Елена Усачева.

Козерог. Сердце ледяной принцессы

(страница 2 из 10)

скачать книгу бесплатно

– Детский сад! – подняла голову от журнала математичка. – Я кому говорила не носить мобильные телефоны в школу? Друг с другом на перемене договориться не можете?

Митька долгую секунду смотрел на свои побелевшие костяшки пальцев – от неожиданности он сильно сжал ручку – и только потом перевел дух. Пришла эсэмэска. Хорошо, что ему никто не надумал в такое неудобное время звонить. С матери бы сталось выяснить, что он сейчас делает.

Когда класс перестал вертеть головой в поисках источника звука, Звонилкин сунул руку в портфель, приоткрыл клапан и быстро глянул сообщение.

Незнакомый абонент сообщил всего одно слово: «Стеллаж».

От неожиданности Митька выпрямился и положил телефон перед собой. Что за идиот шлет такие странные письма?

– Звонилкин! А ты у нас не только глухой, но и слепой! Ты что делаешь?

Митька был настолько увлечен пришедшим сообщением, что на время выключился из происходящего. А все-таки не стоило забывать, что он сидит на уроке, мало того – пишет самостоятельную.

Математичка его, наверное, съела бы с потрохами, но в этот момент дзинькнул еще один телефон.

– Я не понимаю, что здесь происходит? Звонилкин, тебе больше заняться нечем?

– Чего я-то? – искренне возмутился Митька, потому что ничего предосудительного он не совершил, ну, подумаешь, достал из чемодана мобильник. – Это Токаева у нас в звонари подалась.

– Так, замолчали все! – прикрикнула на зашевелившийся класс математичка. – Токаева, отомри и положи свой телефон мне на стол. Предварительно выключив его.

Лиза подняла зардевшееся лицо от мерцающего экранчика.

– Байда какая-то, – пробормотала она, но договорить не успела, потому что математичка коршуном налетела на нее, отбирая сотовый. Учительница уже набрала в грудь воздуха, чтобы прочитать старшеклассникам прочувственную речь о том, как надо вести себя в школе, когда рядом с ней пропиликал очередной телефон.

– Да за такие шутки! – взревел Серега, ныряя под парту.

– Девятый класс! – С оглушительным хлопком журнал встретился с партой. От неожиданности все подпрыгнули. – Быстро достали свои мобильные телефоны, подняли их над головами и при мне выключили.

Все завертели головами, словно ожидали услышать какую-то еще команду, после которой можно будет начать действовать.

И команда такая поступила.

Звякнул сотовый у Вытегры.

Все тут же полезли в карманы и портфели.

– А чего мне не звонят? – возмутился Пашка Шангин, придирчиво изучая содержимое своего телефона.

– Ничего, сейчас и на тебя какая-нибудь пурга свалится, – Тихомиров недовольно вглядывался в разноцветный экранчик. – Заспамят по полной.

– Все слушаем меня! – гаркнула математичка. – Быстро выключили телефоны и положили перед собой!

Притихшие ученики стали послушно жать на кнопки. Учительница ураганом пронеслась к своему столу, выхватила пакет и помчалась обратно, сгребая в сумку разнокалиберные трубки.

– За телефонами придут родители! – припечатала она последний приказ. – А теперь – все работают.

Но никому не работалось.

Класс по нарастающей обсуждал произошедшее. Сотовые, конечно, были у многих, обычно их не выключали. А все потому, что по утрам никогда никому не звонили. Родители вспоминали о своих чадах ближе к обеду, а друг другу они эсэмэски писали только на переменах. Но чтобы вот так, на первом уроке, и сразу у четверых?

– Фигню прислали, – жаловался Серега. – «Физика». Какая физика, если сейчас алгебра? И номер незнакомый. Я сразу удалил. Вообще обнаглели – по утрам рекламу рассылают.

– А мне ничего не написали, – нервничал Шангин. – Могли бы тоже какую-нибудь ботанику подкинуть. Все веселее бы жилось.

– А у меня «Лаборантская» было написано, – шепотом сообщала Лиза. – Какое-то «Молчание ягнят» получается. Страшно.

Но вскоре здравый смысл взял верх, и все стали работать. Только Митька продолжал изучать рисунок на парте, который сам же и прочертил еще в сентябре.

Бывает такое – вроде живешь, живешь, ничего не происходит. А потом вдруг начинаешь замечать какие-то странности. Например, тапочки несколько раз подряд надеваешь не на ту ногу. Вечером наверняка правильно их поставил, а утром они оказываются перепутаны. Побежал в ванну умываться, рубанул горячей воды, а полилась она не из крана, а из душа, все вокруг обрызгала. Скажете, случайно? Нет, нет, точно, скоро должно что-то произойти…

Черную кошку можно не считать. Она у них в подъезде живет и часто путается под ногами. Нет, конечно, она не каждый день перебегает дорогу, сидит обычно в своей коробке и не вякает. А тут вдруг бросилась под ноги. Странно это.

Опять же самостоятельная первым уроком. Тоже не подарок.

Четыре эсэмэски. Друг за другом. Хорошо бы проверить отправителя, и если номера совпадают… Хотя как их проверишь? Грымза-математичка все трубки отобрала.

Физика… Лаборантская… Стеллаж…

Стеллаж… Физика… Лаборантская…

По всему выходит – дорога лежит в кабинет физики, в царство приборов и магнитных аномалий. Наверняка очередная идея Виктории Борисовны. Она всегда что-нибудь придумывает. Сейчас всех соберет и скажет, что вместо кружка по астрономии у них откроется школа пиратов. А чего? Там тоже надо звездное небо знать, чтобы в море не заблудиться в шторм. Да и в спокойную погоду тоже.

Митька уже повернулся к Сереге, чтобы сообщить ему о своих догадках, когда в голову пришла мысль, что это может быть проверка. На борт корабля попадут самые сообразительные, поэтому надо молчать.

Предчувствие неожиданной тайны, жгло ему душу весь день. У Звонилкина даже пузо зачесалось – так хотелось попасть в лаборантскую и все узнать. Для верности он пару раз заглянул в кабинет физики. Но там постоянно толкался народ. Виктория Борисовна была раздражена, ругалась на семиклашек, а когда на пути попался Митька, выгнала его в коридор и захлопнула дверь. Так Звонилкин ничего и не понял.

Пришлось ждать конца занятий.

Со звонком народ вывалился в коридор, Митька отправился вслед за всеми – не хотелось никому показывать, что он хочет остаться. Звонилкин пошел вниз, в раздевалку. Постоял около своей куртки, пожал с десяток протянутых рук, троим пообещал вечером позвонить, у отличника попросил завтра на утро списать домашку по алгебре, в который раз за сегодняшний день пожалел, что лишился телефона, и не спеша пошел по первому этажу, проявляя повышенный интерес к фикусам на подоконниках.

Здесь же, на первом этаже, крутился Серега, но Звонилкин решил, что тот выжидает удобного момента, чтобы отобрать у математички свой сотовый или хотя бы перехватить ее, пока она не отнесла телефоны завучу.

Вытегра с недовольным видом стояла около окна и сосредоточенно смотрела на улицу.

Тоже, наверное, кого-нибудь ждала. Или к чему-нибудь готовилась. Их же, девчонок, не поймешь. Сейчас плачут, через секунду хохочут, вечно им что-то не так. К тому же Козероги и Раки, как недавно выяснил Звонилкин, плохо сочетаются. Еще его очень напрягало, что под знаком Козерога, помимо более-менее мирных Киплинга, Ньютона, Эдгара По и Грибоедова, родилась Жанна д’Арк. Насколько он помнил из истории, девушка эта отличалась упертым характером и стукнутостью на всю голову. Возомнила из себя невесть что и на резвом коне поскакала к заветной цели – в смысле к костру инквизиции.

Он так и видел Надьку в кирасе и с копьем, верхом на толстозадом белом жеребце. Конь гарцует на месте, недовольно звенит уздой, и Вытегра, вся такая боевая, орет одуревшим одноклассникам, что им надо сейчас собраться и идти штурмовать кабинет завуча, где лежат несметные богатства в виде десятка сотовых телефонов.

Конь встает на дыбы, одноклассники шарахаются в стороны, Надька мчится вперед одна. Вверх, вверх по ступенькам. Лошадь с трудом вскидывает передние ноги, делает огромный скачок. Камень лестницы крошится под тяжелыми копытами, летят во все стороны искры.

– Звонарь, колокольню обломаешь! Ты чего тут застыл? Надька понравилась? Так забирай, она твоя!

Митька качнулся, приходя в себя после столь яркого видения, и тупо захлопал ресницами.

Пашка Шангин скептически изучал вид Вытегры сзади. На это наглое заявление Надька и не подумала оборачиваться. Она рассматривала что-то за окном, делая вид, что комментарии мальчишек к ней не относятся.

– Вот тормоз! – доверительно повернулся к Митьке Шангин. – Скажи?

Звонилкин пожал плечами. Надька уже девять лет Надька, все давно устали склонять ее фамилию на разные лады. Вытегра – это река, есть такая где-то на севере. А больше ничего интересного в Надьке не было.

– И одевается как с базара, – продолжал гнуть свою линию Пашка.

Одевалась Надька действительно не так чтобы очень. Девчонки через день хвастались обновками, постоянно вертелись перед зеркалом – Митька этого не замечал бы, если бы те сами не верещали о новых кофточках и юбочках, модной прическе или очередной татушке. Надька же в этих бурных обсуждениях участия не принимала. Держалась в стороне, выглядела нелюдимой, словно ей не нужно было каждый день сообщать потрясающие новости последней серии очередного сериала, обсуждать «зашибенный» прикид Танюхи и решать, козел Максимов или нет. И ходила она постоянно в чем-то сером – то серая юбка с черной кофтой, то черные джинсы с серым свитером. Короче, смотреть не на что.

– А не пошел бы ты? – посоветовал любознательному однокласснику Звонилкин и отправился на пятый этаж. Из-за Шангина он чуть не забыл, зачем остался в школе. Он благополучно избежал столкновения с по-обычному деловой Лизой Токаевой, что-то забывшей на третьем этаже, и подошел к кабинету физики.

Дверь уже, конечно, была закрыта, но это его не волновало. Виктория Борисовна сама однажды рассказала, как можно попасть внутрь без ключа. Для этого надо поднять шпингалет, запирающий узкую часть распашной двустворчатой двери. К нему прикреплен специальный язычок, за который очень удобно дергать. Потом достаточно толкнуть обе створки одновременно, и путь в кабинет физики открыт.

Для приличия Митька выждал несколько испуганных толчков сердца, прислушался к затихающей школе и склонился к шпингалету.

Когда же Виктория Борисовна им это показала? Да, да, в самом начале учебного года. Тогда они долго придумывали, как назвать кружок. Просто «астрономический» всем показалось скучно. Ведь астрономия – это всегда загадка. Потому-то астрономы, то есть астрологи, в Cредневековье были чуть не главными людьми в государстве.

После долгих споров решено было назвать кружок «Звездочеты». В первый день они этим и занимались – считали звезды. Говорят, невооруженным глазом можно увидеть на небе около двух тысяч звезд. Они насчитали меньше, но и этого хватило.

Вся жизнь «Звездочетов» была окружена таинственностью. Где звезды, там всегда тайна. Чтобы попасть на занятия, нужно было знать пароль, меняющийся каждый день. Пароль писался на листочках, спрятанных в разных углах школы. Чтобы найти их, нужно было отгадать несколько загадок, прочесать все этажи и решить чуть ли не весь учебник по физике. В начале занятий они давали клятву Нострадамуса, что не станут применять свои знания во вред людям и что если им вдруг откроется какой-нибудь страшно вредный для человечества секрет, то он уйдет вместе с ними в могилу. Покой человечества должен был оставаться незыблемым.

Чтобы стать звездочетом, надо было пройти сложный ритуал – огнем, водой и славой. Человек со свечкой должен был обойти вокруг стола, на котором лежала книга в черной обложке, потом на него брызгали водой, пытаясь загасить свечку. Если огонь сохранялся, то обряд считался завершенным. Глупо, но захватывает.

И не лень Виктории Борисовне было всем этим заниматься!

Открыв дверь, Звонилкин сразу прошел направо, в лаборантскую.

Судя по эсэмэскам, именно там на стеллаже что-то спрятано. Все ясно, как таблица Менделеева. Наверняка какая-нибудь записка, где указано, что они дальше будут делать.

Митька бодро огляделся. Но чем дальше его взгляд скользил по бесконечным полкам, тем быстрее из его души улетучивалась уверенность.

Везде что-то лежало, стояло и пылилось.

– М-да, – почесал он в затылке. – Работы здесь…

Он подошел к столу, шевельнул сложенные стопкой тетрадки, качнул шарики «вечного маятника».

Чтобы понять, что искать, надо разобраться в психологии таинственного автора эсэмэсок. Посылал в середине первого урока, значит, заранее знал, где будут получатели. Раз был урок, значит, рассчитывал на то, что текст посланий станет известен всем – не сообщить во всеуслышание о таком идиотизме просто невозможно. И наконец, четыре сообщения, в которых указывалось четыре кодовых слова. Физика. Лаборантская. Стеллаж…

Так, стоп, а где четвертое слово? Серега, Лиза, он… У кого же еще звонил телефон? Эх, дура-математичка у всех забрала трубки. Если бы только у тех, кто получил послания…

Вытегра!

Митька метнулся на выход. Надька могла еще быть в школе! Вдруг она все еще изучает пейзаж за окном. Только бы на улице произошло что-нибудь интересное! Только бы…

– Далеко бежишь?

Звонилкин отшатнулся, спиной налетая на полки. Испуганно дрогнули приборы на потревоженном стеллаже.

Лиза Токаева стояла в дверном проеме, по-деловому сложив руки на груди. В черном одеянии смотрелась она величественно.

– Хорош крушить округу. – Лиза сдвинулась с места. – Что у тебя там?

– Где? – от волнения в горле у Митьки пересохло, голос изменил ему, и он перешел на шепот.

– В Караганде! – фыркнула Лиза и откинула с плеч мешавшие волосы. – Тебя домкратом, что ли, стукнуло? Что ты тут забыл?

– Это ты чего здесь забыла? – набычился Звонилкин. – Чеши отсюда, а то все магазины позакрывают.

Лиза окинула взглядом захламленную лаборантскую и вдруг шагнула к окну.

– Вылезай! – скомандовала она шторе. – С твоей «Физикой» все понятно.

Штора шевельнулась и ответила Лизе голосом Тихомирова:

– Ты бы сюда еще весь класс привела!

– Достаточно одного Звонилкина, чтобы весть пошла по всей Руси великой, – лихо процитировала классика Токаева.

– Вы шумите больше меня, – возмутился Митька, наблюдая, как Тихомиров лезет через стол, стараясь не нарушить порядок расположения тетрадей и ручек. – Сами чего тут делаете?

– Нам эсэмэски пришли, – напомнила Лиза. – У кого-нибудь номер определился?

– Незнакомый какой-то, – качнул головой Звонилкин. – Пятьсот двадцать три. Дальше я не запомнил.

– Я удалил, – признался Тихомиров. – Чего мне всякую ерунду сохранять?

– А математичка куда-то к начальству отправилась, – задумчиво протянула Токаева, проявляя повышенную осведомленность в учительских делах. – Чего ищем-то?

– На стеллаже что-то, – Митька снова повернулся к полкам.

Серега с Лизой тоже посмотрели каждый на свою стену.

– Что здесь должно быть? Вроде ничего нового, все то же! – И Звонилкин стукнул эбонитовой палочкой по стеклянному шару. – Наверное, это очередной Викин прикол. Это она так своих собирает.

В классе грохнул стул, и все бросились к выходу.

– С чего вы взяли, что стеллаж обязательно должен быть в лаборатории? – Пашка Шангин стоял на столе и пытался дотянуться до видимой только ему цели над доской. – Стеллаж – это просто полка. А полок здесь до фига.

Он вытянулся, привстал на цыпочки, не удержался и рухнул на пол.

– Так, а ты что здесь делаешь? – Лиза недовольно уперла руки в бока. – Тебя не звали.

– А тебе, значит, именное приглашение прислали? – Пашка отряхнул колени и довольно огляделся. – Может, мне тоже пришла эсэмэска, только у меня телефона нет, чтобы ее прочитать.

– Понятно, – скривилась Токаева. – Версий никаких? Остальным, значит, ничего не пришло?

– Я же говорю – всем все пришло, читать некому, – начал Шангин, но Серега не дал ему договорить.

– Это засада! – выкрикнул он, бросаясь к выходу.

Дверь закрылась. Щелкнул, падая в паз, шпингалет.

Глава 2

Сила Камня

«Козероги упорны и трудолюбивы. Поставив перед собой цель, они не спеша идут к ней и всегда добиваются своего. Чаще всего дается им это нелегко. Ничто так не пугает Козерогов, как страх падения или неудачи. Они очень выносливы, готовы ради цели пожертвовать всем, поэтому часто остаются в одиночестве. Не любят сравнения, потому что считают себя лучше и достойнее всех. В детстве болезненны, но к юности здоровье укрепляется, и болеть они начинают гораздо реже».


На пороге стояла Надя. Спокойная, как броненосец «Потемкин» перед расстрелом. Она и по жизни отличалась какой-то странной отчужденностью, всегда имея такой вид, словно делает одолжение своим присутствием.

Митька восхитился способностью Вытегры эффектно появляться. Вот ее не было – и вот она уже есть. Супер! Он даже вдруг забыл, зачем они здесь собрались.

В руке у Вытегры был сотовый.

– Камень, – негромко произнесла она, глядя почему-то только на Лизу. – Надо искать камень.

Лиза вырвала у нее трубку и нажала на клавишу, заставляя экран ожить.

– «Камень», – прочитала она. – Гранит, что ли? – оглянулась она на застывших одноклассников.

– Помните, Виктория Борисовна рассказывала о масонах[2]2
  Тайная международная религиозная организация с мистическими обрядами. Так как масонами были богатые знатные люди, организация эта имела большое политическое и экономическое влияние. Слово «масон» переводится как «вольный каменщик», так как масоны считали, что строят новое общество, сравнивая этот процесс со строительством нового храма.


[Закрыть]
тайном обществе? – Вид у Нади был более чем загадочный. – Я долго думала и поняла: камень – это от масонства. Их еще называли «каменщиками». Нас четверо, это число символическое для масонов.

«Круто!» – мысленно выдохнул Митька. До такого могла додуматься только Вытегра. Где-то он про этих масонов читал… Или слышал?

– Считать разучилась? – Шангин толкнул Надьку в бок. – Нас пятеро. Или тебе зрение подправить? Так чего искать? – он решил побыстрее уйти от темы, кто тут лишний и почему. – Кирпич?

– Два кирпича. – Лиза пошла обратно в лаборантскую. – Чтобы на один положить твой длинный язык, а другим его сверху прихлопнуть.

Все столпились в узкой полутемной комнатке. Вроде бы света с улицы еще хватало, и они решили пока лампы не включать, чтобы не привлекать лишнего внимания.

– Ну и какой камень нам нужен? – Пашка смотрел на полки с горными породами.

Митька остался в дверях – он предпочел держаться подальше от слишком много знающей Надьки. Она всегда была со странностями, а тут вдруг начала совершать абсолютно непонятные действия. Ведет себя так, как будто обо всем догадалась.

Или не догадалась, а все знала заранее. Как-то слишком складно у нее получается.

Звонилкин напрягся и стал внимательней смотреть по сторонам. А ну как какой Спайдермен сейчас из-за полки выскочит…

Из-за полки? Звонилкин оглянулся и сразу увидел КАМЕНЬ.

Это было украшение – кулон, сероватая подвеска на длинной цепочке. Митька осторожно взял ее в ладонь, чтобы лучше рассмотреть, развернул к окну. Кулон стал медленно наливаться изумрудно-зеленым цветом. От удивления Митька перешел из лаборантской в кабинет, где был включен свет и можно было как следует изучить находку.

Зеленые краски из камня стали уходить, уступая место красному. Ярко-красному, как кровь.

– Вот черт! – Украшение полетело на пол. Звонилкин стал испуганно тереть свою ладонь, словно боясь увидеть на ней следы смертельного укуса.

– Ты чего драгоценностями кидаешься? – метнулся к упавшему предмету Шангин. – Не нужен, так и скажи, другие возьмут.

– Не бери! – дернул его назад Митька. – С ним что-то не так.

– Это с тобой что-то не так, – покрутила пальцем около виска Лиза. – Еще скажи, что он кусается. – Она поддела цепочку длинным накрашенным ногтем.

Камень блеснул матовым серым боком.

– Он только что красным был, – начал оправдываться Звонилкин. – А перед этим зеленым.

– Галлюцинация, – пожал плечами Шангин.

– Глюк, – поддакнул Серега.

– Так он, может, того, волшебный? – Митьке уже было неудобно, что он испугался, судя по всему, собственной фантазии. – Типа волшебной палочки.

– Мы искали это! – От волнения Вытегра заметно побледнела. Она вытянула цепочку из Лизиных рук и подошла ближе к окну. Камень стал медленно зеленеть.

– Ерунда какая-то, – разочарованно протянул Шангин, который ожидал найти как минимум валун с человеческий рост. – На фиг нам эта побрякушка?

– Это не побрякушка. – Надя стояла около окна. Кулон в ее руке был двухцветным. Видимо, не решив, какой цвет предпочесть, камень с одного края стал зеленым, а с другого – красно-лиловым.

– Давай сюда! – Серега отобрал у нее камень, положил его на стол. – Говоришь, номер сохранился? Сейчас мы все выясним.

За окном уже было темно, а ребята все еще сидели в кабинете физики вокруг стола, на котором лежал кулон, вновь ставший серо-зеленым. Рядом с ним обиженно пищал разряженным аккумулятором сотовый Вытегры – каждый посчитал своим долгом несколько раз попробовать вызвать таинственного отправителя эсэмэски, благо умная Надя не удалила сообщение и не отдала свой мобильник математичке.

В ответ на вызовы телефон с настойчивостью дятла твердил противным женским голосом, что абонент в сети не зарегистрирован.

Чем ниже опускалась на город ночь, тем мрачнее становились лица ребят.

– Нас пятеро, камень один. Может, его стоит поделить на пять частей? – вносил уже совсем безумные предложения Шангин.

– А если мы должны были найти не его? – предположила Лиза. – Это же украшение. Дорогое. Может, его Виктория Борисовна просто забыла. А нам был оставлен какой-нибудь полевой шпат.

– Ага, или железный колчедан, – хмыкнул Пашка. – Сходить поискать?

– Иди всю таблицу Менделеева принеси, – отпихнула его от себя Токаева. – Подобные украшения не кидают просто так. Здесь же не баня, чтобы перед входом снимать с себя все, что может испортиться.

Все снова уставились на камень, который прочно утвердился в красном цвете и меняться пока не спешил.

– Колечко, колечко, выйди на крылечко, – пробормотал Серега и с усмешкой покосился на одноклассников. – Слушайте, а никто ничего не чувствует? Может, какая радиация пошла? Или мы попадаем под его власть?

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное