Елизавета Шумская.

Дело о Белом Тигре

(страница 6 из 28)

скачать книгу бесплатно

   Какое-то время ушло на объяснение задач их любимому «ученому». Агн уже отправился выяснять насчет драк. Выпроводив Тари, Джейко вновь принялся мучить Алису и Эрика на предмет новых идей, как вдруг… в открытое окно влетел кинжал и вонзился прямо в доску, на которой шеф любил рисовать, объясняя свои гениальные идеи сотрудникам. На лезвие кинжала была пришпилена бумажка.
   От подобной наглости сотрудники Магического Сыска малость очумели. Однако в глазах шефа заплясала улыбка. Он встал из-за стола и с некоторым усилием выдернул кинжал из доски.
   Послание гласило:

   «Можно войти? Поцелуй – и два кинжала.
   Гы:)

   P.S. Проклятые студенты! Понахватался от них словечек!»

   Джейко не выдержал и расплылся в усмешке:
   – Эрик, пожалуйста, спустись вниз и проводи ко мне нашего гостя.

   Когда через пару минут в кабинет шефа ввалился посетитель, Алиса почувствовала настойчивое желание сначала вскочить, вытянувшись в струнку, а потом упасть на стул. Желательно в обморок. Профессор Эйнерт! Очаровательная сотрудница Магического Сыска города Ойя была одной из умниц – то есть когда-то училась в УМН [15 - Умники и умницы – так в шутку называли выпускников и учащихся УМН.] и… до сих пор вздрагивала при упоминании оного преподавателя. По общему единодушному мнению студентов профессор Эйнерт был законченным маньяком. Он умел держать класс в таком ужасе, что о том, чтобы что-то не сделать, не выучить, переговариваться на уроке или просто не слушать, не могло быть и речи. Один взгляд красивых, но безжалостных глаз профессора – и самые буйные из студентов делались тише воды, ниже травы.
   И вот сейчас он стоял в дверях, такой же, каким врезался в память впечатлительной девушки – собранный, высокий, затянутый во все черное по самое горло, с длинными светлыми перевязанными лентой волосами. Лицо как и всегда – холодное и непроницаемое словно камень. Его безжалостные глаза в упор смотрели на шефа, в расслабленной позе полусидевшего на столе прямо напротив двери.
   Пару минут висело молчание. А потом вдруг лед стал трескаться. Невозмутимые еще секунду назад лица начали неудержимо растягиваться в улыбках.
   – Ну здравствуй, красавчик Джейко! – с трудом сдерживая смех, выдавил из себя Дориан.
   – И тебе здравствовать, милый! – не удержался в ответ тот.
   Они оба рассмеялись. За миг преодолели разделяющее их расстояние и обнялись. Впрочем Тацу тут же отдернул руку.
   – Ай! – На кончиках пальцев правой руки Джейко начали набухать бордовые капельки крови. – Эрки! Забыл опять!
   Шеф тут же попытался, как любой другой нормальный человек, лизнуть ранки. И тут Эйнерт сделал то, что Алиса меньше всего ожидала. Он перехватил пострадавшую ладонь Джейко, вытащил белоснежный платок и принялся вытирать его пальцы, очевидно, попутно залечивая их, так как кровотечение прекратилось.
   – Неуч! Сколько раз я уже говорил – дротики там, дро-ти-ки! Я уже замучался из-за тебя, растяпы, менять ядовитые на обычные.
   То, что делалось с лицом шефа, передать словами было невозможно.
В нем было все – веселье, доверие, радость и бесконечное восхищение. Они привыкли, что при всей его доброте и ироничности, в душе Тацу, в самой глубине его темных глаз таится грусть. Какая-то неистребимая, неизлечимая тоска… или боль? Романтически настроенные девушки, которых в отделе было много, считали, что все дело в некой несчастной любви. Более серьезные товарищи говорили о перенесенной в детстве психической травме. Самые знающие хмыкали, про себя вспоминая темноволосую «травму», что не реже двух раз в месяц приезжала на выходные проведать любимого братца.
   – Ну и в каком свете ты выставляешь меня перед подчиненными? – со смехом, упрекнул Джейко.
   – Ну не все же тебе вваливаться ко мне на лекции, пинком открывая дверь и заявляя что-нибудь типа: «Ты мне срочно нужен, милый!»
   – А кто отказался со мной идти на прием к тетушке?!
   – Ага, чтобы снова услышать ее любимый вопрос – когда мы уже заведем общих детей!
   Потом вдруг хохот оборвался. И глаза обоих мужчин стали серьезными. Что-то совсем непонятное, но очень похожее на неуверенность мелькнуло в лице Джейко, и в следующий миг Дориан притянул Тацу к себе, а тот ткнулся лбом в его плечо, чувствуя, что друг обнимает его совсем как ребенка… Так уже было однажды… И этот миг он не отдал бы ни за какие сокровища мира.
   – Ну а теперь рассказывай, какого эрка ты выдернул меня из УМН? Мне даже пришлось поругаться с Дрэмом: он не хотел брать моих студентов. Говорит, что они буйные. Не знаю, по-моему, они тихие, спокойные и послушные. Только почему-то бледнеют, когда я вхожу. Девушки особенно.
   – Хоть не подрались? – пряча ухмылку – он-то прекрасно знал стиль преподавания бывшего однокурсника, – спросил Джейко.
   – С ним, пожалуй, подерешься, – поморщился Дориан, по привычке потирая шрам на ребрах, оставленный ему когда-то его «верным врагом». – Ладно, в любом случае я рад, что смог вырваться. Надоело все до жути. Ну рассказывай, не томи. – И потом без перехода: – Здравствуй, Алиса.
   Пока бледная девушка пыталась справиться с отвисающей челюстью и что-то сказать, Тацу порылся в ящике своего стола и вытащил кинжал, найденный на месте преступления.
   – Вот ради этого, – прервал он спотыкающуюся речь своей сотрудницы, выдавливающей из себя ответ на вопрос «Как жизнь?», небрежным тоном заданный бывшим преподавателем. – У нас в городе произошло пять убийств. Весьма своеобразных, к слову говоря. В телах всех жертв прямо в сердце были оставлены вот такие кинжалы. Мы не можем идентифицировать, что это за штучки и откуда.
   – Можно? – Дориан остановился, вопрошая, можно ли вытащить клинок из целлофана.
   – Ради богов. Его уже весь отдел перелапал.
   Эйнерт достал оружие и принялся разглядывать. Лицо его вмиг утратило добродушие и привычно превратилось в непроницаемую маску.
   – Ну что скажешь? – не выдержал Джейко, глядя, как кинжал вертится в длинных чутких пальцах друга.
   – Это ты мне должен сказать. – Дориан поднял глаза на приятеля. – Это ритуальный кинжал из храмов Белых Тигров.
   В который раз за день реакция шефа удивила сотрудников: и так бледное лицо Тацу приобрело оттенок снега горных вершин.
   – Ты уверен? – Слова скорее угадывались, чем слышались.
   – Да, Джейко. – Эйнерт стоял очень близко. – К сожалению.
   Темные глаза Тацу расширились и уставились куда-то в бездну прошлого.
   – Когда же эта эркова ошибка молодости перестанет портить мне жизнь?!

   15 лет назад
   – Все-таки похмелье дает о себе знать, – пожаловался Джейко Дориану, поднимая на него лукавый взгляд. – Обычно я с такими, как ты, уточняю условия.
   «И ведь не придерешься», – вздохнул про себя Тацу и направился к мерзко ухмыляющемуся Эйнерту.
   – Ладно, иди сюда. Предупреждаю, будет немного больно. – Джейко привычно встряхнул руки и прижал кончики пальцев к вискам приятеля. – Не вертись!.. Какой же ты высокий! Не вертись, я кому сказал! Я же не могу сосредоточиться! И вообще закрой глаза.
   Эйнерт послушно зажмурился, чувствуя на свой коже теплые пальцы Джейко. Тацу сконцентрировался, привычно адаптируя свою магию для других людей и приноравливаясь к биению чужой крови. Сила потекла откуда-то изнутри. Дориан ощутил, как холодеют прижатые к его голове пальцы друга, и в следующее мгновение виски Дориана будто пронзили ледяные иглы. Он дернулся, но Джейко уже отпустил его, а Эйнерт с удивлением обнаружил, что боль на пару с похмельем ушли, оставив лишь некоторую тяжесть в мыслях.
   – Ну вот и хорошо, – одобрительно высказался Джейко, внимательно наблюдая за лицом сокурсника, затем улыбнулся и сделал шаг в сторону. И в этот момент что-то ударило его сзади, а амулет на груди ощутимо потеплел. Резко разворачиваясь, Тацу уже понял, что сработал оберег и смерть осталась ни с чем. Но в следующий миг что-то вонзилось ему в плечо, и неожиданно для себя Джейко начал заваливаться в сторону.

   Еще толком не разобрав, что происходит, Дориан инстинктивно упал на пол и уронил туда же своего приятеля. Отточенным движением сотворил воздушный щит: мало ли какая гадость еще прилетит с улицы. Полюбовавшись рукояткой кинжала, застрявшего в плече Джейко, Дориан наконец-то постиг суть произошедшего. Кто-то решил сегодня избавиться от одного из Тацу. Хм… А от Тацу ли? Эйнерт отчетливо помнил, что как раз перед ударом Джейко шагнул в сторону, невольно загородив его собой от окна. «Да-а, шикарно, просто нет слов. Получается, что в Тихом парке засели убийцы? Найти их там сейчас – все равно что отыскать иголку в стоге сена. – Дориан приподнялся на локтях и глянул на лежащего Тацу. – А я, выходит, теперь вроде как в долгу перед этим недоумком? Ладно, разберемся. Временно оставим в покое убийц и займемся им».
   Но прежде Дориан на всякий случай легким толчком ветра закрыл окно. С воздушной стихией парень управлялся не в пример лучше своего сокурсника.
   Этиус крепко прижал раненого к полу, чтобы тот не вздумал рыпаться, и одним резким движением вытащил кинжал. Джейко дернулся, и горячая алая кровь тут же обильно окрасила одежду обоих студентов.
   – А… чтоб вас! Вторая рубашка за сутки! И опять подарок сестры! – прошипел сквозь зубы Тацу.
   Эйнерт поднес лезвие к глазам, внимательно рассматривая кинжал. Нахмурился, ему явно что-то не понравилось. Легкий, едва уловимый терпкий аромат. Маг осторожно коснулся языком крови на кинжале – чуть-чуть, чтобы самому не влипнуть. Как он и думал: яд. Причем довольно сильный.
   Тут под ним зашевелился Тацу:
   – Дориан, ну у тебя и поклонники! Один поцелуй в лоб – и два кинжала в спину!
   – Лучше б помолчал, придурок, тебя отравили.
   Джейко задумался над полученной информацией, краем уха прислушиваясь к шебуршащему чем-то Эйнерту.
   – Дориан, у меня в комнате…
   – Знаю-знаю, но пока я туда доберусь, ты откинешь копыта. К тому же у меня тоже кое-что есть.
   Он наконец нашел в своих многочисленных потайных кармашках пузырек. Половину заставил Тацу выпить, а вторую плеснул на раненое плечо. Из очередного загашника на свет явилась чистая повязка, пронизанная магией. Дориан шлепнул ее на плечо приятеля, теперь эта штука будет сама прочно держаться на ране.
   – Это антияд. Хороший. Даже на Тацу действует. А повязка вытянет всю гадость и помешает обильной потере крови, – пояснил Эйнерт. – А теперь тебе придется потерпеть. Надо перенести твою тушку на кровать.
   Пытаясь передислоцировать Джейко до вроде бы не такой уж далекой кровати, Дориан успел проклясть все на свете. Свяжешься с этими Тацу…
   Пациенту тоже было несладко.
   – Милый, тебя кто так учил переносить раненых и горячо дорогих твоему сердцу этиусов?
   – Никто.
   – Оно и видно. А чтоб тебе на допрос к тетушке попасть! – заорал от боли Джейко, став значительно белее. Хотя технически сие казалось невозможным.

   В это время Тэй спала и видела сны. Первым в ее видениях появился Дрэм. Причем он был в широких красных шортах и цветастой рубахе и вплетал большой алый цветок в свои шикарные серебряные волосы.
   Потом ее грезы посетил Дориан. Он сидел в каком-то большом зале, на стуле посреди сцены. На него падал луч яркого света. У Эйнерта был торжественный вид, а в руках он держал… хм… неизвестный природе струнный музыкальный инструмент… по принципу игры похожий на гитару, но треугольной формы. Сам Дориан вдруг объявил, что это у него в руках – БА-ЛА-ЛАЙ-КА, и он сейчас на ней будет играть.
   Как сыграл этиус на этой штуке, Эттэйн увидеть не довелось – картинка снова сменилась, и из тумана выплыла фигура Джейко, держащего в руке покореженное деревянное весло. Он рассеянно, не узнавая Тэй, осведомился у нее, как тут доплыть до Майруны?.. И, не получив ответа, грустно вздохнул и, оседлав весло, медленно и печально поднялся на нем в воздух. Далее же, набрав на нем скорость, растаял в неизвестном направлении. В прямом смысле, так как все вновь заволокло туманом.
   Кто знает, что и кого бы еще увидела Лисси в своих утренних бреднях, но тут ее сладостный покой был нарушен странными звуками неизвестного происхождения. Девушка недовольно заерзала и приоткрыла глаза с твердым намерением разобраться со сволочами, мешающими ей спать. И тут же снова их закрыла. Не часто ей снится, что она во сне просыпается… А сюрные сны, судя по всему, продолжались: представшая очам Лисички картина описанию не поддавалась: повсюду валяются бутылки, окурки, разбросанная одежда, и все это залито кровью, а более всего Джейко и Эйнерт. На пробу Тэй вновь открыла глаза. Глюки никуда не исчезли. Более того, один из них, очень похожий на Дориана, нервно хмыкнул и произнес:
   – Доброе утро! Как спалось?
   Сгрузив свою ношу на кровать и устроив Джейко поудобнее, Эйнерт прошелся по комнате, подбирая кинжалы. Пристально рассмотрел один. Лицо мага при этом на миг стало жестче. Снова… Эти ублюдки лезут к нему снова. Неужели им не надоело терять своих людей почем зря? Или это такой способ избавиться от неугодных? Даже до универа добрались, раньше на это наглости не хватало. Кстати, а почему два кинжала? Вроде же не принято работать парами, по крайней мере, таким топорным способом. Или его первая мысль была верной, и Тацу тоже кому-то помешал? Дориан перевел взгляд на второй клинок и невольно хмыкнул:
   – Хм, Джейко, а один твой.
   – С чего ты взял? – прохрипел Тацу с койки.
   – Профессиональная тайнопись. Черный юмор убийц, так сказать. На одном написано: «Привет, красавчик Джейко!»
   Губы темноволосого дернулись в подобии улыбки:
   – А на втором?
   – Ну-у… дословно это при девушке не скажешь, очень примерно это будет звучать как: «Сдохни, гнида!»
   – От твоих… бывших коллег? – тут же вспомнил рассказ сестры о странных трупах Джейко.
   – Ага, – безразличным тоном ответил Дориан и обернулся к Лисси. Та все еще продолжала хлопать ресницами.
   – Тэй, присмотри за этим… – он развил мысль. – Знаешь, мне тут это чудо выдало по пьяни суть вашего конфликта. Так вот, ты была не права: он не шут и не паяц. Он просто придурок.
   С кровати раздалось:
   – Выживу, прирежу обоих.
   Ответом ему было синхронное показывание языков.
   – Очень эротично. Но вас это не спасет. – Джейко попытался изобразить из себя маньяка-убийцу, но боль не дала ему это сделать.
   – Бывай. – Дориан с невозмутимой миной нагнулся к Тацу, почти коснулся губами его лица и похлопал по плечу. Раненому. Джейко взвыл, а Эйнерт спокойно вытащил из-под кровати сумку с вещами, нашел в ней рубашку и жилет и отправился в ванную.
   Окончательно так и не пришедшая в себя, но уже кое-что соображающая, Лисси направилась к Джейко. Быстро окинула его взглядом и не смогла не задать совершенно резонный вопрос:
   – Джейко, а что тут произошло?
   Только неожиданно она встрепенулась:
   – Ой! Я сейчас. Подожди… Надо бы кровь смыть.
   Девушка метнулась к ванной. Рванув дверь на себя, она обнаружила Дориана обнаженным по пояс. Нельзя сказать, что Тэй не предполагала такого положения вещей. Реакция Дориана тоже была вполне предсказуемой: полный ярости взгляд и недружелюбная мина. Видя, что этиус открывает рот, чтобы высказать все, что он по этому поводу думает, девушка поспешила пояснить:
   – Я за водой – кровь смыть надо. – Быстро намочила первое попавшееся под руку полотенце и ретировалась, оставив Эйнерта скрипеть зубами от злости: не любил он, когда его уединение прерывали.
   С самым невинным видом Эттэйн уселась на кровать и озорно глянула на Джейко, откровенно забавлявшегося представлением. Как бы было ему не плохо, но сдержаться он не мог. Прикрыв глаза и чуть изогнув губы в улыбке, Тацу спросил:
   – Ну и… каков он?
   Лисси прыснула. Складывая полотенце, поделилась:
   – Ну знаешь, у него такие… сильные изящные руки… Распущенные золотые волосы волной ниспадают на загорелые плечи…
   Джейко это довело, он рассмеялся. Да только тут же скривился и зашипел от боли.
   Лисичка вмиг стала серьезной, прикоснулась к лицу раненого влажной тканью и осторожно отерла щеки и подбородок Тацу.
   – Если не трудно, расскажи все-таки, что произошло.

   Мягкое мокрое полотенце скользнуло по коже, и Джейко подумал о том, как мало этиусу нужно для счастья. Еще было бы неплохо, чтобы его оставили в покое. Но как он понял, подобное ему не грозит, по крайней мере до того, как он закончит универ… Хотя и потом – сомнительно… Особенно если вспомнить тетушку и ее планы…
   Тацу принялся обдумывать, что ответить на вопрос Тэй. В голову упорно ничего умного не лезло. А должно было бы. «Соберись, Джейко! – прикрикнул он на себя. – Ты всего лишь получил удар кинжалом. Интересно, – снова развеселился он, – хоть своим или тем, что предназначался Дориану?»
   – Два кинжала влетели в окно, – произнес он, экономя слова. «Думай, Джейко. Тебя кто-то хотел убить, а коли не получилось, будет пытаться до тех пор, пока своего не добьется. Неужели это…» Тацу начал перебирать своих врагов и уже добрался до врагов Семьи, как вдруг в его голове мелькнула неожиданная догадка: «Проклятый Дориан утащил с собою оба кинжала! Один отбил мой амулет, второй я „поймал“».
   «Может, я еще и ошибаюсь», – попытался успокоить себя Тацу. Несмотря на весьма выраженный дар убеждения, получалось это плохо.
   Тут раздался громкий стук в дверь, и на пороге появилась Моранна. Она без спросу влетела в комнату, остановившись в центре.
   – Привет! Вы уже не спите? – выдала она. – А где Дориан? У меня для него подарок.
   Джейко мигом уловил, как изменилось лицо Тэй, и подавил понимающую улыбку. С Моранной они учились на одном курсе, но общались не так уж много: у нее профильным предметом была некромантия, а не магия стихий, как у них троих. Однако черноволосая волшебница частенько оказывалась рядом.
   – А, Тэй, доброе утро. Ты не знаешь, где Дориан? Понимаешь, мне не очень нравится, что каждый раз, видя меня, он начинает чихать. – Хи, у Дориана была аллергия на кошек. – Это несколько раздражает. Поэтому я нашла в одной из магических лавочек сию тряпочку, – продемонстрировала она красно-зеленый платок, держа его двумя пальцами, – мне сказали, что он спасает от аллергии. Передашь ему это от меня?
   Наконец Моранна отвлеклась от беседы и себя любимой и увидела всю замечательную картину.
   – Вы что тут, подрались?! – Она решительно направилась к кровати, где лежал Джейко. – Ты знаешь, что целитель из меня, мягко говоря, никакой, а вот избавить от боли, пожалуй, смогу. – Весьма бесцеремонно отодвинув Лисси, черная магичка протянула руку над раной. С кончиков пальцев потекла чистая энергия, отчего-то доставляя девушке боль.
   Джейко мысленно взвыл. Еще один самозваный целитель на его голову, то бишь шею… эрк побери! плечо! «Да что же она делает?! Нет, правду говорит сестра: друзья – это зло! Ну почему? Двуликие боги, почему никто сначала не спросит меня – оно мне надо?!!!» Тацу про себя выругался еще крепче. Магия Моранны была чистой энергией, но несла какой-то своеобразный отпечаток жертвенности, что у некромантов вообще было в чести. Но именно это практически не давало возможности преобразовывать ее во что-то полезное для него. Джейко воззвал к двуликим и решил схитрить и потихоньку просто отправить силу обратно.
   Через некоторое время магичка убрала руку и провозгласила:
   – Ну вот, пожалуй, ты дальше сам справишься!
   Только когда экзекуция закончилась, Джейко сообразил, что возвращенная таким образом энергия несет на себе очень яркий отпечаток его боли. «Двуликие боги! Мозги вообще не работают! Ну и что теперь делать? Ведь уже не извинишься – она же не дура, поймет, что я использовал заклинание „отражения“. Нет, ну, похоже, случай с Лисси ничему меня не научил! Все, решено – приду в себя, нарисую табличку „Умоляю, спросите меня – нужно ли меня лечить магией!“ и буду носить!!! Дориан, где ты? ПОМОГИ!!! Как же хорошо с врагами! Хотя… – Тацу про себя ухмыльнулся, – теперь уж и не врагами… Ладно, пока же улыбаемся. Как учили. Плевать, что больно! Я тебе что сказал – улыбайся! А что это Лисси губы кривит?»
   Джейко улыбнулся, выругался про себя и улыбнулся более правдоподобно.
   – Моранна! Кошечка моя! «Не пошло ли прозвучало? Что-то вообще не соображаю». – Прости, не могу встать и поприветствовать как должно прекрасную даму. Но, может, ты подаришь раненному приятелю свой поцелуй… э-э… в щечку? Язык меня точно когда-нибудь погубит! Но как же приятно, когда вокруг такие прелестные девушки!
   «Кошечка» не преминула воспользоваться ситуацией и, наклонившись к Джейко, чмокнула того в нос. Потом немного подумала и поцеловала парня в щеку.
   Мигом забывший о боли, Джейко любовался. «А что? Очень даже хорошо. Две красавицы рядом, обо мне заботятся. Лечат, кровь смывают, улыбаются… Дориан в ванне плещется… хм… плещется… хм… Как там Тэй сказала… ммм… сильные, изящные руки… распущенные золотистые волосы… И кинжалы, поганец, с собой унес…»

   После визита Лисси Эйнерт вернулся к прерванному занятию: перекладыванию всяческого барахла из одной рубашки в другую. Работа уже привычная и муторная, вполне можно успеть прийти в себя и подумать. А точнее вспомнить. Дориан точно знал, что ему что-то снилось, очень важное.
   Маг тихо выругался и вытащил из-за пазухи трофейные кинжалы. Забавно. Оба клинка похожи, очень похожи. Да оно и понятно. Пусть и гильдии разные, а методы используют одни. Как тут орудиям производства отличаться?.. Наметанным взглядом Дориан, правда, нашел несколько отличий, не говоря уже о нанесенных на клинки ядах и надписях.
   Эйнерт внезапно чуть не рассмеялся, представив себе удивление «коллег», когда они обнаружили друг друга. Вряд ли каждый из них как-то выдал свое присутствие, однако после двух кинжалов не заметить друг друга было невозможно. Да и прятаться в абсолютно разных местах они не могли. Не так уж много удобных позиций, из которых можно бросаться всякой гадостью в их с Дрэмушкой окошко.
   Дориан вновь стал серьезен. Что же теперь будет? Вряд ли убийцы отступятся. Тут даже дело не в заказе, а в профессиональной гордости, а в случае с ним вообще. Эйнерт и так и этак повертел в голове ситуацию и пришел к выводу, что «коллегам» не остается ничего другого, кроме как объединить свои усилия. Коли уж их «клиенты» торчат все время вместе, а друг друга они уже обнаружили. Конечно, это отступление от правил, но что тут поделаешь?

   Между тем Дориан не был уж так не прав. Примерно в это же время в парке происходила весьма занятная сценка. Если бы кто-то имел удовольствие наблюдать ее, он немало бы позабавился. Где-то в районе высокого тополя раздалось:
   – Здравствуйте, коллега. Какими судьбами?
   Из растущих совсем рядом особо густых кустов послышался ответ:
   – Здравствуйте, коллега. Полагаю, что меня занес тот же ветер, что и вас.
   Две темные фигуры вышли совсем не оттуда, откуда слышались их голоса. Эти существа вежливо раскланялись друг с другом. Если точность – вежливость королей, то вежливость – прерогатива убийц.
   – Братство Пресекающих Нити. Джейко Тацу. Заказ.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное