Елена Усачева.

Лето моих надежд

(страница 2 из 7)

скачать книгу бесплатно

Катюша оторвалась от своего занятия и задумалась. Что бы еще такого сделать, чтобы Василий понял, что ему надо забросить свои железки и начать обращать внимание на нее?

– Если ты не обладаешь эффектной внешностью, бери эффектным нарядом, эффектным поведением. Не ленись!

Катюше тоже хотелось откинуться на спину и начать кого-нибудь учить жизни. Это самое простое.

Белка перевернулась на живот.

– Если бы меня интересовали отношения с мальчишками, то все они уже давно бы за мной бегали, – продолжала вещать она. – Но мне это не нужно. Совсем. Быть свободной и независимой во всем – вот мой удел.

Катюша была другого мнения о своей подруге, но предпочитала промолчать. По собственному опыту она знала, что с Огурцовой лучше не спорить. Чужое мнение она просто не слышит, а потом еще обидеться может, перестанет дружить. Катюша тогда совсем зачахнет от тоски.

Она уже повернулась, чтобы что-нибудь ответить, как вдруг заметила идущего к реке парня.

Высокий, длинные темные волосы собраны в хвост, вроде симпатичный.

– Кто это? – вытянула шею Катюша.

– Где? – Белка слишком быстро повернулась для своего неизменно медленного статуса. – А, – она откинулась обратно на траву. – Это новенький из заброшенного дома. Макс. Я утром тебе о нем говорила.

– Странный он какой-то, – пробормотала Катюша, глядя, как парень не спеша спускается с горки.

– А какой нормальный купит этот дом? – Огурцова вновь поднялась и теперь тоже следила за парнем. – Баба Клава говорила, что его отец то ли балетом занимается, то ли музыкой, короче, знаменитость какая-то. А парень этот целыми днями вокруг поселка ходит.

– Гуляет?

Еще несколько шагов, и Максим скрылся за деревьями.

– Гуляет это когда с кем-то, – наставительным тоном произнесла Белка. – А он так просто ходит. Ходит и ходит, ходит и ходит. Я вчера специально проверила, ничего не делает, ходит.

– Может, шпион? – Катюше бесцельное хождение по окрестностям тоже показалось странным. Обыкновенные люди просто так не ходят. Ходят обычно за ягодами, за грибами, на речку купаться. А чтобы вот так, целый день, и все один… Странно это.

– Больной, – отрезала Белка. – Не удивлюсь, если он сейчас купаться надумает. А вода ледянющая, ноги сводит.

– Здравствуйте!

От неожиданности Катюша вскочила, но краем глаза успела заметить, что Белка в этот раз оказалась на высоте – повернулась она, выдержав приличную паузу.

На Катюшу посмотрели спокойные, чуть насмешливые серые глаза. А Огурцова не ошиблась, Максим был не то что симпатичен, а даже красив какой-то правильной классической красотой. Но это ее сейчас только разозлило – будут тут всякие подкрадываться и пугать ее!

Максим Лаврентьев невероятно долго смотрел на Катюшу – так, что ей даже стало неудобно.

– Ну, чего уставился? – нарочито грубо спросила она, и Максим смущенно отвел глаза.

– Извините, – пробормотал он, и Катюша надула губы, чтобы не расхохотаться – до того вся эта сцена выглядела нелепой.

Ситуацию спасла Белка. Она протянула Максиму ладошку.

– Изабелла, – медленно произнесла она.

Лаврентьев коснулся пальцами ее руки, но Белка ловко схватила его за запястье и одним рывком встала.

– Максим, – чуть поклонился Лаврентьев.

– Как вам на новом месте? – продолжила светскую беседу Огурцова.

– Замечательно, – Максим, казалось, стал подыгрывать Белке. – Такие красивые места.

– Да, у нас здесь хорошо.

Белка склонила голову к плечу. Максим как завороженный проследил взглядом за ее движением.

– Тихо, – согласился он, загипнотизированный медленными движениями Огурцовой. – Птицы, кузнечики…

– А вечером у нас будет костер. – Белка плавно повернулась, собираясь уходить, и уже через плечо добавила: – Там, за поселком, – она кивнула, – небольшая роща. В девять. Я буду ждать.

Максим еще смотрел туда, куда показала Огурцова, а Белка уже уходила своей неспешной походкой. На секунду приостановилась и произнесла, как прошептала:

– Рада буду видеть тебя, Максим…

Катюша стояла, открыв рот, и бестолково хлопала ресницами. Белка впервые перед ней разыгрывала подобный спектакль.

– А тебя как зовут?

Катюша удивленно заморгала. Максим и не думал досматривать представление Огурцовой до конца. С той же внимательной улыбкой он теперь смотрел на Катюшу. Вместо ответа, смутившись неизвестно чего, она сорвалась с места и побежала следом за подругой. И пока не добралась до поселка, ей все казалось, что Максим смотрит ей вслед.


– Куда это мы так вырядились?

Катюша очень надеялась, что брата дома не будет. Что он уйдет один или вместе с дедом. Но, как обычно это бывает, надежды не оправдались. Пашка валялся на диване и листал журнал столетней давности. Если бы Катюша только предположила, что он здесь, она бы в окно вышла, лишь бы с ним не сталкиваться. Но…

– Гулять иду, – буркнула Катюша, проходя мимо.

– Ноги не пообломаешь?

Катюша решительно шагнула через порог. Она почти никогда не слушала рассуждений Белки о том, как надо себя вести с парнями. Но сегодня она решила последовать ее советам, да и «Книга перемен» рекомендовала действовать.

Вот она и начала действовать. Перекопав весь свой гардероб, а заодно и мамин, Катюша нашла симпатичное платьице. Было оно неновое, но, следуя современной моде на одежду под старину, могло вполне сойти. На ноги она надела свои выходные босоножки. По Катюшиному мнению, выглядело это все красиво. Да и зеркало ей об этом же говорило.

– Треники надела? – продолжал ерничать Пашка.

Катюша одернула подол платья и, гордо подняв голову, прошла мимо.

– Привет комарам!

Боевого задора ей хватило ровно до конца их дорожки. За калиткой азарт улетучился, а первые кочки привели ее в чувство. До рощицы Катюша дошла, проклиная все на свете. И в первую очередь Белку, насоветовавшую ей одеться покрасивее. А когда она чуть ли не на четвереньках доползла до своего тайника, то готова была уже рыдать – в платье и с картошкой в руках она, наверное, смотрелась сейчас как инопланетянин.

А у пенька уже начиналось главное действо сегодняшнего вечера. Васька, в общем-то симпатичный вихрастый парень с невероятно большими и красивыми глазами – за что Катюша его и полюбила, – складывал в костровище палочки и веточки домиком. За его спиной, укутавшись в плед, сидела Белка. Чуть поодаль, сложив руки на груди, стоял Максим.

Сердце Катюши подозрительно сильно забилось. Наверняка Максима не звали, его привела Огурцова. И это при ее-то криках, что никакие мальчишки ей не нужны! Что-то быстро он втерся в их компанию. А ведь Белка могла и ее взять. Но она даже не предложила. И это называется подруга!

Около вороха дров копошились два приятеля, Серега Тихомиров и Андрюха Кривцов, к которым давным-давно прикрепились клички Тигра и Клёпа, причем клички строились от первых букв их фамилий, а не оттого, что один был в полосочку, а второй с красным накладным носом. На второй лавочке сидела Лягушка и резала бутерброды. Вообще-то Лягушка была очень даже симпатичной девчонкой, и больше того – она была красивой девчонкой. Но… Звали ее Таня Жабина… Что тут еще скажешь?

– А если он не загорится? – томно протянула Белка. Она была мерзлявая и даже в пледе дрожала. – Тогда я здесь окончательно окоченею.

– От твоего замерзания у нас есть два верных средства! – на секунду оторвался от дров Тигра.

– Ага, – захохотал Клёпа. – Первый – это метнуть в Огурцову топор. Пока она будет бегать, обязательно согреется.

– Фи, как грубо, – шевельнулась Белка.

– А давайте я вам помогу! – вышел вперед Максим. – Хотите, я разожгу костер?

– Обойдемся. – Тигра удобней перехватил топор и установил новый чурбачок, собираясь его расколоть. – У нас на всякий случай оргстекло есть. И бензин.

И он кивнул на небольшую канистру, стоящую около дров.

Максим развел руками, мол, я предложил, вы отказались, и отступил назад.

Катюша стукнула по коленке, на которой успел расположиться комар, и устроилась удобней. Для ее появления нужен был подходящий момент.

От доброй порции бензина костер вспыхнул, и Белка не только вылезла из пледа, но и отошла подальше. Пламя получилось высоченное. Даже до Катюши жар доставал. Все довольно жмурились и, подбадривая друг друга, предлагали начать через этот огонь прыгать.

Когда костер чуть поутих, на поляну вышел… Пашка. На плече у него был рюкзак.

– Ну что, поколение? – начал он, ехидно оглядывая собравшихся. – Огоньком балуемся?

– Хочешь к нам присоединиться? – Белка снова укуталась в плед и теперь с легкой улыбкой смотрела на Пашку.

– Нет уж, как-нибудь без меня, – мгновенно отозвался он. – Я тут подумал, картошечка вам не нужна?

Он дернул плечом, и лямки рюкзака оказались у него в руке.

– Отдам по сходной цене, за копейки.

– Картошка? – обрадовался Тигра, откладывая топор. – Откуда? Я весь поселок обегал.

Только сейчас Катюша почувствовала, что от нехватки кислорода у нее кружится голова и по рукам бегают неприятные мурашки. Она глубоко вдохнула и вцепилась в траву, чтобы не упасть.

А на поляне уже вовсю шел торг. Ни у кого не оказалось денег, но добрый Пашка соглашался подождать с деньгами до завтра.

Катюша пошарила вокруг себя, под пальцы попала картошка.

– Гад!

Конечно, она не попала. Не долетев до торгующихся, клубень упал в костер.

– Ты чего добром швыряешься! – возмутился Тигра, когда разглядел, чем в них кидают.

– А еще брат называется!

Катюша вышла из своего укрытия и кинула в Пашку сразу три картофелины.

– О, сестричка, – Пашка ловко увернулся и, спешно освободив свой рюкзак, стал отступать к вороху заготовленных дров. – А я думал, куда ты подевалась! Как комары? Не покусали?

– Убирайся! – Ксюша метнула еще два клубня, и наконец один попал Пашке по ноге.

– Эй, ребят, может, вы дома разберетесь? – направился к ним Клёпа. – Отойдите от костра.

– Я все деду расскажу, он тебя в город отправит!

Слезы и едкий дым мешали смотреть, дурацкие каблуки задевали за все кочки.

– Ненавижу! Гад! – Катюша споткнулась, чуть не упала, под руками у нее вновь была картошка. Та самая, что продал Пашка. Она загребла ее двумя руками и, не глядя, бросила куда-то вперед. – Это моя картошка!

– Совсем съехала? – послышался откуда-то сбоку голос Васьки.

– Остановите ее!

– Жданова, хватит, – сквозь шум пробился негромкий возглас Белки.

– Не подходи! – взревел Пашка, и вдруг наступила тишина.

Катюша рукавом вытерла лицо. Перед глазами со свистом промелькнули ветки.

Она стояла с одной стороны дров, Пашка с другой. В руках у него была длинная палка. Глаза у него были злые. Катюша хорошо знала это выражение лица, знала, что в эту минуту к брату лучше не подходить. Но ей было плевать.

– Ты мне больше не брат! – бросила она.

Пашка шагнул назад, звякнула, опрокидываясь, канистра.

– Бензин! – ахнул Тигра, кидаясь между братом и сестрой, но Пашка оказался быстрее.

Он подхватил проливающуюся канистру.

– Сделаешь шаг, оболью! – в голосе его слышалось что-то сумасшедшее.

Все вокруг перестало существовать. Катюша видела только бешеные глаза Пашки да слышала, как булькает в канистре бензин. Она медленно наклонилась, поднимая картофелину. Пашка рывком выбросил руки с канистрой вперед, прозрачная жидкость полетела во все стороны.

– Сгорим! – истерично завизжала Лягушка.

– Отпусти канистру. – Тигра повис на Пашкиных руках, но тот отшвырнул его в сторону.

Катюша бросила картофелину. Пашка поднял руки, защищая лицо. Вздернутая вверх канистра выдала новую порцию ядовитой жидкости. От бензинового испарения стало нечем дышать. Кожа у Катюши начала зудеть, намокшее платье неприятно липло к ногам.

За Пашкиной спиной мелькнула тень. Картошки больше не было, поэтому Катюша просто побежала вперед.

За невысоким Пашкой показался Максим, он обхватил его сзади за плечи и стал заваливать на спину. Пашка рванулся вперед, но, получив подсечку под ноги, опрокинулся назад. Сверху на них набросился Тигра. Он тянул канистру на себя. Катюша подбежала как раз вовремя, чтобы начать пинать лежащего брата ногами.

– Все! – завопил Тигра, прижимая канистру к себе. – Расходимся!

– Хорош! – Максим пытался успокоить бьющегося на земле Пашку. – Хватит!

– Гад! Гад! – в каком-то истеричном припадке кричала Катюша, колотя брата кулачком в плечо.

– Отстань от меня! – снова взревел Пашка. Одним движением он скинул с себя Максима, подхватил сестру и отбросил ее в сторону.

– Мама! – завизжала Белка.

Катюша пролетела через костер, увлекая за собой горящие полешки. От быстроты происходящего она даже не почувствовала, что ей больно или горячо.

– Тикай! – разнеслось над поляной.

Катюша вскочила. Но предательские каблуки снова подвели ее. Она упала на спину, больно ударилась копчиком и, наверное, на секунду потеряла сознание, потому что когда открыла глаза, вокруг нее полыхала стена пламени. Катюша заметалась в огненном кольце.

– Катька! – билась в истерике Белка.

– Вытащите ее оттуда!

– Помогите! – срывая голос, завопила Катюша.

На секунду ей показалось, что горит весь мир. Огонь был повсюду. В панике она не знала, куда кидаться. Мальчишки пытались пробиться к ней сбоку, сбивая пламя куртками, но огонь не сдавался.

А потом наступила тишина. На Катюшу прямо из огня шагнул кто-то огромный и черный. Она попыталась спрятаться от него, но он крепко прижал ее к себе и стал зачем-то сдирать платье. Катюша вырывалась, окончательно срывая голос в визге. Но человек был сильнее. Он ее во что-то завернул и вытащил на воздух.

А потом пошел дождь. Мягкий такой, приятный. Он падал на лицо, на руки, прогоняя страшного черного человека, отодвигая огонь.

Катюше сразу стало хорошо. Она открыла глаза и увидела над собой растерянное лицо Сашки Серова. Он что-то говорил, но она не слышала.

Ей было просто хорошо. Хорошо, что можно лежать, не шевелиться и ни о чем не думать. За тебя все решит и все сделает этот большой и сильный человек, который способен вот так легко нести ее на руках.

Прямо над Катюшей было высокое прозрачное небо. И оттуда, сверху, на нее спустилось невероятное спокойствие. Это было новое и непривычное для Катюши состояние, и, чтобы задержать его в себе подольше, она закрыла глаза.


– А волосы придется отстричь.

Еще до конца не проснувшись, Катюша схватилась за голову.

– Ничего, до свадьбы вырастут, – привычно пошутил дед. – Где же ты так ухитрилась погореть?

Катюша села на кровати и быстро оглянулась. Ни поляны, ни пенька, ни встревоженного лица Сашки Серова. Она лежала в своей постели, в окно светило солнце. От вчерашнего пожара у нее осталась только резь в глазах да запах гари в носу.

За спиной деда стоял совершенно невозмутимый Пашка.

– Она случайно. – Он даже не смотрел в сторону сестры. – Ребята говорят, она прыгала через костер и задела канистру с бензином.

– Случайно, – покачал головой дед. – Что я вашей матери скажу? Было двое внуков, случайно остался один? Да и кто это додумался канистру рядом с огнем ставить? Эх вы…

И не найдя, что еще сказать, дед махнул рукой и поднялся.

– Вставай, – уже более миролюбиво произнес он. – Тебя там с утра кавалер дожидается.

Катюша потянулась за джинсами. Она почему-то решила, что это Васька пришел узнать, как она здесь. Но мысль эта ее уже не очень радовала. А вдруг это не Васька, а…

Она уже натягивала кроссовки, когда рядом с ее кроватью снова появился Пашка.

– Ты, это… – начал он.

– Это была моя картошка, – зло процедила сквозь зубы Катюша.

– Нашла из-за чего шум поднимать! – равнодушно пожал плечами брат. – А в костер ты сама полезла.

Катюша прошла мимо него.

– Ну ладно, ладно, – сдался Пашка, – прости, я же не специально. Кто ж знал, что так все получится? Случайно все вышло…

– За случайно бьют отчаянно, – бросила Катюша, выскакивая за дверь.

На веранде стоял Сашка Серов.

От неожиданности Катюша растерялась. Она была готова увидеть кого угодно, но только не Сашку.

– Как ты? – улыбнулся он, и в душе Катюши разлилось то самое невероятное спокойствие, которое ее посетило прошлой ночью.

– Дед сказал, волосы придется отрезать. – Катюша подошла к зеркалу и критично оглядела свою подпаленную шевелюру.

– Волосы ерунда, отрастут.

Только сейчас Катюша увидела, что в руках у Сашки букет цветов.

– Главное, сама не сгорела.

Это были садовые ромашки и полевые колокольчики. Значит, за ними Сашка специально ходил в лес. Для нее? Она попыталась представить, как этот взрослый человек идет в лес, ищет цветы и, возвращаясь обратно, проходит с букетом через весь поселок.

На какое-то время Катюша выпала из окружающей ее действительности. Она смотрела на говорящего Серова и глупо улыбалась.

– Неудобно получилось. – От волнения Сашка стал мять букет. – Я платье твое порвал. Понимаешь, оно в бензине было, а нам через огонь идти. Если бы загорелось, стало бы совсем плохо. Слушай, если что, я могу деньги вернуть. Сколько оно стоило? – Только сейчас Сашка заметил, что смотрят на него как-то странно. – Катя! – позвал он. – Может, кого позвать?

– А? – Катюшина улыбка расползлась на пол-лица. – О чем ты говоришь? Какое платье? Садись давай! Будем сейчас чай пить! – Она выхватила букет из рук Серова и потянула его за стол. – Да если бы не ты…

– Да что я? Это Татуся крики услышала…

– Извините, пожалуйста, – раздался голос с улицы. – Катю я могу увидеть?

Катюша удивленно вздернула брови. Столько гостей у нее было впервые.

На пороге стоял Максим. Он был какой-то невероятно элегантный – черные глаженые брюки, белая рубашка, аккуратно причесанные густые вьющиеся волосы. В руках у него был огромный букет бордовых пионов.

– Здравствуйте, – чуть поклонился он.

– Привет… – Катюша была искренне удивлена.

– Я зашел узнать, как ты себя чувствуешь, – произнес Максим, протягивая букет.

– Нормально, – пробормотала Катюша, косясь на Сашку. Серов с любопытством рассматривал новенького, а потом, словно спохватившись, заторопился:

– Ну, мне пора.

Катюша еще ничего не успела сказать, как звук его шагов уже затих на дорожке. В душе у нее вдруг стало невероятно пусто. Только что светило солнышко, было тепло и хорошо. Но набежали тучи, повеяло прохладой, сыростью. И все стало как-то сумрачно и неприятно.

– Я пришел не вовремя? – забеспокоился Максим, заметив, как сильно изменилось Катюшино лицо с уходом Серова.

– Да что уж, – пробормотала Катюша, прижимая к себе пионы. – Пришел и пришел. Проходи. Что нового?

Лаврентьев замялся.

– Да ничего, – вдруг ответил он, и Катюша подняла на него удивленные глаза. Ну и собеседничек у нее…

– Так вот откуда картошка. – С улыбкой Максим смотрел на полупустой мешок. – Это у вас прошлогодняя?

– Нет, – Катюша начала злиться. – Это у нас из магазина. Еще вопросы есть? А то мне надо идти стричься. – Она потрясла лохматой головой. – Видишь, волосы у меня погорели.

– Да, да, конечно, – Максим снова чуть поклонился и стал отступать к выходу. – Я рад, что у тебя все хорошо.

У Катюши было сильное желание метнуть букетом в ушедшего гостя. Но цветы было жалко – не каждый день ей носят такую красоту, – и она поставила их в вазу. Снова подошла к зеркалу.

Да… Не сказать, что до этого у нее на голове была супермодельная прическа, обыкновенное каре под скулы, но сейчас от этого каре мало что осталось.

Что же делать?

В поселке был только один человек, способный ей помочь. Белка. И Катюша немедленно отправилась к ней.

– Огурцова! – крикнула она от калитки. – Белка, ты дома?

– Что же у вас все не как у людей? – Из-за роскошных кустов белых пионов показалась Белкина мать. – Имена какие-то животные придумываете: Лягушка, Тигр. У Беллочки такое имя красивое, а вы ее в зверя окрестили. Нехорошо это.

– Что же нехорошего? – пожала плечами Катюша. – Отличный зверь – белка. А тигров у нас нет, только Тигра, это из мультфильма. Серега такой же смешной. – И чтобы завершить разговор, который мог затянуться надолго, она спросила: – Далеко Изабелла пошла?

– Шляется где-то, – обреченно махнула рукой мать. – Вас разве дома заставишь сидеть? А с головой у тебя что?

– Это теперь мода такая, – крикнула Катюша, убегая.

– Мода… – недовольно покачала головой Белкина мать, снова склоняясь под цветами.

Куда могла подеваться Белка? Пойти на речку? Но она не загорает из принципиальных соображений, говорит, что загар только для плебеев. Настоящая женщина должна иметь благородную бледность. В лес за ягодами она тоже не пойдет – не царское это дело руки о колючки обдирать. Может, сидит у Тигры с Клёпой? Вряд ли. Белка считает себя выше дешевого общения с мальчишками. Ей если кто для разговора и нужен, то не меньше датского принца или английской королевы.

Катюша побрела к реке. В огородах вяло копошились счастливые обладатели земельной собственности. Даже зловредного Тима бабка припрягла таскать ведра с водой. Так ему и надо. Трудотерапия и не таких вылечивала от буйства. Глядишь, добрее станет.

В задумчивости Катюша дошла до магазина. На двери висел замок, а на крыльце сидел Сашка с большим пакетом клубники в руках.

– Привет, погорелица, – улыбнулся он. – Давно не виделись. Клубнику будешь? – И он щедро раскрыл перед Катюшей пакет. Она скромно взяла ягодку и откусила маленький кусочек – было жаль сразу есть такой подарок.

– Ты Огурцову не видел? – спросила она, боясь взглянуть на Серова. От нестерпимого желания смотреть на него во все глаза и невозможности поднять лицо Катюшины щеки заполыхали предательским румянцем.

– Плыла куда-то твоя Огурцова. Кажется, в сторону заброшенных домов. Там еще новенький живет.

Катюша благополучно пропустила мимо ушей смысл сказанного. Она слушала голос и чувствовала, как от волнения у нее наливаются краснотой уши и шея.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное