Ежи Лец Станислав.

Непричесанные мысли

(страница 3 из 16)

скачать книгу бесплатно



Давайте не будем строить приюты для нищеты мысли.



Есть глубоко верующие люди, они ждут только подходящей религии.



Среди карликов время от времени бушуют эпидемии слоновой болезни.



Две гильотины стояли рядом. Палачи соревновались – у кого дольше продержится голова на плечах?



Плоскость взаимопонимания представляет собой идеальное поле битвы.



Достигнет ли когда-нибудь человек такого уровня нравственности, чтобы создать для кочевников передвижные тюрьмы?



Со временем правосудие перешло от обмена – око за око, зуб за зуб – на уровень купли-продажи.



Для непреходящих ценностей, к сожалению, не установлен срок реализации.



Люди часто путают правосудие с предписаниями вышестоящих.



«Мысли свободны от таможенной пошлины?» —

Да, до тех пор, пока не переходят границ.



Кто слышит, как растет трава? Косари.



Человек – персона нон грата.



Нравственность падает на все более удобные ложа.



И чужое невежество затрудняет работу писателя.



Не тратьте зря энергию, полученную от падения.



Я многому научился в своих снах – в них люди говорят без обиняков.



Действительность можно изменить, фикцию придется придумывать заново.



Как распознать свободу тем, кто ее никогда не видел?

Ведь это может быть новая маска тирана.



Я видел клетки с крыльями. Там сидели орлы.



Последовательно идти к цели в течение всей жизни можно лишь тогда, когда цель все время отодвигается.



Постоянно приходится заново учиться писать и читать.

Или читать и писать?



Существует идеальный мир лжи, где всё по-настоящему.



Из улыбки родится смех, а из него уже рождается насмешка.



Несовершенные поступки часто вызывают катастрофическое отсутствие последствий.



А сколько было потопов и без Ноя!



Выходя из родной каморки, искусство порой попадает в камеру.



Какой прок от широты взглядов, если демонстрировать ее можно только в узком кругу.



Триумф человековедения – документы тайной полиции.



На пути наименьшего сопротивления подводят даже надежные тормоза.



Давайте проявим деликатность – не будем спрашивать о человеке, жив ли он.



«Упал – отжался!» – лишь тренировка рекрута, жизнь – это «умри – воскресни!».



Не каждая серость имеет свойства серого вещества мозга.



Элитарность следует сделать всеобщей!



Самые благородные слова вылетают из его уст.

Стоит ли им удивляться?



И полицейская дубинка может указывать направление.



У актера должно быть что сказать, даже если он играет роль без слов.



Великий актер создает собственное лицо с помощью грима, парика или накладного носа.



Я видел больших актеров, которые играли самих себя. Тогда я заметил, какими они были бы маленькими, если бы не были такими великими.



Валаамова ослица заговорила человеческим голосом. Неужели кое-кто из актеров не способен последовать ее примеру?



Шекспир, возможно, и не был Шекспиром, но то, что Х не Шекспир, – это точно.



Мир его пьес так тесен, что поместится на любой сцене.



Самая кровавая трагедия – это когда кровь ударяет в голову зрителя.



Старайтесь разминуться с целью на безопасном расстоянии.



Будешь гнуть хребет – сгорбится душа.



Эксплуатация человека человеком? Это как раз по-человечески.



Некоторые страдают гиперфункцией политических желез.



И механизм диктатуры не перпетуум мобиле.



Если бы зверь убил преднамеренно, это было бы по-человечески.



По крайней мере из одной системы мы еще очень долго не выберемся – из Солнечной.



Гамлет давно уже должен стать Крезом – на протяжении веков кто только не подбрасывал в его монолог свою лепту!



Каждый зритель в театре воспринимает представление через свою собственную акустику.



Настоящий актер, покинув сцену, до конца жизни играет только человека.



Хлеба и зрелищ! И хлеб должен быть все белее, а зрелища все кровавее.



Искусство – огромная сила.

Его героем может быть даже трус.



Сыграв свою роль, актеры сходят со сцены. В театре.



Порой фарс действительности может передать на сцене лишь трагедия.



Писатели! Писать надо не чернилами, а кровью! Но только не чужой.



Как часто мы играем комедию без надежды на аплодисменты.



Ничего удивительного, что трагедия родилась в греческом театре – а чего еще ждать при таком болтливом хоре?



Лишь вечная неудовлетворенность поэтов может удовлетворить литературу.



Плагиаторы могут спать спокойно. Муза – женщина, она вряд ли расскажет, кто у нее был первым.



Многие люди переживают свои трагедии.

Но не каждому их пишет какой-нибудь Софокл.



Решающую роль в этой пьесе играет политика. И проваливает ее.



Сколько прекрасных трагедий один-единственный хлопок в зале тут же превратил бы в комедию!



Берегитесь тем, от которых нельзя уйти!



Извечный гамлетовский вопрос в каждой стране звучит по-своему.



Некоторые писатели напоминают мне берлинских дамочек, которые пристают по ночам на улицах, мяукая как кошка: «Я так люблю царапаться…»



Тот, кто родится классиком, не умирает. О нем забывают.



Крупнейшие шедевры гениальных авторов способны уместиться в сердце одного человека. Пьескам халтурщиков не хватает места и на огромных сценах.



У того, кто первым уловил смысл анекдота, еще есть время притвориться, что он его не понял.



Скуку не следует разгонять силами полиции!



Странно, что «философии отчаяния» больше всех боятся оптимисты.



Этот писатель оригинально и совершенно по-новому сказал: «Хочу пописать!»



Сатирики, забудьте про слова, за них все скажут цифры!



В некоторых театрах царит просто невероятный натурализм – даже портянками со сцены несет! Только вот персонажи неправдоподобные.



Опера еще не исчерпала своих возможностей – ведь нет на свете такой глупости, которую нельзя было бы спеть.



Сатиру не привлекает то, что смешно само по себе.



В зеркале речи часто отражаются обнаженные человеческие гениталии.



«Я не был экзистенциалистом!» – заявил покойник.



Неписаный театральный принцип: актер-заика не должен играть заику.



Многие «железные репертуары» давно пора сдать на металлолом!



Два черных злодея – но какие разные краски!



Тот, кто пережил трагедию, не был ее героем.



Порой кажется, что за поступками людей и богов стоит неизвестная третья сила.



Есть писатели, которых невозможно перевести на иностранные языки. Их можно спокойно пропагандировать за границей.



Вот это спектакль! Столько персонажей на сцене, столько слов – и все убеждают лишь в том, что автору совершенно нечего сказать.



Будь реалистом: не говори правду.



Некролог мог бы стать прекрасной визитной карточкой.



Высший разряд клаки: те, кому платят за отсутствие аплодисментов.



Заголовок: «Шесть персонажей удирают от автора».



Стремясь к наивысшей изысканности, сможем ли мы когда-нибудь увидеть мир свежим взглядом троглодита?



К совершенству в искусстве ведет метод исключения – но только не творцов.



Даже в собственной жизни человек играет всего лишь маленький эпизод.



Бывает, что лавры укореняются прямо в голове.



Трагизм эпохи лучше всего отражает ее смех.



Исторические документы должны быть легковоспламеняющимися.



Он был задавлен насмерть своим собственным памятником.



На брудершафт с Сократами пьют цикуту.



Другие превратили все в посмешище, а мне незаслуженно достались лавры сатирика.



Всё уже написано. К счастью, не всё еще осмыслено.



Есть пьесы настолько слабые, что они просто не могут сойти со сцены.



Власть чаще переходила из рук в руки, чем из головы в голову



А что, если устроить дуэль двух Гамлетов – кому быть, а кому не быть?



Я внимательно слежу за творчеством этого писателя, начиная со времен Гомера.



Отнюдь не эстеты определяют соотношение сил.



Похоже, что у некоторых поэтов труха в голове сенная – она неплохо кормит Пегаса.



Прошло проверку временем? Укажите каким!



Положительных героев даже не надо создавать – их достаточно назначить.



После некоторых литературных ревизий от того, что им подверглось, почти ничего не осталось. Все забрали ревизоры.



Пьеса, которая отучает думать, тоже может быть поучительна.



Возможно, когда-нибудь появится искусство, способное без слов и без жестов – одним только взглядом – выразить переживания народа.



Я обратил внимание, что людям особенно по душе такие мысли, которые не заставляют думать.



Умные мысли рождаются из головы, как Афина Паллада, прекрасные – выходят из пены, как Афродита.



Самое ужасное – это личные дела несуществующих людей.



О своей эпохе больше расскажут те слова, которые не употребляют, чем те, которыми злоупотребляют.



То, что один поэт говорит о другом поэте, можно сказать и не будучи поэтом.



Неужели люди растут лишь затем, чтобы воевать за то, кто из них выше?



Бессмертный автор умирает в своих подражателях.



О нем можно отзываться лишь негативно – но зато в превосходной степени.



Искусство движется вперед, а за ним по пятам – надзиратели.



Эх, если б и узость кругозора была лишь бытовым неудобством!



В некоторых источниках вдохновения Музы лишь омывают ноги.



Шедевр будет понят даже глупцом – но совсем по-другому!



Увенчивать лаврами стоит лишь тех, у кого есть головы.



И в начале некоторых песен вместо скрипичного ключа стоял знак параграфа.



Если действующими лицами политических анекдотов становятся звери – значит, наступила бесчеловечная эпоха.



В искусстве нет новых направлений, есть только одно – от человека к человеку.



А ведь казалось, нет более восприимчивой публики, чем пустоголовая.



Нам нравится слышать свой внутренний голос откуда-то извне.



Слово, ставшее делом, покидает литературу.



Кажется, меня считают мастером юмора безвыходных ситуаций.



Как распознать историческую бурю? После нее еще долго ломает кости.



Глубину можно имитировать, сгущая краски.



Писатель, который никогда не углубляется, всегда держится на поверхности.



Шаткость доводов ужесточает позицию.



Кто нашел отклик – тот повторяется.



Стремись к лаврам! Но не с чужой головы.



Создавайте о себе мифы – ведь именно так поступали боги.



Пусть он станет индикатором того, сколько голов в среднем приходится на душу населения.



Художник, не изобразивший властителя-калеку героем, явно не был реалистом.



Порой мы стоим над пропастью, как перед рампой сцены, и удивляемся: а куда же делась публика?



Чтобы стать реалистическим, искусство должно сначала деформировать человека.



Интересно, мышление – это социальная функция или функция мозга?



Прочь с дороги Правосудия! Оно слепое.



Порой у творения есть выбор: остаться авторской работой или стать произведением искусства.



И человек бывает разделен на сферы влияния разных особ.



Чем ближе мы к истине, тем дальше от действительности.



Где тот прейскурант, в котором указано, что же все-таки можно получить, заплатив любой ценой?



Как правило, арьергард старого авангарда является авангардом нового арьергарда.



Смерть – это deus ex machina[5]5
  Бог из машины (лат.).


[Закрыть]
человеческой трагедии.



Мне кажется, что я все время играю драматические эпизоды в каком-то бесконечном фарсе.



Ах, если бы мы могли видеть жизнь, а не ситуации!



И мелким тварям порой удаются великие творения.



О нем говорили с восхищением: «Догоняет гениев!»

Я взволнованно спросил: «А с какой целью?»



Каждый язык должен создавать такие каламбуры, какие в данный момент нужны его народу.



Из их слов вы поймете, о чем они хотели промолчать.



У сценического мастерства сейчас только режутся зубы. Сколько ж времени пройдет, пока оно приблизится к нашему зрелому лицедейству в повседневности?



Иногда две эпохи в искусстве разделяет всего лишь один штрих художника.



Как же приятно вспомнить то время, когда предавался воспоминаниям.



Он был трусоват, поэтому хранил свои мысли в чужих головах.



Он на все наклеивал фиговые листки, но, ничего не скрывая, описывал, что под ними находится.



Не богохульствуй, если не веруешь!



Всё уже открыли до нас, осталась лишь целина, граничащая с пошлостью.



Можно ли создавать шедевры силой? Да, только надо иметь эту силу.



Иногда промежуток между прошлым и будущим нужно прожить в каком-нибудь неопределенном времени грамматики.



Все люди – актеры. Как же всех обеспечить ролями?



Некоторые ступени карьеры ведут прямо на виселицу.



Раньше и вечность длилась дольше.



Отсутствие таланта он восполняет отсутствием характера.



У людей замедленная реакция: понимание событий зачастую приходит лишь к следующим поколениям.



Поэты как дети: сидя за письменным столом, не достают до земли ногами.



Наилучшее самооплодотворение демонстрирует бесполое искусство.



Произведение говорит само за себя – если есть кому сказать.



Ничто не обнажает художника так откровенно, как его автопортрет.



Свободе свойственна извращенность: она отдается своим врагам.



Как добиться резонанса? Тронуть у нужного человека нужную струну.



Там, где закон жесток, народ мечтает о беззаконии.



Поэт ловит то, что несет текущий сквозь него поток.



Как подумаю, что в гермафродите разыгрывается драма Ромео и Джульетты, вздрагиваю от страха – а вдруг эту ситуацию подсмотрят молодые драматурги?



Копаясь в деталях, остерегайтесь узости!



Когда падают чужие головы, не бросай свою на произвол судьбы.



Внутри него внушительная пустота, до краев заполненная эрудицией.



У всех великих трагедий счастливый конец, но кто же способен досидеть до конца!



Если б головы поэтов отрастали, как у гидры, тогда они, возможно, обладали бы более богатой фантазией.



Когда народ счастлив, преступления сублимируются в искусстве.



Он выдал себя, раскланявшись лавровым венком, как котелком.



Он – это каждый раз кто-то другой, поэтому ему позволительно повторяться.



Жалкий лепет? Но зато новый!



Будь сентиментален. Тогда даже былые трагедии сможешь вспоминать с умилением.



Иногда нужно проявить жестокость, чтобы заставить должным образом оценить твою деликатность.



И кастраты духа берут самые высокие ноты.



Некоторые погружаются в глубины лишь для того, чтобы пускать оттуда маленькие пузырьки.



Поэт подозрительно смотрит на написанные им слова: какие из них украсят его надгробие?



Вам кажется, что этот автор немногого добился? Да ему же удалось понизить общий уровень!



Не следует пропагандировать «pure nonsense»[6]6
  Чистый абсурд (англ.).


[Закрыть]
там, где царит «common nonsense»[7]7
  Всеобщий абсурд (англ.).


[Закрыть]
.



У некоторых шутов бубенчики издают фальшивый звон!



И пролитая кровь еще пульсирует. Пульсом эпохи.



Его мысль – чистое наслаждение. Она никого не оплодотворяет.



Быть слепым непозволительно с любой точки зрения.



Не драматизируйте свою жизнь!

А вдруг на ваши роли найдутся лучшие исполнители?



На человеческой коже можно написать всё что угодно – пока она на человеке.



Он напал. Да еще на мысль!



Пегасу даны крылья, чтобы меньше брыкался.



Брось камень первым, иначе тебя назовут эпигоном.



У некоторых трагедии нарастают, как мозоли, – просто от хождения по земле.



Странный сноб: мечтал о том, чтобы на его визитной карточке перед фамилией стояло не д-р или гр., а св.



Эпоха оказалась урожайной на гениев.

Будем надеяться, что хоть пара из них окажется не без способностей.



Дрессированные попугаи ничего не повторяют.



Берегись! Когда купаешься в лучах славы, твои враги получают преимущество – они ведь затаились в тени.



Там, где все поют в унисон, слова не имеют значения.



Борьбу за власть с ней же и ведут.



Когда пафос окружающих оказывается смешнее юмора, юморист впадает в депрессию.



Лишь став знаменитым, можно позволить себе выступать инкогнито!



Порой человеку кажется, что он болтается по какой-то сцене, не будучи даже статистом.



Лишь когда он въехал на колеснице, стало понятно, что он всего лишь кучер.



Тени способнее людей – делают то же самое, но без всяких усилий.



Вкус критика X настолько испорчен, что его можно пользовать как компас.



Достаточно слова, остальное – болтовня.



Я держал счастье за хвост, но оно вырвалось, оставив в моей руке лишь перо, которым я и пишу.



Муза проповедников и моралистов – Преступление.



Воскреснуть без согласия убийц – на это нужно мужество!



Из-под палки Муза проснется даже в барабане.



Время всегда будет людоедом.



В уважающих себя театрах на сцене должен быть люк, в который можно провалиться со стыда.



На котурнах труднее сходить со сцены.



Собственное бессилие не менее опасно, чем чужое насилие.



Недостаток памяти у человечества способствует упрочению мифов.



Как-то мы с очень неглупой пани Х посетили конюшню.

В нашем присутствии великолепный жеребец демонстрировал чудеса мужской силы.

И вдруг пани Х сказала мне: «А Кароль Ижиковский[8]8
  Кароль Ижиковский (1873–1944) – польский писатель и критик.


[Закрыть]
утверждал, что писатель за всю жизнь может создать лишь несколько настоящих афоризмов».



Кто ж будет рассматривать на своей щеке отпечатки пальцев от пощечины?



Мечта раба: рынок, на котором можно покупать хозяев.



У некоторых крылья растут прямо из горба.



В голову лезут всякие идеи – изнутри.



Как же здесь душно! Откройте окна – пусть те, кто на улице, тоже это почувствуют.



Если человек вдруг откроет в себе целый клад духовных ценностей, должен ли он срочно сообщить об этом в милицию?



Никто не бывает настолько глуп, чтобы изредка не прикидываться полным дураком.



Я видел последствия, которые каждый год обрастали новыми причинами.



Нельзя надеяться на человеческую память.

Впрочем, и на забвение тоже рассчитывать нельзя.



И лилии на болотах дрожат в ожидании мелиорации.



Случается, и свинья издевательски хрюкает в сторону своего пастуха: «Подумаешь, свинопас!»



Когда враг радостно потирает руки, не упусти случай – твои руки свободны!



Интересно, насилие над чьей-то совестью лишает невинности ее обладателя?



Семейного круга циркулем не начертишь.



Прогресс: наши предки ходили в звериных шкурах, а нам уже и в своей собственной не по себе.



У каждого человека два профиля – с левой стороны и с правой. Да, и о двух изнутри не забудьте.



Некрасиво показывать пальцем – даже на себя как на мессию.



Интересно, насколько весомым при голосовании окажется голос Истории?



Из опыта стрелка: в великих труднее попасть, чем в маленьких.



Не забывай ставить точку под знак вопроса!



Бывает, что и людоеды спасают людей из пасти акулы.



Не верьте в сказки! Всё, что в них написано, когда-то было в действительности!



Ничего удивительного, что тот, кто сам не пахнет, любит, чтобы ему кадили.



В навозе стоит копаться лишь тогда, когда он идет на удобрение.



Иногда безопаснее показаться зверю в кривом зеркале, чем позволить ему увидеть себя в обычном.



Я дотронулся до Венеры Милосской. «Руки прочь!» – тут же заявила она.



Враги представляют меня закоренелым индивидуалистом, врагом всяческой коллективности. Я еще ребенком носил матросскую шапочку, на ленточке которой золотыми буквами было вышито: «Viribus unitis!»[9]9
  Общими силами, объединенными усилиями (лат).


[Закрыть]
. Это было любимое жизненное правило Франца Иосифа I[10]10
  Франц Иосиф I (1830–1916) император Австрийской империи.


[Закрыть]
.



Я бы никогда не совершил самоубийства.

Верю в людей – среди них всегда найдется услужливый убийца.



Раздвоение личности – острое психическое расстройство: множество личностей, скрытых в любом нормальном человеке, превращаются в два жалких «я».



Идеальные подделки вынуждены разделить судьбу оригиналов.



Иногда и у вора есть ореол. Причем вовсе не краденный.



Именно его угол зрения стал причиной того, что из этого угла его выселили.



Иногда что-то стискивает нам горло, чтобы не пропустить голос сердца к голове или наоборот.



Лист дрожит – но, бога ради, его-то за что могут привлечь к ответственности?



Первый человек не чувствовал себя одиноким – ведь он еще не умел считать.



В неспокойные времена постарайся не уходить в себя – там тебя быстрей достанут.



Если бы то, что в нас бьется, действительно было сердцем, оно не умирало бы, убивая этим нас.



Сколько же соловьев должен проглотить хищник, чтобы запеть?



Восставший из пепла феникс не любит говорить о своем прошлом.



Жаль того, кто видит звезды, лишь получая по зубам.



На извилистых тропинках разума нет-нет да и прошмыгнет мимо охваченный ужасом смысл бытия.



Некоторые на одном языке знают лишь слово «да», а на другом – лишь слово «нет».



Можно ли считать, что съеденный дикарями миссионер свою миссию выполнил?



Лучше строить одни времянки. А то вдруг землетрясение?



Давайте оставаться людьми хотя бы до тех пор, пока наука не откроет, что мы есть нечто иное.



Интересно, матадор на арене когда-нибудь думает о том, что сражается с бифштексом или зразами?



Персонажи из твоих снов едят с твоей тарелки.



Когда же наконец человек покорит межчеловеческое пространство?



Отговорка людоедов: «Человек – это скотина».



Даже иуды научились нести крест.



В XIX веке мало кто верил, что ХХ век все-таки наступит.



Охлаждение отношений между людьми возникает в результате трений между ними.

И что ты скажешь на это, физика?



Отсутствующих всегда обвиняют, зато очень часто оставляют в живых.



И вдруг просыпается автор во чреве публики, как Иона во чреве кита, и чувствует, что публика проглотила его целиком.

Жаль, что приходится покидать это чрево!



Когда ты достиг вершины, у тебя есть отговорка – дальше идти некуда.



Кандалы не любят приковывать к себе внимания.



Быть продажным, когда тебе нечего продать, – особое искусство.



Даже дьявол требует от того, кто продает душу, пролить кровь, подписывая договор.



Несбыточная мечта палача: благодарность казненного за высокое качество экзекуции.



Чтобы быть собой, надо хоть кем-то стать.



Не могу поверить, что Х существует в действительности.

Как-то раз я имел возможность присмотреться к нему повнимательнее.



Иногда крыша над головой мешает людям расти.



Не каждый пастух пасет своих овечек на вершинах духа.



Глупость каждой эпохи не менее ценна для ученых более поздних времен, чем ее мудрость.



Тому, кто после смерти не замечает никакой разницы, ни к чему было рождаться.



Человек вечно испытывает недостаток гармонии, но именно это творит ее снова и снова.



Он всегда ставит вопрос с ног на голову.



К сожалению, на свою собственную.



Кто умирает от восторга, пусть постарается не воскреснуть.



Волнения народа редко рождают трусов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное