Екатерина Савина.

Искусство быть родителем

(страница 4 из 25)

скачать книгу бесплатно

– Да?.. – немного неуверенно протянул Васик. – Знаешь, как-то это все…

* * *

– Васик! – едва не закричала я, почти забыв о том, что Васик не может меня слышать. – Немедленно прекрати этот разврат, это же… Все, начинается! – громко сказала я вслух.

– Что начинается? – переспросила, встрепенувшись, сидящая рядом со мной Даша.

– То, чего опасается Нина, – пояснила я, – кажется, сейчас Васик ей того… изменит.

– С кем? – испуганно выговорила Даша. – Ты же говоришь, что там одни только мужики.

– Уже нет, – ответила я, – и знаешь, что я думаю, Дашенька?

– Что?

– Что на месте Васика я поступила бы точно также, – сказала я.

– Как это?

– Изменила бы… – проговорила я, – кому угодно изменила бы, если бы меня попробовали так искушать…

– Да… – констатировала Даша, – вот это ты, подруга, нарезалась…

* * *

– Ты посмотри, какие телки! – снова причмокнул губами Пункер. – Хватит жаться! Чего ты как целка, в натуре?! Сегодня последняя ночь – оторвись, как надо! А потом к жене своей вернешься, а? Я тебе говорю – эти шмары – то, что надо. Незабываемые впечатления. Точно!

– А ты сам-то пробовал? – спросил Васик.

– Нет еще, – с видимым сожалением ответил Пункер, – как-то не приходилось. У меня же, понимаешь, того… От черного, от водки, от дури всякой… и от кукнара в особенности – немного того… этого… Обвис.

– Да ты что?! – поразился Васик. – Лечишься?

Пункер сникал на глазах. Он приоткрыл рот, чтобы сказать что-то Васику, но лишь обреченно махнул рукой.

– Ладно, – потухшим голосом проговорил он, – если хочешь, я тебе самую лучшую тварь из этих ангажирую. Светкой зовут. Чудеса про нее рассказывают. Хочешь?

– Давай! – залихватски махнул рукой Васик. – А где – здесь?

– Ну прям, – криво усмехнулся Пункер, – тут нажрались все… Обстановка не та. Ты бери моего шофера, да кати… в первую попавшуюся гостиницу. А там разберешься… Представляешь, мне батя шофера выделил – чтобы я пьяный не разбился за рулем… А шофер – полный лох! Где только взяли такого… Ну, короче говоря, познакомишься.

– Ага, – сказал Васик, и в его руках откуда-то появилась бутылка. Только вот выпью для храбрости.

* * *

– Эх, Васик, Васик! – сокрушенно проговорила я. – А мы так на тебя надеялись…

– Что? – шепотом спросила Даша. – Уже?

– Нет, – ответила я, – грехопадение пока не свершилось, но… ожидается в самом скором времени.

– Кошмар! – вздохнула Даша.

– Кошмар, – согласилась я.

* * *

Через несколько кварталов задремавший было Васик поднял голову.

– Эт-та… – завертел он головой, – А где моя… телка? К-как тебя?..

– Света, – послушно ответила Света.

– Све-е-ета… – прогудел Васик так, как будто в слове «Света» было по меньшей мере двадцать букв «е», – во-водку… будешь?

– Да, – ответила Света.

– А-атлична! – заревел Васик, – Ваня! – он толкнул водителя в плечо так, что тот едва не потерял управление, – В-вася, где у нас тут водка есть?!

– В бардачке, Василий Николаевич, – покорно ответил водитель Ваня, с трудом выравнивая завилявший джип.

Васик, свесив голову на грудь, зашарил в бардачке, сопя через оттопыренные губы и извлек наконец початую бутылку текилы.

– Эт-то что за дрянь? – поинтересовался Васик у водителя, – Эт-то не то… У тебя же здесь водка была! Я точно помню… Мне Пункер говорил… Он мне специально оставил… Неприкосновенный запас.

Это ты ее?..

– Да что вы, Василий Николаевич! – воскликнул несчастный Ваня, – Это вы ее, наверное, с Пу… с Семеном Израилевичем выпили, когда прощались. И забыли.

– А если в морду? – серьезно проговорил Васик.

– Текила ведь тоже спиртной напиток! Такой же крепкий, как водка…

– Не то… – озадаченно повторил Васик, рассматривая бутылку, – Ну и хрен… Будем это зеленое говно пить. Держи, Светка!!

Он, не оборачиваясь, протянул бутылку назад. Света приняла бутылку.

– Сейчас я тебе стакан сыщу, – пообещал Васик и снова погрузился в бардачок.

– Не надо мне, – ответила Света и в ее голосе неожиданно прозвучала та же залихватская разнузданность, что и в пьяном бормотании Васика, – Я из горла выпью. Вспомню, так сказать, молодость.

– Вот это так!! – Васика это заявление привело в неописуемый восторг, – Вот за эт-то я… Я т-таких людей всегда… уважал…

Заерзав на сиденье, Васик с хрустом повернул свою худую и жилистую, как баранья нога, шею. Света отхлебнула из бутылки порядочный глоток.

– Нор-рмально! – оценил Васик, – А ну-ка давай еще глоточек!

Света глотнула снова. Ее бледные щеки порозовели.

– А теперь дай пузырек мне! – потребовал Васик и, получив бутылку, в несколько глотков осушил ее.

– В-вот так, – икнув, проговорил он, – Так, Ваня, останови здесь.

– Мы же не приехали еще, – запростовал было Ваня. – Как ж так?..

– А в морду?

Водитель Ваня сбавил скорость и, свернув к обочине, затормозил. Заглушил мотор.

– М-молодец, – похвалил Васик, – А теперь выметайся из машины. Живо! – приказал он.

– Вам нельзя вести машину, – с тоской в голосе заявил Ваня, – Еще убьетесь, а мне потом… Да и менты остановят, что тогда?..

– Не твое дело, – прорычал Васик, на самом деле раздражаясь, – Пошел из машины, пока я тебе башку не снес… Одним ударом моего м-могучего кулака. Ж-желаю сам вести… машину. И Светочка не против… Ты не против? – не оборачиваясь, спросил он у Светы.

– Нет, – ответила Света, – не против.

– Вот это по-нашему!! – снова обрадовался Васик, – Ты, Светка, классная телка, точно говорю! Я теперь с т-тобой… дружить буду… А ты… А ну, пошел, блядюга… козлоебина, тебе говорю!!

Водитель Ваня тоскливо вздохнул и покинул машину. Васик, совершенно потерявший человеческий облик и какое-либо представление об окружающем мире, пыхтя, сполз со своего сиденья в открытую дверцу, шатаясь, обошел вокруг автомобиля, и залез на водительское место.

Какое-то время Васик, сопя и отдуваясь, размещал свое нескладное долговязое тело под баранкой руля, затем облегченно выдохнул и завел машину.

– Сейчас покатаемся, – бормотал он, неловко крутя руль оскальзывающими пьяными руками, – до гостиницы совсем немного осталось… А, кстати, я живу здесь неподалеку. Пара кварталов только до моего дома…

«И до моего дома тоже, – подумала Света, – Значит, этот Василий Николаевич где-то рядом со мной живет. Вот встречу его еще ненароком на улице – в гости напросится. Плохо. Не люблю, когда мои клиенты знают, где я живу. Никогда их к себе в квартиру не приглашаю, только разве что в крайнем случае… Но этот-то вообще ничего не соображает. Мне кажется, не понадобится больших усилий для того, чтобы… Да, точно так. Феликс был бы не против»…

Джип, управляемый бедовым Васиком, быстро набирая скорость, покатился по широкой улице и скоро вылетел на встречную полосу, попав в самую гущу потока автомашин – несмотря на довольно позднее время движение было еще очень оживленным – Васик и Света находились недалеко от центра города.

– Откуда их столько… – прохрипел Васик, остервенело выкручивая руль, как будто ломал чью-то чудовищно толстую шею.

Румянец, вызванный небольшой дозой текилы, давно исчез со щек Светы.

Несколько минут джип двигался по встречной полосе почти на полной скорости, каким-то чудом избегая столкновения, потом что-то щелкнуло и соскочило в одурманенной голове Васика. Он вскрикнул что-то хриплым от внезапного страха голосом и, крутанув руль, бросил машину вправо, одновременно давя изо всех сил педаль тормоза.

…Сильный толчок бросил Свету на спинку переднего сиденья. Она успела выбросить вперед руки, значительно смягчив удар. Джип, ткнувшийся тупым носом в столб, сдавленно рычал и слегка подергивался, явно не желая мириться с внезапно появившейся преградой.

Где-то впереди замычал Васик.

Света вышла из машины, оставив открытой дверцу. Немного саднила грудь и сильно болел локоть правой руки.

«Синяк теперь останется, – подумала она, – Вот черт. А где мой клиент? Интересно, он вообще-то живой?»

Как оказалось, Василия Николаевича в момент, когда передний бампер джипа соприкоснулся со столбом, швырнуло через лобовое стекло, и он теперь, пытаясь понять, что собственно произошло, активно ворочался на широком, осыпанном осколками капоте.

Свете вдруг пришло в голову, что она почему-то не слышала ни звука бьющегося лобового стекла, ни грохот самого столкновения – только увидела вылетевшую из-под колес дорогу, удивленные морды встречных автомобилей и ощутила, как неведомая сила швырнула ее вперед.

Васик, подкатившись, наконец, к краю капота, брякнулся на асфальт.

Потом довольно быстро поднялся на ноги, и Света с удивлением заметила, что из видимых повреждений у пролетевшего сквозь лобовое стекло Васика заметна лишь небольшая ссадина на лбу, быстро припухающая синими краями.

– Екарный… бабай… – хрипло выговорил Васик и оглянулся, – Давай, двигаем отсюда быстрее… А то сейчас менты подъедут… хуе-мое… на алкоголь проверять бу… будут. Пока им докажешь, что трезвый, сто лет пройдет… И вправду протрезвеешь…

Немного прихрамывая, он подошел к Свете и галантно взял ее под руку.

– А как же джип? – спросила она.

– А-а! – махнул рукой Васик, он все равно старый был… Тем более, не мой, а Пункера. А у него папаша, знаешь кто? Ого, он ему новый купит. Или два. Пошли скорее. Сейчас подальше отойдем и тачку поймаем…

– Не надо тачку, – неожиданно сказала Света, – Отсюда до моего дома совсем недалеко. Пешком дойдем. У меня и выпить есть что.

– Све-е-тка! – распялил в улыбке мокрые губы Васик, – ты просто… вообще… Ну, я прямо не знаю. Ты теперь под моей защитой, поняла? Если кто-то что-то на тебя наедет, так пря-прямо им и говорю – за мной Васик. Какой Васик? А такой… Что вам всем тошно станет… И посмотрю я на того козла, кто осмелится…

Васик снова икнул.

«Полезный клиент, – подумала еще Света, увлекая радостно что-то бормочащего Васика подальше от развороченного джипа с дымящимся радиатором, – Надо и дальше с ним хорошие отношения поддерживать. Он, конечно, не бандит и не банкир… насколько я поняла… Но мне нравится его отношение к деньгам… Деньги достаются ему легко и, судя по всему, довольно большие деньги»…

Васик опять икнул, попробовал было затянуть песню, но, кроме первых двух слов, текста вспомнить не смог. Тогда он отклеился от своей спутницы; косолапя и оскальзываясь, побежал к ближайшему ларьку. И через пять минут вернулся к ожидавшей его Свете, победоносно сжимая в руках только что приобретенную бутылочку пива.

– Добыл! – радостно сообщил он.

– Мог бы потерпеть минутку, – ласково проговорила Света, – мы бы дошли до моего дома, а там разной выпивки – целое море.

Васик крякнул и вытер ладонью заслезившиеся вдруг глаза. Потом хватил из бутылки порядочный глоток и обратился к Свете.

– Слушай, – дрогнувшим голосом проговорил он, – у меня никогда такой… подруги не было… Чтобы… пиво мне и водку… и домой приглашала, где напитки разные есть…

На мгновение Васик замер, словно пораженный внезапной мыслью, потом тревожно спросил у Светы:

– А они спиртные?

– Что? – не поняла Света.

– А они спиртные? – повторил Васик. – Напитки-то? Которые у тебя дома есть…

– Спиртные, – отвечала Света, увлекая ничего почти уже не соображающего Васика к подъезду выступающего из ночного мрака дома, – конечно, спиртные. Самые спиртные в мире… Мы уже пришли. Сейчас поднимемся на пятый этаж, квартирка сто пять, и вот мы уже дома…

– Д-дома… – пробурчал Васик и уронил недобитую бутылку с пивом.

– А скажи-ка, – вкрадчиво начала шептать в ухо Васику Света, – как тебе больше нравится… Можно ведь…

На этом месте я оборвала контакт.

* * *

Угольная чернота, пульсирующая красными прожилками, мало-помалу рассеивалась и наконец превратилась в серенький туман, только чуть-чуть окрашенный в розовый цвет.

Я мотнула головой и туман пропал.

Передо мной сидела моя подруга Даша.

– Ну что? – устало спросила она, – этот мерзавец уже успел?

– Пока нет, – сказала я, – но все к этому идет.

Я вкратце рассказала Даше то, что видела в последние полчаса.

– Одно только хорошо, – добавила я потом.

– Что? – удивилась Даша.

– Что Васик нажрался до такой степени, что слово «мама» сказать не сможет. Сомневаюсь, получится ли у него полноценная измена. Мне кажется, нет.

– Во всяком случае, нужно это предотвратить! – воскликнула Даша, – если еще ничего не было, то и Нине мы ничего не скажем… Нет, пожалуй, ей вообще лучше ничего не говорить. А Васику хорошо бы – морду начистить. Чтобы не слушал кого попало…

Я еще раз мотнула головой. Алкогольное опьянение понемногу покидало мое сознание – словно табачный дым потихоньку исчезает из комнаты, где широко распахнули окно. Ну и слава богу. Мне бы еще пять минут, тогда я была бы в полной форме. Вот через пять минут и поедем.

«Даша говорит правильно, – подумала я, – нужно ехать вытаскивать Васика из этого гнезда разврата. Не только потому, что мы обещали его будущей жене Нине проследить за моральным обликом Васика, но и потому, что… Черт, странное ощущение – какая-то смутная мысль не дает мне покоя – уже несколько минут. Она появилась сразу же, когда я прервала контакт с сознанием Васика, хотя… как можно предположить, эта мысль возникла гораздо раньше, только вот алкогольный дурман глушил ее… На что это за мысль? Как будто строчки, плывущие перед глазами – я не могу разобрать ни слова. Только понимаю, что исходит от этой строчки едва уловимый запах серьезной опасности»…

Это опять мое подсознание работает. Интуиция, так сказать. Я чувствую опасность, но пока точно сказать не могу, откуда она исходит.

Я знаю – совершенно точно – что Васику угрожает опасность, но источник этой опасности определить не могу.

Пока не могу.

Но думаю, что если мы с Дашей немедленно поедем туда, куда эта странная женщина увезла Васика, то хоть что-нибудь прояснится.

Я поднялась на ноги. Опьянения почти не ощущалось. Правда, в голове немного шумело, но на свежем воздухе, как мне кажется, все это должно пройти.

– Собирайся, – сказала я Даше, – едем.

– А адрес? – спросила она.

– Адрес? Я ведь видела все глазами Васика, – сказала я, – да и эта… Света – сама назвала номер своей квартиры. Поехали.

Даша поднялась и проследовала в прихожую.

«Света, Света… – вертелось у меня в голове, – где же я слышала уже это имя? Недавно только»…

– Послушай, – выходя в прихожую, проговорила я, – Света… У меня такое ощущение, что это имя связано с каким-то недавним событием…

– Света? – нахмурилась Даша. – Вот уж не помню… Вообще-то, это очень распространенное имя. Света…

– Света! – вспомнила я. – Ты же сама рассказывала! Про своего бывшего однокурсника Антона и про его возлюбленную… проститутку. Ее Светой звали!

– А-а! – вспомнила и Даша. – Действительно. А у меня из головы вылетело. И правда… Ну, я говорю – Света довольно распространенное имя.

– Среди проституток, – добавила я.

Глава 4

Ничего в жизни Антона не было глубже того обжигающего чувства, какое он испытывал, когда только представлял себе Свету или думал о ней.

А когда он видел ее, все ее окружающее пространство казалось шепотом и шарканьем многолюдной публики вокруг старинного, наполненного древней божественной красотой портрета.

Последние несколько дней Антон совершенно забыл, то что раньше он связывал с понятием «женщина». Далеко за пределами его сознания остались те полные сомнений, непонятного беспокойства и необъяснимого страха суетливые свалки на чужих квартирах, пьяных кухнях и пустынных пляжах. Потом кто-то, какая-то… Матовый овал лица, полные губки, тщательно скрываемая угревая сыпь на спине… Имя затерлось и исчезло…

Такая же суетливая и бессмысленная свадьба. Потом армия и война. Несколько писем ему в часть и последнее письмо – «…Хорошо, что не случилось детей»… которые предполагались для того, чтобы получить отсрочку от прохождения воинской повинности, но почему-то не получилось – армия и последнее письмо.

А после службы – звенящая пустота, шрам на груди, несколько ожогов на ногах и два-три военных воспоминания, прочно захлопнутые в черный сундук памяти, который приоткрывался только в особенно страшные ночи, когда Антон с криком просыпался и не пытался уже ложиться спать, а курил, включив по всей квартире свет, перед беззвучно работающим телевизором, до того времени, как станет слышно загремевший в первый раз в пустом подъезде лифт.

То, что произошло с ним после встречи со Светой, Антон не пытался анализировать и даже обдумывать. Он прекрасно понимал, что такого с ним уже никогда не повторится и время от времени сомневался в реальности происходящего, особенно когда пласты этой самой реальности смещались и ускользали от его понимания.

Так и сейчас – подошедший автобус и открывшаяся перед самым его носом дверь – были восприняты Антоном, как вполне закономерный ход какой-то космической невыразимой прекрасной несмотря ни на что игры, в которую он включился, когда первый раз увидел Свету.

Антон запрыгнул в полупустой из-за довольно позднего времени автобус, прошел на заднюю площадку, удивленно обернулся на какие-то слова бородатого человека с женской сумкой на животе, с трудом угадав, что хотел от него бородатый, сунул ему мелочь, оставшуюся в кармане, получил взамен что-то совсем незначительное, невнимательно сунул это незначительное мимо кармана и, не обращая больше внимания на относящиеся, кажется, к нему возгласы бородатого и нескольких приплюснутых к креслам пассажиров, утвердился в задней части салона автобуса, повернувшись спиной к остальному, прислонившись лбом к ледяному стеклу.

* * *

Бар «У Михалыча» Антон нашел довольно быстро. С виду он оказался более престижным и дорогим, чем тот, куда Антона звал его школьный дружок Артурчик. Антон даже остановился перед дверьми в нерешительности, но ощущение конверта с только полученной зарплатой в кармане придало ему уверенность.

Антон шагнул к двери и только протянул руку, как дверь распахнулась. Здоровенный детина с зеленым гребнем на голове, перекатывающий в открытом рту мокрый комочек жевательной резинки, одной рукой отстранил Антона, освобождая проход долговязому длинноволосому парню, при виде которого у Антона перед глазами тут же возник образ швабры, порядочно истрепанной активной половой жизнью.

Парень едва держался на ногах, его даже поддерживали под руку.

Антон сморгнул. Под руку с долговязым шла та самая Света, с которой он познакомился на дне рождения у Артурчика.

Ошибиться он не мог – те же тяжелые пряди черных волос ровно спускающиеся вдоль немного бледного лица с точеными, изумительно правильными чертами.

Вслед за парнем вышли трое парней, выражением на пьяных мордах совершенно сходные с первым зеленоволосым детиной, чавкающим жвачкой, но одетые настолько причудливо, что их легко можно было бы принять за участников какого-нибудь карнавала.

– М-мы с т-тобой… по… поедем ко мне… – вяло текла из слюнявого рта долговязого несуразная речь, – во… возьмем еще во… водки…

У Антона медленно похолодели руки. Этот парень несомненно обращался к Свете.

Зеленоволосый сплюнул жвачку и закурил. Один из трех карнавальных парней обогнал долговязого со Светой, бегом направился к стоящему у обочину джипу и открыл дверцу переднего сиденья перед долговязым, сам бухнулся на водительское место, предоставив Свете самой усаживаться на заднее сиденье, что она и проделала спокойно, ничуть не удивившись чудовищной неучтивости.

Хлопнула дверца и Света, так и не заметившая застывшего у дверей Антона, скрылась от его глаз.

Парень опустил стекла джипа, завел мотор и тяжелый автомобиль, набирая скорость, покатил по дороге. Антон провожал его глазами, пока он не скрылся за первым поворотом.

Трое парней остались стоять у дверей бара.

– Вот Васик мудак, – проговорил вдруг один из них, – Праздник в самом разгаре, а он уехал. Из-за него вообще-то собрались. Неуважение… Вот возьму и тоже сейчас уеду. А, черт, тачки-то нет… Васик! Уехал на тачке, нас оставил. Все ведь могли поместиться… Что ж нам теперь – левака ловить? Надо тоже с собой бабу взять какую-нибудь. И побыстрее. А то там этот алкаш-священник сломал стул, связал из двух его ножек крест и с криком: «Изыди, нечистая сила, изыди дьявольское наваждение!!!», за оставшимися бабами гоняется. А телки-то какие классные!!!

– Ага, – ухмыльнулся второй, – ты, когда нажрешься ни о чем другом не думаешь, как о бабе… Из-за этой бляди теперь… Мы пешком должны идти.

– Да ладно, – перебил парень с зеленым гребнем на голове, – херня. Вы чего – на левака не наскребете? Я бы дал, да у меня только кредитки.

– Да я пропился весь! – воскликнул второй. – Второй день бухаю! Из-за этой бляди теперь… – снова попытался договорить он.

– Ты!.. – вырвалось у Антона.

Парни удивленно обернулись к нему. Антон шагнул к первому попавшемуся и вдруг заметил, что ему отчего-то стало трудно дышать.

– Чего? – спросили у него.

– Дай… прикурить… – хрипло выговорил Антон.

Парни переглянулись. Один из них полез в карман широких кожаных штанов и вытащил зажигалку.

– Держи.

Второй ухмыльнулся прямо в лицо Антону. Резко выбросив вперед сжатый кулак, Антон ударил по маячившей перед ним руке, сжимавшей зажигалку.

Она звонко брякнулась о плоские каменные плиты у входа в кафе.

* * *

Парни притихли, словно по команде, удивленно посматривая друг на друга.

– Ты… это… – неуверенно выговорил зеленоволосый, – чего тебе… Ребят, что ли позвать? Или охранника?

Из дверей бара выглянул охранник. Мгновенно оценив ситуацию, он, поигрывая дубинкой, подошел к Антону.

– Бар закрыт, молодой человек, – четко выговорил охранник, – у нас банкет.

Из дверей бара показались еще несколько человек.

Охранник посмотрел Антону в лицо и попятился назад, нахмурившись. Видно, ему не очень понравилась, как решительно настроен был Антон.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное