
   – Все равно мне это не нравится! – вызверился тролль, больше всего не переносящий бессилие, а именно против эфирных, духообразных существ его меч был бесполезен. – Сейчас нейтральный, через минуту – уже спасайся кто может! Р-рр, ненавижу!
   – А во-вторых? – Златко был более конструктивен.
   – А во-вторых, – Калли замялся, – это что-то живое и… вокруг нас.
   – То есть? – опешила гаргулья, не опуская, впрочем, меча и удерживая готовое сорваться с пальцев заклинание.
   – Ну-у… сам не пойму, но такое чувство, будто вся эта комната и все, что в ней, даже воздух, – все это живое.
   – Думаешь, это что-то вроде замка Фьелгов. – Ива рассказывала друзьям о наделенном душой замке – или Башни? – Травница имела в виду ту гордую каменную красавицу, на верхушке которой они недавно сидели на пару с вампиром.
   – Нет-нет. – Светлые кудри скользнули по воздуху. – Я ощущаю скорее духовную сущность.
Но не духа, призрака, демона, а что-то другое.
   – Ушастый, ну совсем запутал, – ругнулся Грым, опуская свой меч. – Вот за что не люблю эльфов – вечно вы муть какую-то несете. Духовная сущность, бла-бла-бла… Идемте отсюда, ни гоблина тут нету, а выслушивать Каллины бредни у меня нет никакого желания.
   Светлый наверняка обиделся. Но и остальные не то чтобы были полностью согласны с Грымом, однако посчитали свое нахождение здесь бесполезным и уже направились к выходу, как вдруг знахарка чуть не свалилась на ровном месте.
   – Ты что, Ив, совсем разум потеряла? – Сегодня тролль явно не был настроен благодушно. Возможно, потому, что тролли вообще не терпели ничего бесполезного.
   Грым потянул травницу за локоток за улицу, но та неожиданно утерлась, чуть не выворачивая голову, чтобы что-то рассмотреть.
   – Что там, Ива? – чуточку раздраженно спросил Златко. Сегодня всем отказывало хладнокровие.
   Травница все-таки сумела вырвать свою руку из загребущих лап тролля, кинулась к лестнице и взбежала по ней. Примерно на середине остановилась и всмотрелась в стену. Но заинтересовала знахарку, разумеется, не сама стена, а нанесенная на нее фреска. Еле заметная, с поблекшими красками, трещинами, а кое-где и отсутствующими фрагментами, но…
   – Это он! – прошептала Ива.
   – Кто он? – удивилась подлетевшая гаргулья, тоже с интересом, хоть без особого благоговения рассматривающая рисунок.
   На нем был изображен необычный мужчина в высокой квадратной шляпе, с прямыми сине-фиолетовыми волосами чуть ли не до колен, бело-фарфоровым лицом и сложенным изящным веером в руке. Его странные – более продолговатые, чем обычно у людей – темные глаза смотрели на друзей будто бы с интересом. Фреска, очевидно, была старой и не очень хорошего качества (коль краски поблекли), но при этом почему-то странный образ незнакомца был четко и до мелких деталей прописан: и черты утонченного личика, особенно глаза, и складки широкой летящей одежды, даже узор резного веера, – все было законченно и совершенно. Казалось, что сейчас краски вновь сгустятся, обретут прежнюю силу, и мужчина шагнет из стены, оглядит зал, а затем вежливо – очень-очень вежливо, с непередаваемой ноткой – поздоровается.
   – Я не знаю, но я его видела в этой таверне. Честное слово!!! И стоял он именно тут. Живой, я имею в виду. Как любое другое живое существо. Да-да, именно тут он находился. Вот на этой лестнице. Только на ступеньках, а не на стене, ясен пень. Я еще тогда подумала: какой странный. И никто на него внимания не обратил. Будто он тут обычное явление. А когда я на миг отвернулась, он пропал. И это вообще было непонятно, как он смог исчезнуть так быстро и бесшумно, лестница-то скрипучая, он пройти куда-то не мог, а телепорт я бы почувствовала. Но ничего такого я не почувствовала. – Ива возбужденно захлебывалась рассказом. – Не понимаю, не понимаю, честное слово, не понимаю. Но клянусь вам – это был он. Только абсолютно живой и реальный. Головой вертел, рука двигалась. Стоял вот тут и разглядывал зал. Вот. – Знахарка выдохлась и смущенно посмотрела на друзей.
   – Да-а… – протянул тролль.
   – И знаете, что еще странно, – Златко сам был ошарашен, – я эту лестницу, как мы вошли, осмотрел. Но никакой фрески тут не обнаружил.
   – Точно? – круглыми глазами воззрилась на него гаргулья.
   – Угу.
   Калли осторожно дотронулся до рисунка на стене. Тонкие красивые пальцы скользнули по краю одежды изображенного человека, коснулись его ладони, погладили длинные волосы. Потом эльф озадаченно отнял руку. Большие от природы глаза эльфа стали и вовсе огромными.
   – Ну что?! – подергала Светлого за рукав Дэй. Сама она, наученная горьким опытом занятий в Магическом Университете, не спешила дотрагиваться до странной фрески.
   Юноша ошалело мотнул головой.
   – Мог бы поклясться, что касался не стены, а…
   – Живого человека? – чуть ли не подпрыгнула Ива.
   – Нет, – качнул локонами эльф, – ауры.
   – Что-то сегодня многовато сюрпризов, – провел по златым волосам Синекрылый. – Но это уже слишком. Ауру рукой не пощупаешь.
   – Да я сам знаю. – Калли даже поморщился. – Но ощущение именно такое. Только ауру чувствуешь как бы внутри, магией ощущаешь. А это… не знаю, что именно это… прикосновением.
   – Ну-ка, Дэй, а ты пощупай, – распорядился Бэррин.
   – А чего я?! – возмутилась гаргулья.
   – Не хочешь не надо, – пожал плечами парень. – Грым?
   Тролль, кинув на Дэй презрительный взгляд, протянул лапу.
   – Э! Нет уж! Я первая! – тут же переменила свое мнение девушка.
   Златко и Калли с трудом спрятали улыбки.
   Каменная когтистая ладонь гаргульи коснулась стены. Все затаили дыхание.
   – Ну что, клыкастая? – первый не выдержал Грым.
   Дэй ощерила на него зубы – как обещание, но потом приподняла крылья, будто плечи:
   – Ничего.
   – Что, совсем ничего? – удивился Калли.
   – Ну… камень, – протянула девушка.
   – И ничего необычного не ощущаешь? – не унимался эльф.
   – Не-а, – мотнула каменной головой она.
   – Ну как же так?! Попробуй еще раз. Ты должна хоть что-то необычное почувствовать.
   – Не, ничего. Никакой магии и иже с ней. – Рука Дэй вновь касалась рисунка.
   – Ну напрягись!
   – Отстань от нее, ушастый. Напрягаться надо в сортире, – не выдержал тролль того, что кто-то занимается его священным делом – доведением гаргульи до белого каления.
   Эльф обиженно засопел. Дэй не знала, злиться ей или нет. А Ива и Златко отвесили Грыму два подзатыльника.
   – Эй! – возмутился тот.
   – Не эйкай, а пробуй сам лучше, – приказным тоном высказался Синекрылый.
   Но успехи тролля не отличались от результатов гаргульи.
   Бэррин и знахарка переглянулись, и их ладони одновременно коснулись рисунка. У Ивы тут же возникло ощущение, будто ее кончики пальцев легли на чей-то пульс.
   – Ты чувствуешь? – почему-то шепнула она.
   – Ага, – так же тихо ответил Златко. Ему казалось, что кто-то с ним говорит. В голове будто звучал чей-то голос, только слов было не разобрать. И смысла тоже. Но в одном он был согласен с Калли: зла он не ощущал.
   И было еще нечто общее – такого Синекрылый еще не испытывал. Только Бэррину аурой это не казалось. Скорее энергией чьих-то мыслей. Ему в голову даже пришла такая ассоциация: если бы людской шепот можно было ощутить ладонью, это был бы именно он.
   Руки они с Ивой убрали тоже одновременно. Не сговариваясь. Удивленно посмотрели друг на друга и на друзей. Рассказали о своих впечатлениях. Еще немного побродили по зданию, но ничего необычного больше не нашли. Так что через какое-то время пришлось уйти. А что еще оставалось делать?
   Каждый, выходя в дверь, оглядывался, и всем показалось, будто мужчина на фреске смотрит им вслед, а сами краски стали ярче. Но проверить – зайти во второй раз – никто не решился. Неизвестно почему. Ведь трусов среди них не было. Ведь так? Так?
   Весь обратный путь они преодолели молча. Только придя домой, а точнее, в домик девушек, хорошенько поужинав и выпив по кружечке горячительного, друзья принялись за обсуждение. Перво-наперво сравнили впечатления. Попытались разобраться.
   – Мне кажется, все очень просто. – Златко принадлежал к направлению Разум, и ему как-то всегда легче давались все логические конструкции. Как шутили в их пятерке, да и за их спинами, он был генштабом их маленькой армии. – Мы трое – Ива, Калли и я – что-то почувствовали, а Грым и Дэй нет. Значит, что-то объединяет эти две условные группы. А что общего у Грыма и Дэй?
   – Направление Бой, – хором произнесли четверо друзей и рассмеялись.
   – Вот именно, – улыбнулся Бэррин. – Мы же трое принадлежим к разным направления, но более ориентированным на… на ощущения, что ли. Тем не менее это разные направления. Вот и ощущения у нас разные.
   – Мм… логично, – кивнул больше своим мыслям эльф. – По крайней мере, похоже на правду.
   – И что из этого следует? – подтолкнула парней к дальнейшим рассуждениям Дэй.
   – Что там несколько сущностей? – предположила Ива. – И все разные.
   – Нет, скорее, что это очень сложная сущность, – возразил Златко. – Сущность или существо, в котором сплетено несколько энергий, что ли.
   – Или что ваши ощущения пристрастны, – скептически бросила Дэй.
   – Или что все мы правы. – Калли даже наклонился вперед, что с ним случалось при сильном волнении.
   – Как это?
   – Сами подумайте. – Синие очи эльфа заблестели. – Это может быть некоторая сущность или сущности невероятно сложного устройства, но мы не может увидеть всю картину целиком просто потому, что не хватает знаний. И мы волей-неволей ощущаем только то, к чему у нас дар.
   – Да, в этом что-то есть… только получается, – Ива ладонями покрепче обхватила свою кружку, – чем бы оно ни было, но оно не только сложное, но и очень мощное… э-э-э… как это назвать?
   – Сущность называй, – нетерпеливо произнес Златко.
   – Так вот получается, что это очень… ОЧЕНЬ мощная сущность, потому что не такие уж мы и неучи. Кое-что да и умеем. А типы магии и направления мы учили еще до Осенних праздников. Помните «принцип забивания»?
   – Если переплетаются несколько магий разного типа и направлений высокого порядка и силы, – заученно начала произносить Дэй, – то без специальных исследований ощущается только та магия, к которой у мага наибольшая склонность.
   – Вот именно! – просиял Синекрылый. – Все сходится! Поэтому-то мы и ощущали все по-разному. Эта сущность очень сильная и… или очень высокого уровня!
   – Ага, помните, нас тогда еще возили к священному камню оркских шаманов? – Дэй, в свою очередь, заблестела глазами. – Как он называется? Не помню.
   – Алгхалык, – без заминки выдал Грым.
   Все удивленно посмотрели на него. Тролль гнусно и таинственно ухмыльнулся. Как делал всегда, когда его знания касались его прошлой, наемнической, жизни.
   – Да, точно, вот именно так! – Сбить гаргулью не удалось. – Помните, нам тогда Фей объяснял, что до сих пор непонятно, что это и почему столь сильно действует на людей, ну в смысле всех живых существ.
   – Дает воинам силу и храбрость. Женщин излечивает от бесплодия. А шаманам позволяет намного легче общаться с духами, – добавил Грым. – Ага, так и есть.
   – Да. – От избытка чувств Дэй даже улыбнулась троллю. Ребята вообще давно заметили, что эти двое в чем-то очень похожи. – Я тогда чуть не задохнулась от силы, которой наполнил меня камень!
   – Потому что ты – воин. – Наверное, первый раз в жизни тролль смотрел на извечную противницу с какой-то почти нежностью и безмерным уважением. – У меня были те же ощущения.
   И друзья-враги умиленно заулыбались друг другу.
   – А меня чуть не вывернуло, – нарушил идиллию Светлый.
   – Это потому, ушастый, что ты – эльф. – Грым перевел взгляд на забавную синеглазую мордочку. – А орки – это существа вам прямо противоположные. И в бой они идут с совсем другими мыслями и чувствами. Их воины – это прежде всего ярость, бешенство, звериная сила и первозданная мощь. А вам, дивным, это просто противно. Вы как свет и тьма. День и ночь. Существа настолько противоположные, что и вообразить трудно.
   Эльф слушал эту речь, явно пребывая где-то далеко и высоко, но без сомнения пропуская через себя каждое слово.
   – Ты прав, – шепнул он после минутного молчания.
   – А я ничего не почувствовал, – пожал плечами Златко.
   – А я что-то почувствовала, но ни гоблина не разобрала что именно, – последней высказалась Ива.
   – Вот вам и наглядное подтверждение нашей теории. – Дэй в волнении поскребла коготками по столу.
   – Только вот этот камень, – нахмурился Синекрылый, – известен на весь мир. А тут… что-то я не заметил толп паломников.
   Студенты снова задумались. Действительно, выходило странно.
   – Но в конце же концов, – возмутилась после недолгого размышления Дэй, – может, это еще не открытый… э-э-э… священный предмет.
   – В Стонхэрме, где каждый десятый – маг? – скептически поднял брови Грым. Он, конечно, преувеличил, но в целом мысль была верная.
   Все вновь приуныли.
   – Да ну, в конце концов! – возмутилась Дэй. – Это может быть совсем юный предмет… сущность…
   – Или разумный, – предположил Златко. – Умеющий скрывать свою силу.
   – Или проявляющий ее только при определенных условиях, – заметил Калли.
   – То есть? – заинтересовался Синекрылый.
   Эльф кинул изучающий взгляд на знахарку, но потом все же решился:
   – Мы не должны забывать… того, что нам рассказала Ива. Конечно, некоторые вещи звучат как полный бред…
   Травница фыркнула.
   – Но… – не обратил на это внимание Светлый, – давайте предположим, что это все правда. Что наша обожаемая Ива действительно сидела в какой-то таверне, и это не были ни иллюзия, ни внушение или что-то подобное. Что действительно разговаривала с той самой девушкой. Давайте так же предположим, что Ива правильно запомнила месторасположение этой таверны. Однако то, что она видела, разительно отличается от того, что видели мы. Если предположить, что это на самом деле одно и то же место, то… напрашивается сразу несколько идей. Первая – каким-то образом это существо или предмет прореагировал именно на Иву. Чем сегодняшнее отличалось от предыдущих посещений, кроме того, что трактира не отказалось на месте, а, Ива?
   – Ну-у… – Знахарка, признаться, совсем запуталась в логических конструкциях друга. – Я была одна.
   – Ага. А на сей раз нас было много. Что еще?
   – Э-э-э…
   – Настроение наверняка было другое, – включился в игру Златко.
   – Да. В первый и второй раз я была зла как сто гоблинов, а еще мне было холодно, плохо и как-то… горько. А потом я пришла уже на встречу с Каи.
   – Что ж, как рабочий вариант подойдет, – покивал головой Златко. – Сдается мне, все это неспроста, и сей трактир каким-то образом связан с делом этой Каи. Калли, ты говорил, что у тебя несколько идей. А какие еще?
   – Вторая идея связана как раз с только что высказанной тобой мыслью. Может, этот трактир реагировал не на нашу Иву, а на эту самую Каи? Ведь я правильно понимаю, Ива, – эльф обернулся к девушке, – каждый раз, когда ты была в этом месте, там была Каи?
   – Да, – кивнула травница. – Но получалось так, что она уходила раньше, а я и другие посетители оставались.
   – Уверен, это как-то можно объяснить, – махнул лапкой Светлый.
   – Конспирацию нарушать было нельзя, – хмыкнула Дэй.
   – Да хотя бы это, – совершенно равнодушно бросил Калли.
   – А меня вот что смущает, – вдруг произнес Грым. – Ива же приносила нам пирожные из этого кабака, мы все их ели и пальчики облизывали. И никто не отравился. А ведь то, что мы сегодня видели, – рухлядь и старье…
   Все оторопело замолчали, словно каждому вдруг очень захотелось пощупать свой живот.
   – Ну ты, Грым, как чего-нибудь выдашь, – выразил общую мысль Златко.
   – Надо было заподозрить неладное, еще когда я увидела ягоды в это время года, – буркнула Ива.
   – Нет, – мотнул головой Синекрылый. – Ты же помнишь один из основных законов мира, магии и судьбы: то, что тебе суждено…
   – Мимо тебя не пройдет, – кисло закончила травница. – Помню. И знаю. Мы в прошлый раз именно из-за этого фатализма и вляпались в историю.
   – Вляпались мы в нее, потому что Грым заблудился, – вновь не удержала свой язык на привязи Дэй.
   – Ага, а давайте еще вспомним, что в другой город нас Владигор послал, а Калли про развилку не сказал и что мы вообще полезли в ту подземную комнату, – возмутился Бэррин. – Мы оказались там, потому что оказались. Может, случайно. Может, суждено было. Но, не окажись мы там, Круг Девяти так и не обрел бы покой. Значит, все не зря. – Как и большинство представителей своего рода, Златко был горяч, благороден и… фаталист.
   – Мне кажется, что я не зря повстречалась с этой девушкой, – неожиданно высказалась Ива, гордо вскинув подбородок. – Я это чувствую. А коли так, то…
   – Нам вновь расхлебывать какую-нибудь странную историю, – тоскливо закончила за нее гаргулья.
   – А когда ты боялась странных историй, а, клыкастая? – хлопнул Дэй по спине тролль. Причем, что характерно, ни он руку о камень не отбил, ни гаргулья не покачнулась. Только от слов скривилась.
   – Как там говорят, маги не ищут легких путей? – вопросила она.
   – И за это надо выпить! – провозгласил Грым, и идея была единодушно поддержана остальными.

   На следующий день друзья все-таки смогли пробиться к Каи: Златко поднапряг старые связи. Следствие их пока игнорировало. Старшие маги тоже. Оставалось надеяться, что так будет продолжаться и впредь и что это не какая-то хитрая задумка дознавателей. К подозреваемой всех, разумеется, не пустили, только Иву.
   – Каи!!!
   – Ива? Ты-то тут что делаешь?
   Девушку было не узнать. Одежда такая, будто ее не стирали уже лет десять, равно как и не снимали. Лицо измученное. А вот глаза… глаза горели лихорадочным, нездоровым блеском. И губы отчего-то стали ярче.
   – Интересно стало с убийцей пообщаться? – Девушка-гончар презрительно скривилась.
   Знахарка поначалу застыла с открытым ртом, потом разозлилась.
   – Ага, автограф у тебя, дуры, взять! – рявкнула она. (За Каи вообще водилась привычка подозревать весь мир в злом умысле и одновременно в пренебрежении к ней.) – Только вот и мечтаю на очередного убийцу посмотреть!
   Девушки застыли друг против друга. Первой сдалась Каи:
   – Ладно, зачем ты пришла? – Но голос уже не был вызывающим.
   – Проведать, – пожала плечами Ива. – И если смогу, помочь.
   – Чем? – фыркнула заключенная.
   – Ну пока я принесла тебе всяких вкусностей. Одеяло вот. На всякий случай. Кое-что из одежды. А вообще мы с друзьями пытаемся хоть что-то выяснить. Пока не очень успешно. Но мы ищем…
   Каи кивком поблагодарила, не зная, как реагировать на слова юной колдуньи.
   Ива тем временем достала из сумки тетрадку и старательно зачитала по ней заклинание. По идее это должно было защитить от подслушивания. Сомнительно, что кто-то этим стал бы заниматься, но предосторожность никому еще не мешала. Травница, правда, подумала, что если слушают маги действительно высокого уровня, то вряд ли им помешает ее дилетантская защита. С другой стороны, почувствовать, как ломают ее колдовство, чародейка должна была.
   Она пояснила Каи, что сделала.
   – Ты мне вот что скажи… – Ива глубоко вздохнула. – Понимаю, что ты можешь мне не доверять, и не знаю, как убедить тебя в том, что желаю тебе добра. Но мне надо знать… ты его убила?
   По лицу Каи было видно, как подозрительность борется в ней с надеждой. В конце концов она решила, что терять ей особо нечего. Она давно поняла, что дознавателям очень хотелось бы повесить на нее убийство мужа. И единственное, что им в этом мешало, так это то, что магии в ней не было ни на грош, а как умер ее дорогой муженек, они так и не определили.
   – Нет, Ив, я его не убивала.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное