Елизавета Шумская.

Дело о Белом Тигре

(страница 5 из 28)

скачать книгу бесплатно

   С детства мы привыкли к мысли, что все живые существа за пределами Семьи делятся на четыре неравные группы. Первые – это враги. Вторые – это те, кем можно манипулировать. Третьи – это те, кого обычно называют друзьями. То есть это те люди, которые могут входить или в первую и во вторую категорию, но по своим моральным качествам и по тем чувствам, что вызывают в ком-то из нас, не могут причисляться к ним. Это те, кто получает наше доверие – для нас это даже больше, чем любовь. Нашу дружбу. Нашу любовь. Нашу защиту. В случае чего каждый из рода встанет на защиту тебя и твоего близкого. Ведь Семья – это не только родственники, но и те, кто подарил свою любовь и дружбу кому-то из нас. Это пафосно звучит, но я слишком пьян, чтобы объяснить другими словами. Поясню на примере. Когда нам с сестрой было лет по тринадцать, мы участвовали в охоте, скажем так, за одним этиусом. Он покусился – даже не убил, а только покусился на жизнь одного из нас. И его погнали как дикого зверя. А ведь это был один из лучших охотников за головами, маг и воин в одном лице. Но он ничего не мог сделать. Его мгновенно объявили вне закона, вся полиция была поднята на ноги, а когда он ушел в Сумрачные леса, чтобы вынырнуть в другом государстве, за ним отправили отряды, в один из которых вошли и мы с сестрой. Ему не удалось даже никого ранить. Он бежал, его гнали по лесам, потом по другим странам, нигде он не мог найти укрытие. Это была Игра, Дориан. Его могли убить уже сотню раз, но каждый раз давали ускользнуть. Его убили в тот момент, когда он уже совсем было уверился в том, что ему удалось затеряться в одном из больших городов. Ты же понимаешь, что у нас свои люди везде и каждый его шаг был Семье известен. Разумеется, это был жестокий показательный урок. Для всех врагов Тацу, для тех, кто ими мог стать, но прежде всего это был урок для нас с сестрой. Урок того, что ОДИНОЧКИ НЕ ВЫЖИВАЮТ. Что одиночке не убежать, не получить покоя, разве что вечного, да и то сомнительно. Что никогда одиночка не сможет противостоять организации, сплоченной кровными узами и общими целями. К тому же организации гибкой и на диво разумно устроенной. Вот что значит быть одним из Тацу – всегда сознавать, что за тобой неприступные стены твоей цитадели, и у тебя есть сотни дорог, чтобы идти вперед, реализовывать себя и находить новые кирпичики для стен твоей любимой крепости.
   Джейко замолчал, взболтнул остатки бренди в бутылке, сделал длинный глоток и посмотрел на Дориана.
   – Хорошо, что я тебя не убил, – поделился маг своей светлой мыслью с собутыльником, пока идея не убежала, вспугнутая принятым внутрь количеством алкоголя. – А то мне как-то не хотелось бы иметь дело с отвечающим за безопасность вашей Семьи дядюшкой Крысом.
   Джейко после такого заявления маленько протрезвел и вспомнил: а) он вообще-то Тацу; б) нужно выполнить задание любимой сестренки.
   – Дориан, а откуда ты знаешь про дядюшку Крыса?
   Эйнерт сделал еще один глоток, философски полюбовался дном бутылки.
Фыркнул. Этот вопрос его явно позабавил.
   – Я не знаю, как у других, а у «Крадущих Жизни» Семье Тацу был посвящен целый курс лекций.
   – Интере-э-э-эсно, – протянул Джейко, подталкивая Дориана к развитию этой темы.
   – Чего там только не было. – Эйнерт на миг задумался, пытаясь вспомнить, чему же это его учили. – Генеалогическое древо Семьи Тацу, правда мы его прозвали гинекологическим кустом. Как заключать договор на Тацу. Сто и один способ убить Тацу, особенности магии Семьи Тацу, выдающиеся личности Семьи, кого из Тацу трогать не стоит и много чего еще. По окончании курса… – Дориан с ехидной улыбкой покосился на Джейко, – наставник сказал, что лучше всего с такими «долбанутыми психами, как Тацу, вообще не связываться». Знаешь, с такой характеристикой вашей Семейки я согласен, пока все это выучишь, замучаешься. У многих психика не выдерживала…
   Эйнерт огляделся и понял, что это была последняя бутылка. Радоваться этому или грустить, парень так и не решил. Особенно после того, как мельком глянул на кружащийся потолок.
   Сидевший рядом Джейко интимным шепотом на ушко доверительно поделился наблюдением, что последние две бутылки явно были лишними. Дориан, прикрыв глаза, ответил, что лишними были все бутылки, и посоветовал никогда не мешать зеленый табак и алкоголь. После чего сознание, ведомое выполненным чувством долга и полным отсутствием совести, медленно и неторопливо стало покидать Эйнерта.
   Джейко с некоторым удивлением оглядел уплывающего в страну грез Дориана и попытался вернуть его обратно путем встряхивания, на что получил нелицеприятную характеристику из уст Эйнерта и пожелание убираться подальше. При этом Дориан начал заваливаться на пол, и Тацу пришлось удерживать слабо сопротивляющееся тело в сидячем положении. В этот момент Джейко с печалью осознал, что сегодня вытрясти еще какую-либо информацию из сокурсника уже не представляется возможным. Потом он подумал, что Эйнерта надо все-таки уложить в кровать – не оставлять же на полу, посреди бутылок, стаканов и прочего! И что этим благим и полезным обществу делом придется заниматься именно ему, Джейко Тацу.
   Поднять Дориана оказалось на редкость тяжело.
   – Серые небеса, я думал, ты легче! – проворчал черноволосый маг, поудобнее перехватывая собутыльника за плечо. – Ай! – вдруг вскрикнул взявший на себя столь нелегкий труд Тацу, обо что-то уколовшись. – Это что такое?!
   – Кинжал, – с абсолютно счастливой пьяной улыбкой, не открывая глаз, ответил Дориан.
   В следующий момент невольно съехавшая рука Джейко наткнулась на что-то еще.
   – Метательные ножи, – также на автомате пояснил Эйнерт.
   – Двуликие боги, – пробормотал Тацу, все-таки сумевший дотащить Дориана до кровати и сейчас пытающийся опустить, а не уронить его. Его ладонь все-таки не удержалась и провела пальцами по боку парня.
   – Дротики, – выдал новую партию информации Эйнерт, все-таки падая в кровать из-за того, что Джейко пришлось разжать пальцы, дабы не уколоться вновь. – Отравленные, – с умилением добавил он.
   Тацу присел рядом – алкоголь в его крови, несмотря на все потрясения сегодняшнего дня, вступал в свои права. Парень перевел глаза на лежащего и, уже предполагая, что найдет, дотронулся до его воротника, оказавшегося слишком жестким.
   – Удавка? – скорее уточнил, чем спросил Тацу.
   – Угу. – Улыбка-оскал. Даже пьяный, обкуренный и засыпающий, Дориан оставался самим собой.
   – А это? – удивился Джейко, наткнувшись рукой на предмет странной формы.
   – Это заначка! Не тронь святое!!! – возмутился Эйнерт. – И вообще и не думай… найти Книгу Теней. Я тоже на тебя характеристику имею!
   Тацу порочно улыбнулся. Его ладони заскользили ниже.
   – А это? – наклонившись ближе и касаясь дыханием уха Эйнерта, прошептал Джейко.
   – А это… убери руки, извращенец! – Следующее движение – слишком сильное для почти невменяемого тела – повалило Тацу на кровать, а железные тиски пальцев сжались на его запястьях.
   – Хорошо-хорошо! – засмеялся парень. Попытался подняться, дабы перелезть через Дориана и отправиться к себе в комнату. Но фокус не удался. Так что Джейко так и заснул, где лежал, впрочем, пребывая в полной уверенности, что успешно выполнил план и сейчас находится у себя в комнате.

   Молодой маг любовался севшей на его ладонь бабочкой. Насекомое расправило свои великолепные переливающиеся прозрачные, словно стеклянные, крылья. Замысловатый узор покрывал эту красоту, то появляясь, то исчезая.
   Вдруг Дориан ясно ощутил чужое присутствие рядом. Хотя почему же чужое? Медленно поворачиваясь к пришедшему, он уже знал, что увидит. Выше Эйнерта на полголовы, худосочный и невыразимо изящный, он будет в алебастровой маске, полностью скрывающей его истинное лицо и являющей миру гротескную мину шута. Темное свободное одеяние, скрадывающее очертания фигуры и не открывающее миру ни единого кусочка кожи.
   – Здравствуй. Зачем ты пришел? – спокойно спросил этиус своего давнего знакомца. Хотя немногие бы посмели говорить так при встрече с НИМ.
   Мужчина задумчиво смотрел на своего любимого ученика, ученика, что некогда решил уйти из ремесла и оставить прежний путь. Вот только настоящий Учитель никогда не оставит своего воспитанника, что бы тот ни натворил. Иначе зачем вообще была нужна эта возня? Все совершают ошибки, ищут свой путь в жизни, пытаются самовыразиться, зачем же отталкивать за это? Зачем пробуждать к себе ненависть? Если быть терпеливым, то рано или поздно твой ученик к тебе вернется. А может оказаться так, что, отвергая прежние пути и найдя новую дорогу, не отречься от Учителя. От Бога.
   Маска качнулась в знак приветствия. Мягкий обволакивающий, словно ночь, шепот.
   – Я пришел предупредить тебя. Будь осторожен и гляди в оба, чтобы не потерять то, что тебе дорого.
   Мужчина грациозным жестом поднял руку. За ней полилась черная ткань одеяния. Ладонь легла на лоб бывшего убийцы.
   – Живым ты мне нравишься гораздо больше.
   А потом возникло ощущение, похожее на всплытие с немалой глубины. Вздох. Дориан понял, что проснулся. Еще бы, так погано себя могут чувствовать только живые. Во рту знойная пустыня в период засухи. В голове звенит, а перед глазами кружатся разноцветные пятна. Так. Закрыть глаза, быстро. Выдох. Глоток воздуха. Выдох. Еще один вдох.
   Минут через пятнадцать такой практики магу стало получше. Мозг даже смог зарегистрировать другие сообщения нервной системы. Например, что на этиусе лежит что-то теплое, немного мягкое и живое(!). Пришлось рискнуть и открыть один глаз. Голову при этом посетили аж целых три мысли:
   «1. Как же я набрался!
   2. А что на моем плече делает Джейко Тацу?
   3. А ЧТО НА МОЕМ ПЛЕЧЕ ДЕЛАЕТ ДЖЕЙКО ТАЦУ?!!!!»
   Ик. Все же не стоит смешивать курево и алкоголь. Определенно. Неизвестно, до каких ужасов додумался бы Дориан, зная о пристрастиях собутыльника и, кажется, приятеля, но тут до него дошло, что удобно лежать ему мешает что-то из его вооружения и он одет к тому же. Ух. Просто гора с плеч свалилась.
   Этиус уже более благодушно поглядел на своего соседа по кровати. Сладко посапывающий Джейко оказался на редкость миловидным созданием: исчезла его привычная маска шута и паяца, он выглядел по-детски открытым. А еще он молчал! Какая прелесть. В какой-то момент блондин с ужасом поймал себя на том, что протянул руку – почесать этого Тацу за ушком. Маг в великом возмущении взглянул на взбунтовавшуюся конечность. Оная тут же предпочла упасть обратно на кровать, пока хозяину не взбрело в голову отрезать предательницу.
   Дориан возвел очи к потолку, благо тот уже не так сильно кружился (устал, наверное). Ох уж этот обаяшка Тацу. Интересно, а эта сволочь просыпаться собирается?
   Джейко было хорошо, тепло и уютно. И просыпаться он совсем не собирался. Но тут что-то изменилось, а Тацу учили ловить любые изменения еще до того, как они появились (задним умом он потом понял, что изменилось дыхание его «подушки»). Поэтому рефлексы без спросу мгновенно выдернули мага из сна. Отчего-то было ничего не понятно. Потом Джейко додумался открыть глаза. Перед мутным взором предстало чье-то весьма знакомое лицо. Потом взгляд прояснился, а через пару попыток и сфокусировался, и Джейко очень маленькой, той единственной частью мозга, что поддалась на провокацию рефлексов, узнал Дориана Эйнерта. Тот смотрел на него любимого с непередаваемой смесью умиления и возмущения. Тацу уже вознамерился ласково – мол, все хорошо, милый, – улыбнуться, но в этот момент организм взбунтовался и выдал жуткую порцию боли, в результате которой родилось разом три мысли:
   «1. Ну я вчера и набрался!
   2. А что я делаю на плече у Дориана Эйнерта?
   3. А ЧТО Я ДЕЛАЮ НА ПЛЕЧЕ У ДОРИАНА ЭЙНЕРТА?!!!!!!!!!!!!!!!!»
   Нельзя сказать, что ситуация была совсем уж неприятная, но ничего ТАКОГО(!) он НЕ помнил!!! Рука Джейко метнулась вниз и через мгновение убедилась в присутствии на нем полностью застегнутых джинсов. Взгляд брюнета вновь поднялся к глазам Дориана, в которых плясали такие ехидные искорки, что и не снились ни одному из Тацу.
   Еще миг они смотрели друг на друга. Потом оба резко вскочили с кровати. Вернее, попытались. А поскольку оба были, мягко говоря, в состоянии далеком от совершенства, то действие было выполнено весьма коряво да к тому же единовременно. Результат был прогнозируем – оба столкнулись лбами и чем-то еще и повалились на пол.
   Мгновение – пауза. Вновь взгляд во взгляд. И попытка была повторена, на этот раз более удачно. Оба поднялись. О чем тут же жестоко пожалели. Голова у того и у другого готова была расколоться на две части, а вопящие толпы революционеров в ней – объявить эти части независимыми.
   – …..– пробормотал что-то Дориан. Текст разобрать не удалось, но Джейко по смыслу догадался и полностью поддержал приятеля еще парой слов.
   «Надо что-то сделать», – почему-то подумал Тацу и двинулся вперед, при этом его нога наткнулась на подло лежащую на ее пути бутылку. Парень взмахнул руками, заваливаясь куда-то в сторону, схватился за первое, что оказалось рядом. Опора не выдержала оказанного ей доверия и с громким нецензурным воплем повалилась прямо на Джейко.
   – Придурок! – выпалил Дориан. Комната из его глаз уплыла куда-то в сторону. Когда же изображение вернулось, Эйнерт определил, что под ним лежит и тихо стонет Тацу, сейчас, похоже, даже готовый отказаться от своих вечных шуток. В этот момент Джейко все же открыл глаза, и те мутно уставились на Эйнерта.
   – Дориан, ты или пользуйся ситуацией, или вставай. Лежать неудобно.
   Эйнерт вмиг оказался на ногах. Сволочь языкастая! Опять из-за него мебель вокруг хороводы водит!
   Джейко с трудом поднялся и приказал себе остановиться и подумать(!) наконец. На этот нехитрый план ушло приличное количество времени, но результат оказался блестящим: Тацу вспомнил, что он на летней практике выучил антипохмельное заклинание. Главная его сложность была в том, что оно требовало полного сосредоточения, а как его можно было добиться в ТАКОМ состоянии?! Но делать было нечего, и парень встряхнул руки, коснулся кончиками пальцев висков и принялся за колдовство.
   В это время Дориан не стоял на месте. И то, что причину его передвижений по комнате не мог объяснить даже он сам, его нисколько не останавливало. Эйнерт даже помнил, что он вообще-то начал что-то искать, но вот что… В самый разгар столь необходимых ему поисков, он наткнулся на стоящего столбом Тацу, что ему ужасно не понравилось. Недолго думая он попытался отодвинуть того в сторону. Джейко от неожиданности сильно качнулся назад. Пытаясь устоять, отставил левую ногу, и тут рефлексы Дориана сыграли с ним злую шутку: он привычно и из общей вредности подставил Джейко подножку. Очевидно, все-таки учителя Тацу по боевым искусствам не зря ели свой хлеб, потому что тот тут же сделал единственное, что ему оставалось при падении в драке – потянул Эйнерта за собой.
   Оказавшись на полу в третий раз за утро, Джейко не выдержал и начал истерично без звука ржать. Сначала Дориан облегченно понадеялся, что у него просто заложило уши. Свою ошибку парень понял, когда Тацу, отдышавшись, захохотал по новой, но на этот раз уже вслух. У Эйнерта и без того в глазах мелькали разноцветные пятна, теперь же к ним присоединились звездочки и красноватые искорки.
   – Ненавижу Тацу! – прошипел Дориан, жалея, что нет сил врезать по этой наглой морде. Перед ним стояла куда более глобальная задача – встать. Отползя от собутыльника к ближайшей стене, Эйнерт медленно, опираясь на нее, таки встал. Посмотрел на лежащее и все еще ржущее на полу безобразие, и тут в мозгах что-то перемкнуло, отчего они начали улавливать мысли. Например, а почему этот Тацу выглядит так, будто у него нет похмелья?
   – Дже-э-э-йко, а у тебя голова не болит?! – зловеще оскалился Дориан.
   Опомнившийся приятель ржать перестал, резво вскочил на ноги и теснимый очень-очень страшным и больным сокурсником начал медленно отступать к окну.
   – Э-э-э, не надо так нервничать, милый. Нервы, знаешь ли, не восстанавливаются, – пытался тянуть время Тацу, догадываясь, что если ответит отрицательно на предыдущий вопрос, то вообще останется без головы.
   – Я знаю одно заклинание от… похмелья. Дориан, только не по лицу!!! – отскочил Джейко и уперся спиной в подоконник. Отступать некуда. А крадущийся тигр, то есть Эйнерт, близко.
   – Лечи! – Это слово от начала до конца синеглазый маньяк умудрился прошипеть.
   – А что мне за это будет? – Язык Джейко когда-нибудь его точно погубит.
   В следующий миг Тацу обнаружил себя полувыкинутым из окна.
   – Ты живым останешься и, возможно, целым, – обрадовал Дориан. С более близкого расстояния становилось заметно, что глаза у парня не столько синие, сколько красные.
   – Тогда тебя точно никто не вылечит, – мурлыкнул Тацу, соображавший сейчас куда живее собутыльника.
   – Чего же ты хочешь? – сдавшись, Эйнерт втянул свою жертву обратно в комнату.
   – Поцелуй! – томно закатил глаза Джейко. А секунду спустя к своему удивлению почувствовал, как что-то бурчащий Дориан запустил руки в его волосы, притянул к себе, ощутил легкое прикосновение пальцев на лице и… поцелуй в лоб.
   – Контрольный! – гадко осклабившись, пояснил приятелю Эйнерт.
   Джейко присел на подоконник и покачал головой.
   – Все-таки похмелье дает о себе знать, – пожаловался он Дориану, поднимая на него лукавый взгляд. – Обычно я с такими, как ты, уточняю условия.

   Эрик смотрел на ухмыляющегося шефа, чуть ли не впервые на его памяти выглядящего таким довольным. Сейчас Джейко Тацу был похож не на строгого начальника или светского льва, каким его любили изображать газетчики, а на проказливого мальчишку.
   – Так кто он? – все-таки уточник помощник. – Этот специалист?
   – Ну… – лэр Тацу улыбнулся еще шире, хоть это уже казалось невозможным, явно стараясь не расхохотаться, – сейчас он преподает в УМН.


   – Алиса, я чего-то не понимаю в этих твоих таблицах. – Несколько дней спустя Джейко сидел за своим столом и пытался разобраться в хитросплетениях записей подчиненной. У магички наличествовала неистребимая любовь к составлению всяческих мыслимых и немыслимых таблиц. Разбиралась в них только она, а логика у нее была весьма своеобразной. – Что вот это за коэффициент? Откуда он взялся?
   – Вот смотрите, шеф, – девушка нагнулась к Тацу, оказавшись в опасной близости около него, чем тут же вызвала несколько яростных взглядов, бросаемых другими красавицами, – дверь в кабинет была открыта, – вот эти столбики – это количество нейков [13 - В нейках измеряется магическая энергия.] каждой стихии, которая была обнаружена на местах преступлений. Видите, примерно одинаковое количество и качество получается во всех пяти случаях…
   – Это я и сам понял, а вот это? – Джейко постучал по вызвавшей его недоумение цифре.
   – Это показатель уровня ментальной магии, – удивленно ответила Алиса: над колонкой было подписано.
   – Девочка моя, по-моему, ты переработала, – покачал головой маг. – Эрик, иди сюда, посмотри на эту цифру. Что тут неправильно?
   Помощник послушно уставился на бумагу, но разобраться не получалось.
   Тацу вздохнул.
   – Объясняю… Эрки, я же не раз вам про это говорил… Ладно, повторяю. Несмотря на утверждения официальной магической науки, ментальную магию нельзя измерять вот так просто. Ментальная магия слишком похожа на след любых человеческих эмоций, а также на энергию, которую выпускают оборотни перед трансформацией. Поэтому вот это число – это не ментальная магия, а совокупность всех ментальных проявлений. Видишь, цифра получилась нереально большая. И вот глянь – общий магический фон в норме, а уровень ментальной энергии, разлитой в пространстве, тоже повышен. Но такого количества ментальной энергии в тихом переулке быть не может. Даже с учетом того, что когда она измерялась, рядом с трупом топталась куча народа: следователи там, эксперты, случайные прохожие… Ментальная энергия должна накапливаться. То есть эта цифра показывает, что какое-то время назад где-то рядом были сильные массовые эманации. [14 - Эманациями не совсем правильно называют колебания магического фона, вызываемые любыми сильными эмоциями. Как правило, эманации одного человека проследить невозможно. Совсем другое дело с массовыми эманациями, которые неизбежно возникают при драках, в толпе, больших скоплениях людей.] Это, конечно, только мои домыслы, но… а смотрите-ка во всех пяти случаях общее количество ментальной энергии завышено. И следовательно… подождите… Эрик, а сколько дней прошло со дня последнего убийства?
   – Четвертый сегодня, – тут же отозвался Брокк.
   – Первые три убийства шли подряд, потом он сделал перерыв в два дня. Потом через день, а вот сейчас четыре дня… – В глазах Тацу загорелись золотые искорки. – Алиса, а что, если… ты говорила, что нет зависимости от магических потоков, так?
   – Так.
   – А если тут зависимость не от магических потоков или лунного цикла, а от всплесков человеческих эманаций?
   – Ммм… возможно, но как это проследить?
   – Двуликие боги! Когда же пройдет этот эрков закон об установлении новых дозорно-магических башен?! – Джейко был одним из ярых приверженцев и инициаторов этого закона. Новые дозорные башни можно было бы по полному праву назвать скорее магическими, так как в их постоянный персонал должны были бы войти маги-специалисты по соответствующему оборудованию, которое там тоже должно было быть установлено. Это позволило бы не только следить за всеми изменениями в магических потоках, но и определять всплески любых энергий. Проект был великолепен, однако имел обычный недостаток всех хороших проектов – он был дорог. – Давайте подумаем… это может быть интересно. Агн! Поди сюда.
   Джинсовый гигант ввалился в комнату и плюхнулся на стул.
   – Агн, первое убийство – напомни, где оно было?
   – Переулок Гадских Кошек, – без запинки отрапортовал тот. – Рядом с баром «Лунный зверь».
   – Это ведь бар, где чаще всего собираются выходцы из оборотней, правильно я помню?
   – Да, шеф. Одно из таких мест. Жуткое поганище, надо сказать. Отбросы общества там собираются чаще всего, вот кто. В основном полукровки. Хотя случаются и настоящие оборотни.
   – Из каких кланов чаще всего?
   – Ну-у… разные, но мирные вроде синиц или зайцев редкость, сами понимаете, в таких местах надо быть хищником. Там постоянно драки. Вот и в день убийства тоже была. Городскую больницу доверху ранеными забили.
   – Та-ак… – Шеф даже подался вперед. – Это уже интересней. Ребята, надо собрать информацию, не было ли близ других мест преступлений чего-то подобного – драк, может, каких-нибудь концертов, всего, что может вызвать массовый всплеск эмоций. Лучше всего – агрессивных. Да, скорее всего, так. Если мы правы, и этот псих реагирует на человеческие эманации, то это, скорее всего, должно быть что-то агрессивное. Подобное рождает подобное.
   – Но даже если это так, то что это нам дает? – недоуменно спросила волшебница. – Мы не можем перекрывать все переулки близ кабаков после каждый драки.
   – Алиса, ты отличный маг, – хмыкнул Агн, – но драки и кабаки оставь таким ребятам, как я.
   – Значит, это я оставляю тогда за тобой, – кивнул Джейко. – Возьми Уилни и Рекки, пусть побегают. Убийство – это важнее, чем взломы магоохранных заклятий.
   – Редис, что держит «Охраняйте ваш дом с магами», – процитировал Эрик рекламный лозунг и одновременно название лавочки, – устроит тут та-акой скандал.
   – Ничего, – хохотнул Джейко, – не в первый раз. А если Редис все-таки заявится, то скажи ему, что я передал, чтобы не экономил на нейках.
   Все захохотали. Редиса из «Охраняйте ваш дом с магами» уже не раз подлавливали на этом. Как любой не слишком сильный маг, он и его работники часто не могли определить точное необходимое количество нейков, но отчего-то считали, что лучше меньше, чем больше. В принципе, так оно и было, так как система могла взорваться к эркам при переизбытке нейков, однако никому из работающих в «Охраняйте ваш дом с магами» и близко не хватило бы энергии накачать магоохрану до такого эффекта, однако именно этой причиной объясняли они свою любовь к экономии.
   – Так, еще, – отсмеявшись, продолжил шеф. – Кто-нибудь притащите сюда Тари. Надо попробовать использовать нашего гения, может, он придумает, как мы можем отслеживать всплески эманаций. Понимаю, что это слишком трудоемко получится в любом случае, пока наконец не примут закон и не построят новые башни, но хоть какое-то заклинание, хоть на вечер-ночь.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное