Екатерина Вильмонт.

По следу четырех

(страница 2 из 13)

скачать книгу бесплатно

– Сама не понимаешь? – язвительно спросила Мотька.

– Нет, – округлила глаза Верочка. – Не понимаю!

– Если надо объяснять, то не надо объяснять!

– Ты какими-то загадками выражаешься, – попыталась еще спасти положение Верочка.

– Это не я, это Зинаида Гиппиус так выражалась! – пренебрежительно бросила Мотька.

– Какая Зинаида? – вконец растерялась Верочка.

– Гиппиус! – гордо повторила Мотька.

– Да ладно тебе выпендриваться! – раздраженно заметила Верочка. – Мелешь сама не знаешь что.

– Ты что, про Гиппиус никогда не слышала? – поддержала я подружку.

– Нет, а кто это?

– Писательница, жена Мережковского!

– Ах, эта! Знаю, конечно! – с ходу соврала Верочка, чувствуя, что опозорилась.

Не то чтобы мы с Мотькой были такими уж знатоками Гиппиус и Мережковского, просто однажды мама при нас процитировала эту фразу Гиппиус, она нам понравилась, и мы взяли ее на вооружение, но перед Верочкой не грех изобразить из себя эрудиток. Так что она отчалила ни с чем. Приглашения на Мотькин праздник ей не видать как своих ушей!

После обеда мы встретились с Митей и Костей в сквере.

– Я считаю, очень много времени на эти антикварные магазины мы тратить не станем, – решительно начал Костя. – Шансов уж очень мало! Но по два магазина в день – нормально. Мы с Мотей пойдем на Арбат, а вы с Асей езжайте на Якиманку!

– А может, Машку взять с собой? – предложила Мотька. – Она же свою сахарницу скорее узнает!

– Вообще-то это мысль! – согласился Митя. – Тогда лучше сделаем так – возьмем ее и поедем все вместе сперва на Якиманку, а потом на Арбат. Пять пар глаз – это надежнее!

– Да, кажется, так вернее! – не сразу признался Костя. – Звоните своей Маше!

Матильда тут же позвонила из автомата Машке, и та сказала, что через десять минут придет.

– Честно говоря, – начал Костя, – я в это не верю.

– Во что ты не веришь? – спросила Мотька.

– В то, что эти бабы сразу потащат сахарницу в магазин.

– А может, у них уже накопилось много антиквариата и именно теперь они отнесут его в магазин. Судя по описаниям Машиной бабушки, они не похожи на собирательниц старины, – вслух размышлял Митя.

– Вообще-то все бывает, – сказала я.

– И кит икает, – подхватила Мотька. Это было любимое выражение моего деда.

Но на сей раз кит не икнул. Сколько мы впятером ни разглядывали полки со старинной посудой, ничего интересного для нас там не было.

– А красивые раньше вещи делали! – восторгалась Матильда. – Смотри, Аська, какой веер, с ума сойти! Ой, а щипчики какие! Это для сахара?

– Скорее всего.

Мы побывали на Якиманке, на Арбате, заглянули еще в магазинчик на Сухаревке, но все напрасно. Маша ужасно расстроилась.

– Ну, что ты, чудачка, это только начало, – утешал ее Митя. – Сразу ничего не бывает.

– А что вы дальше думаете делать? – робко спросила Маша.

– Пока нам остается собирать информацию и ждать случая, – объяснил Костя.

– Какого случая? – не поняла Маша.

– Счастливого, – засмеялась Матильда. – В нашем сыскном деле очень важен случай.

– А, понятно, – безнадежно махнула рукой Маша.

– Маш, мы же тебе ничего конкретного не обещали.

Тут очень уж трудное дело, сама посуди, – принялась я урезонивать ее. – В истории с Людкой Кошелевой все было иначе. Там был конкретный человек, а тут… Только описания людей!

– Они не люди! – твердо заявила Мотька. – Самая настоящая нелюдь – старух грабить! Вчетвером на одну!

– Матильда, не заводись! – одернул ее Костя. – Что толку-то?

– Не могу, душа кипит!

– А ты ее из розетки выдерни, – посоветовал Костя, и все рассмеялись.

Но следствие наше и в самом деле было в тупике. Как в громадной Москве найти этих теток? Приходится признать, что в наших прежних делах нам просто сказочно везло. А тут…

Прошло несколько дней, и наступила пятница. Завтра у Мотьки день рождения. Мы с мамой купили ей миксер, она давно о нем мечтала. А дед с Ниночкой, уезжая, оставили для нее флакончик французских духов. Думаю, Мотька с ума сойдет от радости. Маме удалось-таки пригласить тетю Сашу на свой спектакль, так что она побудет с нами разве что час, а потом уйдет в театр. Они с Мотькой уже в пятницу начали подготовку к празднику, хотя Мотька намеревалась все приготовить сама, но тетя Саша возмутилась, что ее совсем хотят отстранить, и развела стряпню. Тетя Липа испекла для Мотьки роскошный торт. И кремом написала на нем – «Матильде 14 лет». Словом, красотища. Я заранее попросила Митю зайти за мной, одна я все подарки просто не унесу!

В субботу утром я пошла гулять с Лордом, а когда вернулась, тетя Липа сообщила мне, что звонил Олег и просил позвонить как можно скорее.

Олег – это тот самый крутой парень с джипом. Он наш друг, внук дедушкиной старой подруги, родился и вырос в Америке, а два последних года живет с бабушкой в Москве. Ему 17 лет, и он здорово помогает нам в наших детективных делах.

Я решила, что он хочет посоветоваться со мной насчет подарка. Мальчишки ничего в этом не смыслят. Я тут же перезвонила ему.

– Олег? Привет!

– Привет! Слушай, тут такая история… Короче, бабушка вчера была на Черемушкинском рынке и купила на толкучке одну вещь…

– Какую?

– Старинную… старинную сахарницу в форме сундучка, серебряную, очень красивую.

– Ты думаешь, это та самая? – с замиранием сердца спросила я. Неужто снова повезло?

– Не знаю, но чем черт не шутит, – сказал Олег.

– Вообще-то да!

– Может, мне захватить ее сегодня, ведь эта Маша будет у Матильды?

– Будет! Но лучше ты сними ее «Поляроидом», а то если это другая, то зачем ее зря таскать?

– Тоже верно. Только ты пока ничего этой Маше не говори.

– Хорошо. Олег, послушай, а у кого бабушка ее купила? Ты спросил хотя бы, как этот человек выглядит? Мужчина или женщина?

– Спросил, конечно! Девчонка какая-то продавала! Она пристала к бабушке: купите да купите, очень деньги нужны, это ее прабабушки сахарница, а ей, дескать, деньги бабушке на лекарство нужны.

– Вот гадина!

– Погоди, что ты ругаешься, может, это совсем другая сахарница. Это же не уникальное изделие.

– Ты бабушке что-нибудь говорил?

– Да, и она сказала, если это та самая сахарница, то она, конечно, вернет ее Маше.

– Вот было бы здорово! Олег, ты хоть понимаешь, какие перед нами возможности открываются, если это та самая сахарница?

– Не такие уж грандиозные. Мы ведь можем никогда и не найти эту девчонку.

– Но попытаться-то надо!

– Надо, – без особого воодушевления согласился Олег. – Ладно, я сейчас ее сфотографирую с разных сторон, и вечером покажем фотографии Маше.

– Послушай, Олег, будь добр, расспроси бабушку во всех подробностях об этой девчонке. Как выглядела, как была одета, цвет глаз, цвет волос, рост, возраст…

– Особые приметы, – шутливо добавил Олег.

– Да, и особые приметы, если есть, – совершенно серьезно подтвердила я.

– Не знаю, сможет ли она столько вспомнить. Знаешь что, давай я сейчас за тобой заеду, и ты сама ее расспросишь.

– Давай, – согласилась я.

Через час я уже сидела в нарядной кухне Ирины Олеговны, она кормила меня своим фантастическим фруктовым кремом и отвечала на мои вопросы. Но перед этим я внимательно осмотрела сахарницу, и, насколько я помнила Машкины описания, это была та самая вещь.

– Ирина Олеговна, какого она роста?

– Да вот примерно с тебя.

– А какие у нее глаза?

– Не обратила внимания.

– А нос, губы, уши?

– Да все какое-то неприметное, волосы у нее, правда, светлые, по-моему, крашеные, корни у них темные.

– А сколько ей лет?

– Да лет двадцать, наверное. Взрослая уже. Губы ужасной помадой накрашены, лиловой… Одета очень бедненько, в курточке из искусственной кожи. И вот еще – ногти у нее с облезлым лиловым лаком. В высшей степени вульгарная особа.

– А беретки красной на ней не было?

– Чего не было, того не было, – засмеялась Ирина Олеговна. – Опять вы в какую-то криминальную историю лезете.

– Да мы бы рады ни во что больше не лезть, хватит, натерпелись. Но Маша же наша одноклассница, и потом, это такая подлость…

– Деточка моя, в жизни столько подлости, что ее не искоренить.

– Я понимаю, но все же, если этих теток поймать, другим неповадно будет. Они же думают, что очень умные, хитрые…

– Значит, вы теперь будете выслеживать эту девчонку?

– Сначала надо еще найти ее.

– Предположим, вы ее найдете, и что, сразу в милицию потащите?

– Нет, что вы! Во-первых, надо еще выяснить, Машкина ли это сахарница, а во-вторых, если нам удастся найти девчонку, мы установим за ней слежку, выясним, с кем она связана…

– Ох, чуяло мое сердце, что не надо было покупать эту сахарницу, – вздохнула Ирина Олеговна. – Конечно, хорошо бы вернуть ее бедной девочке… Ох, опасно это все, Асенька! Никогда не известно, на кого можно наткнуться.

– Не волнуйтесь, Ирина Олеговна, – постаралась я ее успокоить, – у нас уже большой опыт, мы умеем соблюдать осторожность. Мы и не в таких переделках бывали.

Олег приложил палец к губам.

– Да Ирина Олеговна и сама знает, – сказала я, – помнишь, как твоя бабушка помогла мне до аэропорта добраться? И потом, про историю с Тамарой и Демоном ей тоже все известно…

– Вы уж, пожалуйста, не скрывайте ничего от меня, я вас всегда пойму.

Да, мой дед тоже раньше так говорил, а теперь, кажется, перестает меня понимать.

– Ну, Ася, все выспросила? – поинтересовалась Ирина Олеговна.

– Кажется, все. Жалко, если это окажется напрасным, – отвечала я. – Но рассчитывать на такое сумасшедшее везение было бы глупо.

– Ты же сама только что говорила, что, по-твоему, это та самая сахарница, – напомнил мне Олег.

– Мне просто очень хочется в это верить, – призналась я.

Олег отвез меня домой и пообещал ровно в пять явиться к Мотьке.

Глава III
Чаепитие с руководством

В два я вернулась, как мне позвонила Мотька.

– Аська, ты куда девалась? Я тебе звоню, звоню!

– Матильда, Ирина Олеговна купила вчера на толкучке серебряную сахарницу, по описаниям похожую на Машкину!

– Ух ты, здорово! Вот бы ее сегодня Машке показать… Слушай, Аська, похоже, мы с мамой немножко зашиваемся, не придешь помочь?

– Приду, конечно, куда ж я денусь!

– Тогда скорее подваливай.

– Бегу!

– Вот и помощница пришла, – обрадовалась тетя Саша. – Займись, Асенька, салатом.

Я повязала фартук и села резать вареные овощи.

– Ася, я вот ругаю Матильду, что она сестренку двоюродную не позвала. А она ни в какую.

– Мам, ну она же тупая, как… Ей с нами скучно будет.

– Все равно нехорошо. Она тебя всегда зовет.

– И я там всякий раз подыхаю с тоски. Мама, это мой праздник, не хочу я ее здесь видеть, – решительно заявила Матильда.

– Но неудобно же, – стояла на своем тетя Саша.

– А ты скажи, что мы ничего не отмечаем. Ты вообще сегодня в театр идешь.

– А признайтесь, вы это нарочно подстроили? – пристально взглянула на меня тетя Саша, и я невольно покраснела.

– Ну, что вы, тетя Саша? Просто я давно маме говорила, чтобы она вам билеты на «Молодую богиню» достала, это такой модный спектакль. Вот она и предложила… А что сегодня Мотькин день рождения, так это просто совпало, – не пожелала признаться я.

– Ну, ну, только имейте в виду, после театра мы с Иваном Филипповичем сюда заедем, поглядим, что тут у вас делается, так что особенно не расслабляйтесь.

– Как же, расслабишься тут, – проворчала Матильда, доставая из буфета тарелки. – Ты же небось тете Тасе, соседке, поручила за нами приглядывать?

– Ну и поручила, а что же, вас совсем без присмотра оставить?

– Что я тебе говорила? – обратилась ко мне Мотька. – Я заранее знала, что так будет.

– Да ладно тебе, Мотька, мы же не собираемся тут ничего плохого устраивать. Пусть надзирают за нами все, кому не лень.

– Да противно же, будет каждый час сюда эта кикимора являться: «Детишки, что тут у вас? Как дела?» Тьфу!

– Матильда, смотри, доиграешься! Вообще никуда не уйду! – пригрозила тетя Саша, и Матильда немного утихомирилась.

После салата я еще помогла Мотьке накрыть на стол, тетя Саша жарила в масле пирожки с капустой.

– Мама, а еды хватит? – волновалась Мотька.

– Хватит, и еще останется, мы тут наготовили на Маланьину свадьбу! – успокаивала дочку тетя Саша.

Матильда от волнения была сама не своя.

– Мотька, ты чего психуешь? – шепотом спросила я. – Из-за Олега, что ли?

– Сама не знаю! Просто хочется, чтобы все было хоккей.

– Ты только смотри при Косте не особенно с Олегом-то заигрывай.

– А при чем тут Костя? – взвилась Матильда.

– Ладно, не психуй! Все будет просто здорово, можешь мне поверить.

– Думаешь?

– А как же!

В три часа я убежала домой привести себя в праздничный вид, без пятнадцати пять за мной зашел Митя, и мы отправились к Мотьке. По дороге я рассказала ему о сахарнице.

– Знаешь, мне почему-то кажется, что это она, – задумчиво проговорил Митя.

– Твоими бы устами… – заметила я.

– Только, Ася, постарайся сделать это как-нибудь незаметно.

– Что? – не поняла я.

– Покажи Маше снимки так, чтобы все гости не были в курсе дела.

– Почему? – удивилась я. – Все же свои будут!

– Чем меньше разговоров в школе об этом будет, тем лучше.

– Почему?

– Как ты не понимаешь? Мы же не знаем, кто эти тетки и откуда. Вдруг до них какой-нибудь слух дойдет? Они же сразу затаятся, и где их тогда искать?

– Да, ты, наверное, прав. Надо будет сразу предупредить Олега.

– И Машу предупреди, чтобы не болтала, а она пусть бабушке скажет.

– Это все при условии, что сахарница та самая.

– Само собой!

Когда мы пришли, Маши и Олега еще не было. Матильда, нарядная, хорошенькая, встречала гостей. Я отдала ей сперва тети-Липин торт, потом миксер от нас с мамой. Она жутко обрадовалась и заявила, что теперь будет сбивать сливки и делать коктейли. Но, увидев дедушкин подарок – французские духи, пришла прямо-таки в дикий восторг.

– Ой, Аська, – вопила она, – откуда, ну откуда Игорь Васильич мог знать, что я мечтаю о французских духах? Он удивительный, твой дедушка, он лучше всех!

– Думаю, это была Ниночкина идея! А выбирала духи уж точно она!

– Неважно! Все равно! Мама, погляди, что мне Игорь Васильич подарил!

– Ох, рановато тебе такими духами душиться, – проворчала тетя Саша. – Балует вас Игорь Васильич! Ох, балует!

Митя подарил Матильде фотоальбом и цветы.

Вскоре все собрались, ждали только Олега. Но вот наконец и он.

– Извините, я немножко задержался.

Я подскочила к нему.

– Олег, только давай по-тихому все сделаем с этой сахарницей.

– Понял! Возьми снимки и сама покажи их Маше.

– Хорошо.

Пока Мотька с тетей Сашей принимали подарки, ставили в вазы цветы, я отозвала Машку.

– Мань, пошли в ванную, мне надо тебе кое-что показать.

– Что?

– Увидишь.

Мы заперлись в ванной.

– Вот, взгляни, это твоя сахарница?

И я выложила перед ней три поляроидных снимка.

– Ой, Аська! Откуда это у тебя?

– Так это она или не она?

– Она! Конечно, она! Но откуда?

– Ты уверена?

– Еще бы! Вот даже на карточке видна щербинка на крышке.

– Машка, завтра получишь назад свою сахарницу.

– Но откуда?..

Я быстро рассказала ей, как сахарница попала в руки Олеговой бабушки.

– Потрясающе! С ума можно сойти! – причитала Машка. – Вот бабушка обрадуется!

– Маш, только одна просьба.

– Да все, что угодно!

– Прошу, не говори пока ни одной живой душе про это.

– Почему? – удивилась Машка.

– В интересах следствия.

– А вы что, и дальше искать будете?

– Конечно! Надо же найти этих теток. Они уже в доме Митиной бабушки двух старух грабанули, так что ж, пусть теперь на свободе гуляют?

– Нет! Ты права. Ладно, буду молчать в тряпочку. Но бабушке-то можно сказать? Она так обрадуется.

– А бабушка не протреплется?

– Да что ты! Я ей все объясню. Она у меня умеет держать язык за зубами. Ой, Аська, не знаю, как и благодарить вас!

– Да за что благодарить, мы пока еще ничего не сделали, нам просто опять здорово повезло. Вот если мы сумеем их поймать…

– Сумеете, теперь я точно знаю, что сумеете, – со слезами в голосе проговорила она.

– Да ладно тебе, Машка, пошли, а то там все без нас съедят.

Под присмотром тети Саши все чинно уселись за стол.

– Ой, а Валерка где же? – спохватилась Матильда.

В самом деле, мы совсем о нем забыли. Это наш дачный друг.

– Он заболел, – сообщил Олег. – У него воспаление легких.

– Жалко! – простонала Мотька.

И тут же все забыли про бедного Валерку. Машка сияла. Олег тихонько сказал ей, что завтра привезет сахарницу.

В четверть седьмого тетя Саша ушла.

– Ура! Свобода! – закричал Балабушка. – Матильда, ставь музон, танцевать будем.

И тут раздался звонок в дверь. Кто бы это мог быть? Матильда бросилась открывать. На пороге стояла тетя Тася, соседка.

– Мотечка! Поздравляю!

– Спасибо, тетя Тася! Заходите, – нехотя пробормотала Мотька.

– Как тут у вас дела, молодежь? – спросила соседка, заглядывая в комнату.

– Как видите, мадам, все в полном порядке, – изысканно-вежливо отозвался Макс Гольдберг.

– Вижу, вижу, молодцы, прилично себя ведете. Ой, а что это такое аппетитное?

Если она сейчас усядется за стол, то пиши пропало. Но Мотька живо смекнула, что к чему, и уже щедрой рукой накладывала на большущую тарелку всякие вкусности.

– Вот, тетя Тасечка, возьмите, попробуйте, что мы тут с мамой наготовили, – приговаривала она, неся тарелку к двери.

Тете Тасе ничего не оставалось, как последовать за ней. Когда она наконец ушла, все уже умирали со смеху.

– Ну, Матильда, ты даешь! – восхищенно кричал Костя.

– Да, ловко ты ее спровадила! – хохотала Людка.

Потом начались танцы, и вдруг опять раздался звонок.

– Наверное, она уже все слопала, – предположил Макс.

Я пошла открывать.

На пороге стояли… наша классная руководительница Клавдия Сергеевна и директриса Алиса Петровна.

– Здравствуй, Ася, – строго произнесла Лиса Алиса. – Что тут у вас происходит?

– У нас? У нас происходит день рождения, – пролепетала я в полном обалдении.

Тут в переднюю выглянули ребята.

– Заходите, пожалуйста, – сказала Мотька. – Вы пришли меня поздравить? – Глаза у Мотьки лезли на лоб.

Кажется, Лиса Алиса и Клавдюшка чувствовали себя не в своей тарелке.

– Заходите, садитесь, – радушно предлагала Мотька.

Они вошли и как-то бочком сели к столу. К счастью, единственную бутылку сухого вина, принесенную Максом, мы уже выпили, и Мотька на всякий случай выкинула ее в мусоропровод.

– Матильда, мы от души поздравляем тебя! – начала Клавдюшка и покраснела как вареный рак. – Мы, к сожалению, без подарка…

Первым сообразил, что к чему, Макс.

– Алиса Петровна! Как я понимаю, ваш визит вызван чьим-то доносом? – напрямик спросил он.

Алиса смешалась. Ее доверчивость уже не раз сослужила ей плохую службу.

– Гольдберг, что ты себе позволяешь? – слабым голосом проговорила она, уже понимая, что села в лужу.

– Неужели опять Дубова? – поинтересовался Вадик.

– При чем здесь Дубова? – вскинулась Алиса. – Мне на дом позвонили соседи, сказали, что у моей ученицы в доме черт-те что творится!

– Соседи? Какие соседи? – поразилась Мотька. – И откуда соседи могут знать ваш домашний телефон?

– Звонил какой-то мужчина…

– Вы спросили его фамилию, адрес?.. – допытывался Макс.

– Да, он сказал, его фамилия Аскольдов.

– Ага, это Верстовский! – сразу сообразил Макс.

– С чего ты взял? – спросила до сих пор молчавшая Клавдюшка.

– Как с чего? Его же у нас дразнят «Аскольдовой могилой»! Во дурак! Так себя выдать! Совсем безмозглый! Только на фиг ему это было нужно? – недоумевал Вадик.

– Да у него с Дубовой роман! – выпалила Мотька.

– Не может быть!

– Так ему и надо, кретину!

– А ты почем знаешь?

Все что-то кричали, хохотали, вопили. Очередная Лялькина пакость сорвалась.

Первым опомнился Макс.

– Алиса Петровна, Клавдия Сергеевна! Что же такое этот болван…

– Гольдберг! – одернула его Алиса.

– Хорошо, что же этот умник – против умника вы не возражаете? – вам сказал? Что мы здесь пьянствуем, разлагаемся морально, наркотики употребляем, да?

– Ну, примерно… – смутилась Алиса.

– И вы сразу поверили?

– Ну, не то чтобы поверила, но знаешь, как говорится, доверяй, но проверяй.

– Этот лозунг уже устарел, – тихо заметил Митя.

Тем временем, пока ребята выясняли отношения с руководством школы, мы с Мотькой и Машкой быстро убрали грязную посуду и накрыли стол к чаю. Матильда заварила чай, а я внесла тети-Липин торт.

– Алиса Петровна, Клавдия Сергеевна, попейте с нами чайку, – озорно блестя глазами, предложила Матильда. – И не вздумайте отказываться, я обижусь!

Алиса растерянно взглянула на Клавдюшку. Та пожала плечами.

– А почему бы и нет? – сказала она. – Вы уж извините нас, ребята!

– Да ладно! Кто старое помянет, тому глаз вон! – закричал Балабушка.

Короче говоря, через две минуты уже все, и учителя, и ученики, с упоением уплетали торт. Я заметила, что Вадик что-то шепчет на ухо Матильде. Она выслушала его, прыснула и выбежала из комнаты. Через минуту она вернулась с «Поляроидом» в руках.

– Внимание! – крикнула Мотька. – Снимаю!

И вот уже из фотоаппарата вылезает карточка, где запечатлено мирное чаепитие с директором и классным руководителем.

После чая они засобирались домой.

– Алиса Петровна! Клавдия Сергеевна! Куда же вы? Оставайтесь с нами, в шарады поиграем! – кричал Макс.

Но они, видимо, решили, что это уж слишком, быстро простились и ушли.

– Они у вас клевые тетки, – заметил Костя. – Наша бы директриса ни за что бы не извинилась, скорее бы умерла.

– А у нас умрет не директриса! – воскликнул Вадик Балабушка. – Дубовой – не жить! И Верстовский тоже у меня попляшет!

– А вдруг это не он? – предположила Нинка. – Может, кто-то его подставить хочет?

– А кому это в кайф? – спросил Вадик.

– Я знаю! – заявила Люда. – Это Верка! Ее рук дело!

– Думаешь, Ляля-Фу ни при чем? – удивилась Мотька.

– Она бы побоялась. Она и так от нас бегает, – сообразила я. – Это Верка под нее сработала! Ясный перец! Верстовский за Дубовой бегает – это раз, на день рождения Матильда ее не пригласила, хотя она даже готова была пожертвовать Лялькой… Картина ясная!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное