Елена Коровина.

Версальская грешница

(страница 18 из 19)

скачать книгу бесплатно

   У Сони сердце похолодело. Гранд-магистр… гранд-маман… Да не одно ли это лицо?! Ну а чтобы уж точно никто ничего не узнал, хитрая бестия вполне могла выдавать себя за мужчину!
   – Никто вашу Несравненную не заставлял, – прошептала Соня. – Она все сделала сама и по собственному плану. Она и есть тот самый загадочный гранд-магистр. И нам нельзя медлить, надо срочно выбираться отсюда!
   – Ясно, что надо! Но как?! – Гастон вскочил, но, застонав, схватился за решетку, чтобы не упасть. – Голова кружится от движений!..
   Соню вдруг охватила паника. Она сидит тут, рядом с беспомощным юношей, а в это время гранд-маман, наверное, уже ищет ее. Пока она думала, что живительный манчжурский эликсир поможет Гастону, было еще не так страшно. Но видно, и манжчурский лекарь не всесилен. Юноше, конечно, лучше, но он пока даже двигается с трудом.
   Но ведь Соне нужно спасаться – бежать поскорее и подальше! Иначе… Ох нет, о том, что может случиться, даже и думать нельзя! Но что же – бросить беднягу-Гастона и убежать?! Ох нет…
   Соня присела на корточки и в ужасе обхватила голову руками. Они погибнут вместе… Либо эта ведьма найдет их и убьет, выпустив из Сони кровь по капле, либо они просто умрут здесь от холода и голода…
   Хорошо хоть на Соне зимняя кацавейка и сапожки. И как только провидение подвигло ее надеть именно их?! Но Гастон простудится – вон его пальто висит клочьями…
   Что же делать?! Им не выбраться самим! И никогда больше Соня не укроется в теплых объятиях Виктора, не ощутит поцелуй его теплых губ, не услышит: «Доброй ночи!» Не будет больше ни ночи, ни дня. Они с Гастоном сгинут в этом подземелье… И как только догорит свеча, здесь станет темно, как в могиле…
   Соня вдруг вспомнила, как Виктор подхватил ее на руки в Розовом будуаре и ногой распахнул дверь в заветную спальню. Он тогда словно прочел ее страстные мысли. Она никогда бы не смогла сказать о таком, но он понял без слов. Он ведь всегда ее понимал…
   Девушка застонала. Если б только она могла послать ему мысленный зов!.. Но она даже не знает, где находится, как же Виктор станет искать ее?!
   – Месье Леду! – вскричала девушка. – Вы знаете, где мы? Помните хоть какие-то детали пути, по которому вас вели?
   Юноша промычал что-то, видно, ему становилось все хуже. Но он сделал над собой усилие:
   – Меня вел мажордом. Такой странный, в галунах. Он кого-то напоминает… И вел себя странно: не хотел впускать, все советовал убираться подальше, вздыхал так жалобно…
   Мажордом… Соня вспомнила представительную фигуру – почти глава дома. Он не хотел вести Гастона, значит, знал, куда ведет. Вздыхал жалобно, значит, не одобрял действий своей хозяйки…
   Конечно, его вздохи мало что дают. Но ведь нет ничего другого, за что можно зацепиться! По крайней мере, мажордом знает, что Гастона кинули в каменный мешок тайного хода.
Значит, знает, где искать…
   – Еще я вспомнил, – прошептал Гастон. – была лестница и черная комната. Несравненная встретила меня там, в Черной приемной…
   Это уже лучше! Соня закрыла глаза:
   – Не мешайте мне, месье Леду! Сидите тихо! Девушка напряглась и стала молить Бога:
   – Пусть Виктор услышит меня и поймет! Пусть Виктор услышит меня и поймет!
   Перед ней всплыло лицо Грандова. Его любящие глаза, его сильные руки, обнимающие ее. Его страстный голос в Розовом будуаре.
   – Виктор! Виктор! Услышь меня, Виктор! – лихорадочно зашептала вслух Соня. – Я люблю тебя! Услышь меня!
   Она не стеснялась. Все равно Гастон не понимает по-русски. Она уже почти кричала в ужасе и отчаянии:
   – Помоги мне! Найди мажордома! Спроси его о Черной приемной! Спаси меня! Не верь гранд-маман! Я здесь, в ее подземелье! Спаси меня! Спаси!
   От напряжения в мозгу девушки что-то сверкнуло, и она потеряла сознание.


   Версаль, февраль 1876
   Ночь в доме и подвале
   Виктор в гневе бросал в саквояж свои вещи. Они почему-то не умещались. Позвать слугу? Да пес с ними, с вещами! Их можно оставить и поехать налегке. Только бы скорее в Париж, в театр «Варьете»!
   Неужели эта девчонка провела его, как идиота?! Он-то повез ее с собой, чтобы побыть вместе. Мечтал о романтическом путешествии. А она знала, куда ехать, – к любовнику в Париж! Денег только у нее не было – вот и нашла дурака, с которым прокатилась без затрат.
   Впрочем, вряд ли этот Гастон – ее любовник… Нет! Виктор точно знает, что был первым мужчиной Сони Леноровой. Или теперь в Париже она станет, как прежде, Ленотр?! Что ж, знаменитые предки всегда в цене. А французы почитают Андрэ Ленотра величайшим садовым архитектором – одним из создателей Версаля.
   Да что этот Ленотр создал – пристанище порока и блуда?! Видно, все, кто попадают в это гнездо разврата, становятся грешниками и блудницами.
   Виктор стиснул зубы и чуть не застонал. Какая ночь была в Версале! Королевские чертоги, розовые простыни… Таинственная дорожка лунного света на ковре… Алые губы Сони, разгоряченные страстью, шепчущие его имя:
   – Виктор! Виктор!..
   В голове вдруг что-то взорвалось, и Грандов снова увидел губы Сони, но теперь уже побелевшие, трясущиеся от ужаса.
   – Услышь меня, Виктор! – лихорадочно шептали они. – Услышь!
   Потом неожиданно прямо перед глазами встала фигура величественного мажордома гранд-маман. Это к чему?
   И снова лихорадочный шепот Сони:
   – Найди мажордома! Спроси о Черной гостиной! Спаси меня!..
   Виктор схватился за голову. Та гудела. Мозг плавился. Неужели он сходит с ума?!
   – Спаси меня, Виктор!
   Соня, как живая, стояла перед глазами. Неужто проклятый литераторишка похитил ее?! Увез куда-то… Надругался…
   – Убью! – вдруг вскричал Грандов и пнул ногой ненужный саквояж. – Скорее в Париж! Права гранд-маман… Найду и убью. А Софью – домой в Москву и на ключ. А коли понадобится – и на цепь, чтоб из дома не выходила!
   Но лицо Сони вновь встало перед глазами:
   – Не верь гранд-маман! – молила девушка. – Я в подземелье! Спаси меня!
   И снова мерещился облик величественного мажордома…
   Да что за чушь такая?!
   Виктор выбежал из комнаты и почти скатился по лестнице на первый этаж.
   – Где мажордом? – рявкнул он ливрейному лакею, стоявшему у конца лестницы.
   – Месье Леду неважно себя чувствует. Он отошел на часик… – пробормотал тот.
   У Грандова перед глазами пошли круги от ревности. Так этот мажордом родственничек писаки?! Они вдвоем похитили Соню?!
   – Где он?! – заорал Грандов.
   – К нему нельзя… – пролепетал вконец испуганный лакей. – У него дама…
   – Ах, дама!
   Грандов ринулся в глубь дома, от ревности окончательно потеряв голову. Он с ума сходит, а Софья наверняка сидит себе спокойненько с семейством Леду – турусы разводит, кофеи распивает!.. Или что они еще там делают?!
 //-- * * * --// 
   Всю дорогу в Париж Варвара Ковалева мучилась ужасно. Ну как можно вернуться и сказать: «Прости меня, мне без тебя жить тошно?!» А вдруг Гастон при этом улыбнется и ответит: «Прости и ты меня, Барбара! Но я уже женат. Вот, знакомься, моя женушка и сынок-ангелочек»?! Тогда одно остается – ложись и помирай! И при этом неотвязно думай: ведь это мог быть наш общий ангелочек!..
   Пару раз Варвара даже пыталась вернуться обратно. Но ноги не шли. От одной только мысли, что она больше уж никогда не соберется с духом и не увидит Гастона хоть одним глазком, становилось хуже, чем в могиле…
   Словом, в Париж Варвара прилетела как сумасшедшая. В «Парадизе» узнала, что Виктор с Соней поехали в «Варьете», а затем в Версаль, что туда поехал и Гастон. Варя ринулась за всеми.
   Проследить путь двух русских и одного известного литератора-красавчика оказалось несложно. Девушка быстро узнала, в какой дом все трое вошли. Не раздумывая, Варя и сама с остервенением начала стучать в дверь.
   Колотила молоточком так сильно, что пальцы отбила. Но вот дверь распахнулась – на пороге предстал внушительный мажордом, облаченный на старинный манер в камзол с золотыми галунами.
   – Что угодно? – прошептал он.
   – Месье Леду! – брякнула с ходу Варя. Она не знала, поймет ли этот напыщенный француз имена ее русских друзей, и потому назвала французское имя.
   Но мажордом вдруг произнес:
   – Я – месье Леду!
   Варя расцвела. Так он – родственник Гастона. Как удачно!
   – Месье Гастон Леду! – радостно закричала она.
   Лицо мажордома вмиг побелело.
   «Чего он так испугался?» – про себя подивилась Варвара, но когда родственник Гастона попытался захлопнуть дверь, ловко подставила свою ногу в тяжелом дорожном башмаке.
   – Мадам Гранде никого не принимает! – прохрипел мажордом.
   Но Варя уже отпихнула его и влетела в дом.
   – Мадам Гранде – нет-нет! Я искать месье Гастон Леду!
   – Здесь нет никакого месье Гастона Леду! – простонал мажордом.
   Но плохо понимающая Варя впилась в рукав мажордома мертвой хваткой. И откуда только силища взялась?
   Мажордому никак нельзя было допустить скандала, и потому он, схватив непонятливую девицу в охапку, потащил ее в глубь коридора. Девица завизжала, пришлось закрыть ей рот рукой. Но куда девать? Мажордом не нашел ничего лучшего, как втолкнуть ее в собственную комнату, благо она была рядом.
   Впихнув девицу к себе, мажордом запер дверь. Не дай Бог, хозяйка войдет!
   – Что вам нужно, мадемуазель? – повернулся он к девице, пытаясь хоть что-то втолковать строптивице. – Месье Гастон никак не может с вами встретиться. Он… занят…
   – Гости из России! – взвизгнула девица. – Прошу позвать!
   Выговор у нее был уморительный. Видно, тоже издалека, явно не француженка.
   – Гости из России уехали утром! – четче, чем обычно, произнес мажордом.
   – Тогда Гастон! Я говорить с Гастон! Я – Барбара! Я люблю Гастон!
   Этого еще не хватало! У мажордома заныло под сердцем. Оказывается, у Гастона была возлюбленная. Что ж, у каждого человека, убитого во благо этого проклятого Общества, были и матери, и братья, и возлюбленные…
   Господи, но ведь Гастон – не каждый! Это его Гастон! Мажордому вдруг стало плохо. Закололо сердце, перед глазами замелькали мушки.
   Да что же он наделал?! Да как же он мог пожертвовать собственным сыном ради какого-то проклятого Общества?! Он ведь один раз уже бросил ребенка во имя высшей цели… Или это было сделано во имя простой жадности?..
   Общество искало драгоценности маркизы де Помпадур. И обещало всем, кто помогает, выделить долю. А доля должна была быть не маленькой, ведь драгоценности стоили миллионы!
   Или он бросил малыша Гастона ради любви?.. Впрочем, какая к черту любовь – похоть! Все эта мерзкая хозяйка! Тогда она была юна и прелестна, как ангел. Кто бы мог предположить, что душа у нее сатанинская? И вот теперь не она, эта ведьма, а его сын станет ангелом на Небесах…
   – Я хочу месье Гастон Леду! – Девица снова вцепилась в мажордома.
   – Гастон не может поговорить с вами, – промямлил мажордом. – Он с ангелами…
   – Ангел?.. – прошептала девица и вдруг залилась слезами.
   Дождалась, домедлила! Гастон женился и сейчас играет со своим сыном-ангелочком!.. От такого известия слезы у Вари полились в три ручья. Понятно, почему Гастон не хочет ее видеть…
   Мажордом застонал. До чего же он, подлец, докатился! Незнакомая девица плачет, убивается о его сыне, а он сам сидит тут, как старый пень. Может, он и вправду постарел? Живя с этой вечно молодой и энергичной дьяволицей, и не заметишь, как постареешь. Недаром же Слуги шепчутся, что она из своих любовников кровь выпивает…
   Вот и он, Филипп Леду, пришел сюда тридцатилетним красавцем, полным сил и надежд. Было это лет двадцать назад. Филипп гордился, что красавица-хозяйка выбрала именно его, ведь вокруг нее крутились только мужчины ее Общества. А его род ни к каким знатным фамилиям не принадлежал. Зато, в отличие от всех этих гнилых аристократов, он мог по пять раз за ночь ублажать свою хозяйку, а теперь – что?! И на раз не способен!
   А ненасытная ведьма, забыв все ночи страсти, что между ними были, нашла себе нового любовника. И кого?! Хиленького, сладенького льстеца Мориса, ханжу, который вечно рядится в черное. Его так и прозвали – Черныш. Но этот Черныш теперь – самый доверенный слуга, от которого другие слуги шарахаются…
   – Я опоздать… опоздать… – заливалась слезами девица.
   Мажордом вздрогнул. А вдруг нет? Может, еще не поздно?! Вдруг Гастон не разбился насмерть при падении? Бывало же и такое! Бывало!.. Тогда бедняг добивали… Но вдруг Гастон еще жив? Добивать-то вроде некому. Морис еще вчерашним вечером отправился шпионить за русскими в Большой дворец, но пока не вернулся. Сама дьяволица была занята. Готовилась к какому-то очередному сатанинскому опыту в своей жуткой лаборатории.
   Вдруг Гастон еще жив?! Видит Бог, его отец – чудовище, но ведь бедный юноша ничем не прогневил Небеса. Вдруг они пришли ему на помощь, и он не разбился, падая?..
   – Господи, помоги нам! – взмолился мажордом, трясущимися пальцами снимая с тайного гвоздя за шкафом заветные ключи от подземелий.
   Варя не поняла его фразы. Поняла только слово «помоги».
   – Я помогу! – воскликнула она.
   Мажордом внимательно взглянул на девушку: рост высокий, руки сильные. Хорошо, что в далекой России родятся такие смелые и сильные девушки. Она любит Гастона, она проехала к нему через всю Европу, она поможет…
   И в эту минуту раздался оглушительный стук в дверь. Не стук – гром!
   «Все! – пронеслось в голове мажордома. – Проклятый Морис… Явился, чтобы взять ключи от подземелья…»
   Что делать? Прикинуться ничего не знающим? Спасать свою шкуру? Потом жить, ждать свою долю сокровищ?..
   Да провались они пропадом! Вместе с дьяволицей проклятой! Если уж отцы перестанут спасать своих сыновей, на что же надеяться в этом мире? На девчонок, которые поедут на край света, чтобы спасти свою любовь?! Нет уж, он – отец! Иначе этот мир проклят…
   – Открывай, скотина! Я знаю, что ты не один! Открывай, а то дверь снесу!
   Мажордом вскрикнул – да это же не Морис, это русский!
   И тут Варвара кинулась на дверь и затарабанила, крича по-русски:
   – Виктор! Виктор! Я здесь!
   Дверь задрожала и упала. Услышав крики девушки, неистовый русский снес ее напрочь. Варя кинулась в объятия брата:
   – Виктор! Как я рада!
   Но Грандов отстранил сестрицу, рыча:
   – Ты?! А где Соня?! – И вдруг он заорал благим матом: – Почему и ты тут?! Да вы что, обе сговорились с этим мерзавцем?!
   И Виктор со всей силы врезал мажордому по уху. Тот охнул и упал ровнехонько в кресло. Варя кинулась к Виктору:
   – Что ты делаешь? Он же обещал отвести меня к Гастону!
   – И ты туда же!
   – Да! Я люблю Гастона! – закричала Варя. – И ты не можешь мне запретить! Даже Соня сказала, что я должна решиться и поговорить с Гастоном!
   – При чем тут Соня?!
   – Я рассказала ей, а она сказала мне… – затараторила Варя.
   – Так это правда? Ты, а не Соня, влюблена в Гастона? – Виктор ошарашено потер сбитый мизинец. – И я должен верить всей этой вашей галиматье?..
   – Не смей называть так мою чистую любовь! – взвилась Варвара:
   Через пару минут пришедший в себя мажордом наблюдал с кресла за тем, как оба сумасшедших русских орут друг на друга и машут руками. Ну точно варвары – недаром девчонку и зовут Барбара! Но сколько страсти и силы. Они помогут Гастону.
   – Хватит кричать! – застонал мажордом. – Лучше помогите! Гастон в каменном мешке, а ваша Софи в тайной лаборатории в подземелье! – Старик, кряхтя, поднялся. – Надо поспешить. Ваш крик, наверное, поднял на ноги весь дом.
   – Что он говорит? – Варя схватила Виктора за рукав.
   – Варя и твой Гастон попали в подземелье!
   – Как?! Он же только что убеждал меня, что Гастон разговаривает с ангелом!
   – Это французская идиома. Так говорят, когда человек попадает на Небеса.
   Варя вскрикнула.
   – Хватит говорильни! – Мажордом поднял с пола упавшие ключи на железном кольце. – Хотите мне помочь, идемте!
   И, взяв фонарь, старик затрусил вперед.
   – Куда он ведет нас? – зашептала Варя брату.
   – В Черную приемную! – процедил тот и тряхнул мажордома за плечо. – Верно?
   Мажордом вздохнул: что за парень – всего-то второй день в доме гостит, а все знает. Интересно, у них в России все такие хваткие?
   Старик спустился по винтовой лестнице на нижние уровни, подошел к Черной приемной, приоткрыл дверь, осветив ее фонарем:
   – Вот она! Но мы ее обойдем! Нам надо еще ниже – в подвал.
   – Мы шли вчера по тайному ходу! – подсказал Виктор.
   – Тот ход ведет во дворец, а это – тайный подвал дома. Сейчас я открою вот эту дверь, там всегда стоит охранник. С ним надо что-то сделать… – Мажордом вздохнул и заискивающе взглянул в лицо русского. – Иначе нам не пройти…
   Виктор крякнул:
   – Это я могу! Открывай!
   Заскрипел старый замок. Железная дверь тяжело приоткрылась.
   – Кто идет? – донеслось из темноты.
   – Я! – спокойно и надменно проговорил Виктор. – Узнаешь меня, любезный?
   Свет фонаря стражника осветил красивое и породистое лицо Виктора, ставшее невероятно похожим на парадные портреты Людовика XV. И стражник не устоял:
   – Король?.. – ахнул он почти со страхом и попятился, освобождая дорогу. – Не может быть…
   – Может! – надменно протянул Виктор и вдруг неуловимым движением ударил стражника. Тот охнул, сложился пополам и покатился по каменным плитам подземелья.
   – Ну, как ты бьешь? – встряла Варвара. – Неправильно группируешь пальцы. Опять небось поранился?
   Виктор хмыкнул:
   – Ничего! До свадьбы заживет!
   – Скорее! – поторопил мажордом. – И так вы весь дом переполошили. Не дай Бог, разбудили хозяйку…
   Старик почти побежал, петляя по темным закоулкам. Под ногами захлюпала грязь – видно, в этих местах уже не убирали.
   – Сейчас! – уже кричал мажордом. – Сейчас! Его руки уперлись в железную решетку:
   – Это наша дьяволица велела все тут перегородить…
   Мажордом поспешно начал отпирать одну решетку за другой. Пальцы дрожали, ключи не всовывались в старые замки. Потеряв терпение, старик закричал:
   – Гастон! Гастон!
   В ответ издалека раздался жалобный стон. И Виктор, не выдержав, закричал тоже:
   – Соня!
   Эхо отдалось в подземелье.
   – Гастон! Соня! – заорала басом Варя.
   И снова раздался стон. Только на этот раз еще более жалобный – почти детский.
   – Соня, я здесь! – в ужасе заорал Виктор.
   – Гастон, я иду! – вторила ему Варя.
   Двое русских накинулись на решетки, словно дикие медведи. Они рвали их руками, кричала что-то невообразимое. И сквозь весь этот ужасный скрежет и рев донесся тоненький голосок:
   – Ви-и-ктор!
   Грандов налег на решетку, та треснула, но не поддалась. Мажордом трясущимися рукам наконец-то вставил ключ. Решетчатая дверь распахнулась. Фонарь осветил скрюченного на полу человека. Варя бросилась к нему:
   – Гастон!
   Но тот только стонал. Но ведь раз стонал – значит, был жив!
   Мажордом кинулся к нему:
   – Сынок!
   И тут Грандов увидел Соню. Она стояла за еще одной решеткой и, дрожа всем телом, тянула к нему руки:
   – Виктор! Я уже отчаялась!..
   – Я слышал тебя! Я здесь! – Виктор схватил ее тонкие пальцы. – Я сейчас разогну эту дрянь!
   Он схватился за решетку и потянул ее прутья в разные стороны. Пальцы его побелели, вены на руках вздулись от нечеловеческого напряжения. Прутья загудели и слегка разошлись. Но Сони хватило и этого – она же была тонка, как пушинка.
   Но тут чья-то цепкая рука схватила ее за плечо:
   – Стой, подлая!
   Невесть откуда взявшаяся гранд-маман ухватила ее за кацавейку и потащила назад. Видно, старуха все-таки услышала шум и отправилась в свою тайную лабораторию. И, не найдя там девушку, ринулась искать ее в подземелье.
   – Нет, ты не уйдешь от меня! – орала гранд-маман. – Не для того я столько лет искала тебя. Ждала, убивала и калечила! Отпусти ее, Виктор!
   Но Виктор тянул Соню к себе.
   – Отпусти! Ты можешь найти другую. А мне нужна именно эта девчонка! Я стара, мне нужно помолодеть! – безумно выла гранд-маман.
   Соня закричала в панике. Ей показалось, что эти двое сейчас разорвут ее на части. И вдруг гранд-маман с диким визгом впилась зубами в руку девушки. Соня заорала благим матом. Кровопийца оторвалась на секунду, чтобы глотнуть крови.
   И тогда Варвара, бросив Гастона, изо всех сил стукнула ведьму кулаком прямо через решетку. Гранд-маман на секунду ослабила хватку. Виктор дернул изо всех сил. Соня проскользнула сквозь прутья решетки и упала на руки Виктора, потеряв сознание.
   И вот тогда старуха ринулась сквозь решетку, но прутья уже сомкнулись, и ведьма застряла, словно в огромном капкане.
   – Помоги мне, Филипп! – закричала она.
   Мажордом вздрогнул, как от удара.
   – Помоги! – молила бывшая возлюбленная. – Во имя нашей любви!
   Старик вздрогнул и сделал шаг, но тут Варвара схватила его за руку:
   – Не смей!
   Мажордом не понял по-русски, но взгляд его упал на Гастона, стонущего на полу.
   – Дьяволица! – выплюнул старик. – Сдохни, отродье сатаны!
   Но гранд-маман не собиралась сдаваться:
   – Мальчик мой, мой наследник! – Ее цепкие пальцы потянулись к Виктору. – Меня же раздавит!
   Варвара ахнула: а ну как кровь – не водица? Она снова оторвалась от Гастона, готовая прыгнуть на брата, если он вздумает помочь этой ведьме.
   Но Виктор только закрыл глаза. У него на руках лежала Соня, которую надо было спасать. Неужто он бросит ее и станет помогать этой сволочной старухе?!
   И тут вдруг раздался странный и резкий звук. Один из прутьев решетки лопнул от напряжения и вошел в бок старухи. Раздался нечеловеческий вопль. Судьба наколола гранд-маман на свою иглу, словно бабочку на булавку… Ночную бабочку…


   Версаль, февраль 1876
   Та же ночь


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное