Элизабет Кейли.

Убегая от любви

(страница 2 из 12)

скачать книгу бесплатно

   Ей казалось, что автобуса нет несколько часов, а когда он все же пришел, Роуз была уверена, что он тащится слишком медленно. Наконец показался знакомый квартал, весь в зелени и цветах. Роуз знала, что ей от автобусной остановки предстоит еще долгая пешая прогулка. Ее жених был достаточно богат, чтобы построить себе дом подальше от любопытных глаз.
   Луи, разумеется, не ездил на автобусе – недавно он приобрел новую модель «форда». Роуз никогда даже не задумывалась о машине. Во-первых, она всегда боялась садиться за руль, а во-вторых, покупка автомобиля даже в кредит пробила бы существенную брешь в ее скромном бюджете, ведь почти все свои деньги Роуз тратила на бабушкино лечение.
   Получается, напрасно она пообещала Луи, что выйдет за него замуж.
   А ведь Роуз-старшая, как всегда, сделала все по-своему! – подумала девушка и грустно улыбнулась. Только вот как ей теперь объяснить Луи, что она дала слово бабушке никогда не выходить за него замуж? Разве сможет влюбленный человек принять это? Но, подумав, Роуз рассудила, что, если Луи действительно любит ее, он примет ее решение достойно и не будет настаивать на свадьбе.
   Еще Роуз надеялась, что Луи, будучи благородным человеком, несмотря на расторжение помолвки, не откажется помочь ей в организации похорон – хотя бы возьмет на себя общение с похоронным бюро и оплатит их услуги.
   Роуз, естественно, эти деньги ему вернет, как только появится такая возможность. Впрочем, если Луи и откажется, она готова довольствоваться его пониманием и утешением.
   Роуз знала, что во всем Сан-Франциско вряд ли найдется и пять человек, к которым она могла бы обратиться за помощью. Наверное, только старые супруги Салливан, но Роуз боялась даже сказать им о смерти бабушки. Она знала, что они были сильно привязаны к миссис Коретц, и известие о ее кончине так же сильно выбьет их из колеи, как и саму Роуз.
   Особняк Луи Фокнера, окруженный огромными дубами и липами, стоял на пригорке, рядом с которым протекала речушка, впадавшая пятью километрами ниже по течению в океан. Роуз иногда казалось, что она готова выйти замуж за Луи не только ради бабушки, но и ради того, чтобы полноправной хозяйкой войти в этот огромный дом с колоннами.
   Она была достаточно честна с собой, чтобы признаваться в том, что бедность и постоянная борьба за место под солнцем порядком надоели ей. Хотелось быть богатой, независимой, ухоженной. Роуз редко могла себе позволить поход к косметологу или маникюрше, но она старалась ухаживать за собой самостоятельно. Ее ногти всегда были аккуратно обработаны, поскольку Роуз считала, что не может себе позволить длинные ногти, работая с маленькими детьми – они такие непоседы, всегда есть опасность их поцарапать. А в услугах косметолога Роуз не так уж и нуждалась. Ее кожа была очень светлой и чистой от природы, она никогда не знала ни веснушек, ни подростковой угревой сыпи.
   Став миссис Луи Фокнер, она получала в числе прочего свободный доступ к большим деньгам, достаточно большим для того, чтобы ухаживать за собой, покупать модные и красивые вещи, ужинать в лучших ресторанах.
Но если она пообещала бабушке, что не выйдет за Луи, она должна сдержать слово. Да и не так уж плоха ее нынешняя жизнь. Вот если бы бабушка не умерла… Роуз готова была отдать за это все, что у нее есть. И то, что могло бы быть. И даже то, о чем она только мечтала.
   Но Роуз заставила себя не думать об этом.
   Она не должна плакать сейчас.
   Она взбежала по ступеням и позвонила в дверной колокольчик. Луи объяснил ей, что этот колокольчик подсоединен к электричеству, так что в доме звонок слышно хорошо. Однако прошло несколько минут, а открывать дверь никто не спешил. Неужели, подумала Роуз, я ошиблась и Луи нет дома?
   Она позвонила еще раз и внимательно прислушалась. Ни звука. Может быть, звонок сломался? Роуз постучала в дверь, но и на стук никто не откликнулся.
   Совсем уж было отчаявшись, Роуз повернула дверную ручку, и, к ее удивлению, тяжелая дубовая дверь распахнулась. Она вошла в темный холл. Со второго этажа доносилась довольно громкая музыка. Роуз предположила, что Луи у себя в кабинете. Он говорил как-то, что любит во время работы слушать джаз, это помогает ему сосредоточиться. Наверное, из-за музыки он и не услышал, как Роуз звонила в дверь.
   Она поднялась по широкой лестнице. Роуз уже довольно хорошо освоилась в доме Луи. Он несколько раз приглашал ее в гости и с гордостью показывал свои владения, не забывая добавлять, что дому очень нужна женская рука.
   Роуз грустно улыбнулась. Ни ее мечты войти хозяйкой в этот дом, ни мечты Луи не сбудутся.
   Она подошла к приоткрытой двери кабинета Луи и резко остановилась, услышав мужские голоса. Голос Луи Роуз узнала сразу же, второй же был ей незнаком. Роуз уже хотела как-то известить о своем приходе, но, услышав, как Луи в сердцах крикнул: «Хоть бы эта чертова старуха сдохла!» – замерла.
   Роуз не сразу поняла, о ком идет речь. Она пыталась успокоить себя тем, что ее жених говорит не о ее бабушке, а о какой-то другой женщине.
   – И что она тебе сделала? – лениво поинтересовался собеседник Луи.
   – Мне придется изрядно на нее потратиться, Фред, а ты знаешь, что это для меня сейчас крайне нежелательно.
   – Я вообще не понимаю, зачем тебе нужно тратиться на операцию этой пожилой дамы? Я даю тебе деньги и имею право знать, на что они пойдут.
   – Фред, я собираюсь жениться.
   – Вот так новость! А тебе не кажется, что в сложившихся обстоятельствах это было бы нежелательно?
   – Не кажется. Это все может спасти.
   – А при чем тут старушка?
   – При том, что я заключил с Роуз соглашение: она выходит за меня замуж, а я оплачиваю операцию ее бабке.
   – Она поставила тебе такие условия? Ай да девица! – с восторгом воскликнул неизвестный Роуз Фред.
   – Да у нее бы никогда не хватило ума предложить мне это. Я еле разыскал эту дурочку. А бабка ее заболела очень вовремя. Ей некуда было деться – у них ни цента за душой. Я заявил Роуз, что в любом случае, выйдет она за меня или не выйдет, я оплачу операцию.
   Роуз не узнавала голос своего жениха. Никогда еще она не слышала, чтобы Луи говорил о ней или о ее бабушке с таким отвращением.
   – Очень благородно, Луи! – Фред рассмеялся. – А ты не думал, что она могла бы просто вытянуть из тебя деньги и отказаться выходить за тебя?
   – Нет. Ты, кстати, не прав, Фред. Благородство мне не свойственно. А вот моей Роуз – напротив. И в этом ее проблема. Благородными людьми очень легко манипулировать. Я знал, что она не сможет отказаться от моего предложения. Руки и сердца, я имею в виду.
   – А вдруг бы отказалась?
   – Не смеши меня, Фред! Когда ты познакомишься с ней, ты сразу же поймешь, из какого теста сделана эта дуреха. Она похожа на моего кузена, он такой же романтик.
   – Романтик, может быть, – с сомнением сказал Фред, – но бизнес его процветает.
   – Это потому, что в его деле необходимо доверие людей. А в нашем – вовсе не обязательно.
   – Ну хорошо, я понял, что она сразу же согласилась выйти за тебя. Но зачем это тебе-то надо, Луи?
   – Этот брак может принести солидные дивиденды, мой дорогой Фред. А мне кажется, что тебя это должно интересовать в первую очередь.
   – Ты прав! Но ты сейчас просишь у меня сто тысяч долларов на операцию ее бабки, а вдруг девица кинет тебя?
   – Нет, эта точно не кинет: И я не прошу сейчас. Ее бабка в коме. Я искренне надеюсь, что она прямиком отправится на тот свет. Хотя все, что я о ней слышал, говорит о том, что она вполне способна восстать из гроба. Хотя бы для того, чтобы отговорить внучку выходить за меня. Настоящая мегера!
   – А что родители твоей невесты думают по поводу вашего братца?
   – Да ничего! Причем уже давно, буквально с ее рождения. Моя Роуз сирота. – Луи весело рассмеялся.
   – Да уж, – откликнулся Фред, – лучшего и желать нельзя.
   – Вот я сразу же и решил, как только узнал об этом, что сирота – лучшая партия для меня. Возраст уже, знаешь ли, такой, что стыдно жить холостяком. А тут – умница, красавица, сирота. Я на белом коне, а она у стремени.
   Мужчины весело рассмеялись.
   – Если бы я верил в Бога, то попросил бы его, чтобы бабка умерла как можно скорее, – задумчиво сказал Луи. – И желательно не приходя в сознание. Я уверен, что она могла бы настроить внучку против меня.
   – Слушай, а если старушка умрет, а твоя невеста откажется идти к алтарю, потому что ей уже незачем выходить замуж?
   – На этот случай у меня тоже припасен вариант.
   – Интересно, какой же? – иронично спросил Фред. – Поведешь ее силой?
   – Нет, просто потребую, чтобы она вернула все до цента, что я на нее потратил за это время. А также те деньги, которые я потеряю из-за ее отказа. Знаешь ли, один оркестр обошелся в кругленькую сумму!
   – А ты все заказал заранее?
   – Надо же было себя застраховать!
   – И сколько она будет тебе должна?
   – Если не включать в счет все, что она могла бы мне принести, то около двадцати тысяч долларов.
   – А ты не боишься, что она просто откажется платить?
   – А для этого есть свои методы воздействия. Ты их прекрасно знаешь, Фред. Думаю, что Тед со своими парнями мне с удовольствием поможет ее уговорить. К тому же я хорошо узнал ее характер. Она будет считать, что просто обязана отдать мне эти деньги. А у нее ничего нет. На счете в банке ноль, все ушло на лечение бабки. Так что у крошки Роуз нет другого выхода. Только сбежать.
   – Слушай, а она хотя бы хорошенькая? – спросил Фред.
   – Ничего, но моя Бекки мне нравится больше. Я как раз собирался провести с ней пару недель на островах. Надо же подготовить бедную девочку к тому, что я женюсь.
   Роуз уже ничего не понимала. В ее мозгу только раскаленными буквами вспыхивали слова Луи: «Хоть бы она сдохла» и «Только сбежать».
   Она постаралась отойти от двери как можно тише. Роуз знала, что, если ее сейчас здесь застукает Луи, ничего хорошего из этой встречи не выйдет. Но увлеченные разговором мужчины не услышали ее легких шагов, да и музыка помешала бы им услышать.
   Роуз тихо прикрыла входную дверь за собой и прислонилась к холодной деревянной обшивке.
   Что же ей делать дальше? Она больше не может рассчитывать на помощь Луи. Значит, придется решать проблемы, которых стало только больше, самостоятельно. Но сейчас главное – уйти незамеченной.
   Центральную дорожку было отлично видно из окна кабинета Луи, поэтому Роуз обогнула дом, стараясь держаться как можно ближе к стене. Она покинула территорию через неприметную калитку в ограде, которой пользовалась прислуга.
   Девушка чувствовала, что вся дрожит, как в ознобе. Она боялась человека, которого еще утром была готова назвать своим мужем. Он желал смерти ее бабушке – и она умерла. Он грозился силой заставить Роуз выйти за него замуж – и, она теперь в этом не сомневалась, позвал бы на помощь головорезов какого-то Теда.
   Роуз была доброй и отзывчивой девушкой, но отнюдь не дурой. Она знала, что Луи найдет способ заставить ее выйти за него. А значит, оставалось только одно – бежать.
   Но сначала следовало похоронить бабушку.
   И вскрыть завещание. К тому же следовало подумать, куда бежать. У Роуз не было родственников или близких друзей ни в Соединенных Штатах, ни в другой стране. Она понимала, что, если хочет убежать от Луи, ей придется начинать новую жизнь где-то в другом месте. Здесь ее уже ничто не держало.
   Роуз и не заметила, как добралась до дома.
   Почти до девяти вечера Роуз обзванивала похоронные бюро. Она стеснена в средствах, но организует церемонию прощания с бабушкой пусть и не пышную, но такую, какой достойна Роуз Коретц-старшая.
   Она действовала механически, просто пытаясь отвлечься от горя, которое железным обручем сдавливало ее горло и мешало не только разговаривать, но и думать.
   Роуз позвонила и супругам Салливан, и своей подруге Мари, которую бабушка очень любила. Больше никого, Роуз это точно знала, бабушка не захотела бы видеть у своего гроба.
   И уже поздним вечером Роуз решилась позвонить Луи, чтобы сообщить ему, что бабушка умерла. Она надеялась уговорить Луи оставить ее на несколько дней в покое – тогда она успеет привести свои дела в порядок и подготовиться к побегу.
   Луи поднял трубку после первого гудка.
   Срывающимся от страха и волнения голосом Роуз произнесла:
   – Луи, бабушка умерла.
   Он несколько секунд молчал. Роуз сразу же представила, как его тонкие губы расплылись в довольной улыбке, как он пытается справиться с собой, чтобы убедить невесту в том, что соболезнует ее горю.
   – Милая моя, – проникновенным голосом, от которого по коже Роуз сразу побежали мурашки, сказал Луи, – чем я могу тебе помочь в твоем горе?
   – Ничем, Луи, – довольно резко ответила она. Роуз хотелось крикнуть ему, что она вообще больше не желает его видеть, ни дня, ни часа. Но она сдержалась и уже более спокойным и твердым голосом продолжила:
   – Я должна сама с этим справиться.
   – Ты у меня сильная, – сказал Луи.
   Если бы Роуз не слышала, что он говорил сегодня днем своему другу, она бы решила, что жених действительно любит ее и старается по мере сил помочь справиться с горем.
   – Да. И, Луи, я сейчас буду несколько дней занята похоронами и вступлением в наследство.
   Так что не волнуйся, если тебе не удастся меня застать дома.
   – Хорошо, хорошо. Решай свои дела. Но ты же знаешь, что, если тебе нужна помощь, я всегда рад предложить тебе свои услуги?
   – Да. – Роуз через силу заставила себя улыбнуться. Пусть Луи и не видит ее, но она знала, что мимика сильно отражается на том, как звучит голос. Луи должен был догадаться, что она улыбнулась. – Я знаю, что ты поможешь мне.
   – Вот и отлично. Звони мне, хорошо? Не забывай, пожалуйста, что ты мне очень нужна.
   – Конечно. – Роуз не могла заставить себя говорить длинными фразами. Чем дольше длился этот разговор, тем тягостнее он для нее становился.
   – Когда состоятся похороны? – осведомился Луи озабоченно.
   – В четверг, через три дня.
   – Это ужасно! – воскликнул он.
   – Что случилось? – спросила Роуз, встревоженная его странным поведением.
   – В среду я должен уехать на две недели. Что же нам теперь делать?!
   Роуз едва не зарыдала от счастья. Две недели! За эти две недели она успеет справиться со всеми проблемами и уедет куда-нибудь, неважно куда, лишь бы подальше от Луи.
   – Поезжай, конечно. Это же бизнес… – как можно печальнее произнесла она.
   – Я хотел бы быть рядом с тобой в этот день.
   – Нет! – торопливо воскликнула Роуз. И поняв, что только что сделала большую ошибку, постаралась как можно быстрее ее исправить:
   – Ты не должен присутствовать на похоронах. Я… я прощаюсь с прошлой жизнью, оставляя в ней бабушку.
   – Да, милая, – поспешно согласился Луи.
   Не иначе как решил, что Роуз конченая дурочка. – В новой жизни у тебя буду я.
   – Спасибо тебе, Луи, за все, – совершенно искренне сказала Роуз.
   Она действительно была благодарна своему жениху за тот урок, который он ей преподал.
   Она больше никогда не будет доверять мужчинам, что бы они ей ни говорили.
   – Не стоит благодарности, милая. Я просто люблю тебя. Спокойной ночи, – попрощался Луи.
   – Спокойной ночи.
   Роуз положила трубку на рычаг и посмотрела на нее, как на отвратительное ядовитое насекомое.
   – Скоро твои ночи перестанут быть спокойными, Луи Фокнер, – тихо сказала она.
   Роуз знала, что сможет убежать, оставалось только спрятаться так, чтобы Луи ее никогда не нашел. Но ведь ей еще предстоит выполнить последнюю волю бабушки и для этого придется ехать в Ирландию. А у нее и так столько проблем!
   Конечно! Ирландия! Как я сразу не догадалась! Роуз вскочила с кресла и принялась в волнении расхаживать по комнате. Да, меня там никто не ждет, но я ведь обещала бабушке, что найду ее брата. Пусть наши семьи давно не общались, пусть даже он откажется мне помогать, я сумею сама добиться всего, что мне надо. А это не так уж много. К тому же я, кажется, никогда не рассказывала Луи о том, что моя бабушка – ирландка. Я помню диалект, на котором говорят жители Атлона, бабушка в детстве учила меня ему. А учителя начальной школы нужны везде.
   Но тут перед Роуз встала новая проблема. У нее всего две недели на то, чтобы бежать. Она ни за что не успеет получить визу на въезд в Ирландию.
   Как неудачно складывается Неужели нет выхода? Роуз от досады была готова расплакаться.
   Надо взять себя в руки и подумать. Есть! В Ирландию можно отправиться по туристической визе, а там будет видно. Главное – как можно быстрее убежать от Луи. Океан достаточно надежная преграда.


   На следующий день Роуз занялась получением визы на выезд в Ирландию. Она и не предполагала, что столкнется с массой сложностей.
   У молодой девушки, не имеющей семьи, недвижимости (она еще не успела вступить в права наследования и получить бабушкин домик), доход которой не превышает тысячи долларов в месяц, а на счете вообще ни цента, было очень мало шансов получить на въезд в страну визу, даже туристическую. В турфирме Роуз объяснили, что не стоит сейчас пытаться подавать свои документы на рассмотрение в консульство. Если ей откажут, а так и произойдет, она больше никогда не сможет получить визу на въезд в Ирландию. Да и с другими странами могут возникнуть проблемы.
   Роуз не знала, что же ей теперь делать. Прятаться от Луи где-то в Соединенных Штатах было глупо. Фокнеру с его связями, в том числе и в полиции, будет очень просто найти сбежавшую невесту. Он не раз хвастался, что один из высших полицейских чинов штата – его близкий друг. Даже пару раз намекал на то, что дает ему взятки. Роуз охотно верила, и особенно теперь, когда узнала Луи получше.
   Можно, конечно, бежать в Мексику, но Роуз, взвесив все «за» и «против» прекрасно понимала, что, если у нее и есть шанс где-то начать новую жизнь, так только на родине ее бабушки. Она немного знала язык, культуру этой страны. В конце концов, даже то, что у нее там родственники, пусть отношения с ними и не поддерживались уже много лет, дарило ей надежду.
   Обратиться за помощью в такой щекотливой ситуации было не к кому. Роуз понимала, что в полиции ей не помогут. Все те угрозы Луи, что она подслушала под дверью, были, конечно, пока еще просто словами. Только она прекрасно понимала, что они не останутся пустым звуком.
   Время шло, а Роуз не могла найти выход.
   Одно утешало: ужасная ситуация, в которую она угодила, помогла ей отвлечься от мыслей о смерти бабушки. Роуз уже начинала смиряться с тем, что женщину, вырастившую ее, не вернуть. А значит, надо учиться жить без ее поддержки.
   Роуз решила попросить на работе отпуск на несколько дней. Она не могла даже представить, как бы справлялась с маленькими детьми, постоянно думая о том, что с ней произошло.
   И ей нужно еще встретиться с нотариусом, который составлял завещание ее бабушки. И как-то надо решать проблему с визой в Ирландию!
   Директор школы с пониманием отнеслась к просьбе Роуз. Она даже не настаивала, чтобы мисс Коретц пришла в школу и подписала прошение об отпуске, только просила, когда у Роуз все утрясется, обязательно позвонить.
   Из-за беготни по учреждениям Роуз даже не заметила, как настал день похорон. Салливаны заехали за Роуз рано утром, чтобы вместе с ней и Мари отправиться в небольшую церковь, где должна была состояться поминальная служба.
   Миссис Коретц была ревностной католичкой, поэтому и Роуз, и Брайан Салливан позаботились, чтобы ее погребение соответствовало канону.
   Роуз плохо слышала, что говорит священник. Она все еще не могла принять тот факт, что ее бабушка ушла навсегда. Ей казалось, что все это – маскарад, страшный, ужасный маскарад, Или нелепая, глупая шутка. Что сейчас все рассмеются и скажут, что бабушка жива, что Роуз не осталась совсем одна в этом мире.
   Мир перед глазами Роуз становился все более и более нечетким…
   Когда Роуз пришла в себя, она обнаружила, что сидит на скамье возле церкви. Она не помнила, как здесь оказалась, лишь смутные расплывчатые фигуры и чей-то ужасный смех остались в ее памяти. Она совсем недавно слышала его – вот только где? В кошмаре или наяву?
   Наверное, я схожу с ума, подумала Роуз.
   Сейчас, при ярком солнечном свете, ей было уже не так страшно. И мысли о том, что кто-то разыгрывает глупую шутку, не приходили в ее голову.
   – Пойдем, милая, – нежно сказала ей миссис Салливан. – Ты должна бросить в могилу первую горсть земли.
   Роуз медленно поднялась. Ей так хотелось остаться здесь, слушать пение птиц, смотреть, как солнце играет с листвой, и ни о чем не думать. Но она знала, что должна исполнить свой долг до конца.
   С кладбища ехали в молчании. Роуз была погружена в свои невеселые мысли, и никто не решался потревожить ее. Лишь уже почти у дома ее бабушки, который теперь принадлежал Роуз, миссис Салливан осмелилась спросить:
   – Надеюсь, ты не обидишься на нас, если мы не пойдем сейчас к тебе?
   Роуз была уверена – Элис прекрасно понимает, что ей сейчас не хочется никого видеть.
   Она была благодарна бабушкиной подруге за такт и сочувствие.
   – Спасибо, миссис Салливан, – поблагодарила она. – Я думаю, что всем нам лучше сейчас разойтись по домам.
   Был один вопрос, который не давал Роуз покою. Она понимала, что мистер Салливан не смог бы вынести ее из церкви и посадить на скамейку. Кто же это сделал? Ведь кроме нее, Мари и супругов Салливан никого в церкви не было. Роуз и сама не понимала, почему ее так заботит этот вопрос. Но она чувствовала, что он очень важен для ее будущего. В конце концов она решила, что Мари уж точно сумеет сказать, как все произошло.
   – Мари, ты не могла бы зайти ко мне не на долго? – попросила Роуз подругу. – Бабушка просила отдать тебе кое-что на память о ней.
   Это была почти правда. Миссис Коретц в своем завещании подробно указала, кому из близких что отписывает. Мари также была там упомянута.
   Но Роуз воспользовалась этим как предлогом, ей просто нужно было с кем-то поговорить. Только не с миссис Салливан, готовой плакать по любому, даже самому незначительному поводу.
   К тому же Роуз должна была с кем-то обсудить план своего бегства. У Мари везде есть знакомые, так что, может быть, она порекомендует Роуз человека, который поможет ей уехать в Ирландию.
   Мари, разумеется, не отказала подруге. Она была очень привязана к миссис Коретц, любила бывать у них в гостях, еще когда была маленькой девочкой.
   Девушки вошли в осиротевший дом. Роуз тихонько вздохнула.
   – Не надо, Роуз, – жалобно попросила Мари, – иначе я тоже расплачусь.
   – Не плачь, я уже поняла, что слезами горю не поможешь. Сейчас вообще никто и ничто не может помочь.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное