Елена Арсеньева.

Крутой мэн и железная леди

(страница 4 из 27)

скачать книгу бесплатно

– Нет, – растерянно уставилась на него писательница. – А что? Почему вы так решили?

– Ну, я не знаю, – ехидно усмехнулся Лев. – Может быть, он чем-то напакостил деткам, своим ученикам, вот они и устроили на него охоту. Окружили его, окружили и гонят на номера! Вы фантастику любите? Помнится, у Рэя Брэдбери был такой жуткий рассказ, там дети охотились на своих учителей, всех на свете поубивали. Не помню, как называется…

– «Кошки-мышки», – мрачно сказала писательница. – Только там дети охотились не на учителей, а на взрослых вообще, прежде всего – на своих родителей, и вы правильно говорите: всех на свете поубивали. Рассказ, и верно, жуткий. Не знаю, был ли Влад школьным учителем, но я ничего не путаю и мне не почудилось: именно детский голос грозил убить его. А вот стрелял вряд ли ребенок! Очень уж метко.

– А-га… – протянул Лев. – Итак, его зовут Влад? Так какого же, простите, черта, вы мне столько времени голову морочили и клялись, что ничего, ровно ничегошеньки о нем не знаете!

– Каков вопрос, таков и ответ, – огрызнулась писательница. – Вы меня о чем спрашивали? Как фамилия моего провожатого? Но я и в самом деле этого не знаю! Имя он свое назвал, когда начал меня, так сказать, кадрить. Ресторанные знакомства не предполагают перечня анкетных данных. Поэтому я и правда не представляю, как его фамилия, где он живет, женат, разведен или холост, есть у него дети или нет, кому вообще сообщить о том, что случилось…

Писательница вдруг осеклась, потом с силой прижала руки ко лбу и сказала:

– Господи, какая же я дура!

Ну что ж, если человек сам ставит себе диагноз… Лев внутренне усмехнулся.

– Как я могла забыть! – сокрушенно замотала головой Дмитриева. – Это от шока, конечно. Но странно, что никто другой тоже не подумал… Ведь мы приехали из ресторана на машине! На сером «БМВ»! Там наверняка остались какие-то документы, по которым можно узнать его фамилию и адрес! Мне даже кажется, на заднем сиденье лежал пиджак… а в пиджаке, конечно, найдется паспорт, ну а права-то уж определенно!

Лев не раз замечал, что идиотия – болезнь не только врожденная, но и заразная. Правильно – дамочка полная дура. То есть она скорее худая, чем полная, и «круглая дура» о ней тоже не скажешь, но все равно – кретинка. Вот и распространяет вокруг флюиды своей дурости. Причем дама энергетически очень сильная. Она умудрилась оказать одуряющее влияние не только на Саню и на Муравьева, но и на милицейскую бригаду. В самом деле: никому даже в голову не взбрело, что пострадавший притащился в этот роковой дворик не пешком. Но слава богу, что у этой идиотки наступило временное просветление!

– Если есть машина, то где пульт? – спросил Лев, хватаясь за эту незначительную соломинку. – Или ключи?

– Наверное, Влад их выронил, когда свалился со ступенек. Может быть, пульт или ключи где-нибудь около крыльца так и лежат в полыни, их ведь никто не искал в темноте.

Точно, вспомнил Лев, крыльцо и подступы к нему бригада не обшаривала.

Долго слонялись по двору, подсвечивая себе фонариками, но ничего не обнаружили, даже гильзу. Так что имеет смысл пойти и пошарить около крыльца прямо сейчас.

Он встал, глядя в окно. Темновато еще, конечно, всего половина четвертого утра. Светать начнет через полчаса, не раньше, а уж пока развиднеется… Но у него больше нет физических сил находиться в обществе этой особы.

– У вас фонарик есть? – спросил он у писательницы.

Она покачала головой:

– Перегорел. Но можно свечку зажечь. А вам зачем?

Лев мученически завел глаза. Детективщица?! Можно представить, какие она там детективы валяет, если задает такие вопросы и забывает о вещах, которые элементарно имеют определяющее значение для расследования.

Свечку зажечь, бог ты мой! Лев представил, какой у него был бы вид в полчетвертого утра – со свечкой в руке шарящего у крыльца этой тихой, сонной «сталинки»! – и даже оскалился от злости. Никто – никто! – из жильцов дома даже носа не высунул на шум, который происходил у крыльца два часа назад, когда подстрелили этого злополучного Влада. Не выглянули даже обитатели боковой квартиры на первом этаже, чьи окошки находились буквально рядом с крыльцом. Ну ладно: выстрела они не слышали, его и писательница почти не слышала, и они с Саней – конечно, пистолет был с глушителем. Ну ладно: спали соседи так крепко, что их не разбудила суета, которую подняли тут врачи и милиция. Кто-то и правда спал, но, по мнению Льва, причина гробовой тишины была куда проще: если и имелись свидетели, они не захотели себе лишних проблем, побоялись связываться с милицией, справедливо рассудив, что каждого из жильцов всяко допросят сегодня днем или вечером на предмет ночных событий, так что зачем по своей воле лезть в неприятности? Но можно спорить на что угодно: если некий типус начнет в тусклом свете занимающегося утра блуждать около их крыльца со свечкой в руке, каждый увидевший это жилец сочтет своим долгом непременно позвонить на улицу Ульянова, в ближайшую психушку!

– Лёвушка, у меня есть фонарь, – сказал Саня. – Причем очень мощный, так что пошарим и наверняка найдем или пульт, или ключи. Только… только я вот еще что хочу сказать – насчет детей. Может, Алёне детский голос вовсе не послышался? Может, этого Влада никакие не ученики, а собственные дети подстрелили? Я тоже тот рассказ Брэдбери читал – давно, конечно. И не фиг на меня так пялиться, Лёвушка, – промолвил Саня с ноткой обиды, потому что друг детства на него и впрямь пялился. – Судя по всему, Влад за свою жизнь опасался. Скажете – нет?

Никто и рта не раскрыл, чтобы возразить. Прежде всего потому, что было совершенно очевидно: подстреленный человек по имени Влад и впрямь за свою жизнь опасался, и очень сильно. Иначе… иначе разве он носил бы под пуловером пуленепробиваемый жилет, который нынче ночью спас ему жизнь, и поэтому Влад оказался не убит и даже не ранен, а только лишь контужен?..

* * *

– Алло! Алло, я слушаю!

– Это я. Привет, подруга. Слышала уже, что с нами произошло? Или мне придется обрушить на тебя неприятные новости?

– Слышала…

– Ага, так, значит, он уже у тебя?

– Добрался, да.

– Настроение?

– Ну какое у него может быть настроение?!

– Понимаю. У меня такое же. Хоть плачь, хоть матерись. Ладно, плакать будем потом, а пока позови его к трубочке.

– ……………………!

– Это ты теперь так здороваешься? Живописно… Ну что ж, не повезло… Полный Илья Ильич Обломов.

– Кто?!

– Ладно, забыли. Как тебе удалось оттуда убраться?

– С трудом. Наплел такого, что… Пришлось такси вызывать, сплошное разорение.

– Ладно, кончай на судьбу плакаться, меня этим не проймешь. Цена обговорена, так что мое ты мне отдашь.

– Отдашь… сначала надо найти то, что отдавать!

– Найдем, не сомневайся.

– А что там случилось-то? Почему все наперекосяк пошло, я так и не понял?

– Да так, техника подвела. Кроме того, вмешалась сумасшедшая бабуля.

– Кто?! Ты чего несешь?! Не было там никакой бабули!

– В каком-то крутом детективе я читал, что так у профессионалов называются неучтенные привходящие обстоятельства, которые способны поменять даже самые тщательно отработанные планы.

– Я сразу говорил, что этот твой план – полное дерьмо!

– Ладно, быть непонятым и недооцененным – это мой удел. Я уже привык. Кстати, зря злобствуешь. В принципе, мы своего добились. Первый шаг сделан… ну, немножко вкривь и вкось, однако сделан. Меня сейчас гораздо больше другое волнует. О нем ничего не слышно?

– Ни хрена. Тишина гробовая. Ты знаешь, мы тут подумали: а может, он в Москву ломанул? И сейчас получает то, ради чего мы все это затеяли… Сдохнуть можно!

– Можно, но не нужно. Как он в Москву уедет? Без паспорта ни в поезд, ни в самолет не пустят.

– Есть автобусы.

– Точно не знаю, но, по-моему, на дальние рейсы билеты тоже продают по паспортам. Кроме того, у него денег нет.

– На вокзале туда-сюда шныряют деловые водилы и предлагают доехать до Москвы всего за двести рубликов. Уж такой-то суммой он мог разжиться… например, там, где торчал эти дни. Кто-то же его поил-кормил!

– Оно, конечно, так… Только ведь без паспорта ему в банке делать нечего. Кроме того, ключ у нас. Так что я не сомневаюсь: он все еще здесь.

– Где?!

– Не знаю. Не знаю! Думаю, мы плохо искали его явку.

– Да брось! Все записные книжки, все файлы в компьютере, все письма, записки, все книги перевернули, будто доллары искали между страницами…

– А мы ведь и правда искали доллары. И евро. И золотишко. Правда, виртуально, но ладно, мы их воплотим в жизнь, не сомневаюсь. Но ты знаешь, где мы не шарили?

– Ну?

– В фотоальбомах. Мне вдруг в голову пришло…

– Вдруг! Тебе – вдруг, а мне – давно. Мы с Нинулькой уже все альбомы перешарили, нет там ничего, никаких записок.

– А в фотоальбомах и не надо искать записки. В них надо искать фотографии.

– Не понял…

– А ты попытайся. Теперь позови к трубе Нинку, я ей скажу, что делать и кого надо на этих фотографиях искать.

* * *

Господи Боже, как сверкал на злосчастную писательницу Дмитриеву своими напряженно прищуренными глазами (Алёна так и не поняла, какого они цвета!) этот капитан, или майор, или как его там, следователь, короче, который оказался бывшим одноклассником ее соседа, добрейшего Сан Саныча!..

Сей одноклассник был, мягко выражаясь, взбешен, ведь они не нашли ничего около крыльца – ни пульта, ни ключей, это раз; а во-вторых, там, где, по идее, должен стоять серый «БМВ» Влада (ну не полные же провалы памяти наблюдались у Алёны, она помнила, что Влад остановился напротив въезда под арку ее двора!), было пусто.

Любой нормальный человек мог сделать совершенно определенный вывод: тип, стрелявший во Влада, не сбежал со двора, когда там появилась милиция, а отсиделся где-то в тихом местечке (местечек этих здесь – не счесть: за гаражами, между сараями, за забором, в пышных кущах), а потом, дождавшись, пока станет тихо, элементарно пошел и пошарил около крыльца, поискав то, чего не догадался искать никто другой. И вышло совершенно по евангельскому завету: «Ищите и обрящете!» Обретя ключи или пульт, он спокойно открыл машину Влада, сел в нее и уехал туда, куда ему было нужно. К примеру, в какую-нибудь мафиозную организацию, где иномарки продают налево.

Такой вывод мог сделать человек нормальный. Однако этот буйный следователь с явно патологической наследственностью (ну разве могли умственно полноценные родители дать человеку по фамилии Муравьев имя Лев?! Муравьиный лев, есть такое кошмарное насекомое…), определенно жил в искаженной реальности. Он решил, что Алёна продолжает морочить ему голову, как морочила полночи. Видно было, что Лев Муравьев едва сдерживается, дабы не наброситься на нее либо с матом, либо с тумаками. Но вместо нее досталось безответному Сан Санычу: его друг детства рявкнул, что больше не намерен манкировать служебными обязанностями даже ради десяти лет обучения в одном классе в школе номер восемь, поэтому палец о палец не ударит, пытаясь спустить это дело на тормозах. Пусть расследованием покушения занимаются те, кому это по службе положено, они и будут теперь допрашивать свидетельницу, а может быть – тут Лев Муравьев сделал выразительную паузу – и соучастницу преступления!

Выпустив эту парфянскую стрелу, Муравьев ушел в соседний подъезд и Сан Саныча с собой утащил – как мальчика, за ручку! А измученная до полного обалдения Алёна еле-еле смогла подняться к себе, смыть косметику (вот и плати чуть ли не четыреста рублей за двустороннюю тушь «L'Ore?al», вся эта дороженная и пышно разрекламированная тушь залегла у нее под глазами, а на ресницах остались только какие-то жалкие комочки!), из последних сил запихнуть себя под душ (вода смывает не только пот с тела, но и негатив с души) и уже в полубессознательном состоянии плюхнуться в постель – в шестом часу утра.

Несмотря на крайнюю усталость, а может быть, из-за нее, спала Алёна плохо и нервно, беспрестанно вскидывалась, хваталась то за телефонную трубку (мерещились звонки), то порывалась бежать к двери (чудилось, кто-то ломится), то пыталась выглянуть на балкон (якобы во дворе раздавались какие-то голоса), однако все это был сущий бред: никто не покушался на ее покой, кроме растревоженного воображения и нечистой совести.

Кое-как подняв себя с постели в девять часов (с минуты на минуту должны были явиться из милиции – они ведь так и посулили, уезжая: завтра часов в девять ждите участкового или оперативника), Алёна приводила себя в порядок, стараясь не глядеть в зеркало. Понятно же, что ничего хорошего там не увидишь, так зачем зря расстраиваться? Оделась, подкрасила ресницы (уже другой тушью), выпила кофе, но ясности мыслям это не прибавило. Голова была словно даже не ватой набита, а каким-то барахлом… помнится, однажды, много лет назад – не менее, чем десять! – бывшая Алёнина свекровь купила на базаре по дешевке две огромные подушки – вроде пуховые. Дешевизной, впрочем, исчерпывались все их достоинства, потому что от них, во-первых, припахивало тухлятиной, а во-вторых, перья сбивались в комки, которые никакими силами, даже палкой, нельзя было разбить.

– Видимо, перо сыроватое. Ты их посуши! – предложила бывшая свекровь, и Алёна на двое суток вынесла подушки на балкон.

Без толку! Тухлятиной запахло еще сильней.

– Да выкинь ты их, – предложил бывший муж Михаил. – Я тебе другие куплю, а мамашке ничего не скажем.

Наверное, так и следовало сделать… однако заядлой транжире Алёне вдруг стало жалко денег. Кроме того, тут пробудилась ее подавленная страсть к расследованиям. Все-таки зря она в свое время не поступила на юрфак и не пошла в следователи, ох, зря! Глядишь, что-нибудь путевое из нее получилось бы, может, даже звезда сыска, а не просто какая-то второразрядная писательница!

Впрочем, очень возможно, что ей надо было идти не в следователи, а в хирурги, ибо Алёна расследовала причину вонизма подушек не каким-то дедуктивно-индуктивным, а самым радикальным хирургическим методом: взяла да и распорола каждую по шву. Высыпала пух и перо в ванну – и едва не лишилась чувств от отвращения: оказалось, в подушках разлагались несколько куриных голов! Как они туда попали, по злому умыслу или по небрежности производителей, – неведомо, однако это был как раз тот случай, когда Алёна признала безусловное преимущество мужского ума над женским. Ей всяко пришлось последовать совету Михаила и потратиться на новые подушки, но кто бы знал, сколько потом времени она еще выковыривала перышки и пушинки из стока ванны и выпылесосивала их из всех углов квартиры!

Запах и вид омерзительной начинки еще долго преследовал Алёну, и именно месиво обнаружила она в своей голове на другой день после приснопамятного посещения «Барбариса» и того, что из этого проистекло. Вообще говоря, мир приобрел очертания нелепейшие, и оттого Алёна совершенно не удивилась, когда, усевшись за компьютер и проверив электронную почту, вместо долгожданного письма от подруги Маши из Хабаровска получила послание от какого-то МОН. Вот так – ни имени, ни фамилии, одна странная аббревиатура. Или это французское местоимение «мой»? Мон шер, мон ами, мон плезир… Очень интересно! Тема послания была тоже чрезвычайно хороша собой: Bp bcnjhbb ,ke;lfybq vjtq leib .

Содержание вполне соответствовало сюрреалистической теме:


Xtkjdtxtcrbq hfpev – nb[jt? ntgkjt? venyjt ,jkjnwt? d rjnjhjv vtkmntifn ujkjdfcnbrb – vsckb/ Jndhfnbntkmysq ,tcgjhzljr!

Nfrjq ;t ,tcgjhzljr wfhbn d vbht j,sltyyjcnb/ Lhtvexbq? ntvysq ktc/ Gj-[jhjitve? vjb gbcmvs r nt,t cktljdfkj ,s yfpdfnm @Bp bcnjhbb ,ke;lfybq vjtq leib d vbht j,sltyyjcnb@/ Jlyfrj z jcnfyjdk.xm yf ckjdt @leib@? gjnjve xnj jyf b cgjcj,yj c,bnm nt,z c njkre – b d nj ;t dhtvz yfcnfdbnm yf genm bcnbyysq/ «nj ckjdj – gthdsq ifu r hfpuflrt nt[ pfufljr? rjnjhst z yfvthty gthtl nj,jq gjcnfdbnm/ Hfyj bkb gjplyj ns gjqvtim? ns dc` gjqvtim///

Gjqvtim kb&//

Levf.? lf/ Dct-nfrb gjkj;tybt j,zpsdftn!

D rhfqytv ckexft – d cfvjv rhfqytv! – z cfv jnrhj. nt,t ukfpf/ Yj – kbim pf vbu lj njuj? rfr pfrhsnm b[ yfdtrb///

Lf? dc` ghjcnj? vjt eckjdbt cehjdj? yj ytghthtrftvj^ bkb ns hfpuflftim vjb pfuflrb cfvf b njulf jcnfytimcz ;bdf? bkb epyftim peyftim ghfdle gthtl ntv? rfr d gjcktlybq hfp djpytujljdfnm? xnj vukf? pfrhsdfdifz ndjq hfpev? nfr b yt hfcctzkfcm b yt lfkf nt,t djpvj;yjcnb epyfnm cxfcnmz/

Vyt ,eltn jxtym ;fkm? tckb///

Vyt E:E jxtym ;fkm/


Да… крутая абракадабра! Крутейшная! Но самое страшное: возникло ощущение, что нечто подобное она уже когда-то читала, вернее, видела, ведь прочитать это невозможно. Видела, видела! Где? Когда?

Скорее всего, в каком-нибудь страшном сне о том, как ее комп загнулся и начал жить самостоятельной половой жизнью!

Каждый, кто имеет дело с электронной почтой, знает, что иной раз гиперпространство глючит, и тогда начертание писем при пересылке изменяется невероятным образом. Для спасения пользователей в «Outlook Express» существует меню «Язык», которое иногда способно преобразовать глюки в нормальный алфавит. Поэтому добросовестная Алёна сначала перебрала все варианты этого меню: и кириллицу ISO и Windows, и КОИ8-R, потом западноевропейский алфавит, потом оба греческих – ISO и Windows, потом пользовательский, турецкий и прибалтийский Windows, и т. д. Тексты после преобразования получались самые причудливые: даже целые цепи квадратиков выстраивались при применении какого-то из центральноевропейских языков! – однако ничего вразумительного не произошло. Абракадабра оставалась абракадаброй. Не помогло и применение электронного дешифровщика. Пришлось признать, что компьютерные глюки тут совершенно ни при чем.

Возможно, письмо было прислано Алёне из-за границы и представляло собой не компьютерную неразбериху, а просто-напросто некую иностранную речь? Ни на один из известных Алёне языков это не походило. Известными ей были английский – more or less и французский – comme ci, comme ca, а точнее, и тот и другой она знала very bad и tre?s mal [4]4
  Более или менее (англ. ), так себе (франц. ), очень плохо (англ. ифранц.) .


[Закрыть]
. Впрочем, даже и с ее словарным запасом легко было понять: ничего похожего на английский и французский языки!

Она скопировала текст, включила «Word», сохранила письмо в «Моих документах» и запустила его в электронный переводчик, дав задание перевести с немецкого. После этого Алёна получила практически полное повторение всех прежних непоняток, среди которых мелькнуло вполне нормальное слово «тело» – в названии темы сообщения (название выглядело теперь так: Bp bcnjhbb ,ke;lfybq vjtq тело ).

Дальше по-прежнему следовал непереводимый набор букв… Хотя нет, слово «тело» мелькнуло еще дважды: @Bp bcnjhbb ,ke;lfybq vjtq тело d vbht j,sltyyjcnb@/ Jlyfrj z jcnfyjdk.xm yf ckjdt @тело @?

Начало фразы было повторением темы, но какой смысл в этом повторении?!

«Может, это финский какой-нибудь? – размышляла Алёна, тупо глядя на текст. – Или венгерский?»

Скорее это был древнехеттский или столь же древний шумеро-аккадско-вавилонский! Потому что невозможно было представить ни в одном современном языке (даже у племени Мумбо-Юмбо!) такого глобального сочетания согласных, какое встречалось тут на каждом шагу. А все эти ///, , ', ^…

Шифровка? Конечно, шифровка. Но как она попала в электронку Алёны? Зачем? Кто ее зашифровал и прислал? Как ее расшифровать? И нужно ли это делать? Возможно, сей неведомый МОН просто решил, выражаясь популярным словечком, приколоться? И Алёне, поломав немножко голову, следует пожать плечами и выкинуть эту дурь из компа? Конечно, именно так давным-давно поступил бы всякий нормальный человек, не обуреваемый склонностью к разгадыванию всех на свете (даже и не существующих!) загадок!

Кстати, надо нажать на «Ответить автору» и послать отправителю, этому приколисту МОНу, целое послание одних вопросов и восклицательных знаков! Как выражаются латиняне, verbum sat sapienti! [5]5
  Умный поймет.


[Закрыть]

Предвкушая маленькую красивенькую месть, Алёна снова открыла «Outlook Express» и только глазами захлопала, обнаружив: загадочное письмо исчезло само собой , его нет ни во «Входящих», ни в «Исходящих», ни в «Отправленных», ни в «Удаленных»! Спешный просмотр «Задач», «Заметок», «Черновиков», «Календаря» и «Контактов», а также «News.sci-nnov.ru» тоже не дал никаких результатов. Диковинное письмецо пропало бесследно.

Ну что ж, Алёне приходилось слышать, что некоторые электронные послания программируются отправителем на самоуничтожение после прочтения, но… зачем, за каким чертовым бесом кому-то понадобилось посылать нечто подобное ей?!

И тут ее пронзила совершенно жуткая мысль: а что, если это был новейший компьютерный вирус?! И он заразил склонностью к харакири все файлы с ее жестких дисков?

Несколько мгновений Алёна бестолково металась около компьютера, не зная, что делать: немедленно перекопировать все свои тексты и заметки на дискеты, звонить компьютерщику Алексею, который иногда чистил ее электронику и подкручивал железо, или для начала запустить антивирусную программу?

Дискет чистых, конечно, не нашлось. Алексей, вспомнила Алёна, предупреждал, что до конца следующей недели уезжает в деревню к родне, а антивирус – вот он!

Она запустила программу, в страхе ожидая, что та не включится, зависнет, выдаст какую-нибудь жуткую информацию о летальном исходе компьютера, однако после двадцатиминутного мельканья всех файлов, живущих в стареньком Алёнином «LG Studioworks 5D», был вынесен утешительный вердикт: «Обнаружено вирусов – 0».

Малость успокоившись, писательница пожала плечами: все-таки это были шутки-прибаутки какого-то компьютерного забавника, а то и просто психопата. Можно спорить, что он посылал плоды своего свихнутого ума на все четыре стороны. И наверняка в финале было приписано: «Перешлите это письмо всем своим друзьям, и будет вам счастье!» Но с адресатом alena@pop.sci-nnov.ru ему очень повезло. Конечно, так легко, как эта самая alena, на всякую чепуху не ведется ни одна живая душа! Все-таки у нее явная склонность к ипохондрии, мизантропии и беспочвенной неврастении! А вернее всего, как уверяла всю жизнь мама, лень раньше Лены родилась. Ведь все эти детективно-компьютерные игры нужны Алёне сейчас лишь для того, чтобы отсрочить момент начала работы над новой главой нового – дамского, авантюрно-любовного, но, увы, совершенно не детективного романа.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное