Екатерина Вильмонт.

Секрет коричневых ампул

(страница 3 из 12)

скачать книгу бесплатно

– Почему?

– Как ты не понимаешь? Они платят деньги за то, чтобы она с тобой занималась, с тобой одной! А выйдет так, что она будет уделять тебе только половину времени и половину внимания…

– Ерунда! Вдвоем материал лучше усваивается! И вообще, я поговорю с мамой!

– Вот-вот, поговори! Если тетя Тата согласится, тогда… А вообще это было бы здорово! Ну, а еще какие новости?

Я подробно, во всех деталях, рассказала Мотьке о сегодняшнем происшествии.

– Да, неслабо! – сказала Мотька. – А ты здорово труханула?

– Еще бы!

– Тут есть над чем подумать… Печенкой чую! Это неспроста!

– И мне так кажется, а почему, не знаю…

– Ой, погоди, Аська, в дверь звонят, я сейчас открою!

– Только спроси, кто! – крикнула я.

Через минуту я вновь услыхала Мотькин голос.

– Ась, это мама пришла! Ладно, тогда до завтра! Вот мама тебе привет передает!

– Я ей тоже!

Я решила сесть за уроки. И на время отключилась от мыслей о сегодняшнем происшествии. Потом смотрела «Санта-Барбару», еще попереключала программы, но не нашла ничего интересного.

– Асютка, с Лордом не погуляешь? А то я нынче что-то себя неважно чувствую, – сказала тетя Липа. – Только ты недолго!

– Хорошо!

Я вывела Лорда во двор и спустила с поводка, а сама села на лавочку возле подъезда, благо вечер был теплый и безветренный. И вдруг к соседнему подъезду подкатила машина «Скорой помощи». Оттуда выскочили два человека и почти бегом кинулись в подъезд. Что-то часто я сегодня сталкиваюсь со «Скорой помощью». Интересно, а есть примета про «Скорую помощь»? Говорят, встретить похоронную процессию – плохая примета. Если рассуждать логически, то и «Скорая помощь» – не к добру. Но вот из соседнего подъезда выбежал парень в белом халате, что-то сказал шоферу, они вдвоем вытащили из машины какой-то ящик и помчались обратно в подъезд. И вдруг меня словно что-то стукнуло! Ну конечно! Я явственно вспомнила, как выскочила на площадку, отдать врачихе забытый ею шарф, а их у лифта стояло не двое, а трое! Три человека в белых халатах! Но в квартире было только двое! Значит, третий был шофер? Я тогда не обратила внимания на него, а вот сейчас отчетливо вспомнила! Но где же он был все время? Дожидался на лестнице? Глупо. Зачем? Почему он не сидел в машине или не вошел в квартиру? А может… Может, он все время прятался в квартире, а я его просто не заметила? И решился выйти только вместе с бригадой «Скорой помощи?» Ерунда какая-то… Он вполне мог выйти из другой квартиры и случайно столкнуться с врачами… Да, скорее всего так, но… он же был в белом халате! А вдруг я просто его не заметила, я ведь почти все время была в комнате с Татьяной Мироновной, а парнишка-санитар ждал на кухне… Очевидно, я не закрыла за ними дверь и шофер зачем-то поднялся в квартиру… Да, именно так все и было! А может, я даже и закрыла дверь, но от волнения не слышала звонка… Я закрыла глаза и попыталась вспомнить группу у лифта… Этот третий был высокий, выше врача и санитара и что-то говорил им… Но лица его я не видела.

Нет, он стоял ко мне спиной, поэтому, наверное, я и не обратила на него внимания… Запомнился лишь аккуратно подстриженный затылок.

Ко мне подбежал Лорд, все, мол, я уже нагулялся. И тут же из соседнего подъезда вышла бригада «Cкорой помощи». Трое мужчин. Да, разумеется, я все это придумала! Их было трое, а я в запарке третьего не заметила. И облегченно вздохнув, я вернулась домой.

* * *

В школе утром был настоящий дурдом! Перед концом первой четверти учителя старались спрашивать всех и каждого.

– Ну что, Ася? – торжественно сказала наша химичка Нина Васильевна. – Поздравляю. Твердая тройка!

– Спасибо, Нина Васильевна!

Дело в том, что к химии я, как говорит Нина Васильевна, «органически неспособна». И вот в прошлом году она придумала такой метод: заранее предупреждать меня, когда и что она будет спрашивать. Я, как попугай, затверживаю урок, и потом, с грехом пополам, что-то отвечаю. На лабораторных работах за меня, с разрешения химички, все делает Мотька, потому что «Монахову нельзя подпускать и близко к реактивам! Непременно все взлетим на воздух!» Вот так считает наша химичка.

На переменах тоже нам с Мотькой поговорить не удалось, и мы решили после школы пойти к ней.

* * *

– Ну? – сказала Мотька, разливая по тарелкам очередные щи.

– Что ну?

– Рассказывай!

– Что рассказывать?

– Вчерашнюю историю! С самого начала!

– Зачем?

– Затем, что по телефону – это не в счет!

Я еще раз подробно пересказала все Мотьке, не забыв и о своих сомнениях насчет третьего, то ли шофера, то ли санитара.

– Говоришь, видела только двоих? – переспросила Мотька.

– То-то и оно!

– А на площадке их было трое?

– Именно!

– Чепуха! Это, конечно, был шофер! Сама подумай, если бы в квартире, когда ты туда вошла, кто-то был, то он давно бы уже смылся, пока ты с этой учительницей возилась! Зачем ему «Cкорой помощи» дожидаться было? А если бы ты сразу на него внимание обратила?

– Вот и я думаю!

– А знаешь что, ты давай позвони ей, этой Татьяне, спроси, как она себя чувствует!

– Зачем это? Я же завтра к ней поеду!

– Одно другому не мешает! Позвони, спроси про самочувствие и заодно поинтересуйся, не обнаружила ли она какой пропажи! Тогда она ведь лежала, не могла хорошенько все осмотреть, а как оклемалась, наверняка все проверила.

– Пожалуй, ты права. Сейчас позвоню!

Я набрала номер. Трубку почти сразу же взяла Татьяна Мироновна.

– Асенька? Ты? Очень рада!

– Татьяна Мироновна, как ваше здоровье?

– Спасибо, деточка, все в норме! Завтра приедешь?

– Обязательно!

– А твоя Матильда?

– Она говорит, что сперва надо спросить мою маму, но я сегодня не успела этого сделать!

– А ведь она права, твоя подружка! Действительно, спроси маму! И если она не возражает, то милости прошу завтра!

– Татьяна Мироновна, я вот что еще хотела спросить, у вас действительно ничего не пропало?

– Нет, ничего, хотя нет, есть одна пропажа, но вряд ли из-за этого кто-то мог влезть в квартиру!

– А что же все-таки пропало?

– Халат! Белый лабораторный халат моего мужа! Ха-ха! Интересная кража, как по-твоему?

– Татьяна Мироновна, а ваш муж не мог просто где-то забыть халат или потерять? – разволновалась я.

– Ну, конечно, – засмеялась она, – конечно, он где-то его посеял, я ведь в шутку сказала, а ты и поверила?

– Что там, что? – накинулась на меня Мотька, когда я положила трубку.

– У них пропал только белый халат!

– Ага! Вот видишь! Значит, там кто-то прятался!

– Похоже на то… Но зачем? И отчего Татьяна Мироновна в обморок упала?

– Может, со страху?

– Она ничего не помнит.

– Но сама подумай – кому мог понадобиться белый халат? Только преступнику, чтобы выйти незамеченным вместе со «Cкорой помощью»!

– Глупости, Мотька!

– Почему это?

– Ты думаешь, врачи «Cкорой помощи» совсем дурные? Они что, не знают, сколько их? Было двое, стало трое? И они не обратят на него внимания?

– Он запросто мог выйти первым, а они его у лифта догнали… Мало ли кто там мог стоять, хоть и в белом халате… А вот ты на человека в белом халате в квартире вполне могла не обратить внимания и, кстати, действительно не обратила…

– Но потом же я вспомнила…

– Ну и что? Ищи теперь его, свищи!

– Хорошо, предположим, так все и было. Но что он искал в этой квартире и как туда попал?

– Слушай, а может, это просто цепь случайностей? – продолжала рассуждать Мотька.

– Какая цепь?

– Вот представь себе… Кто-то подходит к двери, допустим, в соседнюю квартиру. Звонит. Там никого нет. Тогда он звонит в квартиру Татьяны Мироновны… Ты, между прочим, тоже звонила к соседям, когда тебе не открыли…

– Точно! Давай дальше!

– …и вдруг замечает, что дверь открыта… Он тихонько входит, видит женщину без сознания… И тут раздается звонок!

– Какой звонок?

– Твой! Ты пришла вслед за ним, но он же не знает, кто это… и вообще, он попал в глупейшее положение – в чужой кватире, ну, словом, сама понимаешь, ситуация не из приятных.

– Да уж!

– Тогда он прячется где-то… Интересно, где он мог спрятаться? Там кладовка есть?

– Не знаю!

– Надо будет выяснить. Может, в кладовке спрятался или в стенном шкафу. А потом ты входишь в квартиру, поднимаешь переполох, звонишь в «Cкорую помощь», а он все торчит в шкафу, слышит, как приехали врачи, и вдруг видит в шкафу белый халат. Это же путь к спасению! Поставь себя на его место! Ты ведь тоже в такой ситуации схватила бы халат и деру! Верно?

– Пожалуй.

– Да не пожалуй, а точно! Вот и этот человек поступил точно так же.

– Матильда, золотая голова! Да ты же все объяснила как самый лучший следователь! Шерлок Холмс! Наверное, именно так все и было! Непонятным остается только одно – почему дверь была открыта и почему Татьяна упала в обморок!

– Проще пареной репы! Она просто не заперла дверь, когда пришла. Допустим, она входит и тут телефон звонит! Со мной такое тоже бывало! У них английский замок?

– Вроде нет.

– Вот видишь! Значит, недостаточно просто захлопнуть дверь! А в обморок она могла упасть от повышенного давления, например, или пониженного, да мало ли еще из-за чего. Немолодая все-таки тетка… А что врачиха сказала?

– Она про какой-то спазм говорила, я не поняла…

– Вот видишь, все сходится! – ликовала Мотька.

– А ящик стола…

– Она могла сама его выдвинуть и в этот момент грохнуться в обморок! Запросто!

– Наверное, ты права! Теперь все становится понятным. Ты гений, Мотька! Гений российского сыска!

– Скажешь тоже! – польщенно засмеялась Матильда.

– Надо завтра объяснить все это Татьяне Мироновне, успокоить ее.

– Ась, а ты спроси нынче у тети Таты… насчет меня.

– Обязательно спрошу! Если увижу ее. Или у папы спрошу!

– Нет, не надо…

– Почему? – удивилась я.

– Не знаю, просто мне кажется, дядя Юра… хочет, чтобы мы с тобой поменьше вместе были, поэтому и придумал эти уроки…

– Ерунда! – закричала я. – Ты же знаешь, папа к тебе прекрасно относится!

– И все-таки лучше спросить у мамы…

– Ладно, спрошу у мамы. Я ее завтра с утра спрошу! А то вечером она такая усталая приходит и на всех раздражается.

– Тебе виднее.

– Был бы тут дед, никаких бы проблем не возникло!

– Это да. Игорь Васильевич – чистое золото! – пылко воскликнула Матильда.

– Ладно, Мотька, пойду я.

– Иди! – подозрительно легко согласилась Мотька.

– А ты что делать будешь?

– Да так… уроки… А вообще-то у меня сегодня свиданка с Олегом, – неожиданно призналась она.

– Чего ж ты молчала?

– А чего говорить-то…

– А где? – поинтересовалась я.

– Он меня в кафе пригласил, – потупилась Мотька.

– В какое?

– Не знаю. Да какая разница…

– Мотька! Ты влюблена в него? По уши, да?

– Вроде…

– А Костя?

– А что Костя? Костя – друг, и все!

– Это ты так думаешь!

– Ну что же мне делать?

– Мотька, признайся честно, ты не потому с Олегом встречаешься, что он крутой? С машиной? Из Америки, а?

– Да ты что! Просто он… очень хороший… добрый, куда добрее Кости… И потом он умный, столько знает… и вообще…

– Но Костя красивее…

– А разве это главное? И вообще, Аська, отвяжись! Ты-то сама не больно Митькой в этом плане интересуешься! Все небось по своему Коте сохнешь?

– Ни по кому я не сохну! И потом, где он, Котя? В Австралии! Ближний край!

– В Австралии? – ахнула Мотька. – А ты почем знаешь?

– Он звонил перед отъездом. Прощался. Они с Кириллом… Вернее, Котя решил увезти Кирилла… от греха подальше.

– Насовсем?

– Не знаю.

– Что ж ты мне не говорила?

– Не хотелось… бередить…

Дело в том, что летом на даче мы спасли от бандитов двух взрослых братьев-близнецов, Константина и Кирилла. И в этого Константина, Котю, я была здорово влюблена.

– А ты, оказывается, скрытная, Аська, – укоризненно заметила Мотька. – И зря! Чем одной все переживать, лучше бы с подругой поделилась!

– Наверное, ты права… Но только мне некогда было особо об этом думать, сама вспомни, сколько всего с тех пор случилось…

– Это точно! Ладно, не грусти, подруга! Прорвемся!

Глава V
ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ ЧЕТВЕРТИ

Дома я, к своему удивлению, застала маму.

– Ты дома! Как здорово!

– Аська, солнышко, прости, но у меня сегодня неожиданный концерт…

– Сольный? – ахнула я.

– Да нет, что ты! Просто номер! Но мне надо подготовиться!

– Мамуля, давай я помогу!

Обожаю собирать маму на концерты! Я здорово умею причесывать ее, и она мне доверяет. Волосы у мамы прекрасные – золотистого цвета, густые, пышные, и возиться с ними одно удовольствие.

– Причешешь? – спросила мама. – Отлично! К парикмахеру я не успеваю, а у тебя здорово получается.

Мама села у себя в комнате к туалетному столику, сняла полотенце с мокрой головы и достала фен. А я вооружилась деревянной расческой, мама других не признает. И тут я вспомнила про Мотьку и Татьяну Мироновну.

– Мама, – начала я, – ты ведь знаешь, как прошел первый урок английского?

– Да, Липочка что-то говорила. Она, кажется, захворала, эта дама?

– Именно. И пока я с ней сидела до прихода мужа, я ей много чего рассказала, в том числе и про Матильду. И знаешь, что она предложила?

– Понятия не имею!

– Заниматься с нами двумя за те же деньги!

– А что? По-моему, отличная идея! Саше ведь такие расходы не по карману, а вдвоем заниматься куда веселее! И, насколько я понимаю, так даже лучше… легче будет усваиваться язык…

– Вот именно! Но Мотька сказала, что без твоего разрешения она заниматься не будет!

– Почему?

– А вдруг тебе не понравится, что учительница будет мне уделять меньше внимания.

– Ерунда! – воскликнула мама и тряхнула волосами.

– Мама! Что ты делаешь? – закричала я.

– Ой, извини! Я лишний раз убедилась в том, какая тактичная и порядочная твоя Матильда! Недаром я всегда поощряла вашу дружбу. Она – настоящий человек!

– Значит, ты не возражаешь?

– Да нет же!

– А папа?

– Что папа?

– Он возражать не будет?

– Не думаю. А впрочем… он сейчас что-то очень нервничает, у них в институте какие-то неприятности… и ему может просто шлея под хвост попасть… Ой, что я говорю! Словом, давай папе пока ничего не говорить, и Мотьку предупреди, а я постепенно, исподволь, его обработаю! Договорились?

– Ну, конечно! Спасибо, мамочка!

Мама мало занимается моим воспитанием, можно сказать, вообще не занимается, но если улучить минутку и обратиться к ней с каким-то важным вопросом, она всегда правильно его решает. По справедливости, а папа, бывает, начинает кричать без всякого толку.

Причесав маму, я еще помогла ей надеть концертное платье, потом за нею пришла машина, и она уехала. А я позвонила Мотьке. Но ее не было дома. Ах да, она же с Олегом!

* * *

Утром я зашла за Матильдой и сообщила ей о разговоре с мамой. Она жутко обрадовалась.

– Здорово! А то я уж думала, что теперь у нас все врозь пойдет…

– Глупости! Слушай, а как прошла свиданка?

– Да как тебе сказать…

– А что?

– Да нет, ничего… но… понимаешь… Мы на дискотеку пошли, по-моему, там клево было, а он говорит – убожество!

– Ну, он, наверное, с американскими дискотеками сравнивает, – предположила я. – Или просто перед тобой выпендривается!

– Мы там полчасика потусовались, поплясали, а потом он говорит: давай уйдем отсюда, а то голова болит!

– Вообще-то я его понимаю, у меня у самой на дискотеках всегда башка трещит! Ну а дальше что было?

– Мы ушли, он спрашивает, куда я хочу. А у меня уже никакого настроения нету. Он в кино предлагает, в кафе. Ну, я и сказала, что хочу в кафе-мороженое. Он меня в «Баскин-Роббинс» повез, набрал там всего, и мороженого, и коктейлей, и водички.

– А тебе кисло?

– Да нет, это все вкусненькое, да только он все чего-то про свою Америку начал талдычить, а мне обидно стало…

– За державу, что ли? – рассмеялась я.

– Именно!

– Глупо! Он мне сколько раз говорил, что ему в России больше нравится, что таких девчонок, как мы с тобой, он там не видел…

– Правда? – обрадовалась Матильда. – Тогда чего он…

– Может, хотел на тебя произвести впечатление, а может, соскучился по Америке, все-таки это его родина…

– Ой, Аська, какая ты умная! А я, дурища, почему-то обиделась…

– Вы что, поссорились?

– Да нет, но я на него все время огрызалась, и он тоже чувствовал себя не в своей тарелке. А еще я вспомнила, как мы с Костей в кафе ходили, помнишь, когда Хромого выслеживали? Тогда мне легко было, просто, а тут…

– Не беда, Матильда, позвони ему сегодня, скажи, что у тебя вчера голова болела, и все дела!

– Думаешь?

– А чего тут думать? Да, Мотька, я все забываю тебя спросить, Лена к тебе больше не заходила? Никаких новостей не знаешь?

– Нет. Я ее после взрыва и не видела больше.

– Ну ладно, пошли, а то еще опоздаем!

Пока Мотька натягивала куртку, я от нечего делать прильнула к глазку.

– Ты чего? – спросила Мотька.

В ответ я только махнула рукой.

На площадке происходило следующее: из двери Лениной квартиры вышли два амбала, а между ними шел Саша, но он не столько шел, сколько они его вели! Не могу поручиться, но мне показалось, что один из амбалов толкал его в бок пистолетом! Они вызвали лифт.

Ни слова не говоря, я схватила Мотьку за рукав и буквально ткнула носом в глазок.

– Ты спятила, да? – крикнула было Мотька, но я зажала ей рот. Она, кажется, поняла, в чем дело, и тоже прильнула к глазку.

– Ни фига себе! – пробормотала она. – Надо что-то делать!

– Ты сейчас беги вниз и запомни, если сможешь, номер машины, а я позвоню Егору!

– У тебя телефон есть? – спросила Мотька.

– Да!

Слышно было, как подъехал лифт, и едва его дверцы закрылись, Мотька пулей выскочила на площадку и понеслась вниз, перескакивая через три ступеньки.

Я полезла в сумку. В наружном кармане лежала визитка с телефонами Егора Петровича Милютина. Только бы он был на месте! На службе его еще не было, тогда я набрала его домашний номер.

– Егор Петрович!

– Да!

– Здрасьте, это Ася Монахова!

– Кто?

– Подруга Матильды Корбут, помните?

– Ах да!

– Егор Петрович! Только что два каких-то амбала увели Сашу! Мотька побежала за ними, посмотреть номер машины!

– Погоди, какого Сашу?

– Как какого? У которого машину взорвали! И еще обломки стащили!

– Так, понимаю! С чего вы решили, что это похищение?

– Понимаете, они его так с двух сторон сжимали, и еще… один вроде тыкал ему в бок пистолетом.

– Что значит вроде?

– Ну, я точно не могу сказать, в глазок не так уж хорошо видно!

– В глазок?

– Ну да, я зашла за Мотькой, и пока она одевалась, я глянула в глазок и…

– Потрясающе! Ну и что же ты от меня хочешь?

– Как что? Его надо спасать! Они же могут его убить или пытать…

В этот момент в квартиру буквально ворвалась Мотька.

– Егор? – кивнула она на телефонную трубку.

– Егор Петрович, вот Матильда пришла, передаю ей трубку!

Мотька вырвала у меня трубку и единым духом выпалила номер машины.

– Записали? Красная «Тойота»! На левой задней дверце вмятина! Скорее, Егор Петрович, миленький! – вопила она. – Их надо перехватить! Хорошо, до свидания! Но мы вам вечером позвоним, узнаем!

– Ну, что, что он сказал? – накинулась я на Мотьку.

– Спасибо сказал, а еще велел держаться подальше от всего этого. Как же, подальше… Легко сказать, если на каждом шагу на какую-нибудь пакость натыкаешься! Знаешь, они так грубо его в машину втолкнули!

– А кто-нибудь, кроме тебя, это видел?

– Не-а. Никого не было! И машина ихняя между «ракушек» стояла. Если специально не смотреть, ни фига не заметишь! Ой, как Лену жалко! Интересно, она знает? И вообще, может, она одна дома? А вдруг они что-то с ней сделали? Пошли проверим!

Мы вышли на площадку. Позвонили в дверь. Но нам никто не открыл. Мы прислушались. В квартире было тихо и как-то безжизненно. Но тут из другой квартиры выглянула соседка тетя Тася.

– Ой, девочки! С добрым утром! Вы чего это не в школе?

Тетя Тася просто обожала совать свой нос в чужие дела.

– Нам ко второму уроку! – с ходу соврала Мотька. – А вы часом не знаете, где Лена?

– Она вчера с сыном на Кипр уехала! Отдыхать!

Мы переглянулись.

– Это она вам сама сказала?

– Ну да, кто же еще!

– А больше никто про нее не спрашивал?

– Никто.

– Тетя Тася, а можно мы к вам на одну минутку зайдем? – спросила Мотька.

– Да заходите, девочки, я вам всегда рада.

Мы вошли, закрыли за собой дверь.

– Тетя Тася, у меня к вам просьба! – начала Мотька.

– Просьба? Какая?

– Если вдруг кто-то станет вас про Елену расспрашивать, не говорите никому, куда она уехала!

– Это почему же? – насторожилась соседка.

– Ну, вы же знаете, у них уже машину взорвали! Может, кто-то решит ребеночка ихнего похитить, знаете, как эти дела делаются? На всякий случай! Дело-то небольшое, а пользы может быть много! Если кто спросит, куда, мол, Сашина жена девалась, отвечайте, что она… в Прибалтику поехала!

– В Прибалтику? А теперь разве туда кто-то ездит?

– Ездят, еще как ездят!

– А вы что, опять в какое-то дело влезли?

– Никуда мы не влезали, – начинала уже терять терпение Мотька. – Но это же козе понятно, если преступники ищут кого-то, надо навести их на ложный след!

– Это ты меня, что ль, козой обзываешь? – оскорбилась тетя Тася.

– Да что вы! Это просто так говорится! Козе понятно, ежу понятно!

– Ну уж ладно! Уговорили, совру в случае чего! Хоть и не люблю врать!

– Мы тоже врать не любим! – заверила ее Матильда. – Но это будет ложь во спасение!

– Это ты хорошо сказала, по-божески. И я сразу все поняла! А может, лучше просто сказать, что я ничего не знаю?

– Нет, лучше сказать про Прибалтику!

– Ладно уж! Скажу, будьте спокойны!

– Вот спасибо вам, тетя Тасечка! А скорее всего никто и не станет спрашивать, это мы так… для порядка.

– Оно бы и лучше!

– Ладно, нам пора! До свидания!

* * *

– Уф! Ну и утречко выдалось! – перевела дух Матильда, едва мы вышли из подъезда. – На первый урок мы точно опоздали. Может, вообще не пойдем?

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное