Елизавета Шумская.

Дело о Белом Тигре

(страница 4 из 28)

скачать книгу бесплатно

   – Да, по крайней мере, обучение на убийцу прошел, – невозмутимо продолжила сестра. – Слушай дальше. До поры до времени на этот культ закрывали глаза. Сам понимаешь, в некоторых делах и убийцы нужны. Но в какой-то момент властям надоел этот беспредел. На кого-то очень уж влиятельного замахнулись. Ну и… сам знаешь, что когда НАДО кого-то уничтожить, его уничтожают. Весь культ накрыли как младшую группу детсада. Правда, когда наши доблестные стражи порядка ворвались в помещение, где находилась вся верхушка культа, они нашли только трупы. Кто-то весьма шустрый успел их всех перерезать за несколько мгновений до того, как они должны были скрыться в потайном ходу. Более того, этот кто-то унес самый почитаемый культом артефакт. Книгу какую-то. Подробности можно было узнать только у Старших, сам понимаешь, я к ним не полезла. Так вот… – сестра вновь сделала торжествующую паузу, – весь культ, по крайней мере та часть, что в столице, был уничтожен, только нескольких детей оставили в живых, отдали в специальные дома на перевоспитание, но не нашли светловолосого синеглазого паренька. Сечешь?
   Джейко промолчал, задумавшись и по привычке соединив кончики пальцев обеих рук. Лицо его оставалось спокойным и сосредоточенным.
   – То есть ты думаешь, что именно он вырезал всю верхушку культа, лучших убийц нашей славной столицы, и ушел от полиции вместе с артефактом немереной силы? – наконец поднял он голову.
   – Так указано в отчете, что один из наших представил в Семью. Это предположение. Но…
   – Хм… действительно – милашка… – пробормотал Джейко. – Тебе не кажется, что слишком тяжелая задача для совсем молодого убийцы?
   – Не знаю. Во-первых, надо учесть, что этиусы очень быстро взрослеют физически. Во-вторых, у него мог быть действительно талант. В-третьих, их божество, как я поняла, вообще превеселое создание, и вот это состояние – ярости, силы, невероятных способностей, не знаю, как сказать, – это его дар. Что мешает богу выбрать себе любимчика?
   – Ммм… похоже на правду. К тому же… если подобное заключение подано в Архив, то значит, для него имелись какие-то основания, просто мы их не знаем. Ладно, примем за рабочую версию. Что еще?
   – Еще… через некоторое время Дориан появился перед дверями УМН и поступил в него. Магические способности у него неплохие. Ха, тут вот описывается, в каком он состоянии появился – обхохочешься.
   – Почему?
   – Представляешь себе абитуриента высшего магического учреждения с кучей синяков, огромной шишкой на лбу, в порванной одежде и утверждающего, что он ничего не помнит?
   – Да, забавно, – несколько задумчиво произнес Джейко.
   – А жалко паренька, да?
   – Жалко? – Тацу произнес это слово, будто пробуя на вкус. – Он явно стремился вырваться из этой среды, в которую попал… Да, наверное, жалко… надо подумать.
Слишком много информации…
   Молчание повисло между собеседниками.
   – Я так понимаю, что просить тебя не влезать в это дело бессмысленно? – тихо произнесла девушка.
   Джейко ласково улыбнулся ее заботе.
   – Знаю ведь, что ты не устоишь, – все так же тихо продолжила она. Потом разом повеселела и добавила: – Я бы не устояла.
   Они расхохотались. Затем Тацу по-деловому спросил:
   – А какая характеристика на него дана в Архиве?
   Девушка покопалась в многочисленных бумагах, раскиданных вокруг, выудила одну из них и внимательно вчиталась. Джейко смотрел, как она в задумчивости закусила пухленькую губку и серьезно водит глазами по тексту. Сестра была очаровательна, когда смеялась, а когда становилась серьезной, то – такой милой…. Брата это приводило в то умиление, которое возникает у родителя, когда малыш в первый раз, тяжело сопя, пытается завязывать шнурки на крошечных ботиночках. Тацу улыбнулся в тот самый момент, когда она опять подняла на него темны очи.
   – Чего лыбишься?
   – Смотрю, какая ты у меня красивая!
   – Ха! Нутак! По поводу характеристики… короче, весь этот бред, что тут написан, можно заменить парой слов: гордый упрямый параноик.
   Джейко расхохотался.
   – Точно! – вытирая слезы смеха, подтвердил он.
   – Ты не передумал? Может, не будешь связываться?
   – Наоборот. Только укрепился в своем решении.
   Ани покачала головой, потом лукаво сверкнула глазами.
   – Тогда… – она хитро улыбнулась, – его любимый напиток бренди.
   Немного погодя:
   – У тебя есть бренди?
   – Найдем, – кивнул парень.
   – Ну, тогда удачи. Ты будешь осторожен?
   Тацу внимательно оглядел сестренку:
   – Я всегда осторожен.
   – Угу, а кто сегодня по шее получил?
   Джейко недовольно дотронулся до покрасневшей отметины.
   – Все-таки эти амулеты притупляют чувство осторожности. Я всегда это говорил.
   – Теперь имей в виду, – недовольно откликнулась девушка. – И постарайся все же не только завязать отношения, но и информацию достать. Было бы неплохо узнать, у Эйнерта все-таки эта книга или нет. А также – как проявляется состояние, в котором он так ловок. Надо продумать, как это можно блокировать. Не верю я, что «Крадущие Жизни» уничтожены полностью. Такие культы слишком живучи. Более того, у меня даже есть сведения, которые косвенно подтверждают эту мысль. За последние год-полтора в тех местах, где твой Дориан Эйнерт появлялся, потом находили очень профессионально прирезанных… убийц. Могу поставить десять против одного, что на твоего дружка открыта охота. В УМН, конечно, не суются, но если культ возродился, то им наверняка очень хочется заполучить Книгу Теней, которую, как они уверены, стащил твой красавчик.
   – Подожди, как это открыли охоту? По моему опыту, если открыли охоту, то, значит, рано или поздно добьются своего.
   – Нуможет, и не совсем открыли, а просто много энтузиастов, молодых да резвых, кто хочет добыть Книгу и выслужиться перед новым начальством. Положение у них, кстати, двойственное. Ведь коли Книга до сих пор у Дориана, значит, их бог-покровитель к нему благоволит. А ведь не каждый рискнет выступить против любимчика своего божества. С другой стороны, наверняка есть те, кто думает иначе и норовит показать, что он тоже крут. В любом случае три трупа бывших коллег на совести твоего нового дружка, скорее всего, есть. И если эти рассуждения верны, то значит «Крадущие» снова живут и здравствуют. И я не хочу, чтобы кто-нибудь из наших столкнулся с их адептами и погиб из-за отсутствия информации. Я также поняла, что у них была очень серьезная подготовка. А коли это так, то наверняка они очень много про нас, Тацу, знают. Хорошо бы выяснить что именно. И, Джейко, во имя двуликих богов, по-дурному не подставляйся. Я все, конечно, понимаю. Язык – это и мой враг, но помни, что у тебя есть я, и мне ты нужен живой.
   – Милая, я сделаю что смогу. Все понял, все осознал и раскаялся. Золотко, ну улыбнись. Я люблю тебя.
   – Я тоже. Слишком сильно, чтобы у тебя было право на раннюю смерть. Все, целую. Завтра жду доклада. Люблю тебя, поганца. Удачи.
   И зеркало померкло. Слишком быстро, чтобы Джейко не понял, что хотела скрыть сестра – свои встревоженные глаза. Тацу откинулся на спинку стула и посмотрел вверх. На его губах очень скоро заиграла улыбка. Задачки – это он любил.

   Джейко остановился около двери комнаты Дориана и Дрэма и требовательно постучал, уже предвкушая весьма интересные события.
   Все еще стоящие около двери ботинки Реми медленно поднялись в воздух и перелетели в сторону на несколько локтей. Вслед за этим дверь распахнулась словно от пинка: видимо, по-другому Джейко входить не умел. Второй раз за день Тацу оглядел присутствующих Дориана и Лисси, пробежался взглядом по выпавшему в никуда Дрэму и вновь вернулся к сладкой парочке.
   – Надеюсь, я вам снова помешал, – в своей привычной манере ухмыльнулся он. Но тут же поднял руки ладонями к собеседникам. – И не надо смотреть на меня такими злыми глазами. Я пришел ПРИКОПАТЬ топор войны.
   Джейко хитро улыбнулся, щелкнул пальцами, и рядом с ним в воздухе начали появляться бутылки с бренди. Щелчок другой рукой – и рядом материализовались три стакана.
   – Прошу прощения, бокалов не случилось. – Джейко манерно помахал в воздухе кистью руки. – Я так думаю, Дрэма можно в расчет не брать, – скосил он глаза на Реми.
   Потом его взгляд уперся в Дориана, ожидая реакции.
   Эйнерт задумчиво пересчитал бутылки, обреченно посмотрел в потолок и замогильным голосом произнес:
   – Тогда переползаем на пол.
   После чего перетек на оный.
   Лисси смотрела на Тацу, одновременно радуясь и злясь. Сумасшедший сегодня все-таки день. Еще с утра она и думать не могла о том, чтобы что-нибудь этакое возникло между ней и Дорианом, и вот уже переживает, получив его отказ. Так что Джейко в кои-то веки вовремя. Все равно ей нечего сказать синеглазому. Девушке тут же вспомнилась безобразная сцена у пруда и стало стыдно за свою детскую реакцию.
   Лисси поднялась со стула, подошла к Тацу и серьезно произнесла:
   – Джейко, хочу извиниться. Зря я так наорала на тебя. Не могу сказать, что изменила мнение, но наезжать на тебя все-таки не стоило. Прости.
   Девушка сделала еще один шаг и обняла темноглазого мага, прислонившись лбом к его плечу.
   Джейко про себя хмыкнул на такое извинение, однако легонько приобнял Лисси, провел пальцами по щеке девушки, вынуждая ее поднять на него глаза. Глядя в их зеленую глубину, улыбнулся и тихо произнес:
   – Не извиняйся. Ты отреагировала так, как велела тебе твоя натура… – Он немного помолчал и потом продолжил: – Я рад, однако, что не потерял твоего доброго расположения. – Снова замер и через мгновение вновь облачился в привычную маску шутника и балагура. – Давай наконец сядем и выпьем. А то Дориан уже как-то недобро на нас косится.
   И плюхнулся на пол, рядом с Эйнертом. Бутылки и стаканы тут же выстроились рядом.
   – Судя по тому, что ты принес именно бренди, – открыл ехидные очи Дориан, – и причем мой любимый, ты уже успел покопаться в моей биографии. Передай мое восхищение твоей сестре за такую оперативность. Тут есть желающая узнать подробности Тэй, вот и поведай ей, а я проверю осведомленность Семьи Тацу.
   Краем глаза Эйнерт наблюдал за Лисси. Как она?
   Джейко улыбнулся, как кот, объевшийся сливок и не получивший за это тапкой от хозяина, открыл ближайшую из бутылок и разлил бренди. Молча пронаблюдал, как остальные разобрали стаканы, с некоторым сожалением посмотрел на Дрэма, еще подумал. Потом нарисовал в воздухе руну тишины, [12 - Руна тишины позволяет слышать разговор только тем, кому маг, рисующий руну, это позволил.] поблескивающую золотым. Установив таким образом защиту от прослушивания, он наконец нарушил молчание, подняв свой стакан и провозгласив:
   – Ну что ж, за осведомленность Семьи Тацу.
   И выпил до дна. Дориан последовал его примеру. Тэй лишь пригубила. Джейко тут же наполнил стаканы вновь. Свой, правда, отставил и замолчал, пытаясь привести мысли в порядок.
   – Хм… – наконец встряхнулся он, посмотрел на Дориана и произнес: – Начнем наш рассказ. – И выдал все услышанное от сестры, начиная со сведений, которые удалось добыть об отце Эйнерта, и заканчивая появлением однокурсника в УМН.
   – Вот такая история, – закончил он, не озвучив, правда, характеристику, данную в отчете: при Лисси лучше не надо. «А вот потом – просто обязательно!» За то время, что длился рассказ, они с Дорианом на пару при минимальной поддержке Тэй успели опустошить две бутылки.
   Поняв, что рассказ закончен, Эйнерт скептически хмыкнул, открыл третью, плеснул в стакан и поднял:
   – Что ж, за профессионализм!

   Лисси бросила взгляд на Дориана. Его лицо как обычно было спокойным и непроницаемым. Когда Джейко рассказывал о детстве ее приятеля, Тэй осторожно прикоснулась к руке Эйнерта, но тот никак не прореагировал. И она убрала свою ладонь. Как же себя теперь вести, чтобы и не навязываться и показать, что он ей дорог?
   В то же время девушка чувствовала, что и ей нужен отдых. Надо было разобраться в своих чувствах и мыслях. Просто отдохнуть. Эрково полнолуние! Вечно в это время что-то случается. В голове бардак, на месте не сидится, да и с магией чудеса какие-то. Волшебница выпила за предложенный тост, потом поднялась с пола, подошла к столу, сделала самокрутку из все также лежащего на столе «табака», щелкнула пальцами и организовала себе огонек. Вдохнула приятный дымок в себя. И тут же почувствовала, как пошло расслабление. «На меня сильно действует эта дрянь. Пары затяжек достаточно», – краем сознания подумала Лисси. Потом перевела взгляд на любителей бренди.
   – Ладно, вы тут продолжайте, а я – спать, – произнесла она, туша самокрутку в пепельнице.
   Местом для отдыха она почему-то выбрала кровать Дрэма, которая сейчас как раз пустовала.
   Дориан и Джейко проводили девушку задумчивыми взглядами. Удостоверившись, что она действительно уснула, парни оценивающе переглянулись – теперь игра пойдет всерьез. Стаканы отставлены, зачем они, когда из бутылки удобнее.
   Спустя какое-то время бывшие враги сидели в обнимку, придумывали разнообразные тосты, хотя с каждым глотком сие становилось все труднее, пили песни (в смысле, пели), благо руна тишины все еще действовала, поскольку сами собутыльники уже успели напрочь забыть про соседей по комнате.

   Во время всего этого безобразия Дрэм спал. Хотя не совсем, ибо не подобает столь хардкорному укурку после внеочередной порции травки просто взять и засопеть на подоконнике. Или же уйти с концами в другие миры… Не дождетесь, господа и дамы!
   В общем, дело было так. После первых двух затяжек смуглокожую бестию и вправду унесло в сказочные и сложные миры, населенные бабосвинками, стрекослониками и говорящими мыльными пузырями всех мыслимых и немыслимых цветов. Причем унесло конкретно, и, скорее всего, именно поэтому он не заметил явления в комнате стольких неурочных посетителей. Это уже много позже, когда у словно приросшего к подоконнику даэ началось некое подобие отходняка, постепенно сменяющееся призрачными намеками на возвращение к реальности, Дрэм таки сумел сконцентрироваться, но мысли умнее «Он, то бишь косяк, наверное, обиделся и ушел…» у остроухого так и не родилось. Наверное, оно не было надо…
   Короче, окончательно даэ пришел в себя еще позже, когда царившее в комнате безобразие плавно подходило к концу. Открыв глаза, Реми еще немного посидел неподвижно, определяя такую банальную вещь, где тут пол, а где тут потолок. А еще – кто эти странные существа, сидящие на… хм… (и все же – где тут пол?), в окружении бутылок, стаканов и еще каких-то сопутствующих глобальной попойке предметов.
   Не разобрался, но все равно решил рискнуть и, встав с подоконника, по наитию направился к как ни странно правильно определенной двери. Ботинок своих, отодвинутых Тацу в сторону, он, естественно, не нашел. Однако подобное недоразумение юношу вовсе не остановило, и он, задумчиво хмыкнув, вывалился-таки за дверь, держа путь на общую кухню. За минералкой.

   После очередного тоста и плавного отбытия Реми, никем, к слову говоря, не замеченного, Дориан с ехидством посмотрел на собутыльника. Можно сказать, что ехидство его прямо-таки переполняло. Какое-то время Джейко пялился на эту картину и пытался самостоятельно найти ей объяснение, потом не выдержал и спросил:
   – Что?
   – Хочу стихи, – осклабившись, потребовал Эйнерт.
   – Что?! – повторился – еще бы, столько алкоголя. – Тацу.
   – Ты сказал тогда, на озере: «Хочешь, почитаю тебе стихи?»… или как-то так. Так вот! Хочу стихи!!!
   На тот момент у Джейко не было никаких готовых стихов, но, как известно, Тацу не отступают, поэтому, какое-то время подумав, выдал:

     Мы с тобой как два клинка,
     Два меча, в бою живущих,
     Как натянутая тетива,
     Два кинжала, жизнь берущих.


     Что нам солнце, что нам ветер?
     Драку нам – вот мир и светел.
     Голос твой – что взмах бича,
     Я отвечу – сгоряча!


     Ярость, вызов… бог с тобою!
     Как легко играть словами!
     Ты идешь ко мне с войною –
     Я иду к тебе с печалью.


     Ты бросаешь мне перчатку —
     Снова бой – так интересней.
     Милый мой – но как же больно:
     Рядом – но с тобой не вместе.


     Губ твоих мне не коснуться
     И улыбку не увидеть.
     Дайте, дайте мне проснуться,
     Запретите ненавидеть.


     Мне глаза твои – что боги,
     Что всесильно правят миром.
     Ненавистны и жестоки…
     Только не поспоришь с ними.


     Я отвечу, буду биться,
     Это суть моя и слово.
     Приговор судьбы суровой —
     Мне с надеждою проститься.


     Расплескался по рубашке
     Красным маревом закат.
     Милый мой, побудь со мною.
     Знаю я, что виноват…

   Дориан смотрел на однокурсника и пытался разобрать хоть что-то под маской шута и паяца. «Слишком хорошо ты играешь, Джейко. Где научился? Только не говори, что в Семье научили. Такие умения просто так не появляются».
   – В смысле рифмы… да… Но так… чудесные стихи, – подумав, произнес он. Потом с невыразимой печалью в глазах и голосе добавил: – У нас кончился бренди.
   С трудом Джейко собрал в кучку мозги и принялся обдумывать ситуацию. Хм… бренди – это проблема. Потом темные глаза Тацу засветились идеей, и он, соединив кончики пальцев, начал что-то нашептывать, то и дело сбиваясь с единого ритма. При нормальном раскладе результат колдовства мог быть каким угодно, но никак не задуманным. Однако, как известно, боги благоволят пьяным, влюбленным и дуракам. А уж когда два или даже три в одном… Так что когда Джейко разъединил пальцы и эффектно щелкнул ими, в воздухе появилась бутылка с бренди. Марка была другой, но тоже очень даже ничего.
   На вопросительный взгляд Дориана Тацу поднял тонкий длинный палец и патетически провозгласил:
   – Заначка. – Потом помолчал и тихо добавил: – Правда, не моя.
   Парни покатились со смеху.
   Совсем развеселившись, Джейко поднял бутылку в пародии на тост и, запрокинув голову, опустошил ее примерно на четверть. Однако поднятые на Дориана глаза казались совершенно трезвыми. Правда, чересчур серьезными. Настолько серьезными, что они казались чужими на лице шутника и паяца Джейко. Он наклонился чуть ближе и, четко выговаривая слова, произнес:
   – А каково это, Дориан, – быть убийцей?

   Дориан отобрал у него бутылку, сделал неслабый такой глоток, задумчиво почесал подбородок. Не пора ли побриться?
   – Мне сегодня просто ка-та-стро-фически везет на интересные вопросы.
   Пожалуй, в другой ситуации Дориан послал бы любого с таким вопросом по далекому, но известному адресу. Но Тацу невесть почему решил ответить.
   – Даже не знаю, как объяснить. Я как-то плохо представляю бытие нормального обывателя. Быть убийцей – это быть убийцей. Кто скажет, что это ужасно тяжело, совесть мучает, убитые снятся – не верь, такие валятся максимум после третьего задания. Рано или поздно ты забываешь лицо даже самой первой жертвы. Не верь тем, кто говорит, что это здорово, что тебя все боятся. Эти, может, и живут долго, но боятся правды: из нас вытравливают все чувства. Нет ничего, кроме пустоты. Пустота и ожидание. Ожидание, когда в этой пустоте раздастся глас Бога. И он начнет танец. Я – кинжал с отравленным лезвием, правда, оставшийся без рукоятки – не удержишь теперь.
   Дориан пожал плечами. Еще глотнул бренди.
   – А каково это – быть одним из Тацу?
   Рассказ Дориана впечатлил Джейко. И он принял его, безусловно, как данность, как факт, без сочувствий или сожалений. Вопрос же Эйнерта поставил его в тупик. Джейко перехватил эстафету, отпил немного из бутылки и кивнул Дориану, отдавая должное хорошему удару. Каково это – быть Тацу?
   Джейко поднялся, потянулся во весь свой немалый – хоть и порядком уступающий Дориану – рост. Снова отпил. И отошел к окну. На темно-синем, как ободок тацовских глаз, небе так же искрились звездочки. Каково это – быть Тацу?
   Джейко улыбнулся, глядя в это невозможное синее небо. С него на парня смотрели темные очи сестры. И мамы. И братьев. И всех-всех его многочисленных родственников. Каково это – быть Тацу?
   – Как ты сказал – я как-то плохо представляю себе бытие нормального обывателя? – повернулся он с улыбкою к Дориану. – Я всегда был Тацу. И всегда был среди таких же, как я. И у меня никогда не было ни малейшего желания, чтобы что-то было иначе… Трудно объяснить. Наша Семья… весьма специфическая… Большинство людей живут как бабочки-однодневки: они не помнят прошлого, не думают о будущем, а их настоящее проходит быстро. А в нашей Семье это не так. Жизнь каждого ее члена по большому счету направлена на усиление нашего могущества. Каждый Тацу – это кирпичик, а вместе мы – несокрушимая цитадель. И это происходит не против воли, а как бы… само собой. Основная масса моих родственников крутится в политике и экономике, но это не правило – это, скорее, характер. – Джейко улыбнулся, вспомнив желание тетушки сделать из него дипломата.
   С самого рождения в нас вдалбливается мысль, что главная наша задача – реализовать себя самого наилучшим способом и, тогда это, и только это принесет пользу всей Семье. Заниматься тем, к чему есть наибольшие способности и желание. Каждый твой шаг вперед, каждый твой успех – это успех всей Семьи. И ты всегда знаешь, что тебе помогут. Где надо деньгами, где надо связями, где надо одобрением и поддержкой. И чтобы ни случилось, Семья защитит и убережет не только тебя, но и любого, которого ты сочтешь достойным. И это не просто слова. Так действительно есть.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное