Елена Арсеньева.

Отражение в мутной воде

(страница 6 из 29)

скачать книгу бесплатно

Не помня себя, Тина слетела с крыльца и кинулась через двор. Она выскочила за угол как раз вовремя, чтобы увидеть, как Зоя садится в поджидавшую ее машину. Разумеется, это был тот самый обнаглевший «Ленд-Круизер».

Тина огляделась. Где Виталий, черт его возьми? Как он нужен сейчас!

Что делать? Подождать его? Он может, конечно, задержаться; может и подъехать с минуты на минуту. Но у Тины нет этих минут! «Ленд-Круизер» удалялся – неудержимо. Мигнул огонек левого поворота. Сейчас исчезнет за углом – и поминай как звали!

Тина выскочила на дорогу.

– Стойте! Стойте!

Какой-то «Форд» скрипнул рядом тормозами.

– Барышне жить надоело? – спокойно поинтересовался широкоплечий парень в «лужковской» кепке и темных очках.

– Пожалуйста, – выдохнула Тина, трясущимися руками вцепляясь в дверцу, – скорее… Мне нужно нагнать ту машину! Умоляю вас!

Он молча уставил на нее непроницаемые стекла.

Тина содрогнулась, остро вспомнив, как однажды уже пыталась преследовать Зою – и как бездарно все сорвалось из-за скупости водителя. Кто гарантирует, что и этот?..

– Догнать? – переспросил человек в кепке. – Да запросто! Ну, садись, поехали.

Не веря своему счастью, Тина скользнула на сиденье – и ее тотчас прижало к спинке, когда «Форд» с места взял скорость.


Он не жалел сил, и можно было только удивляться, почему не догнал «Круизера» уже сразу. Хотя тот ведь тоже не дремал. Тина не успела моргнуть, как они достигли площади Свободы и помчались по улице Горького. Новый поворот, новый объезд – и вниз, круто вниз, к мосту, на другую сторону Волги. Мост… ярмарка… слева остается вокзал и станционные пути, впереди открывается Московское шоссе, по вечернему времени и выходному дню почти пустое – идеальное место для гонок!

– Имей в виду, – невозмутимо сказал вдруг водитель «Форда», – здесь их догнать – плевое дело. На таран пойдем?

Тина взглянула на него дикими глазами.

– Понимаю, – согласился водитель. – Да и машинку жалко. Ну а тогда – что? Ты хоть знаешь, чего хочешь?

При звуке его трезвого, спокойно-равнодушного голоса (казалось, этого человека вообще ничто не способно вывести из себя!) туман возбуждения несколько развеялся в глазах Тины, и голова у нее чуть-чуть поостыла. Только теперь она дала себе труд задуматься над тем, что, собственно, затеяла, а главное – для чего?

Сейчас, вне дома, под пристальным сверканием очков водителя она поняла, что выглядит не просто глупо – очень глупо! Вернулись прежние сомнения. Тоже мне, нашлась ясновидящая! Все это здорово напоминает какой-то фильм, в котором отставная любовница (или жена?) преследовала вот так же, на случайной попутке, соперницу, желая непременно поймать ее и неверного любовника (или мужа?) на месте преступления, и до того допреследовалась, что обе машины попали в аварию, и предмет дамских споров потом навещал своих дам в одной палате. Финала этой чуши Тина не знала – как, впрочем, не знала и финала той сцены, которую готовила сама.

Доподлинно известно одно: эта барышня не спешит на свидание с Валентином! Едет небось домой со своим новым ухажером – и в ус не дует, не подозревает, что обсмеянная ею Тина ринулась в погоню… похоже, не зря обсмеянная!

– Ого, – негромко сказал человек в кепке. – Кажется, они заметили «хвост».

Тина заерзала, оглядываясь.

– Да нет, – с досадой пояснил водитель, – это мы – «хвост», это нас заметили!

– Почему вы так думаете?

– Во-первых, они уже который раз из ряда в ряд переходят, а как только я пристроюсь за ними, снова ряд меняют. И вообще, в движении «Круизера» ощущается некая нервозность.

Тина взглянула на него с уважением, только сейчас начиная осознавать, как ей повезло. Так вдруг, ни с того ни с сего, ввязаться в чужие проблемы… На это способен далеко не всякий! И, главное, он еще ни словом не обмолвился об оплате, даже не поинтересовался, есть ли вообще у шалой пассажирки деньги оплатить мероприятие! Конечно, не исключено, что в конце концов он назовет какую-нибудь несусветную сумму, а то и вовсе потребует расчета натурой… Может быть, пора прекратить это бессмысленное путешествие, пока оно не завело Тину слишком далеко? В смысле, не завезло…

Но тут все ее благоразумные намерения развеялись в прах, потому что «Ленд-Круизер» резко вильнул с шоссе в сторону – и исчез из глаз.

Было что-то трусливое в этом торопливом бегстве – даже сигнала поворота не дали! Они не просто хотели избавиться от докучливого «хвоста» – они определенно чего-то боялись!

– За ними! – коротко выдохнула Тина, хотя вполне могла бы и промолчать: «Форд» уже вписался в резкий поворот, и в поле зрения снова показался тяжелый зад «Ленд-Круизера».

«Вставил-таки новое стекло!» – с ненавистью подумала Тина, почему-то лишь сейчас осознав это.

На обочинах мелькали крепенькие домики за высокими глухими заборами. Слободка была явно зажиточная. Неужели сейчас в один из этих гаражей, которые стоят чуть ли не возле каждого дома, вильнет «Ленд-Круизер»? И что тогда будет делать Тина?

Нет… бордовый мастодонт упорно пылил вперед. И тут Тина заметила, что его возможный путь изрядно сократился в размерах: проулочек-то оказался тупиковым! В конце его, огражденный забором, высился какой-то недострой, и «Ленд-Круизер» уже въезжал в приоткрытые ворота.

Словно бы красный свет ударил вдруг по глазам Тины, а в мозгу взвыла сирена, предупреждая об опасности.

– Остановите! – крикнула она, но поздно: водитель, очевидно увлекшись погоней, уже свернул за забор – и тут же резко тормознул, едва не врезавшись в «Ленд-Круизер», перегородивший дорогу.

Тину швырнуло вперед, к ветровому стеклу, она больно ударилась грудью, но даже не заметила этого, расширенными глазами уставившись на Зою, которая уже выбралась из машины – и не одна, а в сопровождении знакомого громилы.

Только сейчас до Тины дошло, чем может окончиться для нее эта гонка…

– Назад! – в панике крикнула она, поворачиваясь к водителю, однако тот спокойно выключил зажигание и, сняв очки, задумчиво взглянул на нее узкими холодными глазами, слегка раздвигая в улыбке твердые губы:

– А по-моему, приехали!


Тина беспомощно уставилась на него, не чувствуя ни страха, ни даже удивления, только холод, холод во всем теле, и еще злобу на себя: надо же так глупо, так невыносимо по-идиотски влезть в расставленную ей ловушку.

И, главное, какая примитивнейшая маскировка! Кепка и очки совершенно преобразили бритоголового, которого Тина видела сначала на холме Сакре-Кер, а потом – верхом на мотоцикле, к которому бежала возбужденная, довольная собой Зоя, весело размахивая добычей: светло-коричневым портфелем…

И, глядя в эти ледяные глаза, Тина вдруг остро ощутила нереальность и вопиющую неправдоподобность происходящего. Такое могло произойти в голливудском фильме или в одном из безумных романов любимого Бушкова – ну, на худой конец, в Москве, столице всякого и всяческого криминала! Но чтобы в Нижнем Новгороде – провинциальном, несмотря на все эскапады «молодого реформатора», традиционно-замкнутом – не только из-за годами действовавшего статуса «закрытого города», но и благодаря складу характера здешнего народа. Тина не могла подобрать точных слов, просто в голове не укладывалась эта смесь французского с нижегородским, которая начала вдруг разворачиваться вокруг нее!..

Однако, верь не верь, а приходилось признать за факт видимое, слышимое, ощущаемое: дверца рядом с нею открылась, туда просунулся сопровождавший Зою громила, вцепился Тине в плечо и одним рывком выдернул из машины.

Она упала на сырую, утоптанную землю – и сразу увидела возле самого лица пару длинных стройных ног, обтянутых черными блестящими чулками, обутых в отличные черные туфли с какими-то детски-скромными пуговками сбоку.

Тина еще успела удивиться этой внезапной остроте восприятия, потом мелькнула мысль, что такое, как говорят, приходит к человеку в последние минуты жизни, когда и впрямь обостряются все чувства, – и вскочила.

О нет, она не собиралась бросаться на убийц или молить о пощаде. Первое было бы сразу обречено на провал, второе… Второго просто не могло быть – никогда, ни за что, поняла вдруг Тина, и вспышка ослепительной ярости высветила это понимание. Но она не хотела получить пулю лежа, как безвольная, распластанная жертва, потому и поднялась.

Похоже, в этой команде право убивать принадлежало только Зое. Мужчины стояли – руки в карманы, довольно-таки безучастно наблюдая за происходящим.

С трудом оторвав глаза от гипнотизирующего тускло-черного проблеска на стволе направленного на нее пистолета (опять-таки – невозможно, невыносимо было показать им свой панический страх!), Тина обвела взглядом стройку.

Да, место для убийства выбрано удачно. С десяток трупов можно «заховать» – и никто никогда не найдет.

Типичнейший долгострой. Рабочие здесь не появлялись самое малое год – и неведомо когда появятся. Нет никакой надежды, что откуда-то вдруг вывалится какая-нибудь бригада коммунистического труда – разве что из гиперпространства! – или, на худой конец, забредет сердитый сторож. Хотя вряд ли чье-то несвоевременное появление испугает убийц, им проще будет оставить еще один труп, чем отказаться от задуманного.

А чудеса случаются только в кино. Глупо мечтать, что в ворота вдруг ворвется Виталий, который, оказывается, увидел, как Тина садится в незнакомый «Форд», и украдкой преследовал ее, чтобы оказаться в нужное время в нужном месте и спасти ей жизнь. Небось мечется возле дома, звонит в ее квартиру, не понимая, куда подевалась, не зная… не зная главного – Тина была права, тысячу раз права!

Неужели ее хотят убить именно потому, что Виталий «кому не надо» рассказал про сон? Ляпнул где-то – и обрек, сам того не ведая, Тину на смерть…

А может быть, все проще? Может быть, уничтожив Валентина, убийцы теперь методично выпалывают всех, кто был к нему близок? Предположим, Валентин знал нечто такое, чего не должен был знать. И, чтобы эти сведения не пошли дальше, должны умереть все, кому он предположительно мог их передать. Теперь настала очередь Тины. А скоро пробьет час Виталия… если уже не пробил!

– Ну, долго мы тут еще будем торчать? – послышался недовольный голос бритоголового, и Тина качнулась, как от толчка.

Сколько времени она стояла так, погрузившись в мысли, которые лихорадочно отщелкивали секунды, минуты оставшейся ей жизни? Поразительно, сколько всего успевает промелькнуть в голове перед смертью! И все это время Зоя стояла напротив, не отрываясь от глаз Тины, словно впивая, впитывая в себя предсмертную сумятицу ее чувств.

Вот точно так же было и на холме Сакре-Кер, когда Зоя неотрывно смотрела на Валентина, а бритоголовый нетерпеливо подтолкнул ее локтем: давай, мол, не тяни! Очевидно, работа у него такая: поторапливать убийцу, которая до того увлекается созерцанием жертвы в ее последние мгновения, что даже забывает о работе.

Машину для убийства заедает… Нет, скорее для Зои в этом созерцании существует особый наркопсихологический кайф!

– Стоп! – вдруг резко сказал бритоголовый. – Спрячь оружие!

В следующий миг пистолет исчез из глаз, однако карман легкого Зоиного плаща выразительно топорщился, и Тина понимала, что пуля по-прежнему стережет каждое ее движение.

Она оглянулась – и увидела то, что насторожило убийц.


В ворота один за другим влетели два осанистых «Паджеро», а из них горохом посыпались не менее чем десяток парней: все, как один, накачанные, с каменными лицами, одетые, будто школьники застойных лет – в одинаковые короткие куртки и мешковатые штаны.

Они разбежались по стройке, заглядывая во все углы, проверяя каждый штабель бетонных оббитых плит, каждую груду слежавшегося мусора. И вдруг один из них с недоумением замер перед группой людей, стоявших возле двух машин.

– А это еще кто? – пробормотал он с таким видом, словно не верил своим глазам. – Эй, Гаврик!

Высокий парень, для разнообразия облаченный в черный помятый плащ, до этого стоявший около «Паджеро» и что-то говоривший водителю, обернулся, вскинул голову – и на миг обмер. Но тут же захлопнул дверцу автомобиля и с хищным выражением шагнул вперед.

– О-го!.. – сказал он негромко, отработанным движением выхватывая из-под плаща пистолет. – Конкурирующая фирма? Что ж вам, ребятки, дома не сидится, а? Сказано: «стрелка» в шесть, значит, в шесть, а вы какого черта в такую рань приперлись?

Другие боевики, тоже заметившие наконец чужих, подтянулись к Гаврику, который выражением угрюмого «лика» мало напоминал своего благостного небесного покровителя. Да и у прочих лица были угрожающие, руки спрятаны под куртками.

– Ребята, ошибка вышла, – миролюбиво сказал Зоин водитель, выступая вперед и протягивая раскрытые ладони, словно какой-нибудь первобытный Нао, Нам или Гав, желающий убедить представителей другого племени в отсутствии враждебных намерений. – Мы ни сном ни духом… Мы тут вообще случайно. Девочкам отлить приспичило, вот и зарулили в первый попавшийся двор. Так что тихо, не надо сердиться, мы никому не хотим мешать, сейчас же делаем ноги. Девочки, а ну, по машинам, быстренько!

Зоя, сияя невинной белозубой улыбочкой, шагнула к «Ленд-Круизеру». Бритоголовый, сузив глаза, подступил к Тине, тесня ее к «Форду».

– Гаврик, – послышался в это время вкрадчивый голос, – полагаю, ты не спорешь такой глупости и не отпустишь этих бекасов? Чего они нам тут дядю Сарая строят?!

Худой невысокий человек выбрался из первого «Паджеро» и сделал шаг к эпицентру событий. При звуке его тягучего голоса боевики сделали явную попытку вытянуться во фрунт.

Да, это был человек рангом повыше остальных. А то и двумя!

Легкое кашемировое пальто (несмотря на теплый вечер) дивного жемчужно-серого цвета и нежное кашне подчеркивали принадлежность к «высшей касте». Но главное, что внушало с первой минуты страх даже случайному человеку, – это его тощее, застывшее лицо и звук голоса. Больше всего незнакомец напоминал оживший, отмытый и приодетый труп, который еще не забыл человеческую речь, но голос его уже успел утратить всякие живые интонации.

– Борзые ребятки, а? – усмехнулся человек в сером. – Не я буду, если это не люди Аллаха. А ну, Гаврик, вдарь-ка им по батареям. Может, перестанут лапшу навешивать.

– Ребята, все тип-топ, – бормотал Зоин водитель, ввинчиваясь в «Ленд-Круизер» с поразительным проворством. – Мы уже уехали! Нас уже нет!

Бритоголовый со зверским выражением лица толкнул Тину к «Форду», да так, что она едва не пропахала землю носом.

«Нет уж! Больше я в этот «Форд» не сяду! Это все равно что самой голову в петлю сунуть!» – решила Тина.

И, не успев даже понять, что делает, она метнулась в сторону, обогнула остолбеневшего Гаврика и повисла на шее человека в сером пальто.

* * *

Нет, пожалуй, это чересчур сильно сказано – повисла на шее. Все-таки он был сантиметров на десять пониже, а что касается телосложения… если бы Тина решилась примерить его просторное пальто, оно оказалось бы ей не только коротко, но и узко.

То есть со стороны это выглядело так, словно она просто-напросто сдавила этот оживший труп в объятиях, отчаянно вереща:

– Серый Папа! Дорогой! Папочка! Приветик!

Откуда, из каких бездн подсознания выпал этот образ?! Тина и сама опешила на миг. Если бы у нее было время разбираться, она бы постепенно сообразила: это, кажется, единственная блатная кличка, которую она знает, а в том, что вокруг собрались «братки», можно не сомневаться. «Братки» приехали на «стрелку»… Человек, в которого вцепилась Тина, был одет в серое пальто. А именно гневом какого-то Серого Папы грозил водитель Зои тогда, на остановке. Так что логическая цепочка выстраивалась верно!

Разумеется, Тина не думала над тем, как и почему сплелись ее звенья. Она просто сказала то, что сказала, сделала то, что сделала…

Того, что боевики откроют огонь, Тина не опасалась: рискуют прикончить шефа! А поскольку тот на миг сделался безвольной игрушкой в ее руках, она умудрилась развернуть его и прикрыться от возможного выстрела Зои или ее «кавалеров».

Конечно, можно было ожидать выстрела в бок через этот чудный кашемировый прикид, потому что незнакомец вряд ли испытывал хоть какое-то удовольствие от внезапных объятий. Однако, к изумлению Тины, «труп» оставался нем, безгласен и как бы даже равнодушен к тем манипуляциям, которые проделывались с ним. Мелькнула жуткая мысль, что Тина просто-напросто удушила его невзначай, однако тут же она уловила слабое дребезжание:

– Я не… не Серый…

Теперь это не был голос ожившего мертвеца. В нем звучало сколько угодно живых интонаций, но больше всего он напоминал голосочек первоклассника, который пытается найти общий язык с неумолимой училкой: «А я учил, Марь Ванна! Я учил!»

Сначала Тина даже ушам своим не поверила. Все чувства были обострены, как никогда, она прекрасно понимала, что играет в смертельную игру, потому что если это ничтожество сочтет себя оскорбленным…

Но в том-то и дело, что и в помине не было ничего похожего на оскорбленное достоинство! И в голосе звучало, и в воздухе витало только одно – страх.

Да-да. Как ни странно, испугался не только этот человечек, но и боевики, окружавшие их. Напряжение, чудилось, звенит, и не одна Тина содрогнулась, когда раздался негромкий щелчок открываемой двери и вкрадчивый голос произнес:

– Вот оно как, значит… Ну-ну!

Человек, которого держала в своих объятиях Тина, вздрогнул так, словно его тело прошила пуля, и рванулся на волю с неожиданным проворством. Тину отбросило в сторону, и она упала бы, не подхвати ее один из обладателей черных курток. Впрочем, он, кажется, сделал это чисто рефлекторно: все его внимание, как и прочих, было приковано к новому лицу, явившемуся из недр второго «Паджеро».

Это новое лицо было плоским, костистым, лишенным всякого выражения, словно его хозяин тоже не прочь был считаться ожившим мертвецом. Да, правда, Тина вдруг поняла, что оно более всего напоминает череп, лишь слегка обтянутый бледной, нездоровой кожей.

На макушке черепа чернели редкие прядки тщательно уложенных волос, тощая шея торчала из голубого кашне. Похоже, обостренная холодовая чувствительность была здесь общим свойством, потому что явившийся был облачен в пальто цвета кофе с молоком, которое болталось на его тощей долговязой фигуре, как если бы было надето на перевернутую швабру.

Однако ничего-ничего смешного ни во внешности, ни в повадках незнакомца не было и близко. Этот человек внушал ужас.

– Се-рый Па-па… – задумчиво повторил он. – Ну, протащился я… на полную катушку протащился! Спасибочки, как говорится, за доставленное удовольствие! Нет ничего тайного, что не стало бы явным, так, что ль, Поддужный?

И, резко взмахнув рукой, он впечатал кулак в лицо застывшего от ужаса первого «мертвеца».

Тина отчетливо различила омерзительный чавкающий звук – и узкогубый рот Поддужного окрасился кровью. Понадобилось некоторое время, чтобы понять: сверканье, сопроводившее жест второго «мертвеца», было вовсе не сверканием дорогих перстней. Это блеснул кастет.

Против ожидания, Поддужный не возопил возмущенно, не начал ответно махать кулаками, даже не пикнул от боли. Стоически снеся удар, он вдруг как-то совершенно по-женски заломил руки и метнулся к ударившему, бормоча:

– Папа, папа… да нет, ты не понял!

И захлебнулся кровью от нового удара.

«Папа?!»

Тина слабо качнула головой. Крепко же она промахнулась… попав при этом в «десятку»! Так вот же он, настоящий Серый Папа! Наверное, это и впрямь крупный авторитет, если перед ним так трясется Поддужный. И, похоже, Серый Папа очень ревниво относится к своей славе, которую Тина так лихо приписала другому.

Идиотизм спровоцированного ею недоразумения сделался вдруг до того оглушительно ясен, что Тина едва сдержала нервическое и, конечно, совершенно неуместное хихиканье.

Пожалуй, не следует вмешиваться в выяснение отношений, которое поглотило всеобщее внимание. Даже Зоя и ее сообщники как завороженные уставились на разгневанного Серого Папу. Кажется, до Тины сейчас никому нет дела, и если она тихонько шагнет за этот «Паджеро», а потом ухитрится перебежать за другой, то у нее появится шанс добраться до ворот, а там и…

Нет, вряд ли. Это не меньше десяти шагов. Чья-нибудь пуля догонит!

– Ну что, отморозок? – своим пугающе-приветливым голосом произнес между тем Серый Папа, сверля взором незадачливого Поддужного. – Чего сопли распустил? Молчать! – гаркнул он вдруг. – Никаких романов тискать мне не надо! Ссучился, продал, продал! На вольные хлеба решил податься? А Папу, который вспоил, вскормил, приютил, когда ты, недоносок, не знал, куда слинять, – теперь что, побоку? А вот хрен тебе, понял? Завалился, завалился ты! Валерик, а ну-ка дай ему между ног!

Поддужный вдруг сгорбился, прикрыл руками… но не означенное место, а почему-то голову. Очевидно, здесь имели место непостижимые для Тины тонкости «фени». Или, может быть, Поддужный со страху перепутал части своего тела?

Тут Серый Папа жестом остановил боевика, который уже шагнул было исполнять поручение, и хмыкнул:

– Ты чего задергался, братила? Облажался – так стой, пока мухи не объедят. Все, корешок… Хана! Сейчас ты у меня всерьез заскучаешь! Своими руками… – Он резко выставил ладонь, и огромный Валерик проворно сунул в нее пистолет. – А бесовку твою всепогодную братве отдам. Прощайтесь, голуби!

Поддужный обратил к Тине белые от ненависти глаза. Рука его скользнула за пазуху – и, мгновенно поняв, что сейчас произойдет, она с неожиданным для самой себя проворством метнулась за автомобиль и припала к широкому, тяжелому колесу.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное