Элис Маккинли.

В поисках тебя

(страница 3 из 12)

скачать книгу бесплатно

   На съемочной площадке царил хаос, сосредоточившийся вокруг ярко-красной машины известной марки, которая была объектом рекламы. Режиссер расхаживал между камерами, раздавая указания. Рене слышал мощный гул работающих вентиляторов. Это для создания искусственного ветра, чтобы ролик выглядел реалистичнее. Потом вместо белого фона за машиной компьютерщики поставят какую-нибудь живописную картину. Одним словом, райский уголок с доставкой на дом. Зачем тратить деньги на дорогостоящий перелет за красивым пейзажем, если зритель все равно не заметит разницы?
   Наконец режиссер обратил внимание на исполнителя главной роли.
   – Добрый день, месье Ноэль. – Он посмотрел на Рене цепким взглядом профессионала и, похоже, остался доволен. – Меня зовут Клод Босежур.
   – Рад познакомиться. Так что я должен делать?
   – Во-первых, отправляйтесь в гримерку. – Босежур повертел головой и окликнул кого-то из толпы сотрудников. – Ассистент проводит вас. Сценарий обсудим чуть позже.
   Через полчаса на волосы Рене нанесли слой геля, отчего они стали казаться влажными. Лицо покрыли тональным кремом и накрасили по всем правилам. Он надел алую шелковую рубашку и короткие сапоги с металлическими вставками. Конечный результат этих превращений, на взгляд самого объекта, получился слишком пафосным. Даже вульгарным, если данный термин уместно использовать в отношении облика мужчины с традиционной ориентацией. Однако режиссер выразил удовлетворение и предложил последовать за ним на съемочную площадку. Тут Рене поджидал неожиданный сюрприз в виде блондинки в обтягивающем платье почему-то черного цвета. Впрочем, ее ярко накрашенные губы с лихвой восполняли досадное упущение.
   – Познакомься со своей партнершей, Ноэль, – объявил довольный режиссер, поворачиваясь к девушке.
   – Брижит, – коротко представилась блондинка, одарив его взглядом из-под длинных накладных ресниц.
   – Очень приятно, – кивнул он в ответ. – А я Рене.
   – Теперь слушайте меня внимательно, – прервал их беседу Клод. – Ваша задача предельно проста: изобразить страсть. Вы садитесь в машину после бурной ссоры, демонстративно отворачиваетесь друг от друга. – Режиссер скорчил гримасу и завертел головой по сторонам. – Понятно? Потом Рене ведет машину, а ты, Брижит, сидишь, облокотившись о дверь. Поскольку у нас в ролике функционирует кабриолет, будут работать вентиляторы для создания иллюзии ветра. Итак, вы словно заряжаетесь положительными эмоциями, любуясь красотой автомобиля. Далее вы синхронно смотрите друг на друга. Мы отдельно снимем крупный план, как ты, Рене, жмешь на педаль тормоза. Короче, машина останавливается. Брижит бросается в твои объятия. Вы целуетесь. Предупреждаю сразу: все должно выглядеть достоверно, поэтому в ваших интересах с первого раза снять сцену поцелуя.
   – Откуда вы знаете, что в моих интересах? – шутливо спросил Ноэль. – Возможно, я мечтаю максимально долго обнимать такую красивую девушку…
   – Займетесь этим позже, если вам позволят.
Брижит, у вас есть ко мне вопросы?
   Вместо ответа она лишь пожала плечами. Когда Рене забрался на соседнее сиденье, красотка сочла нужным заметить:
   – У меня нестойкая помада, так что постарайся ее не размазать. Иначе придется заново накладывать грим.
   – Я буду осторожен, насколько позволит наш режиссер.
   В ответ Брижит презрительно фыркнула. Очевидно, его капризная коллега ожидала услышать другие слова. Они сосредоточились на предварительной репетиции, которую устроил месье Босежур. Сыграть обиду у них получилось легко.
   – Отлично, – комментировал режиссер, наблюдая за поведением участников ролика. – Медленно поворачивайтесь. Пристальный взгляд глаза в глаза. Брижит, ты кажешься сонной. Пойми, твои эмоции накалены до предела. В тебе борются злость и страсть. Обними его за шею. А ты, Рене, наклонись чуть ниже. Вот теперь хорошо. Когда дам команду, вы должны повторить все. Только достовернее. И с поцелуем, естественно. Избавьтесь от этой тяжести в движениях, от плохо замаскированного принуждения. Я хочу видеть настоящие чувства. Внимание, мотор!
   Они работали в полной тишине, нарушаемой лишь гулом вентилятора. В окончательном варианте, конечно, будет звучать что-нибудь романтичное, написанное на заказ. На самом деле Рене хотелось бы сниматься с музыкальным сопровождением. Это дает ощутимый импульс, направляет эмоции в нужное русло. Хотя он был сосредоточен только на своих действиях, все же успел заметить напряжение, исходившее от Брижит. Она двигалась как-то слишком наигранно, а оказавшись в его объятиях, превратилась в бесчувственную куклу. Кажется, режиссеру тоже не понравилось происходившее на съемочной площадке.
   – Стоп! – завопил Клод на весь павильон. – Я вам не верю! Глядя на вас, рядовой зритель захочет переключиться на другой канал. Больше жизни, еще раз повторяю! У тебя, Брижит, такой идеально подобранный имидж, что достаточно взмахнуть ресницами и протянуть ему руку. Остальное скажет твой наряд. Давай, сосредоточься!
   Съемки продолжились. Ноэль попытался вспомнить, сколько моделей перебывало в его объятиях перед объективами фото– и видеокамер. Это оказалось непосильной задачей. Он давно перестал считать. В модельном мире всем регулярно приходится изображать страсть. Зрителям нравится смотреть на любовь, пусть фальшивую, двух красивых людей. Такой продукт всегда хорошо продается, поэтому сценарии фотосессий, рекламных роликов в основном вертятся вокруг отношений мужчины и женщины. Самим исполнителям порой бывает трудно настроиться на нужный лад. Тем более что не у всех есть актерские способности. Рене более или менее научился справляться с трудностями перевоплощений, но здесь скорее играет роль накопленный опыт. А вот его молоденькие партнерши часто получали порцию критики за отсутствие достоверности. Вот и Брижит, похоже, разочаровала режиссера. Он поминутно прерывал съемки, чтобы высказать ей очередную претензию. После какого-то особенно обидного замечания девушка пулей выскочила из машины и скрылась в гримерке.
   – Куда она побежала? – развел руками взмокший от волнения Клод Босежур. – Разве я виноват в том, что мы не способны снять ни одного приличного дубля? Неужели продюсеры поленились найти кого-нибудь с опытом?
   – Вы слишком строги к ней, – заметил Рене. – Видно, что Брижит нервничает. Ее следовало успокоить, а не критиковать. В конце концов, все приходит со временем. Когда-то я – да и вы тоже – впервые участвовал в съемках. Лично мне в момент дебюта было очень неуютно находиться под пристальным вниманием съемочной группы.
   – Хватит ее защищать. Талант либо есть, либо его нет. Прежде чем начать самостоятельный путь в кино, я прошел огромную школу, начиная от мальчика, разносившего кофе актерам, и заканчивая помощником режиссера. Поэтому в первый день работы у меня не тряслись коленки и язык не заплетался. Если наша капризная модель хочет запастись ценным опытом, то пусть отправляется по моим стопам. Сначала дорастет до ассистента по кастингу, а потом приходит в мой ролик.
   – Я поговорю с ней. Дайте девушке еще один шанс.
   – Ладно. – Клод выразительно махнул рукой. – Через полчаса она должна сидеть в этой машине. Если дело будет идти так же плохо, завтра попрошу ее заменить.
   Рене молча кивнул в ответ. В принципе режиссера тоже можно понять. На него станут давить продюсеры из-за чрезмерного затягивания пустяковых съемок. Ведь существуют какие-то конкретные сроки выхода ролика, финансовые обязательства сторон. Рене осторожно постучал в гримерку своей партнерши.
   – Брижит, – позвал он, – это я, Рене. Можно войти?
   – Что тебе нужно? – раздалось в ответ. – Решил выразить солидарность с режиссером и тоже указать на мои недостатки?
   – Нет, просто беспокоюсь о тебе. Так я зайду?
   – Делай что хочешь.
   Брижит сидела на маленьком диване среди разбросанной одежды. Ее глаза, лишенные накладных ресниц, показались Рене по-детски наивными. А действительно, сколько ей лет? Там, на съемочной площадке, его обманули откровенные наряды в сочетании с толстым слоем макияжа. Но сейчас перед Ноэлем сидела совсем молоденькая девушка, лет восемнадцати. Он отодвинул ворох платьев и разместился рядом.
   – Я смыла грим, – первой заговорила Брижит. – Думаю, для меня съемки закончились.
   – Почему ты так легко сдаешься? – Рене повернулся к девушке, пытаясь поймать ее взгляд. – Режиссер согласен попробовать еще раз. Я помогу тебе.
   – Каким образом? Сыграешь за меня эпизод?
   – Этого не требуется. На самом деле ты хорошо справляешься, только держишься немного скованно.
   – Ну знаешь ли! Вообще-то мне тяжело разыгрывать страсть с парнем, которого я вижу в первый раз.
   – Я нахожусь в такой же ситуации. Ты представь на моем месте своего любимого человека и сразу почувствуешь, насколько станет легче. У тебя есть бойфренд?
   Брижит медленно кивнула. Ее взгляд сразу прояснился, в нем засветилась вновь обретенная надежда.
   – Да, я буду представлять своего парня! К тому же между вами есть определенное сходство.
   – Видишь, как все просто. Я скажу режиссеру, что ты подойдешь через десять минут.
   Два часа спустя ролик был полностью отснят. Клод Босежур пришел в отличное расположение духа и принялся расточать комплименты недавно отвергнутой модели. Она заслужила самых высоких похвал. Рене оставалось лишь искренне радоваться такому преображению скромной Брижит. Его даже немного напугал тот напор, с которым девушка обрушилась на своего рекламного возлюбленного. Поцелуй сняли с первого дубля. Режиссер, довольный наилучшим разрешением конфликта, предложил всем выпить шампанского за успех проделанной работы. Его предложение восприняли с энтузиазмом, и вскоре по павильону разбрелись участники съемочного процесса с пластиковыми стаканчиками в руках. После трудного дня всем хотелось просто посидеть, неторопливо общаясь с коллегами. Компанию Ноэлю составил сам Клод, изнывавший от любопытства. Он сразу же принялся за расспросы:
   – Рене, раскрой секрет, каким образом тебе удалось превратить гадкого утенка в прекрасного лебедя?
   – Я посоветовал Брижит играть на ассоциациях. Представлять вместо меня своего любимого человека. Видеть и целовать его. И былая неуверенность исчезла бесследно.
   – Забавно. А вы лично следуете этому правилу?
   – Конечно, – соврал Рене. – Как я могу советовать то, чем сам не пользуюсь? Эффективность моих актерских приемов многократно проверена на личном опыте.
   Словно подслушав разговор, к ним подошла сияющая Брижит. Она попросила Ноэля уделить ей пару минут. Молодые люди отошли в сторону.
   – Я хотела сказать тебе спасибо, – начала девушка, жестом предупреждая ответные слова собеседника. – Теперь у меня имеется бесценный прием для любого перевоплощения.
   – Главное, у тебя есть талант, который со временем наверняка наберет силу. А уж когда раскроется в полной мере…
   – Мне приятно, что ты так думаешь. Ладно, я собираюсь сейчас уходить. Можно задать один вопрос напоследок?
   – Конечно, спрашивай.
   – Тебя многие знают в нашем агентстве, – начала она как-то неуверенно. – Так вот, девчонки рассказывали, что ты живешь один, ни с кем не встречаешься. Тогда как тебе удается пользоваться своим фирменным советом? Я имею в виду, кого ты представляешь для достоверной игры в любовь?
   – Я вижу перед собой собирательный образ. Идеальную девушку, которую мечтаю встретить, – серьезно ответил Ноэль и уже более шутливо добавил: – Надеюсь, ты удовлетворила свое любопытство?
   – Вполне. Еще раз спасибо и до встречи.
   – Удачи тебе, Брижит.
   Они расцеловались, и девушка направилась к выходу. Рене задумался над ее вопросом. Конечно же он солгал. Потому что больше не верил в любовь. Потому что не пользовался способом, который посоветовал Брижит. Потому что привык притворяться. Однажды надетая маска слишком прочно приросла, незаметно став его второй натурой.


   – Мне казалось, что ты идешь на деловую встречу, или я ошибаюсь? – Анаис стояла перед зеркалом и причесывалась, делая вид, будто разговор совершенно ее не трогает. Мол, надо же о чем-то поговорить напоследок, так хоть об этом. Если сейчас Мартин ответит спокойно, значит, он и вправду собирается на деловой ужин, хотя, конечно, странно: обычно на подобные официальные встречи мужчины приглашаются с женами или подругами. Ну да ладно. Мартин имеет полное право стесняться некой мадемуазель Ажан, пусть даже профессиональной модели. Не стоит упрекать его за это. Но вот если он сейчас начнет нервничать…
   – На что ты намекаешь, черт возьми?! – Мартин, застегивавший пиджак, так резко дернул пуговицу, что она чуть не оторвалась. – Чтобы я еще раз заказал костюм в этом агентстве…
   Нечего сказать, спокойный ответ. К тому же сразу попытался уйти от темы. Теперь можно не сомневаться, что вечером Мартин отправится навестить старых подружек. И все же не следует настораживать его раньше времени, возбуждать подозрения.
   – Я ни на что не намекаю, – равнодушным тоном ответила Анаис. – Ты просто нервничаешь перед серьезным мероприятием и поэтому надел не тот галстук. На официальных приемах мужчинам положена бабочка. И пиджак рвать не нужно. Он ни при чем. Дай я тебе помогу, не волнуйся так. – Она добродушно улыбнулась и, распечатав упаковку с бабочкой, повязала ее на его шею.
   Мартин, видя ее доброжелательность, как-то сразу успокоился. Она обвила руками его шею.
   – От тебя многое зависит в этот вечер?
   – Да, пожалуй, – уклончиво ответил Мартин и сразу отстранился. – Наверное. Но ты не будешь скучать. Стив отлично знает Лиссабон, он отвезет тебя куда-нибудь…
   В этот момент в дверь постучали.
   – Да-да, войдите.
   Стив вошел, даже не глядя на присутствующих, стук для него был простой формальностью. В руках он держал большой бумажный пакет, и выглядел он озабоченным.
   – Я что-то не пойму. – Стив уставился на друга. – Здесь есть все документы, которые мы запрашивали, вплоть до временных медицинских страховок, даже какие-то льготные приглашения и еще бог знает что. Короче, все, кроме виз. Посмотри сам. – Он протянул конверт Мартину.
   Тот только усмехнулся.
   – Тоже мне, знаток Португалии. А я тут рекламирую твою опытность. Но это не твоя вина, дружище, вряд ли ты раньше приплывал в Лиссабон на яхте.
   Мартин элегантным движением принял пакет и извлек из него небольшие пластиковые карточки.
   – Вот они, просто вложи их в загранпаспорта. Мы здесь на четыре дня. На такой срок в управлении порта никто не будет оформлять визы. Это тебе не посольство.
   Стив виновато улыбнулся, было видно, что ему немного стыдно за свою неопытность.
   – Ладно, желаю хорошо провести время. Доверяю тебе свое сокровище. – Мартин кивнул в сторону Анаис. – Смотри, спрошу с тебя лично.
   – Замечательно. Обещаю хранить как зеницу ока. – Стив подмигнул другу. – Работай спокойно, скучать она не будет.
   – Ночевать, скорее всего, останусь там. Так что встретимся утром.
   Анаис еле удержалась, чтобы после этих слов не дать волю своему гневу. Как же, ночевать он останется там! Теперь у нее не осталось сомнений – Мартин едет к подружке. Ну ничего, она приложит все усилия, чтобы испортить ему романтический вечер.
   – Леди и джентльмены, до свидания, – произнес Мартин и вышел, оставив Анаис со Стивом.
   – Подожди. Я провожу тебя, – тут же сориентировалась Анаис. Она легко и непринужденно выпорхнула из каюты. Благо у Мартина хватило ума не убегать, а подождать в коридоре. – Последний жест твоего внимания. – Анаис, как ни горько ей сейчас было, прикинулась кокетливой нимфеткой. – Посади меня в машину, как и полагается настоящему джентльмену.
   – Прошу, леди. – Принимая правила игры, Мартин вежливо подставил ей руку, согнутую в локте.
   – Спасибо, мой прекрасный рыцарь. – И Анаис, гордо вскинув голову, пошла по ковровой дорожке.
   Черный лимузин уже стоял на пристани, вся компания ожидала только Стива и Анаис. Анаис почувствовала на себе колкие взгляды. Девицы, выглядывающие из окон, так и сверлили глазами Мартина. А когда тот учтиво открыл дверцу и посадил свою даму в салон (в чем, в чем, а в манерах Теренсу не откажешь – он умел с неподражаемой элегантностью делать, казалось бы, самые простые вещи), у них прямо-таки судороги пошли по лицам от зависти. Но сейчас это зрелище совсем не позабавило Анаис, она знала, что всего через полчаса Мартин будет демонстрировать свою обходительность другой.
   Сам Мартин между тем проследовал к другой машине – белому «ягуару». Шофер открыл ему дверцу, и… он укатил развлекаться. По одному из трех адресов, которые Анаис успела списать. Ну погоди же, красавчик! Было обидно до слез, хотелось выскочить из машины, и, догнав этого негодяя… Анаис вздохнула и взяла себя в руки. Не хватает еще дать этим завистницам повод для насмешек и злорадства.
   – Итак, вы находитесь в порту. – Стив сел в салон и широко улыбнулся, подражая профессиональным гидам. – Маршрут нашего следования можно было бы обозначить следующим образом…
   Анаис не слушала его. Лиссабон, конечно, интересный город, но ее занимали иные мысли. Девицы смеялись, всеми силами изображая искреннюю благодарность и восхищение. А перед глазами Анаис разворачивался другой ролик: открывается дверь одной из квартир, на пороге она. Интересно, Мартин куда-нибудь поведет ее? Если поведет, то она в вечернем платье, так же, как и Анаис. Если нет, то скорее всего в махровом халате. Или в джинсах, или тоже в платье. Они проходят, говорят о пустяках, потом без предисловий начинают заниматься любовью. Анаис глубоко вздохнула и перевела дух – нельзя срываться, нельзя показывать Стиву, что она догадалась. Нельзя. А в том, что Мартин открыл другу настоящую цель своей поездки, Анаис не сомневалась.
   – Мадемуазель Ажан. – Голос Стива ворвался в сознание так неожиданно, словно до этого царила непроницаемая тишина. – Мы приехали. Или вы предпочитаете подождать нас в машине?
   От Анаис не укрылась усмешка, спрятавшаяся в уголках его губ. Знает. Знает, и ему смешно.
   – Нет, я пойду с вами. – Она улыбнулась, стараясь казаться веселой.
   Неожиданно губы Стива тоже растянулись в дружелюбной улыбке. Что это? Анаис не успела совладать с собственной мимикой и слишком поздно поняла, что на ее лице сейчас читается так же легко, как на белом листе бумаге, где вся необходимая информация намалевана черным маркером. Это было видно по физиономии Стива, которая из дружелюбной превратилась в заговорщическую. Анаис словно увидела происходящее со стороны. Вот перед лимузином стоит молодой элегантный мужчина. Вот в машине сидит девушка в вечернем платье. Они смотрят друг на друга и вроде бы говорят о том, согласна ли она посетить ресторан. А между тем внутренний диалог, диалог глазами, гораздо более насыщен и явно преобладает. Стив криво усмехнулся.
   – Я хочу целую ночь. С тобой. Он все равно ни о чем не узнает.
   Компания уже вошла в ресторан, и их никто не мог слышать. Но это не повод опускаться до подобных вещей. Анаис сразу угадала в Стиве ловкого дельца, который ни перед чем не остановится ради достижения своей цели. С самого начала, с первого взгляда она знала это, однако такая наглость обескураживала. После подобных фраз уже в выражениях не стесняются, и Анаис ответила просто:
   – Знаешь что, милый, а не пошел бы ты… – Она смотрела Стиву прямо в глаза, стараясь выглядеть как можно более уверенной. Ведет грязную интригу за спиной лучшего друга. – Проваливай. Я разберусь сама. Без твоей помощи. – Каждое слово было произнесено твердо, четко, словно отлито из металла.
   И Стив не выдержал – отвел глаза в сторону и улыбнулся, переводя разговор в шутку:
   – Да что ты взъелась, в самом деле?! Я только предложил.
   – Предложение отклонено. – Анаис вышла из машины и стала перед ним, чуть-чуть приподнявшись на носочках, чтобы казаться выше. – У тебя что-то еще?
   Вместо ответа неудавшийся любовник повернулся к дороге и крикнул:
   – Такси!
   Через несколько секунд к обочине подкатила желтая машина с шашечками на дверце и забавным козырьком на лампочке, прикрепленной почему-то к капоту. Стив наклонился к водителю и, заплатив, принялся по-португальски объяснять ему, куда следует ехать. Наконец он выпрямился и сказал:
   – Садись. Квартира пятьсот шестьдесят шесть. Машина подождет тебя и отвезет прямо к яхте. Если в шофере отпадет необходимость, отпусти его, иначе он будет ждать. И еще: что бы ни случилось, ты уехала от нас тайком, а информацию нарыла в компьютере. Поняла меня?
   Трус! – хотела сказать Анаис, но поскольку ссориться со Стивом сейчас было невыгодно, ведь еще неизвестно, чем кончится визит к Мартину и его подружке, то она ограничилась простым кивком.
   – Я тебе ничего не говорил. Ты уехала сразу, – продолжал наставления Стив. – И вообще, я виноват лишь в том, что недоглядел. Все. Я постараюсь разделаться с ужином быстро: сошлюсь на общую усталость после путешествия и просто сверну мероприятие. Эти приживалы и пикнуть не посмеют завтра: будут улыбаться и рассказывать о Лиссабоне, словно и вправду всю ночь гуляли. Мартин будет думать, что мы развлекались. Удачи. – И он захлопнул дверцу.
   Боже, какое ничтожество! Только сейчас Анаис поняла, что, собственно, Стив не совсем хорошо уяснил, зачем она едет к Мартину. Этот олух уверен, что она только посмотрит, убедится в измене и приедет назад. Без шума, без скандала. Ему и в голову не пришло, что Анаис едет устраивать показательное шоу по всем правилам трагедии – с пятью актами. Молодец Стив, хорошо рассчитал. Анаис убедится, что забыта. В расстроенных чувствах вернется на яхту, а тут он, благодетель, протянет руку помощи. Ведь Анаис в Португалии даже пойти некуда. Переспит и спровадит от греха подальше, пока Мартин будет соображать что к чему. Но нет, милый друг, ничего у тебя не получится. Да, Анаис вернется на яхту за вещами, но тут же укроется в каком-нибудь отеле, а потом уедет из страны.
   Машина затормозила у многоэтажного здания, вытянувшегося вдоль узкой улочки с оригинальными розовыми фонариками. Была в этом призрачном свете какая-то приятная сказочность. Анаис даже застеснялась своего агрессивного намерения: оно никак не вязалось с этим нежным, бархатным светом. Стало как-то совестно. И она решила не ругаться, если будет такая возможность. Поговорить, объясниться и разойтись. Нечего устраивать истерику, тем более что мужчины потом любят вспоминать подобные моменты, описывая свои романы знакомым. А уж Мартин, как человек истинно светский, найдет способ ославить безродную выскочку. Итак, спокойствие и еще раз спокойствие.
   Анаис поднялась по лестнице и, войдя в сияющий чистотой подъезд, нажала кнопку лифта напротив отметки 545–578. Главное, держаться уверенно и показать свое превосходство. Ведь сегодня она права. И Мартин не может этого не признать. Вот и пусть чувствует себя виноватым. Только бы не сорваться.
   Однако чем выше поднималась Анаис, тем сильнее в ней кипел гнев. Почему бы не высказать все накопившиеся обиды, почему бы не бросить ему в лицо свои амбиции?! Тоже мне, пуп земли! Да чем он лучше? Ну чем? Только своими миллионами. Анаис при этой мысли даже легонько хлопнула по одной из стен лифта. Почему одним от рождения даны все блага, а другие должны ради них пахать от зари до зари? Анаис чувствовала, что в любовный скандал вплетаются и давние мысли о социальной несправедливости, и детские обиды на судьбу, и досада на мать, бросившую ее в детстве, – одним словом, Мартину сейчас придется ответить за все.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное