Елена Малиновская.

Наперекор канонам

(страница 4 из 29)

скачать книгу бесплатно

   – Эту вегетарианскую дрянь ты всерьез считаешь за пищу? – Пришел мой черед удивляться. – Мне бы мясца жареного, да побольше. Тем более после схватки с многочисленными врагами.
   – Придется потерпеть, – пожал плечами мужчина. – В поселке и поедим. Тем более что кроме этой «дряни», как ты выразилась, у нас больше ничего и нет. Кстати, то, чем тебя кормили, считается настоящим деликатесом. И готовили это кушанье лучшие эльфийские повара. Оно призвано увеличивать силу и улучшать настроение.
   – Я рада, – серьезно ответила я. – Слушай, Леон, не будь занудой. Ну не понравилось мне твое угощение, ну бывает. Если тебе будет легче, считай, что у меня дурной вкус. А теперь давай трогай. Я уже сейчас голодна. Чую, когда до поселка доедем – целого слона сожру.
   – У нас не водится слонов, – мрачно произнес Леон, видимо расшифровав мой мыслеобраз. – Ну ладно, действительно, хватит разговоров.
   Мужчина взялся за рычаг, который торчал сбоку, прошептал пару слов, и фургон, натужно заскрипев, тронулся.
   – Здорово, – искренне обрадовалась я. – А как это ты так сделал?
   – Легко, – немного польщенно усмехнулся маг. – Я перенаправил свою магическую энергию в колеса. Представил, как они начинают вращаться. И все.
   – Дай-ка мне, – попросила я. – Тоже хочу попробовать.
   – Зачем? – возразил Леон. – У тебя все равно ничего не получится. В твоем мире нет магии. Поэтому она на тебя действует не так, как на остальных, но и ты не можешь ею повелевать.
   – Все равно дай, – пихнула я мага плечом, чуть не столкнув его ненароком на землю. – Пока не попробую – не успокоюсь.
   – Ну ладно, держи, – уступил моему напору мужчина и тут же злобно добавил: – Только время зря потеряем.
   Я вожделенно схватилась за рычаг, еще теплый после руки Леона, и зажмурилась. Фургон по инерции прокатился еще пару метров и окончательно встал, несмотря на все мои мысленные усилия. Я изо всех сил пыталась представить вращающиеся колеса. Вместо этого на ум лезла всякая дурость в виде шасси взлетающего самолета. Гм, это ж какую скорость по аналогии должна развить ветхая телега?
   Словно в ответ на мои жалкие потуги фургон чуть-чуть двинулся с места. Я, не открывая глаз, смахнула пот со лба. Честное слово, легче было бы самой в оглобли впрячься.
   – У меня получается? – почему-то шепотом спросила я.
   – Как сказать, – неопределенно хмыкнул маг. – Вообще-то да. Странно. Ты не хочешь попробовать с открытыми глазами рулить? А то сейчас в канаву нас уронишь.
   Я послушно огляделась. Телега шустро катилась вперед, незаметно набирая ход. Несомненно, скорость сейчас была куда как выше той, с которой рулил Леон.
   – Затормози немного, – наконец, не вытерпев, взмолился мужчина. – Слишком шибко идем.
   – Не трусь, – хохотнула я. – Поди, гаишники по кустам с радарами не сидят.
А ну-ка, поддали ходу.
   Какой русский не любит быстрой езды? Особенно когда ветерком в лицо бьет, мух отгоняет. Лепота. Сразу вспомнилось, как, будучи еще молоденькой девчушкой лет двенадцати, сосланная на очередные каникулы к бабушке в деревню, я на спор угнала колхозный трактор, томящийся без дела у ближайшего дома. Просто взяла прокатиться. Вечером всем селом вытаскивали машину из речки. Ох и отодрала же меня тогда бабка жгучей молодой крапивой! Неделю на заднице сидеть не могла. Хорошо, что платить за чуть не угробленную технику не пришлось. Откупились бутылкой мутного самогона да трехлитровой банкой соленых огурцов.
   При мысли о еде в животе недовольно заурчало. Ну ладно, сейчас в три счета до места докатим.
   Подумав так, я усиленно задвигала бровями, мысленно увеличивая скорость.
   – Осторожнее. – Леон сидел рядом бледный и старался не смотреть на дорогу. – Меня же сейчас укачает!
   – В сторону свои дела делай, – посоветовала я. – Потерпи. Скоро будем.
   Фургон весело подпрыгивал на неровностях почвы. Как вдруг... Всегда так – если что-нибудь пойдет слишком хорошо, то обязательно жди беды. Кто ж знал, что при въезде в лес на повороте лежит валун. Массивный такой. Естественно, телега на него колесом накатилась. И опрокинулась.
   Это я потом сообразила, что к чему. В момент аварии мне не до анализа ситуации было. Когда ни с того ни с сего ты вдруг скатываешься с места и летишь с выпученными глазами по воздуху, как-то меньше всего думаешь, что послужило первопричиной полета. Хорошо хоть не сломала себе ничего. Только головой в ближайшее дерево врезалась. Ну да ладно, башка у меня и не такое выдерживала. Дереву больше досталось, честно говоря. По-моему, где-то рядом в этот момент грязно выругался Леон. Ну вот, а говорил, что у них материться никто не умеет. Судя по доносящимся из ближайших зарослей ежевики воплям и мыслеобразам – еще как умеют.
   – С когтями, а не птица, летит и матерится. Это пьяная ворона-мутант от орнитологов удирает, – попробовала пошутить я, держась руками за гудящую голову. – Эх, были бы мозги – заработала бы сотрясение.
   Но Леон моей скромной потуги на юмор не услышал и не оценил. Трудно искренне веселиться над своим бедственным положением, сидя верхом на колючем кусте.
   – Сними меня отсюда! – раненым зверем выл маг. – Немедленно!
   – Ага, сейчас, – засуетилась я.
   Ткнулась пару раз на ощупь в непролазную стену кустарника. Поняла, что эдак себе все глаза выколю. И побежала за помощью к орку.
   В фургоне было темно и царила зловещая тишина.
   – Есть тут кто живой? – шепотом спросила я. В ответ ближайшая куча тряпья зашевелилась и приподнялась, явив под собой взлохмаченного Ярынга, почему-то держащегося за челюсть.
   – Она мне чуть зубы не выбила, – шепелявя, пожаловался он.
   – А он меня ущипнул! – раздался гневный выкрик из угла.
   Там притаилась Гайяна с кулаками на изготовку. Амазонка с ненавистью следила за орком, готовая в любой момент наброситься на него.
   – Эх ты, герой-любовник, – снисходительно потрепала я незадачливого ухажера по мохнатому плечу. – Я с тобой потом разберусь. Узнаешь, как чужую собственность без спроса лапать. А пока идем твоего хозяина выручать.
   – Она сама мне на колени упала, – покраснев, попытался оправдаться Ярынг. – Целых два раза подряд, между прочим. Что я, каменный, что ли?
   И орк, понурив плечи, двинулся за мной.
   Всеобщими усилиями нам удалось-таки через некоторое время снять мага со своеобразного насеста. Несчастный при этом душераздирающе стонал и умолял быть поаккуратрнее. Наконец операция по спасению незадачливого мага была завершена. Леон враскорячку сидел на земле и шипел от боли.
   – Хватит орать! – прикрикнула я, чувствуя себя несколько виноватой перед магом. – Чай, не девчонка. Ты же маг! Вылечи себя.
   – Не могу, – чуть не заплакал мужчина. – Маги не могут лечить сами себя. Запрет такой.
   – Так нарушь его, – легкомысленно отмахнулась я. – Подумаешь. Мы никому не скажем.
   На поляне повисло молчание. У меня аж переносица зачесалась от множества взоров, что на мне перекрестились.
   – А что я такого сказала? – искренне удивилась я. – Кто виноват, что у вас такие правила дурацкие.
   – Наши правила не дурацкие, – гордо задрал Леон подбородок, даже забыв от возмущения о своих боевых ранах. – Они нам дарованы предками. И не нам их нарушать. Потому как законы Хранителей гласят: нарушивший завет да погибнет смертью ужасной и лютой.
   – Понятно, – скептически хмыкнула я. – Сразу сказать нельзя было? Ну, попробую сама тебя вылечить.
   – Ты что? – с ужасом дернулся мужчина. – Ты же из немагического мира.
   – Это мы уже проходили, когда я фургоном училась управлять, – раздраженно фыркнула я. – Но ведь телега у меня покатилась.
   – Так вот кто виноват в аварии, – сразу же оживился орк. – Взяла – и единственное средство передвижения порушила.
   – Не лезь, – миролюбиво предупредила я.
   Ярынг обиженно шмыгнул носом и заткнулся. А я величаво возложила ладони на больное место мага и постаралась сосредоточиться. Не так-то просто посылать энергию на оздоровление чужого организма, когда твои руки весьма интимно лежат на бедрах чертовски симпатичного мужчины. То и дело мысли в какое-то неприличное русло сворачивают.
   – Вы неправильно делаете, – неожиданно вмешалась Гайяна, до этого безучастно внимавшая нашему спору. – Смотрите. Перекрещиваете пальцы вот так и...
   По коже прокатилась мягкая волна приятной расслабляющей дрожи. Маг дернулся и внимательно ощупал себя.
   – Получилось, – удивленно выдохнул он, одаривая меня пристальным взглядом. – Но почему? Не понимаю...
   – Нечего на меня смотреть! – заерзала я. – Понятия не имею, как это вышло.
   – Ладно, мы еще поговорим на эту тему, – сурово пообещал маг и поднялся на ноги. – Давайте смотреть, что с фургоном.
   Наше средство передвижения годилось теперь разве что на дрова. Колеса отвалились, крыша держалась на соплях. Эх, а так все хорошо начиналось.
   – Ну что ж, – мрачно буркнул маг, осматривая итог моего первого опыта вождения магических повозок. – Придется до поселка пешочком прогуляться. Только к поздней ночи будем.
   – Заодно и разомнемся, – попыталась приободрить я друзей. – Глядишь, пару килограммов лишних сброшу.
   – Тебе не пару килограммов, а полцентнера как минимум сбрасывать надо, – язвительно произнес орк, на всякий случай прячась от меня за магом.
   Я сделала вид, будто ничего не слышала. Позже сочтемся.
   Следующие полчаса прошли в беспорядочных сборах. Ярынг шумно прощался с повозкой, верой и правдой прослужившей орку с магом долгие годы, и всерьез намеревался большую часть ее содержимого переть на себе до поселка.
   – Бери по минимуму, – от чистого сердца посоветовала я. – Если Леон в расчетах не ошибся, то до ближайшего поселения идти не меньше пяти часов. Это налегке и без остановок. Лично я тебе помогать не собираюсь. И Гайяне не дам. Нечего бабам за мужиками тяжести тягать.
   – Сама виновата в наших бедах, – огрызнулся орк и сожалеющим взглядом обвел внушительных размеров баул, который он собрал в дорогу. – Могла бы и сознательность проявить.
   – И не подумаю, – хохотнула я. – Мне еще статуэтку этого Зырга на себе волочь. А он минимум килограммов десять весит. Да и полушубок я свой не брошу. Где я в вашем мире потом такую овчину найду? Ну и валенки, само собой. Все-таки единственная память о доме. А ты лучше со своего хозяина пример бери.
   Леон и в самом деле довольно равнодушно отнесся к потере фургона и вещей. Он тихонько сидел чуть поодаль и, по-моему, медитировал. Или просто дремал с открытыми глазами.
   – Да, а знаешь, сколько лет мы это все собирали? – плачущим голосом спросил Ярынг. – По разным мирам мотались... Жа-а-алко.
   – Ну, как знаешь, – пробормотала я. – Мое дело предложить.
   Наконец, когда солнце уже ощутимо клонилось на запад, мы отправились в путь. Впереди шел маг, все еще немного прихрамывающий. За ним выступала я с огромным мешком на спине, в котором хранились мои скромные пожитки. Следом семенила амазонка, которая поначалу настойчиво пыталась хоть как-то облегчить мне ношу, жутко мешаясь при этом под ногами. И ведь надоедливая какая! Пришлось прикрикнуть. Замыкал шествие орк, который еле передвигал ноги под тяжестью множества сверточков. По-моему, у него даже в зубах было что-то зажато.
   И идти нам предстояло долго.
 //-- * * * --// 
   Уже давно сгустилась ночь, когда мы добрели до маленькой деревушки. Местный брехливый пес попытался нас облаять, но быстро стих, получив от меня увесистый пинок под зад. С душераздирающим визгом несчастная псина улетела под крыльцо ближайшего дома, окна которого остались все такими же темными.
   – Вымерли они, что ли? – вполголоса спросила я. – А вдруг разбойники нагрянут?
   – Да кому они нужны, – неразборчиво из-под груды вещей простонал орк. – Брать у них все равно нечего. Да и в таверне наверняка куча наемников ошивается. Коли на село кто нападет – обязательно вступятся. И размяться, и место сбора защитить. Кто ж им наливать в такой глухомани станет, если последнего трактирщика по миру пустят?
   – Понятно, – хмыкнула я.
   Мало-помалу мы двигались по направлению к самому большому дому, стоявшему на отшибе. В отличие от остальных жилищ в его в окнах призывно горел свет. Почуяв близкий отдых, даже орк оживился, заметно прибавив шагу. Для меня вообще оставалось загадкой, как он смог допереть такой тяжеленный груз, ничего по дороге не выкинув. Воистину, что жадность с человеком творит! Ну, или с почти человеком.
   Около таверны было достаточно тихо. Я разочарованно вздохнула. Ну вот, а мне всегда представлялось, что вокруг должны валяться здоровенные пьяные мужики, постоянно распахиваться двери, впуская и выпуская толпы непонятных существ. Хотя бы пустые бутылки пейзаж украшать обязаны!
   – Обычно на такие места накидывают заклятие неслышимости, – себе под нос буркнул маг, видимо уловив мои мысли. – Чтобы жителям спать не мешали. А наемники редко буянить начинают. Знают: ежели что – трактирщик мигом в гильдию нажалуется. Кому ж охота всю оставшуюся жизнь от питейных заведений отказ получать.
   – А что, в вашем мире каждый в профсоюзе состоит? – заинтересовалась я. Маг хмуро на меня посмотрел, словно не понимая, о чем я, поэтому пришлось пояснить: – Ну, в смысле, в гильдии?
   – Да, – кратко кинул мужчина. – Это удобно. За пять злотых в год получаешь поддержку и защиту.
   – Жаль, что у нас не так, – пригорюнилась я, вспоминая будни на рынке.
   Нет, деньги крыше мы, конечно, платили. Только толку от нее было чуть. Бандиты от милиции брались охранять, милиция – от бандитов, а кровно заработанное вынь и положь и тем, и другим.
   Тем временем мы добрели до таверны. Дверь скрипнула, пропуская нас внутрь, и меня оглушил немыслимый гвалт. В маленьком помещении было не протолкнуться. Около десятка рослых мужчин оккупировали столы у входа. В компании царило веселье, которое сразу же прекратилось, стоило нам только переступить порог. Чувствуя себя несколько неуверенно под перекрестьем множества взглядов, мы гордо прошествовали к самому дальнему столику.
   – Не повезло, – чуть слышно выдохнул орк. – Нарвались на темных эльфов.
   – Эльфов? – поперхнулась я, внимательно рассматривая ближайшего представителя чужеродной расы ростом под два метра с маленькими подслеповатыми глазенками, большими оттопыренными ушами и массивной нижней челюстью, выдающейся вперед.
   – Это темные эльфы, – вздохнув, повторил орк. – Они живут в подземельях и пещерах, где света практически нет. Ты кротов когда-нибудь видела? Ну и чего тогда удивляешься? А такое строение ух... тьфу, уш... ухей... ушей, я хотел сказать, им помогает во мраке ориентироваться. А как – не знаю.
   – А зубами эльфы себе ходы грызут, что ли? – мрачно поинтересовалась я.
   – Тихо, – одернул меня Ярынг. – Еще услышат. Разборки начнутся. Заставят песни петь во славу их рода.
   – Песню я могу спеть, – задумчиво протянула я. – Только не на голодный желудок. Давайте поедим, что ли, как следует.
   Словно услышав мои последние слова, около столика материализовался маленький толстенький мужичок, по всей видимости, хозяин заведения, которому Леон продиктовал заказ.
   – Спиртное брать будете? – напоследок задал вопрос трактирщик.
   – Да, – оживилась я, не давая возможности магу ответить. – Что-нибудь позабористее.
   – Самое крепкое – гномий самогон, – буркнул тот. – Одна порция стоит медный грош, за бутылку серебряк.
   – Бутылку тащи, – распорядилась я. – Мужики расплатятся.
   Ярынг возмущенно булькнул и хотел что-то возразить, но Леон успокаивающе положил ему на плечо руку.
   – Пусть, – произнес маг. – Татьяне надо расслабиться после утомительной дороги.
   – Надо, – радостно подтвердила я, делая вид, будто не заметила в его тоне язвительности.
   Спустя несколько минут на столе уже исходил ароматным паром целый жареный поросенок, по бокам обложенный поджаристой картошечкой. А рядом со мной высился небольшой хрустальный графинчик, в котором искрилось драгоценное содержимое.
   – Ну, для аппетита, – гаркнула я, разливая спиртное по кружкам.
   Естественно, себе наливая полную.
   – Татьяна, это очень сильная вещь, – испуганно прошептала амазонка. – Вы сначала хотя бы попробовали, а потом уж пили.
   – Счас, – недобро усмехнулась я. – Всяко не крепче чистого спирта. Ежели боитесь – не пейте. Мне больше достанется.
   Вслед за Гайяной и остальные не рискнули заняться со мной дегустацией местного алкоголя. Впрочем, я не очень-то и расстроилась.
   – Будем, – выдохнула я и сделала глоток.
   Хмельная жидкость обожгла губы, огненным шаром скатилась по пищеводу и взорвалась где-то глубоко в желудке, оставив слезы на глазах и непонятную легкость в голове.
   – Хорошо пошла, – одобрительно крякнула я и налегла на закуску, по возможности стараясь не обращать внимания на удивленные, вытянутые лица мага и орка.
   – Это точно гномий самогон? – наконец, не выдержав, пригубил напиток орк и тут же закашлялся, отплевываясь и отфыркиваясь.
   – Хорош добро переводить, – недобро сощурилась я. – Не умеешь пить – не берись. Тут всего градусов шестьдесят. А мы, помнится, зимой при минус тридцать и чистяк пили, чтобы согреться.
   Больше подвиг орка никто не рискнул повторять, и ужин пошел своим чередом. Примерно через час я удовлетворенно откинулась на спинку стула и довольно крякнула. Определенно, жизнь начинала играть всеми красками. В животе сыто урчало, в пустой голове иногда проползала ленивая пьяная мысль. Хорошо!
   Словно в отместку сразу же начались неприятности. За моей спиной раздался вкрадчивый голос:
   – Позвольте пригласить молодую очаровательную женщину на танец.
   – Я не танцую, – привычно отозвалась я.
   Навидалась я уже таких ухажеров. Сначала очаровать пытаются, а потом последнюю мелочь на пиво стреляют.
   – Простите? – недоуменно переспросили сзади. – Но я вроде не вас приглашаю.
   Я нехотя повернулась посмотреть – кто это тут такой смелый. И кого же лицезрели мои глаза? Конечно же эльфа. Здоровенный детина ростом под потолок смущенно переминался с ноги на ногу около нашего стола, не сводя плотоядного взгляда с Гайяны.
   – Не туда смотришь, – ласково сказала я. – Она без моего разрешения не танцует. А я ей не позволяю с незнакомцами отплясывать.
   – Так давайте познакомимся, – непринужденно присел к столу эльф. – Грайдуэлиарэль, предводитель всей этой братии. – И он нарочито безразлично кивнул на толпу лопоухих, которые как-то незаметно окружили нас плотным кругом.
   – Приятно познакомиться, – показала я все свои тридцать два желтых зуба в ослепительной улыбке. – А я – Татьяна. Хозяйка этой очаровательной амазонки. И повторяю еще раз: она танцевать ни с кем из вас не будет.
   Ярынг сделал робкую попытку забраться под стол, но тут же тихо зашипел от боли, получив от меня тычок в бок.
   – А ты смелая, – вдруг одобрительно заржал Градук, как я мысленно для краткости окрестила эльфа. А то с его полным именем и язык сломать можно. – Первый раз вижу человека, который осмеливается мне противоречить.
   – И как – нравится? – спокойно поинтересовалась я.
   – Была бы мужиком – убил бы уже, – откровенно признался тот. – Воспитание не позволяет на женщину руку поднять. Давай так. Ты мне даришь красавицу на ночь, а я оставляю тебя и твоих спутников в живых. А утром верну ее тебе как законной хозяйке. И даже заплачу за аренду. Идет?
   Гайяна испуганно пискнула, безуспешно пытаясь спрятаться за магом, который равнодушно крутил в руках вилку, словно витая мыслями где-то далеко-далеко от этого злачного места.
   – Был бы ты бабой – давно бы все космы повыдирала бы, – пообещала я, с удовольствием наблюдая, как мгновенно багровеет лицо незадачливого ухажера. – Вот что, красавчик. Давай договоримся. Сначала выпей со мной, поговори, расскажи, что ты за человек, то есть эльф. А потом подумаем, кто с кем на сеновал пойдет. Или в карманах пусто женщину угостить?
   Эльф на этот раз ради разнообразия побледнел от возмущения. Потом махнул рукой трактирщику.
   – Что прикажете? – спросил хозяин, с опаской косясь на толпу эльфов, так и оставшихся глупо стоять полукругом возле нашей компании.
   – Два, нет, три таких графинчика, – на правах женщины сделала я заказ. – Ну и на закусь чего-нибудь.
   Градук закашлялся, но возражать не стал.
   – Пока все, – мрачно пробурчал он.
   Пока трактирщик нес нам спиртное, я мучительно пыталась придумать, что делать. Супротив такого количества вооруженного народа выступать было сущим безумием. Хотя Ярынг и показал себя доблестным воином в недавней стычке с амазонками, но толку от него чуть. Только под ногами мешаться будет. А еще мага с Гайяной защищать надо. Интересно, а Леон-то чего притих? Или заклинание какое в уме творит?
   – О чем задумалась, красавица? – прервал мои тяжкие размышления эльф. – Или в уме подсчитываешь, сколько за рабыню запросишь?
   Амазонка сдавленно всхлипнула и жалобно на меня посмотрела. Вот ведь свалилась на мою голову! Точно надо было изуродовать – все проблем меньше.
   – Нет, – ощерилась я в самой очаровательной из своих улыбок. – Просто думаю: и чего это такой мужественный и сильный воин вдруг заинтересовался платной любовью? Неужели не может найти женщину, которая с радостью его приласкает за так? Ни за что не поверю.
   – Не твое дело, – смутился от града комплиментов Градук. – Я же не спрашиваю, сколько ты обычно мужикам платишь, чтоб те с тобой постель разделили.
   И он довольно захохотал. Оставшийся народ тоже угодливо захихикал. Даже Ярынг попытался рассмеяться, но быстро оставил эту идею, увидев мой увесистый кулак, которым я невзначай ему пригрозила.
   – Шутник, да? – с деланым безразличием усмехнулась я. – Ну ладно, весельчак, давай так договоримся. Девушку я тебе так просто не отдам. Драться с тобой у меня желания особого нет. Как-никак ты детина здоровый, поди, быка одним ударом убить можешь. Поэтому предлагаю другое соревнование. Кто больше самогона сейчас выпьет – тот девушку и танцует. Ты победишь – отдам тебе Гайяну не только на ночь, но и навсегда. Я верх одержу – вы тихо-мирно сваливаете из таверны и даже не оглядываетесь назад. Идет?
   – А что мне мешает девушку так просто забрать, без всяких глупых состязаний? – лукаво поинтересовался эльф.
   – Ну, ежели перед своими людьми трусом выглядеть не боишься – то пожалуйста, – пожала я плечами.
   Градук размышлял недолго. Уже через минуту мы пожимали руки. Орк еще пытался как-то влезть в наш спор, но после легкого подзатыльника заткнулся. И битва началась.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное