Эльхан Аскеров.

Последний рейд

(страница 6 из 27)

скачать книгу бесплатно

   – Можете отправить копии этих записей со мной. Я лично передам их в трибунал, слово офицера. Поймите наконец, полковник, вы, находитесь в режиме патрулирования, а мы – в режиме прямого боестолкновения.
   – С кем? – растерянно спросил полковник.
   – С тем, кто всего несколько часов назад пытался уничтожить нас при помощи вакуумных бомб.
   – Выжженный пляж – это оно? – растерянно спросил майор.
   – Именно, старина. И кстати, прикажите снять копии записей с внешних камер челнока, майор, – попросил капитан.
   Молча кивнув, майор вышел из рубки. Проводив его взглядом, капитан снова посмотрел на полковника и спросил:
   – Так мы договорились, полковник?
   – А это не шутка насчёт столкновения? – насупился полковник.
   – Мне бы и самому хотелось, чтобы это оказалось шуткой, полковник, – покачал головой капитан.
   – Хорошо. Можете забирать шатлл. Что мы должны в него загрузить?
   – Прежде всего запас кислорода и запасную систему жизнеобеспечения, далее пищевой рацион из расчёта месячного автономного полёта и все записи камер слежения и показаний радаров. Извините полковник, но нам придётся проверить все записи и временно отключить вашу систему вооружения.
   – Зачем? – недоумённо произнёс полковник.
   – Чтобы помочь вам избежать соблазна, расправиться с нами одним залпом бортовых орудий. Я давно уже не обольщаюсь по поводу отношения к нам всех остальных воинских подразделений. Даже сейчас ваши пилоты готовы всадить мне в спину заряд из своих пистолетов, хотя они прекрасно понимают, что это бесполезно.
   Услышавшие его слова пилоты растерянно переглянулись и, смутившись, перевели взгляды на приборы. Мрачно кивнув, полковник отдал приказ, и вся дежурная смена принялась дружно колотить по клавишам компьютеров.
   Убрав бластер от головы полковника, капитан приказал сержанту заняться погрузкой оборудования, а капралу проверить копии, снятые с камер. Спустя два часа шатлл был готов к вылету. Ещё раз проверив оборудование, капрал доложил, что всё готово, и запросил мостик, потребовав открыть шлюз. Вернувшийся из машинного отсека сержант подтвердил готовность шатлла к полёту, и десантники расселись по креслам. Ворота шлюза медленно раздвинулись, и шатлл вытолкнуло в открытый космос. Капитан запустил двигатели, и крейсер словно отпрыгнул назад.
   Соединив бортовой компьютер шатлла с системой связи своего скафандра, капитан перекачал в него параметры базы и, задав курс, расслабленно откинулся на спинку кресла.
   – Ну вот и всё, парни. Теперь нам остаётся только ждать. Полёт займёт не меньше двух недель. Так что у нас есть время отдохнуть и подумать.
   – Да уж, подумать нам есть о чём, – мрачно отозвался сержант, – кстати, капитан, что вы сделали с их системой наведения? Артиллеристы готовы были порвать вас на части голыми руками.
   – Просто выдернул командные чипы, не отключая систему.
Это вызвало сбой в работе всей системы управления огнём. Чтобы восстановить её, им потребуется часов шесть. Ровно столько уходит на перезагрузку всех компьютеров и настройку огневой системы.
   – Значит, морячкам будет чем заняться, – рассмеялся капрал.
   – Но с чего вы взяли, что они начнут стрелять? – спросил сержант.
   – Такое уже было восемь лет назад. Погибла группа десантников, возвращавшихся с донесением о составе и месте дислокации пиратской банды, контролировавшей северный сектор торговых трасс. Из-за их амбиций все сведения пропали, а пираты продолжали развлекаться ещё два года. Правду узнали случайно, когда стали разбираться, куда делся десантный челнок. Именно поэтому на всех кораблях начали устанавливать систему наблюдения, которую нельзя отключить без специальных кодов. Можно только снять копии.
   – Каким же идиотом нужно быть, чтобы уничтожить челнок с военнослужащими на борту?! – изумлённо спросил сержант.
   – Дело не в идиотизме, а в неумении правильно оценивать реальность и подчиняться обстоятельствам. Совет лиги недаром пошёл на разрешение таких привилегий для наших подразделений.
   Иногда вовремя доставленные сведения могут спасти сотни, если не тысячи жизней. Но, к сожалению, это понимают далеко не все. Чем выше чин, тем больше снобизма. Чтобы какой-то младший офицер смел требовать чего-то от целого полковника! Да лучше пусть вся лига провалится в тартарары, но его эго неприкосновенно. Тупые уроды. Кланяться штабным крысам для них не зазорно, а выполнить требование, вызванное острой необходимостью, это только под дулом бластера.
   Ладно, парни. Вернёмся на базу, доложим обо всём в наш штаб, а дальше пусть они разбираются. Мы своё задание выполнили. Знаете, я только сейчас понял, что добрался до завершающей фазы без единой царапины. Осталось только пережить доклад и глубокое сканирование.
   – Думаете, нам попробуют помешать? – насторожился капрал.
   – А сам-то ты как думаешь? – усмехнулся капитан. – Не забудь, нас бомбили с челнока, отправленного кораблём, доставившим нас на планету.
   – Получается, что советник в этом замешан? – развёл руками сержант.
   – Не стоит делать поспешных выводов, – задумчиво ответил капитан, – хотя я такой возможности не исключаю.
   – Жаль, – вздохнул капрал, – а я уже почти готов был перейти на службу к нему.
   – Бросьте парни. Я давно уже пришёл к выводу, что работать нужно только на себя самого. Служба на благо лиги только внешне выглядит красиво и почётно, а на самом деле это банка с пауками, где выживает не самый сильный, а самый хитрый. Тот, кто сумел вовремя приспособиться.
   – Значит, вы твёрдо решили уйти в отставку? – спросил сержант.
   – Да. Получу деньги. – Капитан выразительно хлопнул по своему ранцу. – И отправлюсь куда-нибудь подальше. Катать туристов или ремонтировать мотоциклы. Заберусь в самую глушь, чтобы забыть всё это дерьмо, и попробую начать жить как человек.
   – Думаете, получится? – задумчиво протянул капрал.
   – А почему нет? Чем я хуже других? – удивился капитан.
   – Не хуже, – качнул головой капрал, – дело не в том, кто лучше, а кто хуже. Дело в привычке. Нехватка адреналина, опасности, приключений, если хотите.
   – Я устал от этого. Вы не поверите парни, но мне всё чаще хочется не опасностей, а тишины. Покоя. И детского смеха, – помолчав, добавил капитан.
   – И куда вы думаете податься? – спросил сержант.
   – Не знаю, – честно ответил капитан, – ещё не решил. Выберу какую-нибудь аграрную планету, где до ближайших соседей будет не меньше дня езды, и отправлюсь туда.
   – Думаете, вам дадут так просто уйти? – не унимался сержант.
   – Почему нет? – удивился капитан. – Выслуги у меня вполне хватает, по ранениям я давно уже должен быть в инвалидной команде, так что…
   – А ваши допуски секретности?
   – А что мои допуски секретности? Есть процедура ментальной блокировки, разработанная специально для таких случаев. Её проходят многие из наших ветеранов.
   – Откровенно говоря, мне не верится, что командование позволит вам уйти. Боевой офицер, обладающий бесценным опытом командования группой в любых условиях. Такими кадрами не разбрасываются, – задумчиво ответил капрал.
   – Я стал слишком неудобным. А кроме того, слишком известным. От таких, как я, избавляются с удовольствием, – усмехнулся капитан.
   – Ладно, до этого ещё дожить надо, – ответил сержант и, повернувшись к командиру, задал более насущный вопрос: – Что будем делать по возвращении? Кому докладывать в первую очередь?
   В ответ на его вопрос капитан молча приложил палец к губам и медленно обвёл кабину глазами, давая понять, что где-то здесь есть камеры наблюдения. Сообразив, что подобную информацию до поры лучше не озвучивать, сержант кивнул головой и, откинувшись в кресле, громко сказал:
   – Впрочем, это забота командира. Наше дело беги – стреляй. Вы думайте, а я с вашего разрешения воспользуюсь бездельем и посплю.
   – Валяйте, сержант. Шатлл на автопилоте, в случае проблем система безопасности нас разбудит. Так что, можем выспаться все хором, – ответил капитан и, вытянувшись в кресле, действительно закрыл глаза.
   Следующие две недели вся троица действительно только и делала, что спала, просыпаясь, чтобы поесть. Десантники восстанавливались после выполнения задания. Нервное напряжение и стресс можно было снять при помощи стимуляторов и специальных психогипнотических программ, а можно было просто отключиться от всего окружающего и погрузиться в подобие транса, требующего тишины и изоляции, что они и сделали.
   Каждый из десантников просыпался по мере необходимости. Принимал пищу, проверял показания приборов и снова погружался в сон. Все разговоры и проблемы были отодвинуты на второй план. На базу они должны были прибыть в полной готовности к любым неожиданностям.
 //-- * * * --// 
   На пятнадцатый день полёта система оповещения подала сигнал о прибытии в расчётную точку. Капитан, моментально сбросивший сонную одурь, пересел в кресло пилота и, настроив рацию на специальную частоту, принялся вызывать диспетчерскую службу базы. Получив ответ, назвал личный код и попросил разрешения на посадку в закрытой зоне, предназначенной только для десантных кораблей.
   Получив разрешение на посадку, капитан направил шатлл в указанный квадрат. Войдя в плотные слои атмосферы, шатлл сделал контрольный круг над аэродромом и зашёл на посадку. Взвизгнули шасси, сжигаемые о бетонную полосу, и тяжёлая машина приземлилась на базе. Подчиняясь командам наземной службы, шатлл подрулил к воротам огромного ангара и встал, заглушив двигатели.
   – Ну, кажется, прибыли, – вздохнул капрал.
   – А вот и комитет по торжественной встрече, – отозвался сержант, показывая на десяток машин военной полиции, несущихся к шатллу.
   – Готовьтесь парни, сейчас начнётся, – грустно усмехнулся капитан и первым двинулся к люку.
   Подкатившийся автотрап мягко ткнулся в опалённый во время посадки борт шатлла, и десантники быстро спустились на бетон аэродрома. Подъехавшие полицейские растерянно топтались перед закованными в тяжёлые скафандры фигурами, не зная, с чего начинать. Применять силу к людям в подобных доспехах всё равно что писать против ветра. Эта троица могла уничтожить половину базы, пока они доберутся до подходящего к случаю оружия.
   Из затруднения их вывел комендант базы, знавший капитана в лицо. Подогнав к трапу специальный автобус, комендант распахнул двери и, усмехнувшись, махнул десантникам рукой.
   – Забирайтесь парни, подвезу вас к штабу с ветерком. Всё в порядке, сержант, – обратился он к командиру патруля, – это именно те, кем они и назвались. Дальше я займусь ими сам.
   – Но, полковник, нам приказано разоружить их и доставить немедленно в штаб, – попытался возразить сержант.
   – Сынок, ты попробуй для начала головой подумать, – отозвался полковник, – как ты их разоружать собираешься? Хочешь, чтобы твою команду по забору развешали? Лучше грузитесь по своим машинам и катите следом. Хоть какое-то подобие конвоя будет.
   Сообразив, что это лучше, чем ничего, сержант дал команду, и полицейские понеслись следом за автобусом, бодро катившим по бетону космодрома. Убедившись, что его совет принят, полковник повернулся к прибывшим и пальцами сделал знак, означавший опасность. Внимательно посмотрев на него, капитан молча кивнул и, приложив руку к груди, склонил голову в жесте благодарности. Грустно улыбнувшись, полковник кивнул и отвернулся, сделав вид, что ничего не произошло. До здания штаба они доехали, сохраняя молчание.
   У парадного подъезда их снова встретили. Два офицера службы внутренней безопасности попросили каждого из прибывших откинуть забрало шлема и, убедившись в личности каждого, повели их в подвал здания.
   Избавившись наконец от порядком надоевших скафандров, десантники направились в отчётный зал. Так называлась специальная комната, оборудованная системой звукоизоляции, полиграфом и ещё кучей всякого оборудования, позволявшего отчитаться перед начальством с использованием всех технических средств. Оружия они так и не сдали.
   Заставить десантников расстаться с бластерами у офицеров не было никакой возможности. Специальная система распознавания свой-чужой, была настроена таким образом, что, попав в руки постороннего, бластер просто взрывался, уничтожая всё вокруг. Отключить его мог только носитель. Каждый бластер был настроен на конкретного десантника. Код отключения каждого бластера хранился в штабе. Использовались эти коды только в том случае, если у специально обученного офицера была возможность безопасно подойти к месту, где погиб десантник.
   В отчётный зал каждого из прибывших вводили отдельно. Первым туда отправился капитан. Выложив на стол монокристаллы с полученной информацией, капитан коротко и обстоятельно доложил обо всём, что с ними случилось. Внимательно выслушав его доклад, майор службы безопасности молча кивнул и, отодвинув все записи в сторону, опёрся локтями о стол и долгим взглядом посмотрел на спокойно сидевшего перед ним капитана.
   – Это всё хорошо, капитан, но меня сейчас интересует только один вопрос. Кто направил вас в этот рейд?
   – Советник лиги, лорд Адамс, – прозвучал чёткий ответ.
   – И на каком основании он отдал такой приказ?
   – У него на руках был приказ об откомандировании нас троих в его распоряжение. Будучи членом совета лиги, он имеет право на отдачу подобных приказов.
   – Всё верно, имел, – мрачно протянул майор. – Вы видели этот приказ?
   – Копия этого приказа есть на записи камеры моего скафандра. Так же, как и сам пакет с заданием, полученным мною перед вылетом. Но почему имел? Что здесь вообще произошло, пока нас не было? – насторожился капитан.
   – Сейчас вас должно интересовать не то, что произошло здесь, а то, что может произойти с вами, – мрачно ответил майор.
   – Как это понимать, майор? Это угроза? – спросил капитан таким тоном, что майор вздрогнул и невольно отодвинулся от стола.
   – Вы были отправлены в этот рейд в режиме полного молчания. Никто ничего не знал до тех пор, пока генерал Ванколлен не начал вас искать. У этого старого вояки хватило связей и нахальства, чтобы поставить на уши весь штаб. Была назначена специальная комиссия, которая после долгих разборов заявила, что вас всех можно считать дезертирами.
   Генерал послал их подальше и направил в штаб группу своих головорезов. Те прокатились по коридорам штаба лиги как паровой каток и вытащили на свет такую кучу дерьма, что лучше бы вам и вправду оказаться дезертирами, – тихо рассказал майор, стараясь не смотреть капитану в глаза.
   – Ну а при чём тут мы? Нам поставили задачу, и мы её выполнили. Всё то дерьмо, которое раскопали при выяснении нашего местонахождения, к нам не имеет никакого отношения.
   – Это-то верно, – вздохнул майор, – но само ваше возвращение уже подтверждает всё то, что им удалось раскопать, а если вынести всю привезённую вами информацию, то это будет именно та соломина, которая сломает спину верблюду. Поймите, капитан, это бомба.
   – Лично мне до этого нет никакого дела. Это был мой последний рейд. Я ухожу в отставку. Теперь копайтесь во всём этом сами.
   – Вот как? – заметно оживился майор. – Это значительно меняет дело. В таком случае у меня есть к вам предложение.
   – Какое именно? – настороженно спросил капитан.
   – Вы докладываете о срыве проведения операции и уходите в отставку. Мы, со своей стороны, снимаем все обвинения и позволяем вам жить дальше, как вам хочется.
   – Майор, вы хотя бы подумали, прежде чем предлагать мне такое?
   – А что тут такого? – деланно удивился майор.
   – Вы позволите мне жить?! – повторил капитан так, что майор в очередной раз вздрогнул и отодвинулся ещё дальше. – Это я позволю вам жить, твари. Где генерал сейчас? – прошипел капитан в лицо майору, перегибаясь через стол.
   – Здесь, рядом, – раздался знакомый голос, и в открывшуюся дверь вошёл генерал в сопровождении пятёрки рейнджеров в полной экипировке.
   Майор был тут же арестован и выведен из комнаты. Генерал молча уселся на место майора и принялся перебирать сваленные в кучу монокристаллы. Усевшийся на место капитан молча наблюдал за своим прямым командиром.
   – Ну здравствуй, капитан, – усмехнулся Ванколлен, убрав кристаллы в карман.
   – Здравствуйте, генерал, – тихо ответил капитан.
   – Я рад, что ты смог вернуться, – сказал генерал, сложив могучие руки на столе. – Я с самого начала не верил, что ты мог дезертировать.
   – Спасибо, генерал, – кивнул капитан и замолчал, выжидательно рассматривая командира.
   – Тебе придётся повторить всё ещё раз, сынок. Это очень важно.
   – Я уже это понял, генерал, – ответил капитан и принялся заново пересказывать всю историю этого похода. Но в отличие от первоначального варианта, он изобиловал подробностями и фактами.
   Внимательно выслушав рассказ, генерал ненадолго задумался и, помолчав, спросил:
   – Всё, что ты мне рассказал, подтверждено записями ваших скафандров?
   – Да, за исключением небольших эпизодов, которые не имеют особого значения.
   – Что за эпизоды? – тут же насторожился генерал.
   – Осмотр прохода, из которого выполз слизняк-переросток, постоянный бег по джунглям.
   – Понятно. Это и вправду неважно, – кивнул генерал и неожиданно спросил: – Ты действительно решил уйти?
   – Да, генерал. Решил. Карьеры мне не сделать, орденов и медалей столько, что на мундире не умещаются, шрамов и не сосчитать. Чего ещё я могу ждать от службы?
   – Уйдя из армии, ты окажешься уязвимым, сынок. Она снова попытается натравить на тебя каких-нибудь бандитов, и боюсь, в этот раз у неё всё получится.
   – Я постараюсь выжить, – улыбнулся капитан. – Как оказалось, даже принадлежность к элитным частям уже не может быть защитой. Деньги – слишком большой соблазн.
   – Тут ты прав, – скривился генерал так, словно проглотил лимон. – Что ж, я готов подписать твоё прошение прямо сейчас. Ты будешь отправлен в отставку с полным пансионом, с соблюдением всех почестей и привилегий. Даже открытый билет на любой рейс любого транспорта лиги будет составлен так, чтобы ты мог перемещаться по территории лиги, не регистрируясь на посадочных терминалах. Но это ещё не всё. Я дам тебе кейс, в котором находится много полезного оборудования, в том числе средство связи. Прямо со мной.
   – Вы хотите превратить меня в законсервированного агента? – удивлённо спросил капитан.
   – Нет. Просто я хочу быть уверенным, что в нужный момент могу рассчитывать на твою помощь.
   – И чем же скромный отставник может помочь целому генералу?
   – Советом, рукой, выстрелом наконец. Кто знает, как может сложиться жизнь каждого из нас в дальнейшем, – усмехнулся генерал.
   – В таком случае я прошу передать мне мой скафандр и бластер. Привык я к ним, – усмехнулся в ответ капитан.
   – Ранцем обойдёшься и наградным оружием, кинжал, так и быть, можешь забрать, – ворчливо ответил генерал, – ты хоть представляешь, какой вой поднимется в совете, если станет известно, что я раздаю такое дорогостоящее оборудование?
   – Ладно. И на том спасибо, – покладисто согласился капитан, поднимаясь из-за стола.
   – А может, останешься? – спросил генерал, задумчиво глядя на капитана.
   – Не стоит лишний раз дразнить гусей, генерал. И так во всех вооружённых силах лиги ходят слухи, что вы мне покровительствуете, а если я ещё ввяжусь в споры высших сфер, вонь поднимется до небес.
   – Это верно, – нехотя согласился генерал, вставая.
   Достав личный коммуникатор, генерал связался со строевой частью штаба и приказал приготовить документы на капитана в течение двух часов. Молча, отдав генералу честь, капитан вышел из допросной и остановился, наткнувшись на парней из своей группы.
   – Ну вот и всё, парни. Давайте прощаться. Через два часа я стану не капитаном, а капитаном в отставке, – сказал он, смущённо пожимая руки бывшим подчинённым. Переглянувшись, десантники перевели удивлённые взгляды на стоящего в дверях генерала.
   – Чего глаза вылупили, салажата? – недовольно проворчал генерал.
   – Просто удивлены, генерал, что вы так просто согласились отпустить такого офицера, – растерянно ответил сержант и тут же пожалел о своих словах.
   – Ты ещё указывать мне будешь, кого отпускать, а кого нет, сынок? – прорычал генерал, нависая над перепуганным сержантом.
   – Никак нет, генерал, – ответил тот, вытягиваясь в струнку. Экс-капитан негромко кашлянул, и генерал, отступив в сторону, проворчал, недовольно поглядывая на десантников:
   – Думаете, парни, мне самому это нравится? У меня не так много офицеров, на которых я могу положиться как на самого себя, но он так решил, а переупрямить его не сможет даже упряжка мулов.
   – Кого? – растерянно переспросил сержант.
   – Я тебе потом объясню, – тихо ответил ему капрал.
   – Ладно, парни. Прощайтесь и отправляйтесь в распоряжение коменданта базы. До моего особого распоряжения вы подчиняетесь только ему, – решительно приказал генерал и стремительно направился в сторону выхода.
   Капитан сделал десантникам знак молча следовать за ним и вышел на улицу. Идя в направлении общежития, он тихой скороговоркой принялся объяснять им, что случилось и почему служба безопасности не мотает им нервы. Быстро посвятив ребят в суть событий, капитан замедлил шаг и тихо добавил:
   – А теперь самое главное. Где-то месяца через четыре загляните в бар дядюшки Джека. Вполне возможно, что к тому времени у него для вас будет лежать очень интересный конвертик.
   – А почему не прямо на базу? – удивлённо спросил капрал.
   – Не стоит привлекать лишнее внимание к этому делу, – быстро ответил капитан. – Я постараюсь провернуть это дело с максимальной выгодой. Но на это потребуется время. На данном этапе у меня две задачи. Выжить и обеспечить наше будущее.
   – У вас всё получится, капитан, – улыбнулся сержант.
   – Ты стал провидцем, парень? – усмехнувшись, спросил капитан.
   – Ну если вы не сможете провернуть это дело, значит, никто не сможет.
   – Приятно, когда в тебя так верят, – улыбнулся капитан в ответ и направился в общежитие.
   Молча, посмотрев ему вслед, десантники развернулись и отправились на поиски коменданта. Подойдя к двери своей комнаты, капитан внимательно осмотрел замок и саму дверь. С некоторых пор он стал устанавливать на двери специальные метки, сигнализировавшие о вторжении в комнату, если дверь открывалась. Кроме того, в дверях своей комнаты он установил механический замок собственной конструкции, секрет которого знал только он.
   С первого взгляда ему стало ясно, что дверь пытались открыть. Поднеся к косяку небольшой, но мощный магнит, капитан открыл замок и, вставив в прорезь стандартного замка ключ-карту, толкнул дверь, делая шаг в сторону.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное