Елена Галкина.

Русский каганат. Без хазар и норманнов

(страница 6 из 26)

скачать книгу бесплатно

В описании истории Византии ал-Мас‘уди пишет о Константинопольском проливе, что в него из моря Мантш приплывают корабли русов и другие[59]59
  Ал-Мас‘уди. Мурудж… Т.1. С. 213.


[Закрыть]
. У морей Мантш и Нитш располагаются земли русов и булгар[60]60
  Там же. С. 85.


[Закрыть]
. В описании видов изумруда, посвященном в основном Судану, имеется список правителей запада (магриб): Ифранджа, Нукбард, Андалус, Джалалика, ал-Ушкунд, сакалиба и рус[61]61
  Там же. С. 264.


[Закрыть]
.

Русов географ считает прекрасными мореходами, единственными, у кого технические характеристики кораблей позволяют плавать по Черному морю: «В низовьях реки хазар есть устье, связанное с заливом моря Нитс, и это море русов, по нему никто не плавает, кроме них. Они на одном из его берегов, и это великий народ языческий, не подчиняющийся ни царю, ни закону. Среди них торговцы, приезжающие к царю ал-баргаз. В земле русов есть большой рудник серебра[62]62
  Некоторое сходство с сообщением автора X в. ал-Истахри о свинце, который доставляют русы из Арсы (Bibliotheca geographorum arabicorum. I. С. 226) говорит, возможно, о разных источниках ал-Истахри и ал-Мас‘уди, в которых преломляется одна устная информация о металлах, поступающих от русов. Серебряные и золотые рудники известны на территории Алании (в частности, в Алагирском ущелье) (Гутнов Ф. Х. Генеалогические предания осетин как исторический источник. Орджоникидзе, 1989. С. 39–40). Разработки свинцово-серебряных руд велись на территории Карачаево-Черкесии (Алексеева Е. П. Древняя и средневековая история Карачаево-Черкесии. (Вопросы экономического и социального развития). М., 1971. С.113–114).


[Закрыть]
, похожий на рудник серебра, который есть на горе Банджахир[63]63
  Панджахир (Панджшир) – город в Мавераннахре, рядом с Балхом (ныне – в Афганистане), известный крупным месторождением серебра (Панджшерское ущелье).

Саманиды и Саффариды чеканили там монеты (Pandjhir // Encyclopaedia of Islam CD-ROM Edition v. 1.0. 1999 Koninklijke Brill NV, Leiden, The Netherlands). Ни одно из вероятных мест локализации русов IX–X вв. не отличается подобными характеристиками (Среднее Поднепровье, Скандинавия, южное побережье Балтики, междуречье Дона и Северского Донца и др.). Можно предположить, что данное представление путешественников возникло в связи с хождением у русов своей монеты или просто большого количества серебра.


[Закрыть]в земле Хорасана»[64]64
  Ал-Мас‘уди. Мурудж… Т.1. С. 123


[Закрыть]
. Из этой цитаты видно, что пока никакой Андалусии среди торговых путей русов не упоминается, а русы четко и однозначно локализованы на берегу Черного моря и занимаются торговлей с народом баргаз, который тоже проживает на этом море. В описании этноса ал-баргаз арабский Геродот соединил сведения о мусульманской Волжской Булгарии и болгарах Северного Причерноморья. Эта ошибка, основанная на идентичности этнонимов, приводила географа к убеждению, что путь в Черное море лежит только по основному руслу Итиля – реки хазар. Настоящее же русло Волги ал-Мас‘уди называл рекой Буртас и, опираясь на свидетельства очевидцев, писал, что по реке Буртас также можно достичь пределов баргаз (булгар)[65]65
  Там же.


[Закрыть]
.

Итак, Черное море, связанное Константинопольским проливом со Средиземным (морем Рум), находится во власти русов и булгар, при этом пересекать его на кораблях могут только русы. Теперь вернемся к нападению на Андалусию.

По словам андалусийцев, которые приводит ал-Мас‘уди, некие маджусы-язычники появляются в море у их берегов раз в 200 лет из пролива, вытекающего из моря Укийанус[66]66
  Море, окружающее обитаемую землю. В данном контексте – Атлантический океан.


[Закрыть]
, но не из Гибралтара. Ал-Мас‘уди высказывает свою точку зрения, откуда могли появиться корабли с тысячами маджусов на борту, которые подвергли разграблению побережье: «Я думаю, а Аллах знает лучше, что этот пролив [из которого приплыли маджусы. – Е. Г.] связан с морями Майтш и Нитш[67]67
  Т.е. Азовским и Черным. В этом фрагменте иное написание, чем в рассказе о походе на Каспий.


[Закрыть]
и эти люди (умма) из русов, которых мы ранее упоминали в этой книге, ибо никто, кроме них, не пересекает эти моря, соединенные с морем Укийанус»[68]68
  Там же. С. 111. Ал-Бакри в своей «Книге путей и государств» (1068) использовал и по-своему интерпретировал слова ал-Мас‘уди, дополнив их сведениями из других мест «Золотых копей», а также одно из авторов традиции т. н. «Анонимной записки» – в части представлений о русах как «островном» народе: «<граничат с булгарами – баргаз> Русы: их много видов, они народ островов и кораблей, сильны на море и полновластно распоряжаются в нем. Они граничат с вышеупомянутым морем Нитш. Это народ огнепоклонников (умма маджусийа) нежданно вторгается в ал-Андалус каждые двести лет, проникая туда через пролив моря Икнабш (конъекрута – Укийанус. – Е.Г.), но не через тот пролив, где медный маяк, а через пролив, связанный с морем Манитш и Нитш, которые связаны с царством Баб ва-л-Абваб и Джидан» (Ал-Бакри. Китаб ал-масалик ва-л-мамалик // Куник А., Розен В. Известия ал-Бекри и других авторов о Руси и славянах. В 2-х ч. Ч. 1. СПб., 1878. С. 30–31, араб. текст). Как видно, ал-Бакри уже не сомневается, что на ал-Андалус раз в двести лет нападают именно русы, хотя его источник ал-Мас‘уди подчеркивал, что это его личное мнение. Также показательно, что ал-Бакри называет маджусами и бурджан, которые в его сочинении «воюют с Румом, славянами, хазарами и тюрками», а между Константинополем и царством бурджан 15 дней пути (с.45).


[Закрыть]
.

Это свидетельство – явная параллель с известным сообщением автора 2-й пол. IX в. Йа‘куби (ум. 284/897) в «Китаб ал-Булдан» (ок. 278/891), где говорится о нападении маджусов, которых называют русами, на Ишбилию (Севилью) в 229/844 г[69]69
  Bibliotheca geographorum arabicorum. VII. C. 354.


[Закрыть]
. Интересно, что ни в одном другом источнике, где нападение маджусов на 54 или 70 длинных кораблях (по 16 гребцов с каждой стороны) описано гораздо подробнее, они не названы русами. Результаты набега были неутешительны: грабители бежали, потеряв от 4 до 13 кораблей и от 70 до нескольких сотен убитыми.

В ряде сочинений по истории Магриба грабители определяются как ал-маджус ал-урдуманиййун. Этот же термин применяется к организаторам набегов на ал-Андалус 858, 966, 971, 1064 гг., причем последний поход был организован уже христианской армией, в которую входили и норманны[70]70
  Melvinger A. Al-Madjus.


[Закрыть]
. Магрибийский автор Ибн Дихъя (ум. 632/1235) рассказывает о том, что эмир Кордовы Абд ар-Рахман II (206–38/822–52) отправил к маджусам посольство. Резиденция правителя маджусов находилась на большом острове в Укийанусе, и на многочисленных соседних островах также жили маджусы. Далее Ибн Дихъя поясняет, что эти маджусы, жители этих островов, были маджусами в прошлом, а к его времени большинство уже христианизировано.

У Йа‘куби сообщение о маджусах-русах сопряжено с локализацией ал-Андалус «на западе моря, которое течет к морю ал-Хазар»[71]71
  Bibliotheca geographorum arabicorum. VII. C. 354


[Закрыть]
, т. е. логика та же, что и у Масуди. Но если последний обоснованно спорит с представлением о непосредственном соединении морей от Каспия до Укийануса в рамках единой морской системы, то Йа‘куби, похоже, полагал именно так. Более точно утверждать нельзя, ибо в сочинении Йа‘куби утрачены часть 3-й и 4-й книги, касающиеся как раз описания восточной Аравии, Хузистана, Фарса, Индии, всего севера и начала запада. Скорее всего, и Ма‘суди, и Йа‘куби сделали свои выводы из успехов русов на Черном море, первый достоверно известный из которых датируется 860 г., нашествием на Константинополь.

Это предположение подтверждается фрагментом из «Книги путей и стран» Ибн Хаукаля – географа, лично посещавшего ал-Андалус. Его текст и карта хорошо демонстрируют, насколько отличались представления ученых Средневековья от того, что известно нам. Так, земля славян видится Ибн Хаукалю огромной территорией, с одной стороны граничащей с Андалусией, а с другой упирающейся в территории булгар и хорасанских гузов[72]72
  Bibliotheca geographorum arabicorum. II. С. 110.


[Закрыть]
. Но самое главное – что через Константинопольский пролив в ал-Андалус иногда проникают «корабли русов и тюрок-печенегов, а также немало людей из славян и булгар»[73]73
  Там же. С. 113.


[Закрыть]
. Убеждение, что по океану плавать невозможно, прочно жило и в тех ученых, которые бывали в Андалусии. Вряд ли можно представить, что Ибн Хаукаль лично видел печенегов-мореплавателей или слышал подобный рассказ от очевидцев. Гораздо вероятнее, что маджусы из повествований жителей ал-Андалус превратились в сочинении географа в те языческие народы, которые могли приплыть к этой земле единственным возможным путем – через Босфор. Ведь в Средиземноморье язычников уже не было.

Конечно, в ал-Андалус знали, что по Укийанусу плавают корабли, но в более восточных областях арабского мира бытовало прочное представление, что плавать по океану невозможно, поэтому ал-Мас‘уди, Йа‘куби и Ибн Хаукаль независимо друг от друга, опираясь на рассказ о внезапном морском нашествии маджусов на Севилью, пришли к выводу, что кроме русов, никто этого сделать не мог – ведь появиться маджусы могли только со стороны Средиземного моря, но никак не с запада, а среди народов, теоретически имеющих возможность проникнуть в море Рума воинственными морскими походами к сер. X в. прославились только русы. Именно таков был наиболее вероятный путь создания книжного отождествления русов с морскими разбойниками – норманнами, напавшими на Севилью в 844 г., – сюжета, изредка появлявшегося на страницах средневековой арабской литературы.

Таким образом, все эти факты свидетельствуют о том, что в основном сведения о северо-западе Европы добывались географами из античных сочинений, а немногиие оригинальные известия приходили из региона Магриба (при этом их авторы смешивали реальность с данными книжной традиции). Арабские путешественники и купцы IX–XI вв. не поднимались по Волго-Балтийскому пути далее Волжской Булгарии, об окончании этого пути в курсе не были и крайне скудно представляли себе обитателей севера Восточно-Европейской равнины и Балтийского побережья.

Из этого ясно следует, что русы, описанные географами IX–X вв., никак не могли быть варягами или жить на Балтийском море и на северо-западе Восточной Европы. Ведь их обычаи описаны весьма и весьма подробно, а в это время арабские ученые Балтийского побережья не знали. Так что рационально спуститься на юго-восток, в регион, который был арабо-персидским географам знаком несравнимо лучше (хотя совсем далеко не идеально), и перед определением места русов попытаться расположить на карте географические ориентиры и соседние народы.

Этногеография степи Восточной Европы в труде ал-Хваризми

Самое раннее арабское географическое произведение, в котором упоминаются территории Юго-Восточной Европы, дошедшее до наших дней, – «Книга картины Земли» (Китаб сурат ал-ард) Мухаммада ибн Мусы ал-Хваризми, написанное между 836 и 847 гг[74]74
  Калинина Т. М. Сведения ранних ученых Арабского Халифата. М.: Наука, 1988. С.12.


[Закрыть]
. Этот ученый, долгое время бывший придворным астрологом халифов, считается основоположником жанра арабской астрономической географии. Согласно Х. Мжику, подробно исследовавшему рукопись ал-Хваризми в начале XX в., «Китаб сурат ал-ард» была составлена на основе карты, созданной по несохранившимся сирийским переработкам Птолемея[75]75
  Там же. С.14.


[Закрыть]
. Информацию о Юго-Восточной Европе ал-Хваризми помещает в шестом и седьмом климатах, а также в разделе, посвященном тому, «что следует за седьмым климатом». Из обитателей территорий севернее Дербента ал-Хваризми знает только хазар и алан. В таблицах координат гор шестого климата географ упоминает «гору Баб ал-Хазар ва-л-Лан», а также гору «между двумя морями, в которой ал-Баб ва-л-Абваб и Баб ал-Лан»[76]76
  Das Kitab Surat al-Ard des Abu Ga’far Muhammed Ibn Musa al-Huwarizmi / Hrsg. Von H.v. Mћik. Leipzig, 1926. S. 58–59.


[Закрыть]
. Этнонимы «хазары» и «аланы», а также топонимы «ал-Баб ва-л-Абваб» и «Баб ал-Лан», обозначавшие, соответственно, Дербент и крепость над Дарьяльским ущельем, получили широкое распространение в средневековой арабской литературе прежде всего в связи с арабо-хазарскими войнами второй половины VII – первой половины VIII вв. Координаты этих гор находятся в пределах Кавказской горной системы, в непосредственной близости к местам обитания хазар и алан в эпоху ал-Хваризми. Но в разделе «Места, где написаны пределы стран» представлена совершенно иная картина. На территории Северного Причерноморья и степей Юго-Восточной Европы упомянуты «страна Сарматийа, и она земля Бурджан», «страна ал-Йат. з», «остров Таукийа, связанный с ал-Йат. з» и «страна Сарматийа, и она земля ал-Лан»[77]77
  Ibid. S.104–105.


[Закрыть]
. В отношении ал-Йат. з и острова Таукийа Т. М. Калинина убедительно показала, что речь идет об искаженных античных названиях: «ал-Йат. з» – языги Птолемея (сарматский племенной союз в Северном Причерноморье), «Таукийа» – Херсонес Таврический, т. е. Крымский полуостров античности[78]78
  Калинина Т. М. Сведения ранних ученых Арабского Халифата. С.93–95.


[Закрыть]
. Совершенно отсутствуют в этом разделе упоминания о стране хазар, хотя Хазария в это время была значительной политической силой в регионе. Но вот в Птолемеевой Европейской Сарматии, простиравшейся от Дона до Вислы[79]79
  Кулаковский Ю. А. Избранные труды по истории аланов и Сарматии. СПб.: Алетейя, 2000. Карта (вклейка между с. 256–257).


[Закрыть]
, ал-Хваризми локализует современный ему этнос бурджан, как часто называли в средневековых арабо-персидских источниках один из этносов Дунайской Болгарии[80]80
  Полосин В. В. Этноним «булгары» в арабских источниках // Краткие сообщения VII научной сессии ЛО ИВ АН СССР. Л., 1971. Подробнее об этническом значении термина бурджан см. ниже.


[Закрыть]
. Болгарское государственное образование появилось в Западном Причерноморье во второй половине VII в. Откочевавшие из Северного Причерноморья и Приазовья булгары и подвластные им племена подчинили огромную территорию от низовьев Дуная до Балканских гор и стали реальной политической силой, угрожавшей Византии. Период VIII–IX вв. стал эпохой дальнейшего территориального и политического роста Первого Болгарского царства[81]81
  Свердлов М. Б. Становление феодализма в славянских странах. СПб., 1997. С.54.


[Закрыть]
. Ал-Хваризми отвел бурджанам такую огромную территорию в соответствии с представлениями, основанными на современных ему политических реалиях. Западнее бурджан, на территории Германии Птолемея, ал-Хваризми локализовал ас-сакалиба (славян)[82]82
  Das Kitab Surat al-Ard des Abu Ga’far Muhammed Ibn Musa al-Huwarizmi. S.104.


[Закрыть]
. Эти коррективы в античную карту арабский географ также внес соответственно ситуации VII–IX вв., когда славяне уже занимали большую часть Центральной Европы и южного берега Балтики. Описание же территорий восточнее бурджан относится к совершенно другому периоду. Центр страны ал-Лан ал-Хваризми располагает чуть западнее верхнего течения реки Ра[83]83
  Ibid. S.104–105.


[Закрыть]
, называя землю алан «Сарматией». Здесь необходимо заметить, что при описании рек Восточной Европы ал-Хваризми пользуется античной терминологией, называя не только Дон Танаисом, но и Волгу – Ра[84]84
  Ibid. S.154–157.


[Закрыть]
. Описание течений этих рек явно заимствовано у Птолемея с добавлением данных какой-то доарабской традиции. Особенно важно это замечание в отношении Волги-Ра – крупной торговой магистрали, с VIII в. активно использовавшейся в качестве ответвления Великого Шелкового пути[85]85
  Кирпичников А. П. Великий Волжский путь, его историческое и международное значение // Великий Волжский путь. Материалы Круглого стола «Великий Волжский путь» и Международного научного Семинара «Историко-культурное наследие Великого Волжского пути». Казань, 28–29 августа 2000 г. Казань: Изд-во «Мастер-Лайн», 2001. С.10.


[Закрыть]
.

В средневековой арабо-персидской географии Волга известна под тюркским названием Атил (Итил). Географические традиции X–XI вв. за основное русло верхнего Атила принимали реку Каму, причем истоки Атила искали далеко на востоке: в земле киргизов между гузами и кимаками[86]86
  Via Regnorum. Descriptio ditionis moslemicae auctore Abu Ishak al-Farisi al-Istakhri / M.J. de Goeje. Leiden, 1870 (BGA. I). ?. 222.


[Закрыть]
, в «северных горах» где-то на севере Алтая[87]87
  Hudud al-‘Alam. The Regions of the World. A Persian Geography 372 a.h. – 982 a.d./ Transl. by V. Minorsky. E.J.W. Gibb Memorial Series. New Series, XI. London, 1970. Р.75.


[Закрыть]
и т. п. Ал-Хваризми же помещает исток Ра в Восточной Европе. В этом он расходится и с Птолемеем, который полагал, что Волга образуется от слияния двух русел, текущих из Гиперборейских гор, – западного и восточного[88]88
  Клавдий Птолемей. Географическое руководство // В. И. 1948. № 2. V, 8, 12—13


[Закрыть]
, за который Птолемей принимал, очевидно, Каму. Ал-Хваризми понимал Каму как «реку из горы», впадающую в Волгу[89]89
  Das Kitab Surat al-Ard des Abu Ga’far Muhammed Ibn Musa al-Huwarizmi. S.154–157.


[Закрыть]
. Центр земли алан ал-Хваризми помещает на три градуса западнее впадения Камы в Волгу. Такая локализация не только не имеет истоков в античной и средневековой географии[90]90
  Кулаковский Ю. А. Избранные труды по истории аланов и Сарматии. С.43—139.


[Закрыть]
, но и противоречит реальным пределам обитания алан по археологическим данным в различные периоды[91]91
  См.: Кузнецов В. А. Очерки истории алан. Владикавказ: Ир, 1992.


[Закрыть]
. Более того, ал-Хваризми располагает центр земли алан на 15 градусов севернее упомянутых им ранее Аланских ворот («Баб ал-Лан»). Согласно Т. Левицкому, перемещение алан в Птолемееву Азиатскую Сарматию (между Танаисом и Ра) вызвано своеобразным восприятием арабским географом термина ???? через этноним «ас»[92]92
  Lewicki T. ?rо?d?a arabskie do dziejо?w S?owia?sczyzny. T.I. Wroc?aw – Krakо?w, 1956. S.39.


[Закрыть]
. Т. М. Калинина полагает, что это отражает «смутные сведения о древней прародине алан или существовании групп алан на востоке Каспия»[93]93
  Калинина Т. М. Сведения ранних ученых Арабского Халифата. С.96.


[Закрыть]
. Однако представляется, что такая странная локализация алан – явление сугубо книжного характера, вызванное следующими причинами. В источнике, которым пользовался ал-Хваризми, данные «Географического руководства» были значительно сокращены. Скорее всего, это был комментарий к карте, на которой были обозначены лишь наиболее значимые этносы того или иного региона. Ал-Хваризми, обновляя этническую карту, также упоминал по одному народу в каждом регионе. Так, в Птолемеевой Германии он упоминает только ас-сакалиба, в Европейской Сарматии – бурджан. Степи Азии вплоть до Волги, следуя Птолемею, ал-Хваризми делит на две «страны Искусийа», т. е. Скифии, которые у античного географа были разделены «горой Имаон» (это широко известные в античной и средневековой традиции горы, отождествляемые с Гималаями или их частью[94]94
  Пьянков И. В. Средняя Азия в античной географической традиции: Источниковедческий анализ. М., 1997. С.283.


[Закрыть]
). Западную Скифию, в соответствии с ситуацией начала IX в., ал-Хваризми населяет тюрками (ат-турк), восточную – токуз-огузами (ат-тугузгуз)[95]95
  Das Kitab Surat al-Ard des Abu Ga’far Muhammed Ibn Musa al-Huwarizmi. S.105.


[Закрыть]
. С тюрками арабы постоянно сталкивались в своем продвижении на северо-восток еще со времен пророка Мухаммада[96]96
  Асадов Ф. М. Введение // Арабские источники о тюрках в раннее средневековье. Баку: Элм, 1993. С. 21–22.


[Закрыть]
. В первой половине VIII в. тюрки Тюргешского каганата вели успешные боевые действия против арабов в Средней Азии[97]97
  Кляшторный С. Г., Султанов Т. И. Государства и народы Евразийских степей. С.106–107.


[Закрыть]
, с тюрками-гузами арабы непосредственно граничили на территории от Джурджана до Исфиджаба в области Сырдарьи[98]98
  Бартольд В. В. Работы по истории и филологии тюркских и монгольских народов. М.: Вост. лит., 2002. С. 524.


[Закрыть]
. В силу постоянных контактов Халифата с азиатскими тюрками ал-Хваризми прекрасно представлял их территорию и адекватно соотнес «внутреннюю», западную Скифию с «землей ат-турк». Однако в «Географическом руководстве» в Заволжье и Закаспии упоминаются другие этносы, первый из которых – аланы скифы. При этом сама «Внутренняя Скифия» характеризуется как земля, «вся обращенная к северу, вплотную к неизвестной земле»[99]99
  Габуев Т. А. Ранняя история алан. С.67.


[Закрыть]
. Таким образом, ал-Хваризми вероятнее всего просто переместил незнакомых ему алан на неизвестную ему и его современникам территорию Среднего Поволжья[100]100
  Такой метод практиковался в географических традициях средневековья. Особенно показательно это на примере легендарных амазонок. Если у Тацита и Птолемея амазонки располагались в малознакомой им Азии – на восток от реки Ра (Волги), то восточные авторы переместили их, как и «людей-псов» и других мифических существ, на крайний северо-запад, т. е. туда, где не бывал ни один путешественник Востока.


[Закрыть]
.

В целом сохранение без изменений и дополнений реалий, отражающих ситуацию до Великого переселения народов, либо же изменения книжного характера, свидетельствует о том, что информацией об этносах, живших в степях Юго-Восточной Европы в начале IX в., ал-Хваризми не располагал или не счел необходимым приводить их в своем обобщающем труде. Другие представители жанра астрономической географии IX–X вв., труды которых сохранились, не привнесли принципиально новых данных в описание региона; незначительные изменения касались лишь Кавказа[101]101
  Al-Battani sive Albatenii Opus Astronomicum. Arabice ed., Latine versum, adnotationnibus instructum a C.A. Nallino. P.1. Mediolani, 1899. Р.27; Das Kitab ‘aga’ib al-aqalim as-sab‘a des Suhrab. Hrsg. V. H. Mћik. Wienna, 1929. S.115.


[Закрыть]
. Однако это не свидетельствует об отсутствии в Арабском халифате того периода знаний о Восточной Европе. Информация об этом регионе должна была постоянно пополняться. Этому способствовала политическая и экономическая обстановка. При первых Аббасидах границы Халифата более или менее сформировались и началась относительно мирная жизнь, сопровождавшаяся прогрессом производства и концентрацией накоплений, что стимулировало внешнюю торговлю, в том числе и с Восточной Европой. 60–90-е гг. VIII в. являются здесь временем отложения первых кладов куфических дирхемов[102]102
  Кропоткин В. В. О топографии кладов куфических монет в Восточной Европе // Древняя Русь и славяне. М.,1978. С. 114–115.


[Закрыть]
. В первой трети IX в. их количество, равно как и предметов восточного импорта, значительно увеличивается. Топография находок этого времени позволяет четко выделить основные пути, по которым шли товарно-денежные потоки из Халифата в Восточную Европу[103]103
  Янин В. Л. Денежно-весовые системы русского средневековья. Домонгольский период. – М.,1956. C.86; Древняя Русь: город, замок, село. М.,1985. С.400; Зоценко В. Н. Торговля в южнорусских землях (VIII – 1-я половина XIII вв.) // Археология Украинской С. Р. Т.3. Киев, 1986. С. 472.


[Закрыть]
. Эти данные свидетельствуют об установлении прямых или опосредованных, но постоянных связей арабов с народами Восточной Европы.

«Хазарское море» Ибн Хордадбеха: проблемы интерпретации

Информация о жителях Восточной Европы собиралась и систематизировалась не в астрономических таблицах, но в иной географической традиции, именовавшейся «наукой о путях и странах» (‘илм ал-масалик ва-л-мамалик)[104]104
  Древняя Русь в свете зарубежных источников. М., 1999. С.199.


[Закрыть]
. В рамках этой традиции основными источниками географов служили дорожники и рассказы о путешествиях, на базе которых создавались «Книги путей и стран» (Кутуб ал-масалик ва-л-мамалик). Они состояли из описания народов, живущих вблизи оживленных торговых магистралей. Ориентирами служили стороны света, расстояние же указывалось в «днях пути». Очевидно, что информация «дорожников» в большей степени отражает реальную этнокультурную карту определенного времени, чем научные представления средневековых последователей Птолемея. Наиболее ранней работой, в которой были использованы данные, собранные на торговых путях Юго-Восточной Европы, является труд Ибн Хордадбеха «Книга путей и стран» («Китаб ал-масалик ва-л-мамалик»), известный, по мнению большинства исследователей, в редакциях 840-х и 880-х гг[105]105
  Lewicki T. ?rо?d?a arabskie do dziejо?w S?owia?sczyzny. T.I. S.56; Крачковский М. Ю. Арабская географическая литература. М.: Вост. лит., 2004. C. 147–148; Ибн Хордадбех. Книга путей и стран / Пер. Н. Велихановой. Баку, 1986. C. 16–30.


[Закрыть]
. Являясь некоторое время руководителем почтовой службы области Джибал (на северо-западе современного Ирана), Ибн Хордадбех имел доступ к самым разнообразным источникам. Поэтому информация, собранная в его произведении, может относиться к разным эпохам. Территории Юго-Восточной Европы упоминаются Ибн Хордадбехом отрывочно, в различных частях «Книги путей и стран».

Из народов Юго-Восточной Европы наиболее часто в труде Ибн Хордадбеха упоминаются хазары. Внимание к ним арабских ученых IX в. было обусловлено не только воспоминаниями об арабо-хазарских войнах прошлых столетий, но и торговыми контактами с Хазарским каганатом, контролировавшим устье Волги – главной водной магистрали Восточной Европы. Земли хазар географ относит к Скифии (Аскутийа): «Аскутийа: в ней Арминийа, Хурасан, земли тюрок и хазар»[106]106
  Kitab al-Masalik wa’l-Mamalik (Liber viairum et regnorum) auctore Abu’l Kasim Obaidallah Ibn Abdallah Ibn Khordadbeh et Excertpta e Kitab al-Kharadj auctore Kodama Ibn Dja‘far. Lugduni Batavorum, 1889 (BGA. VI). Р.155.


[Закрыть]
. При этом Скифия понимается Ибн Хордадбехом как одна из четырех обитаемых частей земли, наряду с Европой (Аруфа), Ливией (Лубийа) и Эфиопией (Итйуфийа)[107]107
  Такое деление восходит к традиции Птолемея.


[Закрыть]
. Для каждой части источник Ибн Хордадбеха выделяет основные этносы и государства. Поскольку в Европе расположены «ал-Андалус, ас-сакалиба, ар-Рум, Фиранджа, Танджа, [и] так до рубежей Мисра»[108]108
  Ibid.


[Закрыть]
, а остальные две части находятся значительно южнее интересующего нас региона, единственным этносом Восточной Европы, достойным упоминания в этом обобщающем разделе, оказались хазары. Не раз встречается в труде Ибн Хордадбеха упоминание Хазарского моря, причем под этим гидронимом подразумевались разные географические объекты. С одной стороны, на протяжении всего сочинения упоминается бахр ал-Хазар, из которого купцы попадали в Константинопольский залив: «Длина залива в целом от моря ал-Хазар до моря аш-Шам 320 миль. Корабли проникали в [залив] вниз по течению от острова моря ал-Хазар и тех местностей и поднимались по нему вверх от моря аш-Шам до Константинополя»[109]109
  Ibid. Р.104.


[Закрыть]
. Чуть выше Ибн Хордадбех, описывая Константинопольский залив, под которым он подразумевал Мраморное море с проливами Босфор и Дарданеллы, пишет: «И это море, которое называют море Бунтус[110]110
  Арабская транслитерация греческого названия Черного моря – Понт (?о?????).


[Закрыть]
, – <часть> моря ал-Хазар»[111]111
  Ibid.


[Закрыть]
. Как видно, морем ал-Хазар здесь несомненно является Черное море. В дальнейшем Ибн Хордадбех еще несколько раз употребляет термин «бахр ал-Хазар» по отношению к Черному морю, причем все эти упоминания относятся к рассказу о Византии и ее пределах[112]112
  Ibid. Р.105, 156.


[Закрыть]
. Хазарским Черное море называли, кроме Ибн Хордадбеха, также Ибн ал-Факих ал-Хамадани и Кудама ибн Джа‘фар, творившие в конце IX – первой половине X вв[113]113
  Ibid. Р. 257; Йакут ал-Хамави. Му‘джам ал-Булдан. В 7 тт. Бейрут: Дар ас-Садир, 1996. Т.3. С.98.


[Закрыть]
. Это дало основание В. М. Бейлису утверждать, что наименование Черного моря Хазарским характерно для IX в., тогда как в X в. так стали называть Каспийское море. Исследователь полагал, что подобное название «объясняется, видимо, наличием в этот период хазарских владений в восточном Крыму»[114]114
  Бейлис В. М. Сведения о Черном море в сочинениях арабских географов IX–X вв. // Ближний и Средний Восток. М.,1962. С.22.


[Закрыть]
. Такая точка зрения получила поддержку ряда исследователей[115]115
  Древняя Русь в свете зарубежных источников. М., 1999. С.189; Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. М.: Наука,1990. С.133; Dunlop D.M. Bahr Buntus // EI. T.1. P.927.


[Закрыть]
. Однако некоторые обстоятельства позволяют сомневаться в том, что такое название Черного моря было общепринятым в арабской географии IX в. Во-первых, информация Ибн ал-Факиха и Кудамы восходит все к тому же Ибн Хордадбеху[116]116
  Калинина Т. М. Заметки о торговле в Восточной Европе по данным арабских ученых IX–X вв. // ДГ. 1998. М., 2000. С.111.


[Закрыть]
. Между тем, сам Ибн Хордадбех в разделе «О диковинках гор», используя иной источник, называет морем ал-Хазар Каспий и помещает на его берегу Дербент (ал-Баб ва-л-Абваб)[117]117
  Kitab al-Masalik wa’l-Mamalik (Liber viairum et regnorum) auctore Abu’l Kasim Obaidallah Ibn Abdallah Ibn Khordadbeh et Excertpta e Kitab al-Kharadj auctore Kodama Ibn Dja‘far. Р.173.


[Закрыть]
. Следовательно, кроме Черного моря, Хазарским морем в IX в. именовали и Каспийское. При этом если о Черном море (особенно о его северном побережье) арабские географы IX–X вв. имели весьма смутное представление, то исследование Каспия арабы начали еще во второй половине VII в. и неплохо знали это море и народы, обитавшие на его берегах[118]118
  Заходер Б. Н. «Mare Hyrcanum» в арабской географической литературе IX–X вв. М., 1960; Бейлис В. М. Сведения о Черном море в сочинениях арабских географов IX–X вв. С. 22–28; Калинина Т. М. Водные пространства севера Европы в трудах арабских ученых // Восточная Европа в исторической ретроспективе. М.: Языки русской культуры, 1999. С. 90–92.


[Закрыть]
. Учитывая это, можно поставить вопрос: отражало ли название Черного моря у Ибн Хордадбеха и его последователей реальную этнополитическую ситуацию или данная конструкция имела книжное происхождение? Исследователи, считающие эти сведения достоверными, ссылаются на то, что «к началу VIII в. хазары владели большей частью Крыма, которую отняли у византийцев, Северным Кавказом, всем Приазовьем и степными и лесостепными территориями Восточной Европы до Днепра; именно они являлись самым сильным противником Византии по ту сторону моря»[119]119
  Ибн Хордадбех. Книга путей и стран / Пер. Н. Велихановой. С.97, прим. 202.


[Закрыть]
. Поскольку же все упоминания о Черном море как о Хазарском связаны с Византией, предполагается, что этот термин был перенят у некоего информатора из Византии. Таковым называют Муслима Ибн Аби Муслима ал-Джарми, освобожденного из византийского плена в 845 г[120]120
  Там же; Бейлис В. М. Сведения о Черном море в сочинениях арабских географов IX–X вв. С. 22.


[Закрыть]
. Однако Ибн Хордадбех ссылается на ал-Джарми только в списке византийских фем (провинций), подчеркивая, что пользовался трудом бывшего пленника не напрямую, а в каком-то пересказе[121]121
  Kitab al-Masalik wa’l-Mamalik (Liber viairum et regnorum) auctore Abu’l Kasim Obaidallah Ibn Abdallah Ibn Khordadbeh et Excertpta e Kitab al-Kharadj auctore Kodama Ibn Dja‘far. Р.105.


[Закрыть]
. Не исключено, что данный пересказ входил в некое сочинение, откуда географ почерпнул сведения о Византии в целом и где присутствовало именование Черного моря «Хазарским». Источник Ибн Хордадбеха, таким образом, может быть датирован серединой – второй половиной IX в. (до появления 2-й редакции «Книги путей и стран», т. е. до 885/886 г.).

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное