Екатерина Вильмонт.

Секрет похищенной дискеты

(страница 1 из 11)

скачать книгу бесплатно



Глава I
ССОРА

Даша сидела, нервно поглядывая на телефон. Она ждала звонка Юры. А он почему-то не звонил. Странно. Обычно он не заставляет себя ждать, а сегодня… Неужели с ним что-то случилось? Но вот зазвонил телефон. Она схватила трубку:

– Алло!

– Лаврецкая, ты?

– Я, – разочарованно сказала Даша, – а кто это?

– Даш, своих не узнаешь?

– Хованский, ты?

– Я! Вернулся в Москву и никого не могу застать. Где все?

– Петька с Крузом в Одессе, Ольга с родителями на Кипре, Денис в Англии.

– А ты чего в Москве?

– Дела!

– А как Стас, поступил?

– Да! Поступил! А теперь на даче отсыпается.

– Ну, как вы тут, ничего нового не расследовали?

– Ой, Кирюшка, Петька с Крузом такое дело раскрыли, закачаешься! Милиция была просто в отпаде, а они сами только чудом живы остались!

– Ничего себе! Расскажи!

– Кирюш, я сейчас не могу, жду звонка. Ты дома?

– Ага!

– Я тебе перезвоню, ладно?

– Даш, вообще-то у меня к тебе тоже дело есть…

– Какое?

– Посоветоваться надо по одному вопросу… Но если ты сейчас занята…

– Дело срочное?

– Не очень.

– Тогда жди, я позвоню!

И она положила трубку. Телефон зазвонил почти тотчас.

– Алло!

На сей раз это был Юра.

– Дашенька, прости, я задержался…

– Но с тобой ничего не случилось?

– А что со мной могло случиться? Просто на работе кое-какие сложности возникли. Так мы увидимся?

– Конечно!

– Только я не смогу освободиться раньше пяти.

– Да? Жалко как… В восемь мы с мамой на дачу поедем.

– Но три-то часа у нас будет! А это не так мало! Может, ты к пяти зайдешь за мной? Тогда мы ни минутки не потеряем!

– Хорошо! – согласилась Даша.

– Ну тогда все, пока!

И он повесил трубку. Даша взглянула на часы. Половина первого. Сколько еще ждать… Но тут она вспомнила о Хованском. У него к ней какое-то дело! Она быстро набрала номер.

– Кирилл? Это я. У меня есть время до полпятого. Что там у тебя, выкладывай!

– Понимаешь, тут такое дело… У меня есть двоюродная сестра, Ляля…

– И что с ней случилось?

– Она всегда считала, что ее отец умер, когда она была совсем маленькая… Так ей говорила мама, моя тетя…

– А он оказался жив?

– Ей так кажется.

– А почему?

– Она слышала разговор между мамой и ее подругой… И теперь буквально сходит с ума.

– И ты хочешь, чтобы мы нашли этого папашку?

– Ну да, мне ее жалко. Она хорошая девчонка, а тут как спятила. Хочу посмотреть ему в глаза, говорит. Даш, как ты думаешь, это ведь несложно, наверное? И уж, во всяком случае, безопасно?

– Но она хоть имя-фамилию знает?

– Знает, конечно!

– Уже легче.

– Так-то оно так, но она теперь не уверена, что это не выдуманное имя.

– Как это?

– Да так…

– Ну тогда пусть поищет какие-нибудь документы.

– Она пока не может.

– Кирилл, ты сам подумай, что ты говоришь! Как можно искать человека, не зная его фамилии и имени-отчества?

– Ты меня не дослушала! Дело в том, что тетя Наташа, ее мама, послезавтра уезжает на две недели в командировку и Лялька остается одна.

Вот тогда она сможет перерыть все в доме… Может, что и найдет.

– Это другое дело. И если она что-нибудь отыщет, думаю, мы сможем ей помочь. Хотя, когда все на дачах, это будет непросто.

– Но ведь первое сентября уже не за горами. Нам главное – разобраться с документами. Думаю, мы с тобой вдвоем могли бы с этим справиться, я бы и один мог, но у тебя все-таки опыта побольше…

– Ладно, Кирюшка, я послезавтра, наверное, опять в Москву приеду…

– Отлично! – обрадовался Хованский. – Тетя Наташа как раз послезавтра рано утром уезжает…

– Хорошо, тогда послезавтра я как приеду, сразу тебе позвоню. А она далеко живет, эта Ляля?

– Да нет, совсем рядом с тобой, на Комсомольском проспекте.

– Да? Это удобно. Только, может, Кирилл, и не стоит искать этого папашу, а?

– Почему?

– Ну мало ли… Может, он алкаш какой-нибудь или просто сволочной тип… Может, лучше по-прежнему считать его мертвым?

– Может, и так, только теперь уже поздно… Она просто зациклилась на этом.

– Кирюш, ее мама сестра твоей, да?

– Да.

– Слушай, ты не пробовал что-нибудь вытянуть из своей мамы, а?

– Нет, даже и пробовать не буду, она сразу насторожится и ни фига не скажет.

– А если папу попытать? Так сказать, поговорить по-мужски?

– Это было бы можно, только папы нет, он в Саратов уехал, волжские пейзажи писать…

– Ну что ж, тогда послезавтра утром я приеду, и мы пойдем к твоей Ляле, шмон устроим! Авось что и найдем!

– Здорово! Слушай, Лавря, а что же там Петька с Крузом нарыли?

– Ну, это такая история… Там у Круза интуиция потрясно сработала. Если бы не он, Петька и не чухнулся бы…

И Даша вкратце рассказала Хованскому историю тайника на Поганом поле. Он долго ахал и охал, расспрашивая о подробностях.

– Знаешь, ты лучше спроси у Петьки или у Круза, они тебе с удовольствием все расскажут во всех деталях.

– Так это еще сколько ждать!

– Ничего, зато все узнаешь из первых рук, – засмеялась Даша.

– А я и не знал, что ты такая вредина, Лавря!

– Какая есть! Придется тебе потерпеть, если хочешь со мной работать.

– Потерплю, но исключительно в интересах дела!

И они расхохотались.

Ровно в пять Даша вошла в офис, где работал Юра.

– Юрочка, к тебе! – крикнула пожилая секретарша Евгения Львовна, с умилением глядя на «эту восхитительную парочку», как она их называла.

– Сядь, Дашенька, подожди, он сейчас освободится! – предложила она.

– Спасибо!

Даша села в кресло. Она любила этот офис, потому что все здесь любили Юру. Да и как его не любить – высокого, золотоволосого, с большими зелеными глазами, веселого и обаятельного. А вот и он. У Даши, как всегда, при виде его екнуло сердце. Он ослепительно улыбнулся ей. Они попрощались с Евгенией Львовной и вышли на улицу.

– Ну, куда пойдем? – ласково спросил Юра.

– Не знаю, погода такая хорошая…

– Я есть хочу, пошли в «Стрекозу»?

– Пошли!

Они частенько бывали в этом маленьком кафе во дворе соседнего с Юриной работой дома, где в хорошую погоду столики выставлялись на свежий воздух, огороженные густым кустарником, настоящим, а не искусственным, как в большинстве уличных кафе. Их тут уже знали и всегда приветливо встречали. Они сели за столик. Им сразу, не спрашивая, подали две баночки холодной пепси-колы и два меню.


– Ты выбрала? – спросил через некоторое время Юра.

– Да. Я хочу бефстроганов!

– А еще?

– Все.

– А мороженое?

– Там видно будет.

– А я хочу бульон с пирожком! И бефстроганов, как ты.

Он сделал заказ и неожиданно глянул на Дашу с какой-то затаенной тоской. У нее упало сердце.

– Даша, нам надо поговорить…

– Уезжаешь, да? – едва слышно проговорила Даша.

– Нет, но…

– Что, мама требует, да?

Юрина мама была замужем за иностранцем и жила в маленьком бельгийском городишке под названием Маасмехелен. Но недавно она приехала в Москву…

– Понимаешь, вчера они созвали семейный совет…

– Зачем?

– Чтобы все решить…

– Юрик, что, что они хотели решить? – воскликнула Даша.

– Мама сказала, что я здесь только теряю время, что я должен учиться, а не просто зарабатывать неизвестно где и неизвестно чем. Что я должен получить образование и профессию…

– Но она права, только…

– Подожди, Дашенька… Она сказала, что я должен поступить в университет в Брюсселе…

– Но в Москве тоже есть университет! Стасик поступил, и ты поступишь!

– Но уже только в следующем году.

– А в Брюсселе ты в этом году поступишь?

– Нет, конечно, я так и так должен подготовиться… а мама говорит, что здесь я не смогу…

– Из-за меня, что ли?

– Не только… Просто здесь я должен буду работать, а там смогу спокойно подготовиться. Не работая…

– И ты согласился?

– Пока нет… Но ты сама подумай…

– Я не хочу думать! Я просто понимаю… Ты уедешь, и уже навсегда, – с тоской сказала Даша.

– Да почему навсегда, чудачка? Я уже все решил! Я буду готовиться к поступлению, но не в Брюссельский, а в Московский университет! Ну представь себе, если я останусь здесь, буду работать и готовиться, мы почти не сможем видеться! А так… Я подготовлюсь и приеду поступать сюда!

– Но это же нечестно!

– Что? – опешил Юра.

– А ты сам так не считаешь? Жить еще целый год на средства твоей мамы, а вернее, отчима, которого ты терпеть не можешь, а потом их обмануть? По-твоему, это честно?

– Дашка, какая ты еще маленькая…

– Я не маленькая, я просто не люблю такое…

– А если я честно скажу, что буду готовиться в МГУ?

– Вряд ли это что-то изменит… – грустно сказала Даша.

– Но что же делать?

– Уехать.

– Но я не могу без тебя!

– Тогда оставайся!

– Но мама… Она сказала, что…

– Что покончит с собой?

– Откуда ты знаешь?

– В прошлом году она говорила то же самое, – еле слышно напомнила Даша.

– Ты считаешь, она просто меня шантажирует?

– Ничего я не считаю! Просто, если она так говорит, ты должен ехать, и все.

– Но как же ты?

– Я? Проживу. И обещаю, что не покончу с собой! – вдруг сухо проговорила Даша. – И знаешь что, Юрик, давай сейчас простимся!

– То есть как? – поперхнулся Юра.

– Ну, помнишь, как хозяину было жалко отрезать сразу хвост собаке и он резал по кусочкам? Я не желаю быть этой собакой!

– Даша, ну что ты говоришь? Я не ожидал, что ты так…

– А чего ты ожидал? Что я буду тихо лить слезы?

– Но я приеду через год и…

– Вот через год и поговорим! Все, Юрик, я пошла!

Она вскочила из-за столика и выбежала во двор. Он хотел броситься за ней, но в этот момент официантка принесла ему бульон с пирожком, он замешкался, а когда выбежал на улицу, Даши уже и след простыл. Он посмотрел на часы. Через минут сорок она будет дома, и тогда он позвонит ей. Юра вернулся в кафе и принялся за бульон.


Даша бежала к метро. Как ни странно, слез не было. Только злость. «Он не побежал за мной, значит, испытал облегчение. Я ушла, и слава богу. Баба с возу, кобыле легче. Так мне, дуре, и надо!» Ей ужасно хотелось заплакать, но никак не получалось. Сейчас внезапно рухнуло то, что больше года дарило ей радость и горе, ощущение своей избранности, красоты, а взамен… Ничего! Вот если бы сейчас поделиться с кем-то, может, стало бы легче. Но мама на работе, бабушка на даче, Ольга на Кипре… Боль вдруг стала непереносимой, она застряла комком в горле и мешала дышать… Даша остановилась возле троллейбусной остановки и рухнула на скамейку. Она просидела минут десять, уставясь в одну точку.

– Эй, подруга, ты чего? – раздался вдруг тихий женский голос.

Даша подняла глаза. Перед ней стояла девушка лет двадцати и смотрела на нее с явным сочувствием.

– Тебе плохо?

– Нет, – хрипло отозвалась Даша.

– Да ладно, а то я не вижу! Чем тебе помочь? Ты, может, деньги потеряла?

– Деньги? Нет!

– А, ясненько, с парнем поссорилась! Ну ничего, это не смертельно, можешь мне поверить!

– Да нет, с чего вы взяли? Просто я… просто мне…

В этот момент подошел троллейбус, и народ, скопившийся на остановке, бросился его штурмовать, все, кроме девушки. Она присела рядом с Дашей и взяла ее за руку.

– Плохо тебе, да?

И столько искреннего сочувствия было в голосе этой незнакомой девушки, что Даша не выдержала, слезы градом хлынули по щекам, и она кивнула.

– Да, мне… плохо… Хуже не бывает!

– Бывает, ох, бывает, – засмеялась девушка. – Ты даже представить себе не можешь, как плохо иногда бывает человеку! – она глянула на часы. – Давай выкладывай, что у тебя стряслось?

И Даша, захлебываясь слезами, рассказала совершенно чужой девушке все.

– Так, – произнесла девушка, когда Даша умолкла. – Это, конечно, неприятно, но… не более того. Понимаешь, это не горе, это неприятность. Чуешь разницу?

– Но как же не горе? – растерянно спросила Даша.

– Милая, горе – это когда теряешь человека навсегда, когда он умирает, а пока он жив – это не горе. Ведь ты еще сможешь все поправить… Или он… А может, через месяц выяснится, что все даже к лучшему! Ты вон какая максималистка, а он… парнишка твой, он подкаблучник, маменькин сынок… короче, трус, а трусы – последние люди, они первыми предают…

Девушка говорила с такой убежденностью, что было понятно: все это она узнала на собственной шкуре и теперь хотела поделиться горьким опытом с младшей подругой…

– Вы думаете, он трус?

– Ну, я же его знаю только с твоих слов… Ты сама-то так не думаешь?

– Я не знаю… Мне казалось, что нет.

– Тебе, конечно, виднее, но ты сама подумай и реши для себя этот вопрос. Ну, я гляжу, тебе полегчало. Верно?

– Верно, – улыбнулась сквозь слезы Даша. – Спасибо вам.

– Не за что, – в свою очередь улыбнулась девушка и снова глянула на часы. – А вон и троллейбус идет. Мне пора уже. Не горюй, подруга, помни, как говорится, это горюшко, не горе!

И она вскочила в подошедший троллейбус, а Даша осталась сидеть. Ей и впрямь стало легче. Как здорово, что подвернулась эта девушка! Теперь она уже сможет пережить свое горе сама, не приобщая к нему маму, Стаса или бабушку. Даша поднялась со скамейки и медленно побрела к метро. Да, правильно, не надо никому ничего говорить, ни в коем случае, потому что близкие, жалея ее, будут ругать Юру и тогда уже все будет непоправимо. А так… Надежда все-таки остается…

Она вернулась домой и, как всегда, с восторгом глянула в окно, за которым текла река и зеленел Нескучный сад. Она открыла окно и подумала: как хорошо, что они переехали, а то каждый день пришлось бы смотреть на ту надпись, что сделал Юра у нее под окнами – написал краской на тротуаре: «Ты лучше всех на свете!»

Ей вдруг ужасно захотелось есть. Она быстро сделала себе яичницу и включила радио. Пел Максим Леонидов, которого она полюбила после песенки, где были такие слова: «Потому что зовут ее Дашей, то ли девочку, а то ли виденье». И вдруг она вздрогнула от того, что он пел сейчас:

 
А где-то далеко летят поезда
Самолеты сбиваются с пути,
Если он уйдет, это навсегда,
Так что просто не дай ему уйти.
 

Не дать ему уйти? Встать между ним и его мамой? Нет, пусть все будет так, как будет… Она и шагу не сделает. И очень кстати это новое дело, которое предложил Хованский. Помочь девочке найти отца… Да, именно этим она и займется!

Глава II
УДАЧНЫЕ ПОИСКИ

Даша гордилась собой. Она сумела прожить полтора дня, не подав даже виду, что почти убита горем. Она, конечно, рассчитывала, что Юра появится у них на даче, попробует помириться, но…

Вечером следующего дня она сказала:

– Мама, ты утром возьмешь меня в Москву?

– Возьму, конечно, что за вопрос, только зачем? Такая погода стоит, что тебе в Москве делать?

– Мама…

– Ну хорошо, как хочешь, – пожала плечами мама. И не стала задавать никаких вопросов.

Зато Стас, когда они остались вдвоем, спросил тихонько:

– Сестренка, что с тобой стряслось?

– Со мной? Ничего!

– Не ври, я же вижу!

– А что ты видишь, интересно знать?

– Ты мне не нравишься!

– Я тебе нравиться не нанималась!

– А хамить зачем?

– Извини. Знаешь, Стасик, я, конечно, тебе все расскажу, только не сейчас, ладно? Мне надо самой разобраться…

– А, так это не уголовщина?

– Уголовщина? Нет, это совсем другое… – грустно улыбнулась Даша.

– И я ничем не могу помочь? – с сочувствием осведомился Стас.

– Можешь.

– Чем?

– Тем, что не станешь приставать с расспросами.

– Понял!

– Ну и чудно! Стасик, я пошла спать, завтра надо встать пораньше.

Едва она ушла, как в комнату заглянула Софья Осиповна.

– Стасик, что такое с Дашкой? Ты только не говори, что не знаешь.

– Но я и вправду только догадываюсь. Очевидно, поссорилась с Юриком.

– А! Ну ничего, помирятся! – облегченно вздохнула Софья Осиповна.


Едва войдя в квартиру, Даша позвонила Хованскому. Он тут же схватил трубку:

– Лавря? Молодец, что приехала!

– Я же обещала! Ну, что дальше?

– Я сейчас к тебе подвалю, и мы двинем к Ляльке. Годится?

– Вполне!

– Тогда жди!

– Жду!

Кирилл явился довольно быстро.

– Заходи! – пригласила Даша.

– Да нет, чего время зря терять!

– Тогда пошли!


Дверь им открыла девочка на год моложе них, с каким-то тревожным выражением на милом веснушчатом личике.

– Привет! – сказала Даша.

– Привет.

Ляля смотрела на Дашу немного исподлобья, не зная еще, можно ли ей доверять. Даша поняла ее состояние и обезоруживающе улыбнулась.

– Ну, чем мы можем тебе помочь?

– А ты разве не знаешь? – удивилась Ляля.

– Знаю, но в общих чертах. Ты всю жизнь считала, что твой папа умер, а недавно узнала, что на самом деле он жив, да?

– Да. Послушай, а вот то, что Кирка про тебя рассказывал, это правда?

– Но я же не знаю, что он тебе рассказывал! – засмеялась Даша.

– Ну, всякие эти истории с разными преступниками…

– Правда! Ты какой язык в школе учишь?

– Язык? Испанский, а что?

– Да нет, ничего, просто если бы ты учила немецкий…

– Что бы тогда было?

– Я бы тебе показала немецкие газеты, где про меня написано…

– Это когда ты воровку брюликов поймала?

– А, Кирюха тебя уже просветил!

– Будь уверена, Лавря, я тебе такую рекламу сделал!

– Ну и хорошо. Тогда начнем! Скажи мне, Ляля, ты уверена, что правильно поняла разговор мамы с подругой? Вдруг ты все-таки ошиблась?

– Понимаешь, не могла я ошибиться…

– Ты можешь повторить этот разговор?

– Еще бы!

– Тогда давай!

Даша поудобнее устроилась в кресле, приготовилась слушать. А Ляля задумалась на мгновение, потом начала:

– Было так… Я пришла с моря…

– С моря? – удивленно подняла брови Даша.

– Ах да… Мы с мамой ездили отдыхать в Кемер, это курорт в Турции. Ну, там вообще-то здорово, просто потрясно… Такое море, я первый раз в жизни в гостинице жила, мне все так нравилось… И маме тоже. А потом мама встретила там подругу, с которой давно не виделась, я ее и вообще не помнила. Тетя Ксюша, славная такая, веселая… И вот один раз мама говорит: «Хватит, Лялька, жариться, я больше не могу». А мне не хотелось с пляжа уходить, я и осталась, а мама с Ксюшей ушли. Потом мне надоело одной и есть захотелось, ну, я и пошла в номер. А там никого. Я сунулась в номер к тете Ксюше – и там никого. Я пошла их искать по территории и увидала, что они сидят в парке за столиком под зонтом. Я решила их напугать… Там сзади кусты были, я в эти кусты и залезла, притаилась, уже хотела оттуда завыть…

– Дурища ты, Лялька! – заметил Кирилл.

– Сам дурак! – привычно огрызнулась Ляля. – И вдруг я слышу, как тетя Ксюша говорит: «Зря все-таки ты, Наталья, девчонку отца лишила». Я так и села. Неужели мама убила папу? А мама ей отвечает: «Я об этом ни одной секунды не пожалела! Зачем девочке такой отец?» – «Но ты же его любила!» – говорит тетя Ксюша. «Любила, ну и что? Он же не захотел с нами жить, у него свои соображения были, да и вообще, негодный он человек». – «Но все-таки отец…» – «Да какой он отец? За все годы хоть бы позвонил, поинтересовался… Так что я все правильно сделала, пусть лучше Лялька хранит память о хорошем отце, чем мучается мыслями, почему это он ее и меня бросил». – «И ты выдумала ей отца?» – «Именно! Все выдумала! И имя, и отчество, и фамилию, и биографию…» – Ляля замолчала, проглотила комок в горле. – Ну и вот…

– Да, дела, – озабоченно проговорила Даша. – А дальше что было?

– Дальше я отползла…

– Что?

– Отползла из кустов и побежала в номер. Ужасно боялась, что мама меня увидит. А потом было совсем плохо… Я пять дней беспрерывно притворялась и врала… Так противно…

– Мама ни о чем не догадывалась?

– По-моему, нет…

– И теперь ты хочешь найти этого человека?

– Хочу.

– Но зачем?

– Потому что дура! – встрял Кирилл. – У нее такая клевая мама, а она собирается искать незнамо кого!

– А правда, Ляля, зачем он тебе нужен?

– Тебе хорошо говорить, у тебя есть и мама, и папа… – всхлипнула Ляля.

– Ну, мои папа и мама в разводе, у мамы другой муж, у папы другая жена…

– Ага! Сама говоришь, у тебя их четверо, родителей, а у меня одна мама!

– Это совсем не мало! – покачала головой Даша.

– Но мама и папа – это лучше! – гнула свое Ляля.

– Ой, я не могу! – воскликнул Кирилл. – У меня от твоей дури голова пухнет.

– Кирюха, а ты знаешь, мы лучше поговорим одни, без тебя, – мягко сказала Даша, – а когда придем к какому-то решению, дадим тебе знать, согласен?

– Еще бы! Хуже нет слушать бабьи разговоры! Ладно, я побегу, а вы звоните!

И он тут же умчался. Ему было ужасно неловко и противно слушать излияния двоюродной сестры. Он чувствовал себя примерно так, как во время воспаления легких в прошлом году, когда смотрел по телевизору мексиканские сериалы. Там тоже все время искали то отца, то мать, то детей… И вообще, зачем он в это впутался? Если мама узнает, ему не поздоровится.


А Дашка тем временем пыталась отговорить Лялю от поисков отца.

– Ну сама подумай, что ты ему скажешь, когда найдешь?

– Придумаю!

– Ляля, но ведь ты ему не нужна… – жестко заметила Даша.

– А вот в этом я не уверена!

– Почему?

– Может, ему теперь уже просто стыдно? Как он появится через столько лет? Здрасьте, я ваш папа? Невозможно! А в глубине души, может, он тоскует, раскаивается… Может, он болен, инвалид… Ему нужна помощь…

– И что тогда?

– Тогда? Ну, тогда я буду ему помогать!

– Чем это?

– Чем смогу! Пожалуйста, Даша, помоги мне его найти!

Даша задумчиво смотрела на девочку. То, что она чувствовала, не было похоже на элементарное любопытство, нет, кажется, она искренне хочет помочь совершенно незнакомому человеку, если он будет нуждаться в этом.

– Хорошо, – кивнула Даша, – я постараюсь тебе помочь, но давай на минутку представим себе, что он… ну, предположим, преступник?

– Преступник? Почему? – испуганно захлопала глазами Ляля.

– Ну мало ли… Всякое бывает.

– Я об этом не думала…

– Понимаю. Ты вообразила себе несчастного раскаявшегося инвалида, который нуждается в твоей помощи и будет тянуть к тебе руки: доченька, родная, помоги! Так?

– Не совсем…

– Но близко!

– Близко, – со смущенной улыбкой кивнула Ляля. – А между прочим, если он преступник и сидит в тюрьме, то ему моя помощь может оказаться еще нужнее…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное