Елена Нестерина.

Большая книга ужасов – 4 (сборник)

(страница 2 из 16)

скачать книгу бесплатно

Забыв про сон и усталость, Анджей принялся стирать многолетнюю пыль, рассматривая все, чем была заполнена лаборатория. Схемы на стенах обозначали последовательность каких-то сложных операций, большая часть этих схем была испещрена непонятными химическими формулами и надписями на иностранном языке. На латинском, решил Анджей. Человечки и стрелочки, которые указывали на них, тоже были сплошь в цифрах и непонятных буквах, лишь кое-где попадались слова, написанные по-русски. Да и то какие-то странные: «волчанка», «бежать быстро», «вампир», «утро», «одеколон»…

Анджей мог бы долго разглядывать вещи в кабинете-лаборатории, но он помнил, что завтра его ждет точно такой же тяжелый рабочий день. Поэтому, с сожалением вздохнув, он отправился в постель. И сны его были сегодня более веселыми, не было там ни траурных лент, ни белых тапочек. Потому что в его жизни появилась радость. Даже две радости – ведь послезавтра его ждет новая школа. Послезавтра – первое сентября, а значит, новые друзья и новые уроки. Анджей любил учиться. А теперь хотел учиться еще больше, чтобы стать химиком, как папа. Только доучиться, а не бросать университет из-за проклятого семейного бизнеса.

– Ничего не понимаю, что происходит в последнее время… – за поздним ужином сказала мама. – Целыми днями в нашем магазине от посетителей отбоя нет.

– Так много людей умирает, да? – поинтересовался Анджей.

Он и сам уже заметил, что люди в городе, по крайней мере те, которых он видел, какие-то нервные, взвинченные, тревожные. Заскочит кто-нибудь в их магазин, стоит, к гробам присматривается. И если шорох, резкое движение какое-то – дергается, как сумасшедший, и глаза бешеные. Как будто стадо тиранозавров за ним гналось…

– И ладно бы покупали что-то для похорон, – продолжала мама, – так нет. Смотрят на все безумными глазами, просят показать что-нибудь. Принесу саван – они его рассматривают, а у самих руки дрожат. И страх! Страх такой на лице – как будто они думают, что надо в этом саване немедленно в могилу ложиться…

– Да, что-то странное происходит в городе, – вздохнув, согласился папа. – Действительно, пуганые какие-то люди вдруг стали… Зачем нужно в наш магазин на экскурсии ходить? Если ничего не покупают толком? Очень странно, – отец на полминуты задумался, подсчитывая что-то в уме. А потом закивал головой. – Я с кладбищенским священником сегодня случайно разговорился – похороны редки, мало кто умирает. А в магазине у нас толпы народу… Как в музее.

Папа еще долго сидел в задумчивости, хотя мама быстренько переменила тему разговора – стала спрашивать Анджея о том, какой букет купить ему к празднику первого сентября, чтобы учительнице подарить. И Анджей благодарно принялся вспоминать, какие цветы ему нравятся – только бы не слышать разговоров о том, почему в городе вдруг возник большой спрос на гробы, если никто не умирает.

Глава IV
Продавец белых тапочек

И вот Анджей оказался в новой школе, о которой он так долго мечтал. Однако все вышло совсем не так, как предполагал бывший ученик деревенской школы.

В новом классе приняли его враждебно.

– Вы смотрите, кто к нам заявился! – сразу же обступили Анджея мальчишки. – Продавец белых тапочек! Кладбищенский житель!

– Фу, да от него формалином за километр воняет! – зажимал нос Леня Обылков – наглый и самоуверенный субъект.

– Гнилыми покойниками! – добавила длинноносая рыжая девчонка.

Всем сразу в классе стало известно о том, где живет Анджей и чем занимаются его родители. Почему-то всех это раздражало. Девочки брезгливо сторонились его, а мальчики то и дело толкали и отпускали обидные шутки в его адрес. Пришлось Анджею забиться в самый угол, усесться за последнюю парту под раскидистым фикусом и сидеть там до прихода учительницы. Молодая учительница, которую на столе поджидал огромный ворох из букетов, принесенных учениками, с запозданием вошла в класс, быстро познакомилась со своими новыми подопечными и начала урок математики.

Анджей успел уже получить от кого-то записку: «Продавец, почем белые тапочки?» Математика не шла ему на ум.

Еле-еле отсидев уроки, Анджей бросился домой. Он не стал огорчать родителей рассказом о том, как приняли его в школе, как можно веселее улыбнулся им и поспешил заняться домашними делами.

От покупателей не было отбоя. Вернее, не от покупателей, а от глазеющих. Люди стояли у витрин с могильным товаром и боялись…

«Точно, съезжает крыша у людей, – пришел к выводу Анджей. И даже повеселел от этих мыслей. – Лето жаркое было, головы многим напекло, вот они и решили заранее к загробной жизни начать готовиться. Прикидывают, кто в каком гробу лучше будет смотреться, какой саван больше к лицу, какие белые тапочки по размеру… Может, фильмов ужасов обсмотрелись? Странный городишко. В деревне люди поумней будут…»

– Анджей, принеси из кладовки самый большой венок! – крикнула мама, и Анджей бросился выполнять ее просьбу.

Тетенька, с которой разговаривала сейчас мама, видимо, не могла определиться в выборе веночка для своей будущей могилки, которую ей лет через сорок выроют. «Все-то ей не подходят. Сейчас потолчется эта тетенька в магазине минут двадцать, ничего, как и все остальные, не купит, да и уйдет. Вот нашли развлечение… Только нас с мамой загоняли…»

Так думал Анджей. Он быстро шел по коридору и нес на вытянутых руках яркий венок. Но, поставив его рядом с прилавком и подойдя поближе к покупательнице, он увидел, что женщина по-настоящему плачет.

– Девочка, моя девочка… – всхлипывала она. – Дайте мне для нее ленточку вон ту, самую широкую, с молитвой… И что же с ней такое случилось, ума не приложу! Ведь ни от чего, ни от чего…

– А вскрытие? – робко спросила мама Анджея, поднося бедной женщине стакан воды.

– Ах, и не говорите! – едва не расплескав воду, взмахнула рукой женщина. – Это вскрытие показало, что у девочки моей кровь к мозгу не поступала, мол, явное малокровие. Потому что крови в ее трупе… Ой, нет, не могу про нее таким словом сказать! Крови почти не было. А как такое может быть? Какое малокровие? Ведь она была такая толстушка, такая резвушка! Щечки розовые…

И женщина, закрыв лицо руками, зарыдала.

«Неужели у нее правда кто-то умер?! – в ужасе подумал Анджей. – Девочка… Дочка, наверное».

– А на шее, – зашептала женщина в самое ухо маме Анджея, – две какие-то маленькие дырочки, малюсенькие, и кровь на них запеклась… Не хочу даже думать, что это…

Мама отогнала Анджея, но он успел услышать все, что ей сказала женщина. Мама и не знала, что ей ответить… Несчастная покупательница вновь зарыдала.

Долго успокаивали женщину мама Анджея и посетители, которые толклись у прилавков. Наконец она ушла, и Анджей принялся за работу. Но мысль об умершей девочке и ее бедной матери не давала ему покоя весь остаток дня.

А следующий школьный день и те, которые потянулись вслед за ним, превратились для Анджея в кошмар. Чтобы не быть предметом насмешек, он старался проводить как можно меньше времени на переменах вместе со своим классом, где все были какими-то дергаными, злыми, шептались и тревожно оглядывались.

«Сразу смерть!», «И спасения нет!», «Появляются из самых темных углов…», «Поздно вечером нельзя из дома выходить…» – то и дело слышались Анджею обрывки фраз.

Мальчишки и некоторые девчонки демонстративно задирали его, злобно дразнили. Но, чувствовал Анджей, этим они словно хотели заглушить свой страх, до сих пор не ведомый ему.

В школе и маленькие, и взрослые ребята передвигались только большими группами, держась как можно ближе друг к другу и то и дело озираясь.

На перемене после третьего урока Анджей, как всегда в одиночку, шагал по коридору к кабинету английского языка. Весь класс, собравшись в стайку, уже отправился туда, только Анджей, которому кто-то вредный рассыпал по полу все содержимое его рюкзака, задержался, собирая вещи.

– …И вот шел этот парень, качок, культурист мощный, поздно вечером по Аблесимовской улице… – услышал Анджей, поравнявшись с группой старшеклассников, столпившихся у окна. – А улица эта темная, фонарей почти нет. И узкая, кривая… Вдруг кто-то выскочил на него из подворотни. Парень раз-раз, отбиться хотел. Но ничего не вышло. Только вскрикнул он слабенько – кто-то из окна слышал. И тихо все стало. Ночью-то побоялись в эту подворотню сунуться, а утром нашли этого парня там. Бледным и мертвым…

– Да, – подхватила рассказ высокая кудрявая девчонка, – и похоронили его с осиновым колом. Так прямо в грудь и вбили.

– Чтоб из гроба не встал!

– Потому что те, кому не вобьют, – шептались старшеклассники, – встают из могил и идут кровь пить.

– Так этих вампиров скоро полный город будет.

– Я уже по школе нескольких видел, – вжимая голову в плечи, проговорил тощий парень, стоящий совсем рядом с Анджеем. – Их трудно вычислить, но можно…

– И одно от вампиров спасение… – заговорила девчонка, что стояла в середине кучки.

Но в этот момент тощий парень посмотрел на Анджея, который, забыв обо всем, прислушивался к разговору, и в ужасе отшатнулся:

– Кто ты такой?! Пошел, пошел отсюда!

Он продолжал кричать, и паника слышалась в его голосе. Заволновались и все остальные.

– Смотрите, какой! Кто он? Ходит, вынюхивает! – раздались голоса.

– Чего тебе надо?

– Вали отсюда!

– А может, он…

– Ах!

Высокие старшеклассники со страхом отступили от Анджея, который стоял в оцепенении, прижимая рюкзак к груди. И вдруг, повинуясь некоему стадному инстинкту, они дружно двинулись на мальчишку. В их взглядах была угрожающая решимость.

– А-а-а-а! – закричал Анджей и со всех ног бросился бежать по коридору.

Прозвенел звонок, когда Анджей появился в кабинете, где уже сидел весь его класс. Теперь смысл многих разговоров одноклассников стал понятен Анджею.

«Вампиры! Они боятся вампиров! – крутилось у него в голове. – Неужели эти вампиры – правда?»

Анджей пытался вспомнить все, что он о них знает. Но, кроме нескольких фильмов, которые он видел, на ум ничего не приходило. Да и вампиры с экрана были ненастоящими – веселыми, задорными даже. Но раз ВСЯ школа так боится их, может быть, они есть на самом деле? Анджею вспомнилась плачущая женщина и ее рассказ о малокровной девочке с точечками на шее… Неужели… Вампиры выпили ее кровь, у такой маленькой?..

– Ты, червяк могильный, не слышишь, к тебе учительница обращается? – услышал вдруг Анджей и одновременно с этим почувствовал удар линейкой по голове.

Это Обылков Леня наводил порядок, дотянувшись линейкой до Анджея со своей предпоследней парты. Долго маячила перед Анджеем его довольная физиономия.

Так вот чего боятся люди, которые таскаются в магазин возле кладбища! Они боятся вампиров! Боятся и ждут, что те вот-вот нападут на них! И считают, раз спастись от них нельзя, значит, смерть неизбежна. И надо к ней привыкать, если когда-нибудь вампир укусит и помирать придется… А как привыкать? На гробы и венки смотреть, чтобы они своими, родными казались… Так думал Анджей, сжав голову руками и глядя в окно.

– Анджей! Анджей!

Учительница английского языка что-то спрашивала у Анджея, но тот растерянно пожал плечами и ничего не ответил. Учительница что-то говорила, то ли ругала его, то ли сообщала, что ставит в журнал двойку. Но Анджей не слышал и этого. Точечки на шее, ночь, кровь… «Вампир» – да, на одной из таблиц в прадедушкином кабинете было написано это слово. Слово, а рядом с ним какие-то картинки, схемы, формулы.

Теперь Анджей не обижался на своих перепуганных одноклассников. Как не бояться его, чужого, неизвестного, если вокруг творится такое?.. Весь город в страхе, что уж говорить о каких-то мальчишках и девчонках?

Едва кончился урок английского, Анджей бросился домой. Уверенность в том, что из книг и записей прадедушки он сможет что-то узнать, не покидала Анджея. Нельзя учиться в школе, где царит страх, где все боятся друг друга и подозревают в каждом вампира…

Глава V
Тайные знания

Еще издалека Анджей заметил, что очередь в их магазин стоит уже на улице. «Вот это да!» – подумал мальчик и вбежал в дом с другого входа.

– Двух уроков не было! – соврал Анджей, когда мама спросила, что это он сегодня так рано из школы вернулся.

– Вот и хорошо! – вздохнула мама. – На тебе, сынок, снова все хозяйство. Поможешь. А то покупателей целый день без числа… Только теперь они спрашивают… не продаются ли у нас осиновые колы…

– Зачем они им? – удивился отец.

– Не знаю. Очень просили.

– Но осиновый кол, – произнес отец, забыв о гробе, который нужно было нести покупателям, – это же от… вампиров! Ведь если этот кол не вбить, встают вампиры из могил и охотятся за людьми, кровь у них…

– И ленточки все просят со святыми молитвами… – негромко добавила мама.

– Это какие? – не понял отец.

– Да такие, что на лоб повязывают. Одна покупательница сказала, что, может быть, они отпугнут… а кого, не уточнила. Или ими, наверно… всю шею закрывают. А ведь на шее артерия, которую вампиры прокусывают…

В этот момент мама увидела, как внимательно к ней прислушивается Анджей, замолчала и обратилась к нему:

– Иди, Анджей, подогрей себе супа и поешь. Иди, иди, сынок…

Анджея выставили за дверь. Берегли его, значит, маленького… Не теряя времени, он бросился на второй этаж, вбежал в кабинет прадедушки и принялся изучать все, что было написано на схемах и таблицах. Формулы и надписи на других языках ничем не могли помочь мальчишке. Он помнил, что где-то есть слово, написанное по-русски, – «Вампир».

И оно нашлось. На том пожелтевшем плакате, который сегодня, как нарочно, сорвался со стены и упал на пол.

Подняв плакат с пола, Анджей погрузился в его изучение. А затем нашел и книгу, на которую ссылался тот, кто составил эту схему.

За этим занятием и застал его отец.

– Анджей, – начал он, медленно подбирая слова, – так получилось… Но пока ты не будешь ходить в школу. Временно…

– Почему? – удивился Анджей. Теперь он очень сильно хотел в школу – затем, чтобы рассказать своим запуганным одноклассникам о том, что на самом деле представляют собой вампиры. И доказать, что он сам – не вампир!

Отец подсел поближе к Анджею и сказал:

– Понимаешь… Сейчас это опасно. Когда-то давно, когда я был совсем маленьким, тоже случилось такое… Ты видишь, сколько у нас в последнее время покупателей? Видишь, что люди в панике и страхе?

– Конечно, вижу…

– Сейчас я вернулся из лесопосадки – нарубил осиновых колов. Приходят покупатели и просят продать им эти колы. Потому что…

– От нападения вампиров хотят защититься! – крикнул Анджей и покосился на темное окно.

– Да, сынок. Я не знаю, откуда они берутся вообще, – развел руками отец, – но в нашем городе это вновь повторилось. И мы не можем подвергать твою жизнь опасности. Так что сиди пока дома, помогай нам по хозяйству и…

– Гробы демонстрировать? – воскликнул Анджей, вскакивая со стула.

– К сожалению, такой у нас бизнес, – вздохнул устало отец. – Ты же помнишь, мы с тобой говорили…

– А ты помнишь, кто ты? – крикнул Анджей. Никогда он так не разговаривал с отцом. Но сейчас это было не важно. – Кто ты такой, помнишь?

– Что ты кричишь, сынок? – удивился тот.

– Ты учился химии! И прадедушка, который начал этот ваш бизнес, тоже был химиком? Да?

– Ну, был… Он больше специализировался на парфюмерии и фармакологии – одеколоны делал, пудру, всякие примочки, присыпки…

– Посмотри, что в его книгах, в записях! – горячо воскликнул Анджей, хватая несколько книг и старых потрепанных тетрадей с записями. – Вот тут про этих вампиров! Это ведь химические формулы? Да?

Анджей и не ожидал, что отец так рьяно бросится читать записи своего дедушки. Когда он поднял голову и посмотрел на Анджея, лицо отца изменилось. Анджей даже вздрогнул от неожиданности.

– Я все понял, сынок, – проговорил он. – Конечно, не желая этого, мы наживаемся на смерти и чужом страхе. Чем больше у нас клиентов, тем быстрее мы отдадим долг и будем свободными. Это так?

– Так…

– И нам будет хорошо… Но если мы найдем средство против этой напасти, люди перестанут умирать от малокровия. Мы подождем, потерпим. А если справиться с вампирами, то скольким людям будет хорошо тогда, а, Анджей?

– Куча народа останется в живых, – кивнул Анджей. – И бояться все перестанут. Никто не будет стоять тут у нас около витрин, к смерти готовиться…

– Правильно, мальчик, – отец поднялся со стула и оглядел запущенную лабораторию. – Я знаю, что нужно делать.

Теперь только книги и рукописи интересовали его. Не замечая ничего вокруг, он перебирал их, выписывая что-то на бумажки, морщил лоб. Голос Анджея вернул его в реальность.

– Папа, а откуда они все-таки могут появиться-то?

– Кто?

– Вампиры.

Отец тряхнул головой и, посмотрев на Анджея, сказал:

– Да, я думаю, вот откуда. Есть у нас в городе микрорайон, который начали строить лет тридцать пять назад. Но и до сих пор там не живет никто, строительство заброшено, потому что вырыли один котлован как раз на том месте, где лет сто пятьдесят назад похоронили жуткого вурдалака. Тогда там ничего не было, край леса и овраг. Вот в овраге-то ему могилу и вырыли. Глубокую, узкую. Кол осиновый вытесали из самой большой осины, которую только нашли в окрестностях. Забили ему в сердце этот кол, могилу плотно утрамбовали и для верности тяжелой плитой накрыли. На плиту сверху тоже земли накидали и дерном заложили. Так что и не видно ничего стало. Только все равно много-много лет никто мимо того места не ходил. И могилу не тревожили. Очень уж этот вурдалак, а вурдалак – это и есть вампир, зла много людям сделал, столько невинных душ загубил. Неупиваемым его звали, ну, то есть никак он крови напиться не мог, все ему мало было…

– И что? – переспросил Анджей. – А этот микрорайон тут при чем?

Отец усмехнулся:

– Да при том же. К тому времени все старые предания и истории никому уже не известны были. А если кто что помнил и другим рассказывал, так над ним только смеялись. А уж строители, которые рыли те котлованы, вообще понятия ни о чем не имели. Приезжие они были – из областного города. Вот и разрыли они экскаватором могилу Неупиваемого, толстый осиновый кол случайно выворотили из его косточек… Так и поднялся вурдалак из своей могилы и пошел в город кровь человеческую пить. А те, кого он укусит и не всю кровь из них высосет, тоже вампирами становились. Чуть ли не полгорода тогда скосило. Страшно было. Я маленький был, меня родители, как тебя сейчас, из дома не выпускали, тоже в этом кабинете держали… А дедушка мой, который до революции еще в наш город приехал и аптеку держал, изготовил средство против вампиров. Так вот его средством и остановили как-то этих вампиров. И с Неупиваемым что-то такое сделали под руководством моего дедушки, что исчез он куда-то. А уж что сделали, не знаю… И прекратилось все в городе. Дедушка мой секрет своего средства держал в тайне. Так никто и не узнал, что это он с вампирами разобрался… Правда, прожил он после этого недолго, ведь совсем уже старенький был.

– Папа, так что, это опять тот Неупиваемый вернулся? – Анджей положил руку на плечо загрустившему отцу, который вспомнил своего любимого дедушку.

– Все может быть, сынок, – вздохнул отец, снова раскладывая перед собой книги, схемы и рукописи. – Ты иди к маме, помогай. Ведь ты теперь вместо меня. Пока я что-нибудь не придумаю. Ну, беги…

Глава VI
Дезодорант «Чесночный»

И теперь Анджей стоял за прилавком магазина похоронных принадлежностей. Несколько раз он выскакивал на улицу, чтобы стереть с черной двери меловую надпись «Магазин „БЕЛЫЕ ТАПОЧКИ“. Но все тот же шутник настойчиво подновлял ее. А Анджей упорно ее стирал. Глупая надпись злила мальчишку.

Но вскоре Анджей так замотался, что забыл даже и об этом. Он как вихрь носился по дому и магазину, показывал трясущимся перепуганным людям, которые продолжали интересоваться ритуальными принадлежностями, белые тапочки, саваны, как самый обычный товар раскладывал на прилавке перед очередным покупателем осиновые колы: потоньше, потолще, подлиннее, покороче – на выбор. Колы в отличие от всего остального покупали.

Пусть лежит этот кол в кармане или в сумке – вдруг пригодится, когда вампир станет нападать…

И люди, кто преодолевая стеснение, кто вообще забыв о нем, просили у худенького мальчишки-продавца осиновый кол покрепче. Чтобы спасти свою жизнь. И не только свою. Хотя вряд ли кто-то смог бы отмахаться осиновым колом от резвого вампира, если тот вдруг нападет. Осиновый кол в мертвого вампира вбивают. Чтобы из земли не лез.

Анджей верил всему этому и не верил. Ведь он до сих пор ни живого, ни мертвого вампира не видел. Или видел? Ведь они внешне ничем не должны отличаться от нормальных людей. До срока…

Доход магазина рос. Папа разъезжал по окрестным лесам, пилил и рубил осины – и строгал средства защиты…

Мама уже давно заметила, что люди охотнее осиновые колы покупали, чем просто брали у нее бесплатно. Все, за что заплачено, казалось людям надежнее. И она стала продавать их по копеечной цене, выложив кол вместе с ценником на витрине. Спрос на них все возрастал…

Анджей хотел попросить родителей рассказать ему, сколько еще они должны, какую сумму осталось им выплатить в счет проклятого долга. Но сейчас было не до этого.

И вот отец Анджея поднялся на второй этаж и сел за письменный стол своего деда. Несколько дней и ночей провел он без сна, закрывшись в лаборатории. Мама и Анджей носили ему еду и питье. Только один раз за все это время отец выбрался на улицу. Он сел в машину и укатил на склад химических реактивов, где работал его бывший однокурсник. Оттуда он привез целую гору коробок, пакетов и ящиков с дзинькающими в них пузырьками и бутылочками.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное