Екатерина Савина.

Любовь к жизни

(страница 2 из 17)

скачать книгу бесплатно

Месяц мы встречались с Витей на улице или в ресторанах, а потом стали жить вместе. Он уже несколько раз намекал мне на, что неплохо было бы узаконить наши отношения, но всякий раз я отмалчивалась.

По-моему, рановато. Три месяца только вместе. Нужно присмотреться друг к другу получше… Посмотрим, что дальше делать.

И все было бы хорошо в моей жизни, и даже замечательно, если бы не эти кошмарные сны, которые последнее время просто не дают мне покоя.

Ну, ладно. Зачем мне идти к каким-то психиатрам, как предлагает Витя? Я же все-таки экстрасенс, хотя он об этом и не догадывается.

Помогу себе сама.

За окном заметно посветлело. Я осторожно, чтобы не потревожить Витю, поднялась с постели и подошла к окну. Двор покрывал нежнейший утренний снежок – первый в этом году. Полюбовавшись на это чудо, я отошла и рассеянно взглянула на часы.

Господи! Без двадцати восемь! Вот замечталась – забыла разбудить Витю. Хорошо еще, что вовремя спохватилась. Теперь – если поспешит – он не опоздает на свой бриффинг… Или как там еще называются важные мероприятия у бизнесменов.

А мне на работу к десяти часам.

Я села на кровать рядом со спящим Витей и тронула его за плечо.

Глава 2

– Васик, – позвала Нина из прихожей, – это к тебе!

– Ко мне? – переспросил Васик, не отрываясь от компьютера. – Даша?

– Нет.

– Ольга?

– Васик, к тебе пришли! – повторила Нина. – Выключи, пожалуйста, свою проклятую машину и выйди к… выйди в прихожую…

Голос Нины звучал несколько необычно. Даже – встревоженно, как определил Васик. Поэтому, он быстренько отключил машину и вышел в прихожую.

Нина стояла к нему вполоборота, а у самого порога, даже, кажется, слегка опираясь спиной на закрытую дверь, стояла ослепительной красоты женщина в застегнутом от пяток до самой шеи длинном белом плаще.

– З… здравствуйте, – слегка зажмурясь, оторопело поздоровался Васик, – а вы к кому.

– К тебе, Василий, – проговорила женщина голосом усталым и потухшим. – Здравствуй.

– Проходите, – сказала Нина, делая шаг в сторону Васика и легонько толкая его в сторону, чтобы освободить проход гостье. – На кухню проходите, я сейчас налью вам чаю. Мы как раз собирались пить чай.

Нина проговорила последнюю фразу, обращаясь больше к Васику. Он кивнул. Нина еще раз глянула на незванную гостью и удалилась в кухню. Как-то странно глянула Нина – оценивающе, что ли…

Впрочем, и Васик не сводил глаз с красавицы. Во-первых, наверное, потому, что она была действительно очень хороша собой – той особенной зрелой красотой, которая обычно свойственна женщинам, в юности ничем в своей внешности не выделявшимся.

Тем более, женщина явно знала Васика, а вот он ее никак припомнить не мог. И спросить не решался.

– Не узнал? – заметив замешательство Васика, спросила женщина.

– Честно говоря, нет, – признался Васик, – что странно, – поспешил он сгладить неловкость, – если бы я такую красивую женщину хоть раз увидел бы, то точно бы запомнил…

Произнеся эти слова, Васик невольно оглянулся на дверь, за которой скрылась Нина.

Женщина усмехнулась. Как-то странно она усмехалась – уголком рта, чуть приоткрывая влажный рот, едва обнажая белейшие зубы. Как-то странно и вместе с тем безумно привлекательно усмехалась.

– Меня Катей зовут, – представилась она, – моя фамилия Морозова. Помнишь, Васик? Город Сочи, гостиница «Лазурный берег»…

Васик еще внимательней вгляделся в гостью и вдруг тихо охнул.

– Катя… – прошептал он, – так это ты? Господи, никогда бы не узнал, если бы ты сама не сказала. Ты стала такая… такая… У меня прямо слов не хватает. А ведь столько лет прошло с тех пор, как мы с тобой… – не договорив, он внезапно смешался и снова оглянулся на ведущую в кухню дверь.

– Шесть лет, – спокойно и устало проговорила женщина, – шесть лет.

– Ты… изменилась, – не зная, о чем говорить, глупо произнес Васик.

Катя снова усмехнулась уголком рта.

– А… А что же ты мне не звонила все эти годы? – заговорил Васик, но заговорил тише, поминутно оглядываясь на дверь кухни, за которой Нина нарочито громко звенела чайной посудой, словно пытаясь показать, что ни капельки не беспокоится и ни капельки не ревнует – просто давняя знакомая зашла. Как раз чай вскипел – можно ее и чаем напоить, – что же ты мне не звонила? – блуждая глазами по стенам, продолжал Васик. – Ты ведь в Москве живешь? Ага, я помню… А мы условились – как только в Москву вернемся, тут же созвониться. Ты на две недели раньше меня уезжала. Почему же ты…

– Перестань, – негромко проговорила Катя, и Васик тут же смолк, – ты же мне телефон дал не свой, а какой-то химчистки на окраине города.

– Ну, правильно, ну, я помню… – смотря упорно в пол и дергая себя за свисающие на глаза пряди волос, бормотал Васик, – я же тогда просто пошутить хотела, а потом… потом собирался тебе мой настоящий телефон дать… Ну и не получилось… Ты уж прости, – выдохнул наконец Васик и замолчал.

– Да я и не сержусь, – проговорила женщина.

Дверь в кухню распахнулась.

– Ну что же вы? – звонко крикнула от плиты Нина. – Чай давно уже не столе. Через несколько минут будут оладушки. Проходите. Васик, что там с тобой? Приглашай гостью…

– Оладушки, – робко пробормотал Васик, поднимая глаза на Катю, – они того… вкусные. Нина очень хорошо готовит, – зачем-то добавил он.

– Значит, повезло, тебе с женой, – расстегивая и снимая плащ, заметила Катя.

Васик с запоздалой прытью ринулся ей помогать. Он принял плащ из ее рук и повесил в шкаф, предварительно тщательно стряхнув с рукава плаща почти невидимую приставшую пылинку. Покончив с плащом, он рухнул на колени и сунулся было, развязывать шнурки на сапогах женщины.

– С ума сошел? – усмехнулась гостья. – Вот сейчас жена войдет.

– Она… она не жена, – проговорил Васик, поднимаясь на ноги и вытирая пот с совершенно пунцового лица. – Пока не жена.

– Тем лучше для нее, – непонятно высказалась гостья и отложила в сторону сапоги.

Васик пригладил волосы и безмолвно – жестом – пригласил гостью на кухню.

Рассевшись за столом некоторое время молчали. Нина, занимавшаяся у плиты приготовлением оладушек, несколько раз оборачивалась и удивленно смотрела на Васика – тот каждый раз опускал глаза. Катя, попросив разрешение, закурила.

Через несколько минут Нина поставила на стол тарелку с оладушками и сняла широкий фартук, оказавшись в строгом деловом костюме.

– Беседуйте, – сказала она Васику, а, обращаясь к Кате, проговорила:

– Попробуйте оладушек. Все говорят, что они у меня очень хорошо получаются.

– А ты куда? – не смотря на нее спросил Васик.

– На работу, – ответила Нина, – сейчас пятница, а выходной – суббота – только завтра. Забыл?

Васик замотал головой.

– Проводишь меня?

Васик покорно поднялся.

– Мне возвращаться? – негромко поинтересовалась Нина, одеваясь в прихожей перед зеркалом – она видела стоящего за ее спиной Васика в отражении зеркала.

– То есть? – не понял Васик.

– Мне возвращаться? – повторила свой вопрос Нина. – Или пока пожить где-нибудь в другом месте. До тех пор, пока ты со старыми своими связями разберешься?

– С чего ты взяла, что она… что Катя – это… связь? – пробурчал Васик, потирая лоб.

– Я что – слепая?

– Возвращайся, конечно, – почему-то шепотом проговорил Васик, – ты же здесь живешь… Со мной. А она… Я не знаю, зачем она пришла, но… Мы просто попьем чай, а потом я к отцу съезжу, он просил меня приехать и… Что-то с какими-то бумагами у него непорядок, нужен мой паспорт.

– Паспорт какой-то… – глухо произнесла Нина, – с каких пор твоему отцу понадобились твои документы.

– Долго объяснять, – сказал Васик и оглянулся на дверь кухни.

Заметив это, Нина сжала губы и дернула на себе ручку двери, забыв, отпереть замок.

– Ну, чего ты? – простонал Васик. – Я потом тебе объясню, зачем отцу понадобился мой паспорт. Я же все-таки его сын, он мне доверять может. Ну и… всякие операции с моими документами может проворачивать, чтобы от налогов больших откосить – обычное дело. Сейчас ведь предпринимателей знаешь как душат? Вот… А подробности я тебе потом объясню. Нин?..

– Как хочешь, – отпирая замок, проговорила Нина, – я ведь знала, что так все выйдет.

– Да как – так-то?! – воскликнул Васик несколько громче, чем требовалось.

Нина уже открыла дверь и говорила теперь, одной ногой переступив порог.

– Тебе, Васик, нужна девушка твоего же круга, – сказала она, – а я… Кто я такая? Будущего у меня нет. Прошлое… ты сам лучше меня знаешь, кем я была в прошлом. Кстати, не в таком далеком прошлом.

– Перестань! – внезапно охрипшим голосом сказал Васик. – Условились же, что вспоминать не будем… о том, что было, а теперь ты первая начинаешь.

– Ничего я не начинаю, – устало проговорила Нина и шагнула за порог. И закрыла за собой дверь.

Васик еще какое-то время стоял перед закрытой дверью, сжимая и разжимая кулаки – до тех пор, пока не вспомнил, что на кухне его ожидает Катя. Он чертыхнулся и, круто повернувшись, протопал на кухне.

– Ну? – осведомился он, усаживаясь за стол напротив Кати. – Зачем ты пришла?

– С женой поругался? – поинтересовалась Катя. – Кстати, ты нас не познакомил.

– Ее Нина зовут, – проговорил Васик и отодвинул от себя чашку с чаем – так резко, что горячий напиток плеснул на стол. – А знакомить вас я не собираюсь.

– Почему?

– А потому что незачем.

Катя усмехнулась и с сомнением – как показалось Васику – склонила красивую голову.

– Так я спрашиваю, – заметно повысил голос Васик, – зачем ты пришла?

– Нина оладушек напекла, – спокойно проговорила Катя, – поешь, успокойся…

– Хватит!!! – заорал Васик, вскакивая со стула. – Чего приперлась, спрашиваю? Чтобы с Ниной меня рассорить? Откуда ты мой адрес узнала? Я за эти шесть лет сто раз переезжал с места на место… Чего тебе надо? Ну и что с того, что я когда-то там с тобой покувыркался на морском пляже? Был роман и все. А почему я не позвонил, ты прекрасно понимаешь. На море, на курорте это одно дело, а в городе – совсем другое. И вообще – не помню я, что там с у нас с тобой было… Слишком много времени прошло!

– Не кричи, – слегка поморщилась Катя. – Голова разболится. А пришла я к тебе, Василий, чтобы сообщить кое-что?

– Что? – грозно спросил Васик, возвышаясь над столом, как переломленный башенный кран.

Катя отхлебнула чаю и аккуратно отставила чашку в сторону. Потом подняла глаза на Васика и так же аккуратно, как только что передвигала по столу чашку, проговорила:

– У тебя сын.

– Не понял? – открыл рот Васик.

– У тебя ребенок, сын, понимаешь? – повторила Катя, нисколько не изменившись в лице. – Мальчик. Петей зовут. Догадайся, сколько ему лет.

Васик еще секунду стоял над столом, потом упал на стул. Он сглотнул и дрожащей рукой убрал с лица прядь волос.

– А… почему – Петей назвала? – надтреснутым голосом произнес он.

– Как хотела, так и назвала, – ровно ответила Катя и отхлебнула еще глоток чаю. – А как мне нужно было его назвать – Васей? В честь родителя. Которого Петька так и не видел никогда.

Васик молчал. Катя внимательно рассматривала интерьер кухни, то и дело переводя взгляд на неподвижное Васиково лицо.

– Ну и что ты от меня хочешь? – откашлявшись, решился наконец заговорить Васик.

– Почему ты решил, что я от тебя что-то хочу? – осведомилась Катя.

– А зачем ты тогда меня разыскивала? – проговорил Васик. – Чтобы похвастаться, какой хороший мальчик вырос? Без отца? Если бы тебе отец нужен был, ты бы меня раньше разыскала.

– И что бы ты тогда делать стал? – приподняла уголком губы Катя. – Побежал бы загс? Сколько тебе тогда было – двадцать? Девятнадцать? Да твой папаша мне бы тогда столько бабок отвалил, если бы я захотела… Чтобы его сыночка раньше времени не захомутали.

Васик промолчал. Не говоря ни слова, он поднялся и вышел из кухни. Когда – спустя минуту – он вернулся с пачкой сигарет в руках, Катя тщательно разрезала лежащий перед ней на тарелке оладушек.

– Ладно, – закурив, сказал Васик. – Сейчас-то тебе что понадобилось?

Катя отложила нож.

– И что, – поинтересовалась она. – Тебя совсем не волнует, что все эти годы – когда ты уже и думать обо мне забыл – вот где-то в городе, где ты живешь, растет твой сын? Твой наследник? Внук твоего отца? Семя от семени твоего? Плоть от плоти твоей?

– Между прочим, – мрачно проговорил Васик, – то, что это мой сын – доказать еще надо. А то знаешь, как бывает… И вообще, я смутно помню, как у нас там с тобой было… И было ли вообще.

У Кати лишь слегка дернулась бровь.

– Генетическую экспертизу можно провести хоть сейчас, – чуть охрипшим голосом произнесла она, – только и без всякой генетики все ясно. Тебе только на лицо Петькино посмотреть – и все сразу ясно станет. Он же – вылитый ты.

Васик молча докурил сигарету. Потом спросил:

– Ты все-таки не ответила мне на вопрос. Что тебе сейчас от меня надо?

– Деньги, – просто сказала Катя.

– А-а! – Васик с облегчением рассмеялся. – Тогда понятно. Тогда все понятно. – Потом, приподнявшись, он посмотрел прямо в спокойное лицо Кати и четко выговорил:

– Пошла вон.

Катя не шелохнулась.

– Ты что – не слышишь? – голос Васика окреп и стал угрожающим. – Я и не знал, что люди так поразительно могут изменять за… за несколько лет. Подумать только – была скромная девушка, стихи слушала мои… идиотские. Музыку любила, первый поцелуй чуть ли не с боем отдала. Не говоря уж о всяком другом… Этакий гадкий утенок. А теперь вот – пожалуйста. Явилась такой цацей и требует денег – неизвестно за что. Тебе на конфеты не хватает? Давай, я помогу тебе… парой-тройкой сотней баксов. Больше, извини, не могу. Сам безработный. Ты что – сама не понимаешь, что глупости говоришь?! – Васик уже кричал. – Столько времени прошло – теперь бесполезно что-либо доказывать! Где ты раньше была?

– Дурак ты, – сказала Катя и первый раз за все время встречи вздохнула. – Петька болеет тяжело. Ему жить от силы год осталось. Нужно аппарат из Швейцарии выписать, а это денег больших стоит. Вот я и пришла к тебе. Может пробъешь у своего отца деньги, а?

– Что-о?

Васик заткнулся и снова опустился на стул.

– Экспертизу надо сделать, – проговорил он, потирая лоб, – черт, ничего не соображаю… И чего ты все сразу вывалила? Не могла по порядку сообщить? Я теперь как оглушенный. – Тут он встретился глазами с Катей и осекся – ни капли спокойного равнодушия теперь не было в Катиных глазах – только боль и страх. И еще мольба.

Васик залпом выпил свою чашечку чая.

– Значит так, – продолжал он, – экспертизу – это само собой. Самую строгую. Чтобы было предельно ясно – мой ребенок или нет. Потом… Потом нужно будет твоего… ре… нужно будет его врачам показать. Независимым, так сказать, экспертам. Чтобы они уже сказали – болен он или нет. И чем болен. Может быть, никакого аппарата и не понадобиться. Может быть, его так можно вылечить. Чем, кстати, он болеет-то?

Катя привычно выговорила длинное труднопроизносимое слово, состоящее чуть ли не из десятка латинских корней.

– Чего? – наморщил лоб Васик. – Не слышал о таком заболевании. Что это значит?

– Не важно, – устало качнула головой Катя, – важно то, что эта болезнь практически не поддается лечению. Только вот если аппаратом швейцарским попробовать…

Васик надолго задумался.

Потом тряхнул лохматой головой и упрямо проговорил, не глядя на Катю, а глядя в стол:

– Все равно. Экспертизу и обследование. А потом будем решать – что делать.

– Хорошо… – услышал он в ответ и тотчас вскинул голову. Так и есть – Катя тихо – почти неслышно – плакала, прижав к красивому лицу тонкие ладони.

* * *

Восходящее солнце задрожало в тонко зазвеневшем хрустальном небосводе и неожиданно рассыпалось мирриадами полупрозрачных сфер, почти тотчас же образовавшими диковинный хоровод вокруг земного шара.

Земного шара, которого я в настоящий момент наблюдала целиком – со всех сторон сразу, как не может видеть нашу планету даже человек, находящийся в космосе.

Я и не была в космосе. Я была сама в себе. Для меня – это простейший способ познания чего-либо. Просто войти в транс и скользить по бесконечной реке своего собственного подсознания.

Я могла бы сейчас увидеть все, что я пожелаю из мира, окружающего меня, но я сузила внутренний взгляд и сосредоточила его на самой себе. А потом – заставив хоровод полусфер, в который превратилось восходящее солнце – остановиться, погрузилась в мягкий полумрак и поплыла по течению, целиком отдавшись воле своего подсознания, которое само должно найти ответ на заданный мною вопрос.

– Отчего меня мучат эти странные и страшные сны? – вот таким был мой вопрос.

И события былых периодов моей жизни потекли перед моими глазами:

… – Времени совсем нет… – шуршал почти неслышный голос моей сестры. – Бойся Захара, это страшный человек. Это Общество, которое он возглавляет, на первый взгляд может показаться всего-навсего сборищем извращенцев, одной из специфических тусовок, которых так много в столице… Но это не так – я знаю, ты уже это поняла – Захар настоящий преступник, и он действительно обладает экстрасенсорными способностями. И довольно сильными… А сейчас уезжай из квартиры! – вскрикнула моя покойная сестра, будто только вспомнила, что хотела мне сказать. – Немедленно уезжай и до утра не показывайся здесь. Тот, кто приходил за моей жизнью, придет и за твоей!

– Почему? – это все, что смогла выговорить тогда, потому что…

– Я должна сказать тебе самое главное… – ее голос становился все тише и тише, как шелест летящего по ветру все дальше и дальше хрупкого осеннего листочка, – самое главное…

И снова мертвая тишина натянулась на мембране телефонной трубки.

Опустившись на колени, я разрыдалась тогда – от того, что была беспомощна и мало что соображала, ибо разговор с Натальей состоялся спустя несколько месяцев, после ее гибели…

Плеснувшая волна памяти захлестнула это воспоминание. А меня несло дальше:

… Господи, как у меня кружилась тогда голова – это, скорее всего, от того, что я слишком резко вышла из транса. Я шагнула к выходу из комнату и – мне пришлось взмахнуть руками и схватиться за спинку кровати, чтобы не упасть.

– Что за черт… – пробормотала я, – какая-то странная слабость… И голова кружится все сильнее и сильнее.

Я зажмурила глаза, снова открыла их и увидела, что кружится вовсе не моя голова, а вращается спальня; пляшут пол и потолок; кровать, где мирно спит Даша, кувыркается просто с невероятной скоростью.

Кажется, я что-то вскрикнула, когда оторвалась от кровати и сделала несколько шажков в сторону, чтобы ухватиться за полуоткрытую дверь, которая среди общей свистопляски, вроде бы вела себя более или менее мирно.

И полетела в тартарары.

В отличие от Алисы, упавшей в кроличью норку, я не имела ни малейшего понятия – лечу я вниз или вверх. Как только погасла электрическая лампочка в спальне, кто-то со страшной силой выбил пол у меня из-под ног и я полетела…

Нет, просто повисла в непроглядно черном пространстве. Ничего не было слышно, кроме свиста рассекаемого моим телом воздуха – если в этой страшной дыре, куда я неожиданно провалилась был воздух.

Я так и не поняла, сколько времени продолжалось мое падение… Или полет, или… Но когда я вновь ощутила твердую опору у себя под ногами, мне казалось, что прошла целая вечность – только одна мысль у меня в голове еще колыхалась от удара при приземлении – чтобы такого больше не повторялось никогда…

Я застонала, чтобы отогнать это мучительное воспоминание, но через секунду снова погрузилась вглубь своего подсознания:

…Теперь вокруг меня было космическое пространство. Мне даже казалось, что кое-где я различаю мерцание далеких звезд. Но первое, что я увидела – было множество людей, вращающихся в состоянии невесомости вокруг меня.

Некоторые из них безвольно шевелили мертвыми руками, открывая и закрывая пустые – на телах этих людей отлично были заметные пулевые ранения, кровь из которых толчками выкатывалась наружу и, стекаясь в шарики, разлеталась прочь. Но большинство из людей, оказавшихся не по своей воле в пространстве моей галлюцинации, были еще живы, они кричали, размахивая пистолетами и автоматами – явно не понимая почему и как они оказались в этом странном месте…

И это воспоминание исчезло, как только я пожелала того. Волнообразные движения вокруг меня стали замедляться, и вскоре все замерло, а мой внутренний взгляд зафиксировался на одной только картинке, ярко сиявшей у меня в голове.

Это был Витя. Улыбающийся и радостный, как в тот день, когда я согласилась переехать к нему на квартиру.

И это есть ответ на мой вопрос – почему меня мучают эти странные сновидения с паутиной и черной ямой?

Витя улыбался, просто и счастливо. И никаких отрицательных эмоций и мрачных ассоциаций эта картинка у меня не вызывала. Напротив, я отчетливо и очень ясно чувствовала излучавшееся от моего любимого счастье.

Я глубоко выдохнула и приготовилась к выходу из транса. И через несколько минут уже ощутила себя сидящей на полу возле постели, которую я еще не успела прибрать. Витя давно уже уехал и мне пора было собираться на работу.

Поправив подушки и одеяло, я расстелила на кровати плед и прошла на кухню. Включила кофеварку и уселась напротив нее, задумчиво глядя на вспухающие пузырьки подогревающейся жидкости.

Почему мое подсознание выдало мне в ответ на мой вопрос образ моего возлюбленного – Вити? Ведь он… он никак не может быть причиной странных и страшных снов, каждую ночь посещающих меня. Не может хотя бы потому, что мое подсознание фиксирует идущие от его астрального образа импульсы и идентифицирует их как положительные. Только положительные – никакого намека на отрицательные. Как же тогда – в таком случае расценивать ответ моего подсознания?..



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное