Елена Нестерина.

Мафия забивает стрелку

(страница 2 из 12)

скачать книгу бесплатно

– Стоит она на лестнице, между вторым и третьим этажом, грустная такая, молчаливая… – Мамеда понесло. – И время от времени… мм… портрет целует!

– Правда? И действительно мой портрет? Да кто же она? Кто?

– Догадайся, Антон, с трёх раз. Идёт мимо директор школы, а эта прекрасная дама всё стоит, гремит вёдрами уборщица, бегут малолетки… А она каждую перемену на посту, грустью обливается, портрет к сердцу прижимает…

– И раз в три минуты повторяет твоё имя, – добавил Костя, потому что Мамед что-то уж совсем разошёлся.

– Ой! И кто ж на такое отважится? – изумился самокритичный Антоша. Но обрадовался этой вести невероятно. – Я хочу к НЕЙ бежать, я уже на крыльях… это… воспарил! Значит, в нашей школе, на лестнице между вторым и третьим этажом?

– Ага, – кивнул Мамед.

Антон Мыльченко галопом бросился в школу. Он не обратил никакого внимания на строгую дежурную в дверях, напрасно она пыталась схватить его за курточку и не пустить в школу.

– Мамед, а мы ничего, не переборщили? – не спеша направляясь вслед за Антошей, спросил у приятеля Костя. – А вдруг она его с лестницы спустит?

– Не должна, – уверенно заявил Мамед. – Она мирная. Кстати, мы с тобой ему про одного и того же человека говорили, правильно?

– Надеюсь, – усмехнулся Костя. – Ох, только бы всё мордобоем не кончилось…


Радость Антоши зашкаливала. Не замечая ничего вокруг, он бежал вперёд, прыгал вверх через две ступеньки. Антон ещё не знал, кого именно он увидит на месте свидания, всё было так таинственно, а значит, так, как надо.

«Нет, меня действительно не обманули! – увидев на лестничной площадке одинокую девчоночью фигуру, в восторге подумал он. – И даже портрет в наличии! Ах, мои верные друзья Костя и Мамед, спасибо!»

Девочка медленно ходила туда-сюда и что-то держала в руках. Антоша, конечно же, узнал её – и обрадовался этому ещё больше.

– Ау, это я! – бросился к девочке Антоша и закрыл ей глаза ладошками. – Ку-ку!

– Ой, кто это? – испугалась девочка. – Что ещё за ку-ку? Хватит шутить!

Девочку звали Зоя Редькина. С первого класса она сидела за одной партой с Антошей. Уж каких только фокусов она не натерпелась от своего беспокойного соседа, сколько раз она помогала ему, защищала от нападок. Но недавно терпение кроткой и доброй Зои Редькиной лопнуло. В последнем стихотворении, посвящённом ей, Антон назвал её лягушкой. Зоя даже листок выронила от огорчения, когда это прочитала. И сколько ни просил её Антоша дочитать стих до конца и увидеть, что на предпоследней строчке написано, что эта лягушка – царевна и поэтому превращается в увешанную золотом и бусами красотку, Зоя была непреклонна. Она попросила учителей рассадить их с поэтом за разные парты. Развод, как говорится, и кактус между партами. И Зоя, кажется, до сих пор была вполне довольна этим.

«…Она страдает и тоскует! – в восхищении думал Антоша, убирая свои ладошки от Зоиного лица. – Наконец-то! Поняла, что хочет вернуться!»

– Ты… – начала Зоя, но Антон перебил её:

– Ах, Зоя, ничего не говори! Как это прекрасно – ты и я!

– В смысле? – не поняла Зоя и подёргала себя за тонкую пегую косичку.

Антоша только набрал побольше воздуха и собрался что-то сказать, как прозвенел звонок.

Зоя бросилась бежать по лестнице. Антоша схватил её за руку.

– Звонок на урок не сможет разлучить нас, Зоя! – крикнул он. – Мы ещё встретимся!

– Это зачем? – удивилась Редькина.

Антоша увеличил скорость, оказался впереди Зои и перегородил ей дорогу.

– Я буду ждать тебя сразу после уроков. У школы, – запыхавшись, проговорил он. – Там, возле зарослей барбариса. Приходи! Это очень важно!

Зоя Редькина с сомнением посмотрела на него и кинулась в кабинет русского языка. Уже после учительницы Антоша тоже вбежал в класс и все уроки напролёт бросал на Зою пронзительные взгляды. Зоя даже двойку за словарный диктант получила и подумала, что это всё из-за того, что Мыльченко на неё как гипнотизёр пялился. Антоша же радостно вертел головой, подмигивал всем своим многочисленным спасителям, думая только о предстоящем свидании. И ему казалось, что творческий кризис миновал.


– Ну, как наш Мыльченко? – между уроками спросила Арина у Кости и Мамеда.

– Всё с ним наладилось, – заверил её Костя. – Мы его на Редькину переориентировали.

– Теперь ребята не соскучатся, – добавил Мамед.

– Ну, только бы не передрались…

 
…У куста барбариса стою
И стихи о любви говорю… —
 

жмурясь на солнце, которое то и дело выглядывало из-за тучи, повторял про себя Антон. Едва закончился последний урок, он бросился на улицу и занял пост на месте будущего свидания.

И теперь у ободранных низеньких кустиков он ждал Зою и размышлял: «Великому писателю необходимо быть влюблённым! Любовь – двигатель искусства! Так, надо встать поживописнее. Правую ногу чуть вперёд, так. Хорошо было бы, если б ветер кудри развевал…»

Антон повертелся в разные стороны, но ветер, как нарочно, ниоткуда не дул. «Ладно, ветра нет, кудрей тоже, – подумал Антон. – Будем брать другим».

Из дверей школы показалась Зоя Редькина. Увидев её, Антон активизировался, замахал ей руками. Он очень хотел, чтобы в этот момент, как в фильме, заиграла лирическая музыка. Но откуда она могла взяться? Антоша это прекрасно понимал. Что ж, решил он, на нет и суда нет. Поэтому Антон просто бросился Зое навстречу:

– Мое ожидание вознаграждено! Ах, я уже ничего не вижу!

Добрая и очень наивная Зоя Редькина тут же кинула сумку на землю и подбежала к Антону.

– Что с тобой случилось, Мыльченко? – встревоженно спросила она. – Почему не видишь? Тебя сегодня не били?

Антон растерялся.

– Да при чём здесь били-то?

Зоя внимательно присмотрелась к Антошиному лицу:

– Так били или нет? Быстро говори, потому что ты как-то на ногах неровно стоишь.

– Нет, сегодня не били, это точно! – отчитался Антон.

Зоя, кажется, поверила, поэтому немного успокоилась. Она всё-таки переживала за своего бывшего соседа по парте, с которым вечно случались какие-нибудь несчастья. Она подобрала сумку и уже собралась идти домой, но на всякий случай ещё спросила:

– А тогда почему проблемы со зрением? Почему ничего не видишь-то?

Антон разозлился:

– Тьфу, да это образно! Так говорят, когда чья-то красота слепит! Ясно тебе, Редькина? Твоя сейчас красота слепит, в общем…

Ни во дворе, ни в классе Зоя Редькина красавицей не слыла. Но очень хотела стать красавицей и читала о тайнах макияжа и особенностях последней моды. Но пока это не приносило никаких результатов. Поэтому Зоя всегда расстраивалась, глядя в зеркало и замечая там только изобильные веснушки на щеках и носу-картошке, маленькие глаза и жидкие волосы непонятного цвета.

– Что ты там сказал – моя красота? – грозно двинулась Зоя на предполагаемого обидчика. – Наезжаешь, да, Мыльченко? Вот сейчас я тебя как тресну…

– Тихо, тихо, Зоя… – растерялся Антоша, так и не сообразив, что именно он сказал не так. – Посмотри лучше, какой красотой дышат листики этих кустов.

Зоя посмотрела на единичные засохшие листики на кустах и подумала, что Антоша, скорее всего, занят написанием своего очередного произведения. И, возможно, скоро он начнёт подсовывать его, прочти, мол, – ведь раньше именно ей, как соседке по парте, обычно доставалась эта тяжёлая работа.

– Ты чего, какую-нибудь фигню про листики сочиняешь? – спросила она. – Чего ты меня звал-то?

Антон вздохнул:

– Да ты просто ощути, как пахнут эти вечнозелёные листы барбариса…

– А с чего ты взял, что это барбарис? – с сомнением произнесла Зоя, которая очень любила растения.

– Так ты будешь нюхать или нет?

Зоя нюхать засохшие листики отказалась, попытавшись сослаться на то, что на пути к ним лежит большая лужа. Но Антоша схватил её на руки и попробовал отнести на другой берег этой лужи. Зоя отбрыкивалась, требовала поставить её на место, да так натурально, что Антон не выдержал.

– Зоя, ну чего ты притворяешься, про нас же вся школа знает! – закричал он, не замечая, что на него с интересом смотрят идущие мимо старшеклассники. – Кто с моим портретом на лестнице стоял, кто его слезами обливал? Не ты? А сейчас тогда чего с тобой?

Зоя обалдело посмотрела на него и встала в лужу.

– Да ты что, Гуманоид, с дуба рухнул? Я на лестнице басню учила. Вон книжка в сумке.

– Как, Зоя, басню? – На глазах Антоши появились слёзки. – Нет, ты меня обманываешь, это женское коварство! Ну давай будет просто коварство? Ну скажи, что не басню…

– Когда ж ты от меня отстанешь! Басню! Вот прицепился! – С этими словами Зоя бросилась вон. Она ругала себя за то, что опять поверила в глупости своего бывшего соседа по парте.

Но Антон побежал за ней с криком:

– Нет, Зоя, нет, стой! Я не это имел в виду!

– Ну а что ещё? – Зоя остановилась и поёжилась от порыва холодного ветра.

– Я хотел тебе это… вот курточку свою предложить. Погреться, – стаскивая с себя куртку и надевая её на Зою, сказал Антоша. – А то что-то ты как-то не по сезону сегодня одета. Красиво, бесспорно, очень красиво, но не по сезону!

Зоя закуталась в Антошину куртку и посмотрела на своего бывшего соседа с явным уважением и благодарностью.

Антоша это сразу понял и отправился провожать Зою домой. Не переставая болтать, Антоша дошёл до редькинского дома, потом до квартиры и даже устроился на кухне пить чай с купленными по дороге ватрушками.

В разгар чаепития появился подвыпивший Зоин папаша.

– Это чьё барахло тут на моей вешалке висит? – рявкнул он, скидывая на пол чужие вещи.

– Папа, это гость! – бросилась к родителю Зоя.

– Быстро на улицу с гостем! – скомандовал папаня, грозно надвигаясь на Антошу.

– Какая деспотия, – сочувственно проговорил Антоша, когда они вместе с Зоей в две секунды очутились на лестничной площадке.

Зоя вздохнула.

– Ничего, – ободрил её Антон. – Пойдём, Зоя, гулять. Посмотри, какие на улице погоды стоят.

– Холодрыга, конечно. Но пойдём, – благодарно шмыгнула носом Зоя, протягивая Антоше ватрушку, которую в последний момент ухитрилась стянуть со стола.

– Спасибо, Зоенька. Ты настоящий друг.

– Да ладно тебе…

Антон и Зоя побрели через дворы и вскоре вышли на бульвар. Так началась их долгая совместная прогулка.


С большими предосторожностями Вите, Арине и Косте Шибаю удалось вынести из кабинета труда разобранную и готовую к транспортировке тарелку. Больше часа им пришлось ждать, когда уляжется суета школьной пересменки и перестанут носиться по коридорам те, кто пришёл на занятия в кружки.

Как они выходили из кабинета труда и из здания, заметили только дяденьки казаки, которые охраняли школу от внешних врагов. Но они особого внимания на ребят не обратили.

И вот теперь бодрым шагом Витя, Арина и Костя двигались по направлению к «Ледоколу» – центральному кинотеатру города. Смотрелась их группа вполне мирно: как будто примерные дети идут оформлять полезную и задорную стенную газету – несут рулоны бумаги, пластиковые пакеты, нагруженные, конечно же, красками, кисточками и текстами будущих статей.

– Представляете, как будет мощно, когда люди увидят летающую тарелку в небе? – с восхищением глядя вдаль, говорила Арина. – Теперь-то все уж точно поверят, что инопланетяне существуют. Ведь мы никого не обманываем, правда? Это ж ничего, что тарелка ненастоящая?

– Конечно! – подхватил Костик Шибай – большой любитель авантюр. – Люди наглядно убедятся в своих догадках, которые в газетах и по телевизору то подтверждают, то опровергают. Есть инопланетяне – нет инопланетян… А тут уж будет факт. Прямо над головой.

Между тем начало смеркаться, потому что времени уже было около пяти часов вечера. Ребята прибавили шагу. Сейчас им предстояло забраться на крышу кинотеатра, быстро собрать летающую тарелку и пустить её в небо. Крыша кинотеатра «Ледокол» была выбрана для места запуска тарелки не случайно. Во-первых, в кинотеатре работала тетя Кости Шибая, поэтому она обещала беспрепятственно пустить племянника и его одноклассников, которые попросились якобы на пятичасовой сеанс. А во-вторых, «Ледокол» стоял высоко на горе, поэтому обзор там был самый лучший – летающую тарелку могли заметить очень многие, но как следует рассмотреть вряд ли у кого бы получилось. Разве что в бинокль или с вертолёта. А в темнеющем небе эффект должен быть замечательный.


– …Ну вот, Зоя, и тогда я решил, что моё творчество должно быть проникнуто героическим пафосом, – широко размахивая руками, вещал Антон Мыльченко. – В этом заключается его истинный смысл! Вот так-то!

Вот уже почти час они гуляли с Зоей Редькиной. Антоше в очередной раз удалось заболтать доверчивую Зою, и она, сама этого не заметив, окончательно простила бывшего соседа-поэта и теперь слушала его восторженные речи. Антон без остановки плёл про свои творческие метания, про красоту неба и листьев, про будущую поэму, сюжет и композицию которой он на двух последних уроках уже успел обдумать. Антон был так счастлив, что Зоя простила его, что муза вернулась и дружба продолжается, и поэтому он готов был хоть всю ночь по городу носиться и болтать без умолку. Зоя слушала, преданно таскаясь с Антоном по улицам, но уже начала замерзать, да и есть тоже хотелось.

– …Зоя, знаешь, как поэту плохо без музы? – заглядывая ей в лицо, спрашивал Антоша. – Вот, а ты взяла и так нагло улетела, что я без музы остался, а без музы мне просто никуда…

И в этот момент из-за угла им навстречу вышли Арина Балованцева и группа управления полётом тарелки.

– Привет! – удивилась Арина.

– А вы как тут оказались? – разглядывая своих одноклассников, спросил Витя.

– Гуляем! – улыбаясь до ушей, произнёс поэт Мыльченко.

Зоя Редькина только хлопала глазами и не знала, что сказать.

– Ясно, променад, – кивнул Костя Шибай и усмехнулся: пара, снова сформированная при его непосредственном участии, вела себя правильно, то есть мирно гуляла и не дралась.

– А чего это вы такое несёте? – присмотревшись к запчастям летающей тарелки, спросила Зоя.

Хоть составные части тарелки были завёрнуты в бумагу, не особенно привлекающую к себе внимание, Зоя почему-то заинтересовалась.

– Да так… – смутился Шибай.

– Так вы ещё даже дома не были! – воскликнула Зоя, присматриваясь к школьным сумкам, которые вся компания тащила с собой.

– А вы, кстати, тоже, – заметила Арина, кивая на рюкзачок у Антоши за спиной.

– Это только я не был, – скромно, но с достоинством заявил Антоша. – Я у Зои в гостях ватрушки ел.

– Вот это любовь… – протянул Костя Шибай.

– Какая ещё любовь! Это мы просто разговаривали. Ватрушки купили, съесть надо было… – смутилась Редькина и покраснела. Но быстро справилась с собой и спросила: – А что это у вас такое интересное?

– Ну куда вы идёте? – подхватил Антоша, потому что никто из одноклассников Зое не ответил. – А можно с вами?

– Скажите, куда?

Надо добавить, что и у Зои, и у Антоши нюх на всякие тайны был изумительный. «Ну и куда вы идёте?», «А что это вы несёте?» – пристали они. Трое заговорщиков в нерешительности остановились и принялись что-то вяло объяснять и переводить стрелки.

Между тем время шло. Сгущались сумерки, и нужно было торопиться изо всех сил.

– Вы понимаете, что операция под угрозой? – тихо спросил у друзей молчавший всё это время Витя Рындин.

– Да, – ответила Арина и серьёзно посмотрела на Зою и Антошу. – Придётся вас с собой брать. Других бы не взяли, сами понимаете. А вас берём…

– А почему сразу не взяли? – проныл Антоша обиженным голосом.

– Понимаешь, Антон, – серьёзно ответила Арина, – это не потому, что мы вам не доверяем. Просто хотелось, чтобы и для вас то, что мы задумали, оказалось таким же чудом. Чтоб и вы удивились. Честное слово.

– Классно… А куда вы?

– Сейчас мы будем запускать летающую тарелку, – ответила Арина, глядя в выпученные в от восторга глазёнки поэта. – С крыши кинотеатра.

– Только это – большая тайна, – сурово произнёс Костя.

– Мы никому не расскажем! – не сговариваясь, в один голос пообещали Антон и Редькина.

– Тогда давайте быстро! – скомандовала Арина. – Мы вам уже по ходу всё объясним.

Повторять приглашение два раза было не нужно. Редькина и Мыльченко шустро понеслись впереди всех.

Глава III
Чудо над городом

Ребята влетели в кинотеатр, когда сеанс уже начался. Но шибаевская тётя-билетёр всё равно пустила их. И операция началась.

Вместо того чтобы, как приличным детям, на цыпочках войти тёмный зрительный зал, занять места и сидеть смотреть фильм, ребята вслед за Костей прошмыгнули в служебный коридор, а оттуда на лестницу, которая вела на крышу. Там, на этой полутёмной лестнице, они быстро собрали свою прекрасную тарелку. Подсоединив баллончик к воздушному шару, Витя надул его. Серединка летающей тарелки стала выпуклой, плотной, любо-дорого поглядеть.

– Вить, ну-ка ещё разок проверь, громкоговоритель наш хорошо работает? – протянув ребятам старинный ободранный мегафон, сказала Арина.

Мегафон она разыскала у деда в гараже, Витя Рындин его починил, и теперь этот аппарат тоже принимал участие в операции.

– У-у! Приём! – на всю лестницу раздался Витин голос, усиленный и изменённый мегафоном. – Порядок.

– Неземные звуки… Ну, нормально, – прошептала Арина.

Лицо её было сосредоточенным. Четыре человека, замерев, смотрели на Арину Балованцеву и ждали команды к старту. А она стояла и думала. Сомнений было много. Но сейчас ей уже нельзя было показывать, что она в чём-то сомневается. Ведь Арина находилась тут не одна.

Интересная Арина была девочка. Друзья любили её за то, что она всегда принимала правильные решения. Даже если они оказывались и неправильными, Арина умела найти выход, всё исправить и всем помочь. На неё было привычно и приятно перекладывать ответственность. Поэтому так и повелось – обычно все смотрели на Арину Балованцеву и ждали, что она придумает и какое решение примет.

– Всё нормально, – наконец сказала Арина. – Это будет красиво. Ну, вперёд!

Костя Шибай распахнул дверь и первым вылез наружу. Холодный ветер с крыши ворвался в помещение. Поёжившись, Витя и Арина осторожно просунули в дверь блестящую композицию из бумаги и полиэтилена, Костя втащил её на крышу.

Не зря Витя Рындин ходил на занятия в авиамодельный кружок. Легко взмыла в воздух и зависла высоко над кинотеатром радиоуправляемая летающая тарелка с летучим, накачанным газом гелием шаром посередине.

…Пятеро одноклассников залегли у самого края крыши и притаились. В почти тёмном небе над городом висел, чуть покачиваясь, самый натуральный неопознанный летающий объект…

– Как настоящая! – заворожённо прошептала Зоя Редькина, не мигая глядя на летающую тарелку.

Остальные тоже не могли оторвать взгляда от творения своих рук. Витя Рындин, почёсывая нос пультом, с которого управлялась его конструкция, еле слышно шептал: «Получилось… Получилось, держится…» Огни рекламы и фонарных столбов играли на боках изящной тарелки, поблёскивали на фольге, которая изображала антенны и обшивку инопланетного космического корабля, мерцали, отражаясь на поверхности серебристой бумаги. Свет проезжающих машин улавливали приклеенные в чётком порядке пластиковые стразы, и казалось, что летающая тарелка приветливо сигналит.

Витя и Костя посмотрели на Арину: Витя – слева, Костя – справа. Наверное, они ни разу не видели, как Арина Балованцева плачет. Обычно её лицо имело невозмутимый вид. Хотя если Арина смеялась, то так звонко, что не могли не засмеяться и все вокруг. Только плакать и волноваться она себе не позволяла.

Но сейчас из Арининых глаз выкатилось по слезинке. Не замечая их, Арина смотрела на мерцающую конструкцию, зависшую в воздухе. И улыбалась. Так радостно смотрят только на очень большое счастье и чудо. Или на мечту, которая сбылась.

– Сейчас все увидят… – прошептала наконец Арина. – И совсем в инопланетян поверят. А потом, когда-нибудь, инопланетяне и на самом деле прилетят…

– Ой, гляньте, тётенька пальцем на нашу тарелку показывает! – громко крикнул Антоша, и все наконец вышли из оцепенения. – Значит, действует на людей. Эх, если бы я там, внутри тарелочки, сидел, я бы людям сразу помахал и посигналил. Так было бы красивее…

– А вообще, правда, Гуманоид, что-то не догадались мы тебя туда запихнуть, – усмехнулся Витя и пультом заставил тарелку немного снизиться. – Как раз и получилось бы – гуманоид на своём летательном аппарате…

Антоша только фыркнул. Он даже не знал, как в этом случае относиться к своей кличке. Сейчас он решил, что на этот раз прозвище пришлось в тему. Ведь тема-то космическая, инопланетная, так что чего же обижаться-то? Ведь гуманоиды наверняка хорошие, а он, получается, почти что тоже один из них…

 
Как в небе бесконечном
Тарелка пролетит.
Её полёт землянам
Чего-нибудь сулит!
 

И вот уже сами собой в уме Антоши начали складываться поэтические строчки.

А тем временем порыв ветра изменил медленный полёт тарелки. Витя Рындин пополз по крыше, щёлкая пультом. Тарелка не очень слушалась. Стараясь не поднимать головы, остальные ползли вслед за Витей, и только Антоша как притаился возле бордюрчика, так и сидел, повторяя слова своего нового стихотворного произведения.


– Батюшки, да что ж это такое? – Спешившая по тротуару бабулька только хотела платок на голове поправить, задрала голову кверху и тут увидела такое…

– Неужели… Тарелка летающая? – Толстый мужчина с портфелем не мог поверить своим глазам.

– Вон она, вон, смотрите!

– Что?

– Где?

– Летающая тарелка.

– Ой!

На улице, примыкающей к центральной, начал собираться народ. В быстро темнеющем небе висела самая что ни на есть натуральная летающая тарелка. Она находилась высоко, и видно было плоховато, но…

– Вот они, прилетели! – радостно вздохнула девушка с изумрудно-сиреневыми волосами, которая только что зябко куталась в узкое чёрное пальто, а теперь, забыв о холоде и обо всём на свете, созерцала тарелку.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное