Елена Нестерина.

Письмо, которого не было

(страница 2 из 11)

скачать книгу бесплатно

– Сейчас и займемся, – кивнула Тоня. – Но надо все посмотреть. Пойдем дальше.

На ветках все еще висела черноплодная рябина. Тоня знала, что дедушка всегда ее сушил, и потом она появлялась в составе компотов из сухофруктов. «И мы насушим, что ж добро-то будет пропадать!» – решила она. Та же мысль пришла к ней и по поводу калины, которая своими яркими ягодами семафорила им из обсадки. Желание все пустить в дело не оставляло ее.

В конце картофельного поля жизнерадостно желтели цветы высоченных топинамбуров.

– Выкопать бы надо, – окончательно сжилась с ролью хозяйки Тоня. – Они вкусные. Напомни мне, Маш.

– Ага! – охотно согласилась Маша.

– Ну, а теперь в огород!

Кузя, переполошив кур, первым помчался к огороду.

Там было чисто. Всю сухую ботву дедушка отнес в кучу, где она гнила, превращаясь в удобрение. Некоторые грядки даже перекопал под зиму. А вот капуста еще стояла – с дальнего конца огорода отсвечивали из лопухов большие бело-зеленые кочаны.

– А капусту дедушка в погребе подвешивал! – вспомнила Маша. – Прямо в сетках! Помнишь, они иногда до лета так висели – и ничего им не было!

Тоня помнила. И решила повторить эту операцию.

– Вот тогда мы сначала с тобой капустой и займемся, – скомандовала она. – Ну, Маш, выдергивай ее из земли, а я пойду сетки искать.

Маша подскочила к самому большому кочану и принялась тянуть его, как дедка репку. И, конечно же, кочан ей не поддавался. Кузя не хотел быть Жучкой-внучкой – и не помогал ей. Так что сопела и пыхтела Маша, пока сестра не появилась.

А не приходила Тоня долго – потому что вспомнила про печку. Которая успела прогореть. Давно погасли в ней все угольки, жар вслед за дымом покидал ее. Получилось так, что закрыла девочка заслонку уже поздно. Правда, большая русская печь уже нагрела дом, но…

«Ничего, в следующий раз лучше получится», – успокоила себя Тоня, которая любила во всем добиваться выдающихся результатов.

Взмахнула сетками, в которых собиралась подвешивать кочаны капусты, – и выбежала на улицу. После операции «капуста» нужно было заниматься обедом. Да, еще посуда с завтрака немытая осталась. Курам надо корма задать. И ружье Тоня вчера собиралась проверить. А рябина? А яблоки? В общем, дел… Да просто полно было всяких дел теперь.

Так началась самостоятельная жизнь Тони и Маши Федотовых.

Глава 3
Новая ученица

А через неделю Тоня смогла наконец-то разобраться с делами и с утра пораньше отправилась в Беклемищево. Школу-то надо было посещать – и так две недели занятий пропустила. В Москве Тоня училась хорошо, в некоторых четвертях даже отличницей выходила. Так что теперь она не сомневалась, что нагонит упущенное.

– Маш, сиди дома, смотри телевизор, – отдавала она распоряжения сестрице, которая после завтрака снова юркнула под одеяло. – Наружную дверь я на замок закрою, захочешь на улицу, иди через двор. Ешь яблоки. Приду – будем обедать.

– Ага, – сонно согласилась Маша.

Привязав Кузю возле будки, Тоня отправилась в школу.

Утро было словно ленивое, по низинам стоял туман.

Солнце уже показалось из-за дальнего леса, но как-то не торопилось разгрести вокруг себя пушистые облака и показаться во всей красе.

Поэтому в Алпашевском лесу, через который вела дорога в Беклемищево, было сумрачно. Тоня шла быстро, торопилась, потому что не знала, во сколько начинаются уроки в Беклемищевской школе – вдруг в восемь утра? Раз-два, раз-два, – подгоняла себя девочка.

Тихо было в лесу, влажно. Где-то далеко перестукивались дятлы, то там, то здесь под деревьями шуршал кто-то в листьях – мелочь лесная на зимовку спать укладывалась. На тонких ветках веселого бересклета дрожали крупные капли росы. Иногда срывались – и веточки чуть приподнимались, избавившись от дополнительной тяжести. Им и так хватало своих плодов – точно сделанных из яркой красно-черно-бело-розовой пластмассы и повешенных на куст каким-то шутником. Тоня не удержалась, сорвала веточку с несколькими бересклетовыми сережками и заткнула себе за ухо. Теперь они колыхались в такт шагам, крепкие, прохладные.

Лес кончился, дорога пошла лугом вдоль реки. Обмелевшая за лето речка Дебрянь, на которую все еще падала тень высокого леса, холодно блестела неспешной водой. По другой стороне дороги было поле, на которое уже вышел синий бодрый трактор. Девочка помахала трудолюбивому трактористу, тот высунул из кабины руку с кепкой – и тоже помахал в ответ.

Показалось Беклемищево – компактное село на невысоком холме. Самой его выдающейся точкой была колокольня старой церквушки, не так давно отремонтированной и покрашенной. Рядом с церковью и находилась школа.


– Вот все мои документы из прежней школы. – Тоня выложила перед директором папку со своими бумагами. – Вот свидетельство о рождении и медицинская карта, где указаны все прививки. Возьмите меня, пожалуйста, в свою школу. Я перешла в восьмой класс.

– Интересно… – проговорила директор школы, а по совместительству учительница истории и географии. – Очень интересно. Из Москвы?

– Из Москвы, – кивнула Тоня. – Да вы не волнуйтесь! Я хорошо учусь.

– А родители? – директор была несколько растеряна: в первый раз ученик сам пришел определять себя в школу. Не подозрительно ли это? Может, девочка от родителей сбежала, бросила прежнюю школу, обманула всех?.. Но вроде на вид девчонка нормальная, даже очень положительная. И документы все в полном порядке – вон какие оценки хорошие.

– Родители нормально, не волнуйтесь! – уверила ее Тоня. – Мы живем в Ласточках. Моя мама когда-то тоже ходила в эту школу.

Тоня не стала уточнять, с кем именно она в Ласточках живет.

Только что закончился первый урок – Тоня все-таки опоздала к началу занятий. Директор сидела в своем маленьком кабинете, куда забежала после урока – и наткнулась на поджидающую ее под дверью девочку.

– Ну хорошо, – после долгой паузы произнесла она. – Я принимаю твои документы. Учись у нас. Пойдем, провожу тебя в класс.

– Спасибо, – улыбнулась Тоня.

И уже на подходе к двери Тониного нового класса директор не удержалась:

– Но а все-таки, Антонина: что ж тебе в Москве-то не училось? – пытливо спросила она.

Тоня вздохнула, пожала плечами и улыбнулась:

– Ну так вот сложились обстоятельства.

– Значит, ты к нам навсегда?

– Этого никто не знает, – честно ответила Тоня.

– Вот как… Ладно, входи в класс, Антонина загадочная, – улыбнулась и директор.


Появление Тони вызвало оживление. Во-первых, удивительно, что пришла новенькая – явление редкое для их школы. А во-вторых, девчонка аж из Москвы! Может, врет? Потому что ничем таким особенным, указывающим на «столичность», эта новенькая Тоня, одетая в простые джинсики и свитерок, не отличалась. Даже наоборот – все девчонки вокруг были Светы, Тани, Наташи, в крайнем случае Кати и Лизы. А тут Тоня, Антонина. Имя-то какое старообразное…

Директор, попросив любить и жаловать новую ученицу, ушла. Ее ждали свои ученики.

А Тоня уселась за свободную парту, оглядела новых одноклассников, которых она вместе с собой насчитала пятнадцать человек, – и удивилась. Они были очень уж разновозрастные. И так, группками, состоящими из ребят примерно одного возраста, и сидели в классе.

Молодая учительница все объяснила.

– Тебе сколько лет, Антонина? – спросила она. – Ты в каком классе учишься?

– Седьмой закончила, – ответила Тоня.

– Значит, в восьмом, – проговорила учительница и указала Тоне на группу, состоящую из двух крупных девчонок и трех парней примерно ее возраста: – Садись тогда к ним.

Тоня послушно пересела на предпоследнюю парту среднего ряда.

– Наша школа маленькая, – продолжала объяснять учительница, видя, что недоумение не покидает новенькую, – поэтому в одном кабинете учатся несколько классов одновременно. Вот, это седьмой класс, – с этими словами она указала на трех девчонок, что сбились в кучку у самой двери. И повернулась в другую сторону: – А это наш самый многочисленный, шестой.

Пятеро боевых гавриков и одна девочка резво заулюлюкали с парт, что стояли у окна. Тоня помахала им, как футболистам любимой команды.

– Понятно, – кивнула она.

– Вот так мы вместе и учимся, – развела руками учительница. – А сейчас у нас математика. У каждого класса своя. Не волнуйся, ты быстро привыкнешь. Возьми пока мой учебник, а на перемене тебе выдадут.

С этими словами учительница отдала Тоне свой учебник, уселась за стол – и раскрыла сразу три журнала! Вот цирк…

Так и начала Тоня учиться. К тому, что учительница то объясняет им, восьмиклассникам, новый материал, то какую-то легкотню младшим, она действительно быстро привыкла. Даже забавно как-то было – она по ходу успевала вспомнить давно пройденное и порадоваться, что без труда может это все решить.

А на перемене ее тут же, конечно же, обступили ребята.

– Ты из Москвы? Правда, что ли? – удивлялись они.

– А зачем?

– Да ну, врешь!

Однако Светка – нынешняя одноклассница Тони, подтвердила ее слова. Ведь они были знакомы: Света жила в Беклемищеве, еще в детстве они с Тоней как-то, дожидаясь родителей, играли вместе у магазина, ну и всегда здоровались с тех пор. А прошлым летом, когда Тоня пришла в село из своей деревни на дискотеку, Света ее пригласила домой к себе ночевать, чтобы ей не пришлось ночью в Ласточки пять километров нестись.

Также Тоня помнила парочку девчонок, парнишку-шестиклассника по кличке Кепка и восьмиклассника Борю. Все они были беклемищевские. Поэтому сейчас она познакомилась с теми, кто приезжал в школу из других мест. И отправилась в библиотеку за учебниками.

Скоро вся школа, состоящая, помимо среднего, из таких же сборных младших и старших классов, пришла посмотреть на Тоню. Во всей школе, как приблизительно посчитала Тоня, оказалось около пятидесяти учеников, которые, в принципе, ей понравились. Ребята как ребята.


После уроков многие выкатили из школьного сарая велосипеды и умчались, за кем-то приехали на машине, веселую ораву, которая погрузилась в прицеп с высокими бортами, увез трактор. Беклемищевские жители пешочком умотали. Тоня пожалела, что у нее велосипеда нет, и тоже в свою деревню пешком идти наладилась. Но по дороге ей нужно было зайти в магазин и купить хлеба.

Быстро отоварившись, девочка открыла дверь магазина и вышла на улицу. Т-р-р-р-р! Гах! – на всех парах к ступенькам подлетел ярко-красный мотороллер «Муравей», еще раз взревел мотором, остановился как вкопанный – и затих. Тут же с седла соскочил черноволосый смуглый мальчишка. Едва увидев его, Тоня подумала: «Лихой!» – и улыбнулась этой мысли.

Но тут же рассердилась – мальчишка, оказавшийся почти на голову ниже ее, загородил дорогу. Тоня шаг в сторону – и он в сторону. Тоня в другую – и мальчишка в другую.

– Привет! – не выдержав «молчанки», широко улыбнулся он. И остановился.

– Привет, – недоверчиво проговорила Тоня. – Что пройти-то не даешь?

– Так, – ответил мальчишка. И нетерпеливо бросился спрашивать: – Ты откуда? Ты что тут делаешь? Тебя как зовут?

Стараясь сдержать улыбку, Тоня хмыкнула:

– Может, лучше в другой последовательности: сначала как зовут? И так далее?

– Ну и как же зовут тебя? – Напористости водителю «Муравья» было не занимать. – Я – Вася. Василий Константинов.

– Антонина, – с достоинством ответила Тоня. Но почему-то неожиданно для себя поинтересовалась: – А что ж ты в школу не ходишь, Василий Константинов?

– А что? – фыркнул Василий. Но тут же уверенно заявил: – Хожу. Это ты не ходишь.

– Я-то как раз посещаю школу. Вот эту, – и Тоня указала на стоящее неподалеку одноэтажное кирпичное здание. – А тебя почему-то там не видела.

Василий Константинов прямо-таки просиял:

– Ты в нашей школе учишься?

– Ну да, – пожала плечами Тоня. – По-моему, здесь только одна школа.

– Все, тогда я тоже завтра приду! – радостно пообещал Василий.

Тоня ничего на это не ответила, перехватила рюкзак поудобнее и сделала полшага вперед.

– Пройти-то дай, – сказала она. – Мне домой надо.

– А где ты живешь? – Василий тоже сделал полшага вперед и стоял теперь вплотную к Тоне.

Она отошла на два шага, оглянулась в поисках какого-нибудь обходного пути и все-таки ответила:

– В Ласточках.

– Отлично! – аж подпрыгнул Вася, подлетел к Тоне, схватил ее за руку и потянул к мотороллеру: – Садись, я тебя домчу до Ласточек! Мне как раз по пути!

Тоня попыталась стряхнуть его руку, но Вася держал ее крепко. И уже как-то незаметно подтолкнул к седлу. Так что девочке ничего не оставалось, кроме как забраться на него. Вася снял с ее плеча рюкзак и уложил его в кузов своего «Муравья».

Тоня посмотрела на дверь магазина, подумала и с сомнением поинтересовалась:

– А тебе разве не в магазин надо?

Вася, шустро влетев в седло, беспечно ответил:

– Не-а! Мне в магазин больше не надо. Хотел там водки купить, напиться с тоски. А теперь – все…

– Что-о? – Тоне показалось, что она ослышалась – или что это произнес кто-то другой, неожиданно оказавшийся рядом с ней. Но никого поблизости не было, и она обалдело переспросила: – Как – водки?!

– Да все уже! Говорю – передумал! – уверил Вася, обернулся и хитрым глазом посмотрел на Тоню: – Тебя увидел, обрадовался. Тоска и прошла.

– Какая тоска?!! Вы что тут, в деревне, все алкоголики?!! – закричала Тоня на всю округу.

– Не-а… – помотал головой Вася. – Только дядя Саша с дядей Колей, дед Кузьмич и тетка Марина.

– А ты?

– А я только по праздникам, – охотно ответил Вася. – Ну и сейчас дома выпил малость – поллитру для храбрости. Ну, поехали!

Взревел мотор. Но обалдевшая Тоня резвым зайцем слетела с седла.

– Да никуда я с тобой не поеду! Алкоголик малолетний! – чуть не плача, закричала она.

Мотор заглох. Васю смело с мотороллера. Он схватил Тоню за руки и тревожно заговорил:

– Да не пил я ничего, ты что??? И вообще не пью, конечно. Что я, больной, что ли?

– А чего ж ты?.. – недоверчиво воскликнула Тоня.

– Это я так шучу!!!

– Ну и шутки… – буркнула Тоня. Но тут же потребовала: – Докажи!

– Да это я тебя развеселить хотел, – начал оправдываться Василий Константинов. – А то ты такая серьезная была, ух… Ну прости, ладно? Ну все, поехали, да?

Но Тоня продолжала смотреть недоверчиво. Вася снова незаметно подтолкнул ее к мотороллеру, забрался в седло и решительно предложил:

– Или погнали на трассу! Точно, погнали! Там найдем милицейский пост. Я им сдамся, а ты потребуй, чтобы они мне тест на алкоголь устроили! Все, давай, садись скорее, поехали на трассу!

– Ну-ка, не мельтеши! – не зная, то ли смеяться, то ли сердиться, крикнула Тоня.

Вася замолчал. В этот момент из магазина как раз вышли две старушки, недовольно посмотрели на мотороллер, пришвартовавшийся к самым ступенькам. Так что пришлось Тоне поскорее сесть к Васе.

Машина-зверь отчалила от магазина.

– В Ласточки? – крикнул Вася.

– Да! – ответила Тоня.

И поехали они в Ласточки.


– Это вы тут одни живете? – оглядев деревенский дом и все хозяйство, удивился Вася. – Без родителей? И со всем управляетесь? Ну, молодцы!

Он покосился на завешенное черной материей зеркало, Тоня просто сказала: «Дедушка…» – и Васька все понял, качнул головой и вопросов больше не задавал.

Маша наскучалась за полдня. Если в Москве ее невозможно было оторвать от телевизора, то здесь, в деревне, ей совершенно не хотелось его смотреть. Так и просидела Машутка, глядя в окно на дальние луга – когда ж сестра появится? А когда Тоня наконец вернулась, и не одна, а с гостем, Маша тут же стала ходить за этим гостем хвостом, все ему рассказывать, демонстрировать достопримечательности.

А Тоня собирала на стол обед.

От которого Вася, конечно же, не отказался. И с удовольствием нахваливал борщ, жареную картошку, соленые грибы и огурцы – одним словом, вел себя, как гость очень положительный.

Маша так смеялась его шуткам, что как-то фыркнула в тарелку с борщом – и он разлетелся в разные стороны. Тоне очень хотелось стукнуть сестру за это ложкой по лбу. Она уже даже нацелилась, но в этот момент Вася снова выдал что-то смешное – и она сама, хихикнув, подавилась хлебом.

– По спине давай постучу! – бросился к ней гость.

– Не трогай, не трогай меня! Я сама! – кашляя, Тоня отскочила от него за километр.

– Чего твоя сестра меня боится-то? – грустно-удивленно поинтересовался он у Маши.

И в доказательство того, что он хороший, сразу после обеда гость Василий Константинов натаскал из-под горки воды – наполнил флягу, все ведра и баки. Он оказался неожиданно сильным – с полными ведрами, а не такими, как Тоня себе наливала, шустро взбегал от колодца в гору. Ни разу не останавливаясь отдохнуть, да еще с шутками, которыми довел Машу до состояния обожания.

Хотел еще загородку починить – но уже начинало темнеть, и Тоня предложила ему все-таки сматывать удочки. Наверняка пропавшего водителя «Муравья» дома ждали.

И Вася – с шумом, смехом, звоном и грохотом уехал. Девочки стояли на бугорке и махали ему вслед. А он то и дело сигналил, пока дорога не скрылась в лесу.


– Тоня, – жалобно сказала Маша, укладываясь спать, – мне так страшно тут одной было. Знаешь, одиноко… Можно, я завтра с тобой в школу пойду?

– Как – со мной? – удивилась Тоня. Перед этим она еще думала, что наверняка малышке было одной в пустом доме не по себе – и никакой телевизор ее не развлек. А тут Маша сама об этом же говорит.

– Я тихонько посижу с тобой! Не оставляй меня, ладно? – и Маша бросилась сестре на шею, обняла и зашептала: – Я даже под парту заберусь и буду в пупсика с мишкой играть! Меня никто не заметит, вот увидишь!

«А почему бы не взять? – подумала Тоня. – Я бы в ее возрасте вообще одна не смогла оставаться. Идти, правда, далеко, устанет».

– Ладно, пойдем со мной завтра, – сказала она.

Маша радостно подпрыгнула:

– Ура! А Вася к нам еще придет?

Тоня даже покраснела – хорошо, темно в комнате было.

– А зачем он тебе?

– Он хороший, – заявила Маша. – Он мне сказал, что будет мой жених.

– Что-о? – Тоня похолодела. – Это как он сказал?

– А я у него спросила: «Будешь мой жених?» – принялась объяснять Маша.

– А он?

– А он спросил: «В какой игре?» А я не поняла, про какую он игру. Я хотела по правде.

– В смысле? – Тоня думала, что разговор с шестилетней сестрой ей просто чудится. – Что ты хотела поправде?

– Ну, чтобы когда-нибудь… Жених в будущем, – с энтузиазмом залепетала Маша. – Сейчас договориться. У нас в саду так некоторые договаривались…

– Кошмар! А Вася?.. – с ужасом ожидая Машенькин ответ, спросила Тоня.

– А он говорит: «Ну, неси тогда кукол, я выберу из них, каким женихом буду».

– А ты?

– А я принесла. Он выбрал медведя. Теперь Вася за него будет играть, – с этими словами Маша показала игрушечного медведя, одетого в снятую с куклы кофтейку.

– Бред какой-то… – с облегчением вздохнула Тоня. Сейчас она сердилась на себя за то, что из-за какой-то ерунды начала волноваться. Васька этот на голову свалился, куклы, медведи, жених…

– Все, Машуня, спим, – скомандовала она и посадила жениха-медведя на стул, где замерли, вытянув вперед длинные ноги и руки, две почти одинаковые куклы-красотки. – А то завтра не проснешься, и я тебя в школу не возьму.

– Я сплю, сплю! – отозвалась от стенки Маша. – И пусть мне Вася приснится!

Глава 4
Грибы

В два раза больше времени пришлось потратить сегодня на дорогу в школу. Маша хоть и старалась, но шла все равно медленно – так что это было Тоне не вчера, когда она пролетела пять километров резвой птицей.

Девочки опоздали. И Тоня появилась в школе с уже намечающейся собственной традицией – ко второму уроку. Была история, вела которую как раз Ираида Андреевна, директор школы. И пока учительницы еще не было, Тоня разместилась с сестрой за своей предпоследней партой, вытащила учебник.

Распахнулась дверь – и в класс вошел… Вася Константинов! Он только залихватски всем улыбнулся, а ученики тут же повскакивали со своих мест и бросились к нему.

– Цыган! Привет!

– Здорово! – ребята радостно хлопали Васю по плечам.

– Учиться пришел?

– Вась, ты чего это в школу-то?

– Что случилось? В лесу кто-то сдох?

– А че, думаю, поучусь маленько, – улыбнулся Василий, пробираясь между партами. – Никогда не поздно – третий раз в первый класс.

– Привет, – улыбнулась Тоня, когда он очутился у ее парты.

– Привет, – Вася растерялся, увидев, что место рядом с ней занято: там расположилась Маша с медведем и пупсом. А ведь Василий явно нацеливался сесть с Тоней, но…

– Ничего, я сзади вас приземлюсь, – с этими словами он плюхнулся за последнюю парту. – Хороший отсюда вид. Вы со спины тоже друг на друга похожи.

Тоня уже хотела было возмутиться, но в этот момент в класс вошла Ираида Андреевна.

– О, сколько новеньких! – поздоровавшись, заметила она. – Господин Константинов! Какая неожиданная встреча. Сколько лет, сколько зим!

– Здрасьте! – Вася снова вскочил со стула и поздоровался.

– А это что за новая ученица? – Ираида Андреевна подошла к Маше.

– Это моя сестра Мария Федотова. А можно она со мной посидит? – попросила Тоня. – Ей одной…

И Тоня осеклась. Она испугалась, что если вдруг она скажет, что Маша боится сидеть дома одна, сразу начнется разбирательство: почему одна? А где же мама?

– Значит так, ребятки. – Ираида Андреевна вернулась к доске. – Ученица Мария Федотова пусть отправляется в младшие классы, а бывший ученик Василий Константинов – вон.

– Я не хочу вон, Ираида Андреевна! – горячо воскликнул Вася.

– А я не хочу видеть у себя в школе такую птицу перелетную, – твердо сказала директор. – Ты, Василий, с прошлой зимы в школе не появлялся. Очевидно, всему научился. Так что твой нынешний визит мне непонятен.

– Да пусть учится, Ираида Андреевна!

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное