Елена Малиновская.

Летопись безумных дней

(страница 4 из 32)

скачать книгу бесплатно

   Легкая занавеска взмыла вверх сама по себе, пропуская нас. После роскошного великолепия предыдущих помещений строгость обстановки в этой комнате умиротворяюще подействовала на мои измученные, слезящиеся от бесконечного мельтешения глаза.
   В дальнем конце комнаты виднелось возвышение, на котором стояло кресло. В нем с величественным видом восседал старец в просторном лиловом одеянии. Его насмешливые глаза едко глянули на меня.
   – С чем пожаловали вы, незнакомцы? – Громогласный голос, казалось, прозвучал откуда-то с потолка. – Кто посмел нарушить покой владыки?
   Мердок слегка подтолкнул меня плечом.
   – Э-э-э, – закашлялась я. Меня никто не учил правилам этикета, и я судорожно соображала, что надлежит сделать: рухнуть на колени и облобызать ковер под ногами в знак уважения или стоит ограничиться просто лежанием на животе, пока монарх не соблаговолит разрешить мне лицезреть его светлый облик.
   – Какая чушь, – фыркнул кто-то позади. – Опять ты, Дитон, развлекаешься.
   Достопочтенный старец смущенно прокашлялся и начал уменьшаться в размерах. Неимоверно вырос его нос, почти исчезли густые, клочковатые брови.
   – Я ни при чем, он сам, – поспешила я оправдаться перед Мердоком. Мало ли, может, меня обвинят в покушении на убийство священной особы. Прецеденты уже были.
   – Прошу прощения. – Из полумрака выступила смутная полутень. – Это мой любимый гном развлекается. У него отвратительнейший характер.
   Действительно, около трона копошилось весьма забавное создание: маленький толстячок с кривыми ножками и хмурым выражением лица. Он презрительно оглядел нас и, издав протяжный свист, куда-то испарился. Я же перевела взор на истинного повелителя Дареора.
   Монарх, вопреки моим ожиданиям, оказался изящным молодым мужчиной с обаятельной улыбкой, потрясающими сиреневыми глазами. Он был одет в просторного кроя рубаху и брюки и слегка небрит.
   Император непринужденно занял свое место и весело подмигнул мне.
   – Старая гвардия в полном сборе, – любезно наклонил он голову. – Вот только не надо, Элиза, стелиться и петь передо мной дифирамбы. Терпеть не могу дворцовый этикет.
   – Ты сам его некогда и создал, – весьма невежливо перебил императора Мердок. Я приготовилась услышать раскаты грома – выражение монаршей немилости – от такой вопиющей дерзости.
   – Виновен, грешен, – ничуть не смутившись, расхохотался повелитель. – Когда-то мне казалось это забавным. А теперь я не могу склонить Совет Мудрейших к пересмотру своего столь опрометчивого шага.
   – Извините, ваше императорское величество, – рискнула я прервать разговор двоих друзей. – Но что такое Совет Мудрейших? Уже не впервые я слышу это название. Не сочтите за дерзость.
   Клянусь, такого дружного хохота я еще не слышала в своей недолгой жизни.
Император смеялся, закинув голову назад, с удовольствием вторил ему и Мердок. Я насупилась, чувствуя себя обиженной.
   – Ты слышал, Мердок, – с восхищением воскликнул монарх. – «Ваше императорское величество»! И от кого я слышу такие речи?! От Элизы, смутьянки Элизы, бунтарки Элизы! Что с ней сотворил Запретный мир!
   – Подожди, она тебя еще на «вы» будет величать как минимум пару часов, – предупредил его начальник Управления. – По крайней мере, ко мне она сначала упорно обращалась во множественном числе.
   – Правда? – с притворным ужасом на лице замахал руками император. – Ну вот что, Элиза. Своей императорской властью объявляю: если ты еще напомнишь мне, что я старая развалина, то в тот же миг отправишься обратно в свое захолустье. Я предупредил – ты услышала. Иначе пеняй на себя.
   В воздухе повеяло грозой. Я удрученно кивнула.
   – Зови меня Милорн, – великодушно разрешил император. – После всего, что мы некогда втроем пережили, какие могут быть формальности!
   – Не хочу показаться навязчивой, – издалека начала я, – но я не понимаю, о чем в… ты говоришь. Я знаю, что некогда мы были по разные стороны баррикад.
   – А еще раньше мы вместе сражались за безопасность империи, – холодно прервал меня Милорн. – Ты и Мердок помогли мне взойти на престол. Правда, затем ты попала под дурное влияние некоторых… личностей при дворе. Пришлось преподать тебе урок. Честно говоря, наказание было хоть и заслуженным, но чересчур жестоким.
   – Я в курсе, – торопливо перебила его я. – Я заслуживала просто смерти.
   – Да, – равнодушно кивнул мне монарх. – Смерть искупила бы все. К сожалению, мне с Мердоком не удалось убедить в этом остальных.
   – Не могу сказать, чтобы я была чересчур огорчена данным обстоятельством, – постаралась я убедить собеседников. Мало ли, вдруг они прямо сейчас решат исправить это маленькое недоразумение и прикончат меня.
   – Элиза, смерть в нашем мире не окончательный итог жизни, – хихикнув, пояснил Милорн. – Загробное царство вполне приятное место. Ты вернулась бы в Пермир намного раньше. Изгнание же предполагало твою окончательную гибель для нашего мира. Из Запретного мира еще никто не возвращался. Но Мердок нашел выход.
   – Даже не вспоминай, сколько мне пришлось затратить на это сил и умений, – огорченно кашлянул начальник Управления. – По непонятной причине Страж Перехода оказался милостив к тебе, поэтому ты и вернулась.
   – Хорошо, – кашлянула я и осторожно попыталась вернуться к прежней теме разговора. – А если по порядку: в чем мои прегрешения, что такое Совет Мудрейших, Трибуналы и еще этот Страж Перехода?
   – Не все сразу, Элиза, – жестко ответил мне Мердок. – Твои грехи в красочных подробностях расписаны во всех учебниках истории, как, впрочем, и твои подвиги. Но на твоем месте я не стал бы торопиться приоткрывать завесу тайны над прошлым.
   – Почему? – обиженно буркнула я.
   – Потому что, – твердо и исчерпывающе пояснил мне мужчина, но, взглянув на мою обескураженную физиономию, попытался слегка смягчить тон. – Когда придет время, ты вспомнишь сама. Пока тебе надо освоиться, вновь научиться элементарным магическим вещам. Знание же того, каким могуществом ты обладала ранее, поверь, пойдет лишь во вред.
   – Он прав, – кивнул Милорн. – Остальное элементарно. Совет Мудрейших – это собрание лучших из имперской знати. Некогда я постарался создать подобие демократии и ныне без одобрения этого рудимента не в праве решать глобальные вопросы. Впрочем, у меня тоже есть право вето. Этим сборищем управляет Верховный Старец. Мерзкий, если честно, старикашка, но с огромным авторитетом среди остальных. Есть еще Городской Совет во главе с бургомистром. По-вашему, наверное, мэром. Но он решает повседневные вопросы и не вмешивается в дела государства. Да и негоже столичному начальству лезть в политику. В отличие от Мудрейшего, Городской Совет целиком выборный орган.
   – Не усугубляй, – прервал его Мердок. – При желании ты бы с легкостью разогнал оба Совета, и никто бы и слова поперек не сказал.
   – Конечно, – рассмеялся император. – Особенно если ты прикрывал бы мою спину. Но пока они забавляют меня. Да и глобальные вопросы закончились с возвращением Элизы. Пусть старички почувствуют свою значимость. Сильно навредить мы им все равно не позволим. Что там дальше по порядку? Трибуналы – это некая совокупность судей, прокуроров и адвокатов в одном лице. Следят, чтобы восторжествовала справедливость. Правда, пользуются при этом такими методами, что к ним обращаются совсем уж в крайних случаях. Кому хочется, чтобы его мысли были известны чужому человеку?
   – Они прочитывают личность, словно книгу, – вновь невежливо вмешался Мердок. – Зато и апелляций на их действия никто никогда не подавал. Трудно отрицать очевидное. Слово Трибунала – закон во всех смыслах.
   – Ты некогда на собственной шкуре испытала, что значит быть во власти Трибунала, – задумчиво обронил Милорн. – Каждый государственный преступник подвергается сканированию памяти. На всякий случай. Чтобы избежать судебной ошибки. Жестокий, но действенный способ улучшить показатель раскрываемости правонарушений.
   – Да уж, – пробормотала я, поеживаясь при этих словах.
   – Страж Перехода слишком сложная штука даже для меня, – закончил Мердок лекцию. – Он охраняет пространство между мирами и, по всей видимости, хорошо к тебе относится. Ты сама рано или поздно с ним столкнешься. Не в реальности, так во сне.
   – Обрадовали, – протянула я. – Можно последний вопрос? Какое место в этой иерархии занимает Управление?
   – И его начальник? – лукаво переспросил Мердок. – Очень просто, Элиза. В любом государстве, и Дареор не исключение, есть три ветви власти – законодательная в лице обоих Советов, судебная с ее Трибуналами и исполнительная. Я возглавляю последнюю. В вашем мире я был бы кем-то вроде премьера. Или вице-президента. Неплохой тебе достался экскурсовод по новому миру, не правда ли?
   – Ладно, друзья, – поторопился прервать затянувшуюся аудиенцию император. – Давайте разберемся со всеми тонкостями распределения власти позднее. Встретимся с вами через неделю с отчетом о проделанной работе. Надеюсь, к тому времени ты, Мердок, уже найдешь и обезвредишь злоумышленника, покушавшегося на Элизу. И наша милая гостья будет чувствовать себя более уверенно в здешнем мире.
   – Рад стараться, – гаркнул у меня над ухом Хранитель. – Всегда к услугам империи!
   Я недоуменно покосилась на начальника Управления, но, поймав его смеющийся взгляд, успокоилась. У каждого свое чувство юмора.
   Нам предстояло столь же длительное шествие к выходу из дворца.
   – Ну почему тут нельзя пользоваться магией? – ныла я, еле переставляя гудящие от усталости ноги. – Так бы раз – и мы в Управлении.
   – По твоей вине, – прямолинейно брякнул Мердок. – Ты пыталась свергнуть императора, вот и получай ограничения в искусстве невидимого.
   Я тут же прикусила язык, и дальнейший наш путь не сопровождали мои многочисленные претензии и жалобы.
   – Ты все же вытащил ее из небытия, – раздался тихий шепот из ближайшей портьеры. – Мердок, она погубит империю.
   – Кто это? – испуганно вскрикнула я.
   Занавеска отлетела, предъявляя нам любимца императора. Он злобно покосился на меня и вновь прошелестел:
   – Раз она уже едва не погубила наш мир, зачем давать ей повторный шанс? Император жалостлив, но ты, Мердок, другой. Ты бы без сожаления уничтожил ее при необходимости, не вспомнив о былой дружбе, если бы от этого зависело существование Дареора. Так зачем ты колеблешься? Сделай это сейчас! Немедленно!
   – Прекрати, Дитон, – резко одернул его Мердок, словно став на миг выше ростом. – Ситуация целиком под контролем. Охраняй императора, а не давай мне советы.
   Карлик недовольно зашипел, словно потревоженная гадюка, и сделал шаг мне навстречу.
   – Только дай мне повод, – спокойно пригрозил Мердок, преграждая ему путь. – Только посмей…
   Дитон скрестил с ним взгляд, но вскоре потупился под уверенным взором Мердока.
   – Мы еще встретимся, Элиза, обязательно встретимся, – пригрозил он, растворяясь в сумраке императорского дворца. – Мердок не всегда будет рядом.
   – Мило, – подняла я бровь. – Я все больше и больше убеждаюсь в безмерной любви, которую испытывает ко мне многочисленное население Пермира. Такая любовь легко может и убить.
   – Не обращай внимания, – пожал плечами маг. – Когда ты окрепнешь, сумеешь сама постоять за себя. А там, глядишь, и до подвига дело дойдет. Станешь героиней империи. Кто тогда вспомнит о зле?
   – Твоими бы устами да мед пить, – вздохнула я, опасливо вжимая голову в плечи за пределами дворцовых ворот. У меня явно начиналась паранойя. Мне казалось, что некто следит за каждым моим шагом, выискивая брешь в обороне. Я не рискнула поделиться своими опасениями со спутником – еще сочтет, что имеет дело с истеричкой.
   – Приступим, пожалуй, к обучению, – тем временем с наслаждением потянулся Мердок, с удовольствием вдыхая полной грудью свежий воздух парка. – В Управлении хоть духов вызывай. Ни городская стража, ни основы мироздания даже не заметят этого.

   В кабинете Мердок вольготно расположился в кресле, предоставив мне в крайней степени неудобный стул. В здании сегодня было на удивление пусто, словно все его сотрудники в испуге перед моими будущими ляпами в магии поспешили раствориться.
   – Не обольщайся по поводу своей выдающейся личности, – холодно обронил Мердок. – Просто какой смысл торчать всем на работе? Поверь, с заурядным вызовом справится городская стража, уже весьма поднаторевшая в колдовстве. Мы беремся за действительно серьезные дела, когда на кону стоит безопасность империи. На худой конец – города. Обычный Мастер вполне способен дать небольшую, но весьма кровопролитную битву всем колдунам Пермира, вместе взятым. И, вполне вероятно, остаться в победителях. В Управлении обычно дежурят Подмастерья да стажеры школы. Исполнительные, но практически незаметные.
   – Занимательно. – ЯЧ огляделась по сторонам. – Ну и где многочисленные талмуды, которые мне надлежит зазубрить, чтобы получить право исторгать огонь из пальцев?
   – Элиза, – мягко улыбнулся мне Мердок, словно несмышленому ребенку, – магии невозможно научиться по учебникам. Ее можно лишь понимать сердцем. Вот что ты сейчас чувствуешь?
   – Ничего, – недоуменно покачала я головой. – Пожалуй, стоило бы перекусить, но еще часик потерпеть можно.
   – Отлично, – потер руки Мердок. – Тогда твое сегодняшнее задание будет заказать обед из ближайшего трактира. И польза, и выгода сразу. Заодно научишься мысленно общаться.
   – И как это сделать? – флегматично поинтересовалась я. – Какое заклятие прочитать?
   – У тебя абсолютно испорченный взгляд на магию, – сказал мужчина и, резко встав, подошел ко мне. – Все заклятия разве упомнишь! Ты должна научиться грамотно и четко формулировать свои желания, чтобы они начали сбываться. Именно этому учат в Носсе, куда мы не так давно отправили милого ребенка. Этому и искусству самоконтроля. Запомни, сильный маг, не умеющий повелевать своими эмоциями, – самое страшное существо в нашем мире. Вот сейчас попытайся уловить, о чем я думаю.
   С этими словами маг закрыл глаза и начал о чем-то усиленно размышлять. Я последовала его примеру. Но даже с закрытыми глазами на ум ничего не приходило. «Надо пойти другим путем, – решила я. – О чем бы я думала, если бы была Мердоком?»
   Воображение услужливо подсунуло мне следующую картину: начальник Управления в развевающемся багряном плаще мчится куда-то на взмыленном коне и с шашкой наголо. Где-то я уже это видела. Наверное, в учебнике истории за девятый класс. Точно! Так авторы представляли ученикам Чапая. Только у меня в фантазии Мердок был без пышных усов и без папахи. «Где же Петька и Анка?» – задала я себе следующий риторический вопрос. Тотчас нарисовалось следующее: за всадником прогромыхала тачанка с пулеметом. Роль пулеметчицы исполняла Лионора, ну а Петьку по совместительству играл император.
   – О чем ты задумалась? – прервал меня голос Мердока. – Ты уже минут пять сидишь с абсолютно идиотской улыбкой.
   Сражение возле реки Урал медленно близилось к своему роковому исходу.
   – Поняла! – радостно заорала я, заставив мужчину подскочить на месте от неожиданности. – Ты думал о купании!
   – Нет, – испуганно ответил он, пятясь к столу.
   – Тогда ты просто боишься воды! – не отступалась я от заданной темы.
   – Да нет же, Элиза. – Начальник Управления укоризненно покачал головой. – Во-первых, я плаваю как рыба. А во-вторых, я думал о том, чтó хотел бы получить к обеду. Попробуй еще раз.
   Я вновь послушно закрыла глаза. Подсознание недолго думая подсунуло мне огромную зеленую жабу. «Вряд ли Мердок именно это имел в виду, говоря о еде», – попыталась я отвлечься на что-нибудь более съедобное. Не тут-то было. Жаба нагло сказала «ква» и упрыгала в неизвестном направлении. Мне недолго пришлось радоваться. На смену ей пришел на редкость упитанный хомяк с флегматичными, грустными глазами.
   – Так не пойдет, – вихрем ворвался в мои мысли Мердок, раскидав нашествие птичек, зверушек и насекомых. – Попробуем пойти другим путем.
   Я покорно кивнула.
   – Возьми меня за руку, – приказал он. – А теперь попытайся войти в мое сознание. Представь, что пальцы – это твои глаза. Что ты видишь?
   Первые секунды меня преследовал кошмар, в котором фигурировал указательный палец с печальным голубым оком вместо ногтя. Затем его сменила жирная сосиска, отплясывающая канкан.
   – С таким бредом мне еще не приходилось сталкиваться за всю практику Хранителя, – констатировал Мердок. – Похоже, она безнадежная тупица в плане магии.
   – А нельзя ли без оскорблений? – обиделась я. – Между прочим, я всего второй день в Пермире, мне и так тяжело приходится.
   – Ну наконец-то! – Мердок радостно выдернул у меня свою ладонь. – А теперь постарайся без прикосновений!
   – Ты хочешь сказать, что я уловила твои мысли? – недоверчиво спросила я.
   – Да, и продолжаешь общаться со мной без слов! – Мужчина, не в силах сдержать эмоции, забегал вокруг стола. – Теперь закажи нам поесть!
   Это оказалось труднее, чем я могла себе представить. Никогда не думала, что у меня настолько буйная фантазия. Периодически мне приходилось прерывать сеанс связи с трактирщиком, чтобы выгнать из мыслей лиловых бегемотов, жирафов о двух головах и прочую нечисть. Словом, к концу эксперимента я была словно выжатая мышь. Хотя я и мокрой-то мыши никогда не видела.
   – Через несколько минут принесут, – довольно сообщила я начальнику Управления.
   – Замечательно! – ответил он.
   Вскоре в дверь постучались. Мердок, предвкушающий сытный обед, сам пошел открывать. Честное слово, лучше бы он закрылся на дополнительные засовы.
   – Первый раз я принимал столь странный заказ, – доверительно признался ему трактирщик, появляясь в дверном проеме с целой армией помощников. – Однако желание клиента – закон.
   С этими словами они начали сгружать на безупречную полировку стола Мердока многочисленные яства. Какие-то из блюд убежали сразу, не дожидаясь, пока придет в себя оцепеневший Хранитель. А изобилие было, скажу я вам, – любой фильм ужасов позавидует. Сиреневые мухоморы и ярко-красные поганки, говорящие котлеты и рыдающая колбаса, бледная слизь, уверяющая, что является самой питательной и вкусной слизью на свете, и кровожадные помидоры, лязгающие своими беззубыми плодами, суп с обезьяньими глазами (привет Индиане Джонсу!) и живые змеи, расползающиеся в разные стороны, скорпионы и опарыши, шевелящиеся в бифштексе с кровью, огромные тарантулы, сами поливающие себя чесночным соусом, и скопище кузнечиков, ведущих философские беседы.
   Мердок щелкнул пальцами, не дожидаясь окончания списка несъедобных блюд, и вся гадость с его стола пропала, а Хранитель остался выжидающе смотреть на меня, приподняв одну бровь.
   – Кажется, мне надо срочно к психоаналитику, если в моих мозгах творится такое безобразие, – доверительно призналась я Мердоку. Тот укоризненно покачал головой и мгновенно телепортировал нас в ближайший кабачок. Там я сделала заказ, более не доверяя мысленной речи.
   – Ничего, – утешил меня Хранитель. – Первый блин всегда комом. После обеда займемся боевым искусством.
   – Заклинания уничтожения! – обрадованно воскликнула я. – Я буду такой же крутой, как ты! Я смогу плеваться пламенем и кидать ледяные шары! А также…
   – Никаких «также», – поспешно прервал меня Мердок, с аппетитом поглощая очередное блюдо. – Пока не научишься управлять своими желаниями и мыслями, ничего выше бытовой магии! Я уже представляю нашествие на город говорящих крыс в человеческий рост и с верблюжьей головой. Сначала освой телепатию, а потом поговорим. Мысленно.
   – В чем же тогда заключается боевое искусство? – удрученно спросила я. Эх, не быть мне уничтожительницей демонов, по крайней мере в ближайшие несколько десятков лет.
   – Умение владеть мечом, конечно, – воскликнул Мердок, удивленный моей недогадливостью.
   – Чем? – переспросила я. – Каким мечом? Что-то не вижу у тебя при себе никакого холодного орудия.
   Мердок с самым невозмутимым видом вытащил из-за спины серебристое лезвие, маняще поблескивающее в лучах солнца.
   – Ты можешь достать любой предмет из личного пространства, присущего каждому человеку. Все зависит лишь от степени могущества индивида, – терпеливо растолковал мне мужчина и продолжил: – Фехтовать тебе необходимо научиться, чтобы иметь возможность защищаться в мирах и пространствах, лишенных магических источников Силы. Помимо этого любой житель империи вправе вызвать тебя на поединок, где решение примет сила оружия, но не сила магии.
   – А смысл? – полюбопытствовала я, допивая потрясающе вкусный напиток с терпким вкусом чего-то едва знакомого. – Ведь каждый мало-мальски хороший воин без труда победит мага, будь тот хоть самым лучшим в мире.
   – Именно поэтому, – равнодушно пожал плечами Мердок, – во всем нужно равновесие. Если великий колдун узурпирует власть, его свергнут сталью. Надо быть готовым ко всему.
   – Ой, – вдруг поперхнулась я, когда до меня дошел смысл только что сказанного. – Значит, человек, который пытался меня убить, в следующий раз, не мудрствуя лукаво, может просто вызвать меня на дуэль?
   – Может, – кивнул маг. – Но не поступит так. Потому что пока ты не сдашь Экзамен Первой Ступени, то считаешься несовершеннолетней. А следовательно, твои интересы везде, в том числе и на поединке, будет представлять ответственный за тебя. То есть я. Так что по этому поводу не переживай. Уж я как-нибудь справлюсь с твоими недоброжелателями.
   Закончив нашу трапезу, мы вернулись в Управление, которое оставалось таким же пустынным, как и утром, но теперь мужчина повел меня куда-то в подземелье. Мы долго спускались по витым лестницам, все ниже и ниже под здание. Становилось темнее и темнее.
   – Пришли, – удовлетворенно констатировал Мердок, пропуская меня вперед. Я шагнула через порог и остановилась, растерянно моргая от обилия света.
   Большой зал, застланный драгоценными коврами палевого цвета, слепящее мертвенное освещение, огромный выбор оружия у дальней стены – от миниатюрной шпажки до тяжелого двуручного меча почти с меня ростом.
   – Выбирай, – радушно пригласил Мердок. – Советую на первый раз взять что-нибудь не очень тяжелое, по руке.
   Я никогда не отличалась особой покорностью, к тому же неудача с телепатией сильно выбила из колеи. Где-то в глубине подсознания меня глодал гигантский червь сомнения: а вдруг, убедившись в моей полнейшей никчемности и неспособности к обучению, Мердок недолго думая вышвырнет меня обратно в Запретный мир. Зачем ему вечная обуза в виде неумехи, которую ни на миг не оставишь без присмотра. Насколько я поняла, сил у Хранителя хватит переправить вслед за мной все Управление, если оно перестанет его устраивать по тем или иным причинам. Хотелось поднять собственную значимость, причем в первую очередь в его теплых карих глазах, в бархатной глубине которых жила неискоренимая ирония. Поэтому я смело потянула из кучи длиннющее лезвие, украшенное неимоверным количеством драгоценных камней.
   – Подумай, Элиза, – насмешливо покачал головой Мердок, – твой меч станет продолжением твоей руки. Он срастется с твоей плотью. Выбирай не разумом, а сердцем. Нужный меч сам позовет тебя.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное