Елена Малиновская.

Практическая демонология

(страница 4 из 28)

скачать книгу бесплатно

Таша вздохнула еще раз и принялась распутывать первую петельку. Нет, по-моему, это точно какая-то навязчивая мания оголяться перед посторонними людьми без малейшего повода. Надо посмотреть в книгax, нет ли там упоминания о каком-нибудь душевном заболевании с похожими симптомами.

– Не будем повторять неприятную сцену с купанием еще раз, – поспешно сказал я, не без внутреннего чувства сожаления останавливая девицу. – Я берусь за это дело не из-за денег. Хотя, если в итоге у тебя появится возможность мне заплатить, буду только рад.

– Не из-за денег? – недоверчиво переспросила Таша, удивленно глядя на меня. – А из-за чего тогда?

– Называй это профессиональным интересом, – расплывчато ответил я.

Девушка, к моему счастью, не стала требовать более подробных разъяснений. И к лучшему – человеку, который ни малейшего понятия не имеет о Всеобщей Хартии Магов и святой инквизиции, очень тяжело объяснить, что всякое убийство с применением невидимого искусства бросает тень подозрения на любого мага, проживающего недалеко от места преступления. Я был абсолютно уверен, что человек, напавший на Ташу, на этом свои милые шалости не прекратит. Познавший вседозволенность один раз, всегда убьет повторно. Как только слухи о странных убийствах дойдут до столицы, то окрестности наводнят инквизиторы, которые будут вынюхивать, подслушивать, расспрашивать и всячески мешать жить. Стоит ли говорить, что я стану наипервейшим подозреваемым? Как же, некромант, да еще припомнят юношеские грехи. Словом, веселые денечки мне будут обеспечены. Так что лучше сейчас самому попробовать все выяснить, чем доводить до подобного печального развития ситуации.

– Спасибо, – благодарно прошептала девушка. – Огромное спасибо. Я буду вечной твоей должницей.

Я недовольно скривился и покачал головой. А вот такими словами разбрасываться не стоит, милая моя. Тем более рядом с некромантом. Вряд ли тебе понравится, если я восприму их всерьез.

– Ты, наверное, голодна? – спросил я, не акцентируя внимания на промахе Таши.

Незачем ее пугать лишний раз, она и так перепугана насмерть. Но вот эти слова запомним. Так, на всякий случай.

– Да, – робко кивнула девушка.

– Я распоряжусь об обеде, – милостиво предложил я и встал, чтобы выйти в коридор и кликнуть Тонниса.

Вряд ли он услышит мой зов в комнате, которую перед началом разговора зачаровали от лишних ушей.

– Скажи, – настиг меня уже около дверей вопрос Таши, – а здесь… Словом, тот, кто пытался меня убить, он ведь не сможет напасть на меня здесь?

– Нет, – скривил я уголки губ. – У меня тебе нечего опасаться. Не родился еще тот черный колдун, который сумел бы навредить гостю некроманта. Дома и стены защищают.

Девушка облегченно вздохнула и уютно устроилась в кресле, поджав под себя ноги. Я кинул на нее быстрый взгляд, машинально потер ладонь, которая еще помнила прикосновение чужого смертельного заклинания, и на всякий случай опутал комнату охранными чарами. Береженого Темный Бог боится, знаете ли.

Когда через несколько минут я вернулся в комнату, отдав все необходимые распоряжения, Таша уже крепко спала, положив голову на подлокотник.

Темные волосы разметались по вытертой обивке кресла, а под глазами девушки я только сейчас разглядел глубокие черные тени от недостатка сна. Правильно, меньше надо было на ее грудь пялиться. Тогда бы сразу заметил, как на самом деле устала неожиданная гостья. Поди, нормально не отдыхала со времени последнего покушения.

Я покачал головой, молчаливо коря себя за недогадливость, и осторожно взял Ташу на руки. Та вздохнула во сне и прильнула ко мне, доверчиво обхватив за шею руками. Куда бы тебя устроить, чтобы и нормы приличия соблюсти, и не дергаться при каждом подозрительном шорохе, думая, как ты там поживаешь. И дело тут даже не в неведомом кровожадном убийце, а в весьма своеобразном характере моего замка и вещей, которые в нем находятся. Вряд ли после всего пережитого Таше понравится наутро лицезреть вместо своего отражения в зеркале мерзкого упыря.

«Демоны с ними, с приличиями! – мысленно фыркнул я, уже несколько притомившись держать девушку на руках. – В моей комнате поспит».

И, приняв такое непростое решение, я неспешно отправился в спальню. Чувствую, сегодня фамильные призраки и привидения замка настоящий праздник устроят. Как же, их хозяин впервые за долгое-долгое время сподобился девушку привести, причем живую.

Поздним вечером опять пошел дождь. Я стоял около окна и задумчиво наблюдал, как сплошные потоки воды заливают стекло. Изредка пасмурную хмарь разрывала молния, слепящим мертвенным отблеском озаряя окрестности замка, но недовольное глухое рокотание грома приходило намного позже, когда казалось, что его уже не будет.

Я вздохнул и повернулся лицом к жарко натопленной комнате, которую освещала лишь одна свечка, стоящая в изголовье кровати. Пришлось ради неожиданной гостьи растапливать камин. К сожалению, девушка вряд ли столь же привычна к холодным сквознякам замка, как я. Вновь незапланированные расходы. Если каждый день дрова тратить, то зимой, пожалуй, точно придется в спячку впасть, чтобы окончательно не замерзнуть.

Таша что-то неразборчиво пробормотала во сне и перевернулась на другой бок. Все еще спит, горемычная. За целый день ни разу глаз не открыла. Ни когда я отнес ее в свою комнату, ни когда снимал с нее раскисшие от дорожной грязи туфли, явно не предназначенные для длительных прогулок при такой погоде, ни когда устраивал на кровати и укрывал одеялом. Естественно, платье я оставил на девушке, а то еще заподозрит в покушении на ее девичью честь.

Я тяжело вздохнул и сел в кресло, подвинув его таким образом, чтобы без проблем наблюдать за Ташей. В багровом полумраке комнаты ее черты терялись, сливаясь с темным покрывалом. Тем лучше – не буду постоянно отвлекаться на милое личико. Лучше проведу это время с пользой и подумаю над делом, которое взялся расследовать. Потому как я абсолютно уверен, что именно мне предстоят поиски неведомого злоумышленника. Иначе охранять Ташу придется до ее старости, а то и смерти. Хотя рядом с такой симпатичной девушкой вряд ли подобная перспектива может сильно расстроить.

Умиротворяющий шум дождя за окном действовал усыпляюще. Я широко зевнул, потер слипающиеся глаза и в очередной раз за этот долгий-долгий день принялся размышлять над тем, что мне сообщила Таша. Интересно, кто же из ее родственников имел глупость связаться с черным колдовством? Сама девушка, я был уверен в этом, подозревала своего брата. С какой стороны ни посмотри – самая подходящая кандидатура: мечтает узнать секрет власти прадеда, для чего занимается розыском его дневников, и перед смертью отца сильно поссорился с ним. Но зачем Дирону было нападать на Ташу? Быть может, он боялся, что девушка все же найдет способ обойти последнюю волю отца и продаст дом? Логичное предположение и, боюсь, неверное. Таша ведь сама говорила, что не препятствовала поискам брата. Почему в таком случае нельзя было спокойно поговорить с ней и попросить помощи?

Я огорченно цыкнул и покачал головой. Нет, еще слишком рано делать предположения. Надо сначала познакомиться с родственниками Таши и воочию увидеть обстановку в ее доме. Нельзя исключать, что девушка многое утаила от меня или преподала несколько в ином свете. Точнее, даже не так. Я совершенно уверен, что она не все мне рассказала. Остается только вопрос – почему? Она ведь на самом деле была до смерти напугана. Неужели в таком состоянии возможно выгораживать кого-то из своих родственников? Кто знает, женская душа всегда была для меня потемками.

Девушка неожиданно коротко вскрикнула, будто увидев кошмар, и проснулась. Открыла глаза и с настоящим ужасом уставилась на меня.

– Добрый вечер, – вежливо поздоровался я.

Таша испуганно вцепилась в одеяло и натянула его до самого подбородка, словно опасаясь, что я немедля кинусь ее бесчестить. Забавная реакция для девушки, которая всего несколько часов назад была готова расплатиться со мной собственным телом по доброй воле.

– Ты заснула, – напомнил я. – И я перенес тебя в спальню. После твоего рассказа мне показалось, что ты нуждаешься в самой лучшей защите, поэтому выбор пал на мою комнату.

– Твою комнату? – хрипло переспросила Таша, затравленно оглядываясь по сторонам. – А… Ну… Ты ведь ничего не делал со мной?

– Например? – удивленно приподнял я бровь. – Кое-что делал. Туфли снял и укрыл одеялом. Или ты намекаешь на что-то другое?

Девушка так густо покраснела после моего вопроса, что ее смущение не смог скрыть даже полумрак, царивший в комнате. Я склонил голову набок, даже не пытаясь скрыть улыбки и с нескрываемым интересом наблюдая за реакцией Таши.

– Нет, – наконец с трудом выдавила она из себя, избегая смотреть в мою сторону, и неожиданно сделала неуклюжую попытку мне польстить: – Теперь я вижу, что не ошиблась в выборе. Ты настоящий рыцарь.

– Я думаю, ты голодна, – милостиво сменил я тему разговора. – Распорядиться насчет ужина?

– Если это не сильно тебя затруднит, – смущенно улыбнулась девушка.

Я прищелкнул пальцами и произнес в пространство:

– Тоннис, будь любезен, выполни желание моей гостьи.

В дальнем углу комнаты на миг проявилось и тут же пропало серебристое облако, показывая, что мои слова услышаны.

Девушка тем временем встала и принялась с любопытством осматриваться, насколько это позволяло скудное освещение. Конечно, можно было бы зажечь еще несколько свечей, но мне не хотелось, чтобы Таша увидела холостяцкий беспорядок комнаты. И так она не очень лестно отозвалась о состоянии моего жилища, незачем шокировать ее еще сильнее.

– Твои туфли были в столь печальном состоянии, что я выбросил их, – произнес я, заметив, как Таша зябко переступает босыми ногами по ковру. – Даже не знаю, что предложить тебе взамен.

– Неужели у тебя не предусмотрена хоть какая-нибудь домашняя обувь для гостей? – лукаво протянула девушка, глядя на меня в упор.

Я мог бы на это ответить, что неупокоенным духам и умертвиям тапочки ни к чему, но благоразумно промолчал. Интересно, подойдут ли для Таши туфли моей матери? Она была такой модницей, что скупала все подряд. До сих пор в ее комнате целые залежи вещей, которые ни разу не надевали. Кстати, весьма разумная мысль. Почему бы не предложить моей гостье воспользоваться этим?

– Я что-нибудь придумаю, – уклончиво пообещал я. – Ты не против, если некоторое время побудешь одна? Пороюсь в старых запасах.

Девушка раздраженно передернула плечами и уставилась на меня с нескрываемым возмущением. И что нам опять не по нраву?

– Надеюсь, ты не на вещи покойников намекаешь? – гневно выдохнула она. – В таком случае я похожу босиком. Все лучше, чем надевать обувь мертвецов.

Я даже закашлялся от такого нелепого и гнусного предположения, не сразу найдя, что на него можно ответить. И ведь не выругаешься, хотя очень хочется.

– Милое создание, – справившись наконец с законным негодованием, прошипел я, – вы только что нанесли мне оскорбление, за которое мужчина тотчас бы получил вызов на дуэль. Уж не намекаете ли вы, что барон Вулдиж из рода потомственных некромантов, который берет начало от самого Сурина Проклятого, в свободное время занимается грабежом могил?

Девушка испуганно охнула, только сейчас осознав, какую глупость сморозила, и в умоляющем жесте скрестила на груди руки. Я хотел было еще немного попугать Ташу, даже открыл рот, чтобы просветить ее насчет возможного наказания за неосторожные слова, которому, не задумываясь, подверг бы ее любой некромант, но передумал, заметив, как она в один момент залилась мертвенной бледностью, находясь едва ли не на грани обморока. М-да, какое нежное создание мне, однако, досталось.

– Замнем эту тему, – вздохнув, предложил я. Подошел к двери и уже оттуда кинул, не оборачиваясь: – Я скоро вернусь. Только наведаюсь в соседнюю деревню. Говорят, там недавно девушку примерно твоего возраста похоронили. Ее вещи вполне тебе подойдут. Подумаешь, подгнившие немного и могильными червями попорченные.

За моей спиной послышалось невнятное восклицание и шум, будто Таша, не удержавшись на ногах, с размаху села на кровать. Ничего страшного, будет знать, как некроманта зря обижать. Пусть учится хорошим манерам, раз ближайшее время нам суждено провести рядом. Мои нервы тоже не железные.


В действительности я отправился в комнату матери. Стоит признать, делать этого мне совершенно не хотелось. У леди Аглаи, упокоившейся больше десяти лет назад, при жизни был такой взрывной темперамент, что легенды об этом до сих пор блуждают по окрестным селам и деревням. Помнится, однажды какой-то неразумный крестьянин решил продать в замок несвежую рыбу, полагая, что знатная дама вряд ли опустится до выяснения отношений и возврата денег. Как же жестоко он ошибался! Матушка отыскала горе-дельца и собственноручно отхлестала его тухлым карасем по щекам, ради такого случая не побрезговав замарать холеные ручки.

Именно тяжелый характер и стал причиной бурной загробной жизни моей матери. Проклятье Темного Бога, из-за которого мужчины рода Сурина долго не могли упокоиться после смерти, никогда не распространялось на женскую половину семейства. Этим обстоятельством, видимо, и решил воспользоваться мой отец, барон Савиш, когда матушка застукала его на сеновале с дородной крестьянской девкой. Конечно, батюшка мог бы оправдаться, что до непосредственного процесса измены у них дело не дошло, ограничившись лишь бурной прелюдией, но, зная норов своей жены, он от страха даже слова не сумел выдавить из себя. Более того, тотчас же малодушно удалился в земли мертвых, говоря совсем простым языком – умер на месте от разрыва сердца. Девка, естественно, крик подняла и, путаясь в задранной юбке, убежала куда глаза глядят, здраво рассудив, что разобиженная и обманутая супруга барона теперь ее вообще со свету сживет. Несмотря на невысокий рост и хрупкое телосложение, леди Аглая была знаменита на всю округу скорой расправой и очень тяжелой рукой. Правда, она быстро отходила и щедро оплачивала слугам постоянные оплеухи и затрещины, но в данном случае вряд ли речь зашла бы о прощении. Так крестьянку в этих краях больше и не видели. А зря, если бы она осталась, то узнала бы, что моя матушка даже не думала ее преследовать. Перед ней стояла более важная задача – покарать изменника. Конюший, который подглядывал за семейной сценой, потом рассказал, что леди Аглая вскричала нечеловеческим голосом при виде умиротворенной улыбки, навеки застывшей на лице моего отца: «Ах так?! Да я тебя из обители любого бога за шкирку вытащу!» – и немедля удалилась за супругом в лучший из миров, оставив меня в пятнадцать лет круглым сиротой.

Полагаю, она осуществила свою угрозу, потому как вечером этого же дня разразилась такая жуткая гроза, которой в округе не видели ни до, ни после нашей семейной трагедии. Слуги потом клялись, что слышали в раскатах грома до боли знакомые интонации леди Аглаи. Наверное, это она порядок на небесах наводила. По всей видимости, это ей вполне удалось. По крайней мере, уже через неделю она заявилась в замок и принялась строго допрашивать его обитателей: кто из них был в курсе любовных похождений моего батюшки. А поскольку в курсе был практически каждый, то гнев леди Аглаи не ведал границ. За неполный месяц она умудрилась разогнать всю челядь, которой совершенно не понравилась месть покойной хозяйки, как то: выбитые из рук подносы с едой, жуткие отражения в зеркалах, насылаемые кошмары и многое-многое другое. Только через месяц, когда взял полный расчет конюший, бывший последним свидетелем прелюбодеяния моего отца, матушка более-менее успокоилась. А я в свою очередь остался совершенно без прислуги и до сих пор не могу найти желающих занять вакантные места. Так и приходится довольствоваться помощью Тонниса и Райчела, который присматривает за фамильными склепами и подвалами замка.

Каждые полгода леди Аглая обязательно навещает меня в замке и проверяет, не нашел ли я себе невесту. По-моему, моя предполагаемая женитьба стала ее навязчивой идеей. Я уже давно смирился с этим, хотя первое время меня весьма раздражало, когда в самый ответственный момент соблазнения девушки являлся призрак моей матери и учинял настоящий допрос предполагаемой невесте. После этого даже речи не могло идти о продолжении процесса. Любая, даже самая смелая девица при виде решительно настроенного привидения поднимала дикий крик и стремглав убегала из замка. Все попытки переговорить с матушкой потерпели полное фиаско. Сейчас-то я вспоминаю это с юмором, а тогда мне было совсем не до смеха. Стыдно признаться, но первую ласку женщины я познал только в двадцать лет, и то на постоялом дворе, подальше от бдительного ока слишком активной усопшей матушки. Впрочем, не будем углубляться в такие интимные подробности.

Отца, кстати, я так ни разу и не видел после его смерти. То ли он с перепуга удалился в совсем далекие земли, то ли бдительная матушка запретила ему появляться в мире живых, опасаясь повторной попытки измены. Ну, или того, что барон Савиш начнет подглядывать за голыми девицами. Лишь иногда я видел знакомый смутный силуэт в зеркалах, что лучше всяких слов доказывало, что проклятье Темного Бога не миновало и моего отца.


Перед заветной дверью я глубоко вздохнул, словно намереваясь задержать дыхание, и неслышно скользнул в комнату. Надеюсь, этот визит пройдет незамеченным. Вряд ли после всего пережитого Ташу обрадует перспектива общения с призраком моей матери. Хватит с гостьи и Тонниса.

В комнате совершенно ничего не изменилось со времени моего прошлого визита. Огромная кровать под роскошным балдахином тщательно заправлена – ни складочки на покрывале. На окнах чуть заметно глазу шевелятся от сквозняка шелковые шторы благородного бежевого оттенка. На столе идеальный порядок. В правой стопочке так и оставшиеся без ответа письма кредиторов, в левой – записи о неотложных делах (еще бы кто-нибудь их выполнил). Я печально вздохнул и настороженно принюхался. Нет, показалось. В воздухе витал лишь слабый запах ныли и запустения, но никак не аромат любимых духов моей матери, который предварял любой ее визит. Будем надеяться, что пронесет.

Я настежь открыл дверцы старого рассохшегося шкафа и принялся сосредоточенно озирать залежи одежды, которую никто никогда не надевал. Итак, подумаем, что может пригодиться молодой симпатичной девушке, которая явилась в мой замок налегке.

По здравому разумению выходило, что Таша сейчас нуждалась в теплых вещах. Вообще просто удивительно, что она, будучи одетой лишь в тоненькое платьишко и летние туфли, без проблем добралась до моего замка и даже насморка при этом не получила.

В отдельную стопку полетела парочка шерстяных платьев строго классического силуэта, несколько шарфов и вязаных кофт. Подумав немного, я присовокупил ко всему прочему ботинки на тонком высоком каблуке и домашнюю обувь, более напоминающую пресловутые тапочки. Ну, на первое время хватит. Если что – вернусь, хотя не хотелось бы этого делать.

Воровато оглядываясь по сторонам, я сгреб вещи в охапку и выскочил в коридор. Только крепко-накрепко заперев дверь в опочивальню матушки, я осмелился перевести дух. Фух, с такими родственниками никаких врагов и неизвестных убийц не надо.

Вернувшись, я, недолго думая, без стука вошел в комнату. В самом деле, чего стесняться в собственном доме? Но тут же пожалел о содеянном, когда имел счастье лицезреть округлый аппетитный зад Таши, который шаловливо высовывался из-под кровати. Девушка была так увлечена простукиванием пола, что не сразу заметила мое появление. Я изумленно изогнул бровь, аккуратно положил принесенные вещи на подлокотник кресла и с нетерпением принялся ожидать того момента, когда меня увидят.

Девушка с такой сосредоточенностью рыскала руками под кроватью, что мне стало интересно: что же там может скрываться? Насколько я знаю, фамильные драгоценности хранятся под бдительным присмотром Райчела и знакомого упыря, живущего у меня в подвале. А больше, по здравому разумению, у меня дома и искать нечего. Ни могущественных защитных амулетов, ни древних книг заклинаний, словом, ничего. Или просто я о чем-то даже не догадываюсь?

– Быть может, требуется помощь? – устав ждать, наконец-то я решил хоть как-то проявить свое присутствие.

В ответ Таша подскочила от неожиданности на месте, со всего размаха приложилась головой об кровать и выдала столь витиеватую тираду, что я невольно заслушался. Никогда бы не подумал, что девушка из приличного семейства умеет так ругаться. Хотя кто может поручиться, что Таша рассказала мне правду о своем происхождении? Чем дальше, тем больше я в этом начинал сомневаться.

– Ты вернулся? – с ужасом выдохнула она, поворачиваясь ко мне раскрасневшимся лицом.

– Нет, я еще ищу тебе подходящий наряд, – не сумел я удержаться от вполне понятного сарказма. Затем наклонился и вкрадчиво поинтересовался: – Надеюсь, твои поиски оказались не менее успешными?

Девушка как-то странно забулькала, в очередной раз за время нашего знакомства покраснела и тут же, безо всякого предупреждения, зарыдала в голос. Честно говоря, я несколько опешил от такой бурной неадекватной реакции и машинально принялся озираться в поисках графина с водой. Впервые встречаю человека со столь неуравновешенной психикой.

Графина, к моему величайшему огорчению, в пределах досягаемости не оказалось. Я страдальчески закатил глаза и принялся рассуждать на тему, имею ли право в данной ситуации закатить пощечину Таше. По всему выходило, что не имею. Строгое воспитание, полученное в детстве, полностью исключало возможность ударить девушку, кроме случаев, представляющих непосредственную опасность для жизни. К сожалению, плач и слезы незваной гостьи моему здоровью никак повредить не могли. Или все же могли? Возможно, получится убедить себя, что в столь нервной обстановке недолго получить какое-нибудь неопасное, но крайне неприятное заболевание, вроде бессонницы или нервного тика.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное