Эдуард Веркин.

Супербой, Маньяк и Робот. Герои школьного вечера

(страница 2 из 7)

скачать книгу бесплатно

– Потому что мы собираемся отомстить всем своим врагам, – сказал Витька.

Генка немножко подумал и согласился:

– Что же, Зловещие Роботы Мести так Зловещие Роботы Мести!

И Генка в воздухе погрозил кулаком кому-то невидимому.

Глава 3 Механика мести

После занятий Витька заскочил домой, по-быстрому перекусил и побежал в гараж. Генка был уже там. Он уже развел огонь в печке и нажарил себе черного хлеба.

– Я всю ночь не сомкнул глаз, – вздохнул Генка. – Мысли томили голову, а сомнения грызли душу мою. И лишь под утро забрезжил предо мной свет истины.

Генка откусил кусочек хлеба.

– Если говорить короче, то я ни фига не выспался, но зато кое-что придумал. Король бала должен быть один, а нас двое. Насколько я понимаю, ты к славе равнодушен и на почетное звание не претендуешь?

Витька попробовал сделать лицо человека, равнодушного к славе.

– А следовательно, у нас нет необходимости строить двух полноценных роботов. Да у нас и времени на это не хватит – осталось меньше недели. Значит, нам нужно сделать один нормальный костюм робота и один фиговенький, лишь бы не узнали, кто под ним прячется. Главный робот будет похож на бочку…

– Почему на бочку?

– Во-первых, так и в самом деле раньше было, – сказал Генка. – Во-вторых, этот робот всем напомнит старые советские фантастические фильмы. Ты нашу «Планету Бурь» видал?

– Черно-белый еще?

– Сам ты черно-белый! – возмутился Генка. – Будь здесь Жмуркин, он бы тебя прибил на месте. Это же классика мировой кинофантастики! По этому фильму сам Спилберг[7]7
  Спилберг Стивен – известный американский кинорежиссер, снимающий в основном фантастику.


[Закрыть]
учился! Так вот, в «Планете Бурь» робот как бочка с ногами. В конце фильма он тонет в раскаленной лаве, но спасает людей…

– Пожалуй, ты прав, классика сейчас в моде, – задумчиво сказал Витька. – Возврат ко всяким корням… Видел нашу сборную на последней олимпиаде? Их одели, как в тридцатые годы прошлого века. Так что старинные роботы – это нормально…

– Это не нормально, это космато! – воскликнул Генка. – Это косматейше! Кстати, знаешь, почему во всех старых фильмах роботы похожи на бочки с ногами?

– Потому что люди всегда хотели иметь железных рабов, но только похожих на уродов, – ответил Витька.

– Нет. Потому что раньше спецэффекты были слабенькие. А состряпать бочкообразный костюм робота и засунуть туда каскадера – элементарно! Мы поступим так же. Только наш робот будет одноруким.

– Почему одноруким? – поинтересовался Витька.

– Потому что одной рукой, которую мы замаскируем под манипулятор, он будет действовать. А другой рукой станет управлять всякими хитрыми и вредными штуковинами, засунутыми в корпус.

Понятно?

– Понятнее не бывает. С чего начнем?

– Со стиральной машины.

Витька непонимающе посмотрел на друга.

– Да-да, с обычной стиральной машины, – повторил Генка.

– А что ты собираешься стирать?

– Ничего стирать не будем. Машину возьмем за основу…

– Машинка квадратная, а ты говорил, будет бочка с ногами.

– Серота, – сказал Генка. – Это новые машины квадратные, а старые круглые. Цинковая бочка, а в дне мотор, вот и все. Значит, нам нужна старая машина…

– Я на свалку не пойду, – сразу же сказал Витька. – Сейчас холодно, если там зимой заблудишься, назад уже не выйдешь… И вообще, мне надоело по помойкам болтаться…

– На свалку идти не надо, – успокоил Генка. – Мой папаша как раз прикупил матери на Новый год в подарок новую машинку, а старую выкидывать собирается. Надо ее только сюда притащить.

Витька вздохнул, с грустью посмотрел на горячую печку и стал одеваться.

Стиральная машинка оказалась на редкость тяжелой. Ребята с трудом спустили ее по лестнице, а по улице тащить уже не смогли. Генке пришлось сбегать за санками. И лишь погрузив машину на санки, они смогли доставить ее в гараж. Всю дорогу Генка клятвенно уверял, что главная тяжесть в стиральной машине – это мотор. Стоит его убрать – и машина станет как перышко.

Буржуйка погасла, и сарай промерз. Витька принялся разводить огонь, Генка же занялся машиной. Для начала он срезал шнур электропитания, свернул его в моток и запасливо повесил на гвоздик. Затем Генка перевернул машинку вверх днищем и стал отвинчивать мотор. Но оказалось, что болты совершенно проржавели и мотор можно только срезать. Генка снял со стены ножовку по металлу и принялся спиливать крепления. На это у него ушло примерно полчаса. Наконец Генка вынул мотор на свет и осмотрел со всех сторон.

– Теперь привяжи его себе на шею и утопись, – предложил Витька.

– Пригодится, – Генка положил мотор на верстак. – Я из него потом точило сделаю…

– И мозги себе заточи, – поежился от холода Витька.

– У меня хоть есть, что затачивать, – нашелся Генка, выволок из угла кувалду и принялся выбивать у машинки дно.

Очень скоро Генка разогрелся и даже снял теплую куртку. Витька же, напротив, мерз. Ему никак не удавалось растопить буржуйку. Витька исчиркал уже коробок спичек и извел две газеты, но все бесполезно. В конце концов ему надоела эта канитель, он вытащил канистру с бензином, нацедил горючего в консервную банку и плеснул в печку. Зажег спичку.

– Стоять! – заорал Генка.

Но было поздно. Спичку Витька уже бросил.

Бензин вспыхнул. Из буржуйки вырвался длинный язык пламени и лизнул Витьку прямо в лицо. Витька охнул и свалился на пол.

– Цел? – Генка бросил кувалду и подскочил к другу.

– Цел, – повернулся Витька, – только морду опалило…

Генка засмеялся. Вид у Витьки и в самом деле был забавный – ни бровей, ни челки, ни ресниц не осталось.

– Сколько раз можно повторять! – Генка достал из печки щепку. – Так с бензином не работают! Бензин очень быстро испаряется, а испарившись, взрывается! Нельзя кидать спичку в пустую бензиновую бочку! Нельзя плескать бензин в печку! Если хочешь разжечь огонь, смотри!

Генка обмакнул щепку в канистру, подождал, пока стечет лишнее горючее, а затем сунул щепку в печь и сразу поджег. Огонь загорелся.

– Вот так, – Генка показал Витьке язык, – а в наказание за свою глупость иди выбивай дно. Твоя очередь.

Витька вытер лицо рукавом, взял кувалду и стал долбить ею по дну. Витька разогрелся и бил уже изо всех сил. Дно не выдержало такого мощного напора и вывалилось на пол.

– Молодец, – похвалил Генка, – молотком махать – твое призвание.

Он подошел к бочке и осмотрел ее со всех сторон.

– Мне кажется, бочка узковата. Я в нее не влезу. Надо ее разрубить вдоль.

Генка извлек ящик с инструментами и стал задумчиво в нем копаться. Сначала он вытащил из него ножницы по металлу, затем решил, что это слишком хилый инструмент для расчленения стиральной машины. Для этих целей больше всего подходило зубило.

– Значит, так, – Генка проверил остроту зубила, – я как главный инженер-конструктор буду зубило держать. Ты как грубая и бессмысленная рабочая сила лупи кувалдой. Усек?

– Понял. – Витька поудобнее перехватил орудие труда.

Генка приставил зубило к никелированному боку стиральной машинки, Витька размахнулся и нанес первый удар. Корпус машины оказался не таким уж толстым и крепким, и за десять минут Витька и Генка разрубили бок сверху донизу. После чего совместными усилиями они растянули корпус в стороны и, чтобы он не сжался обратно, вставили деревянные распорки.

– Теперь…

– Так-так-так, – издевательски сказал Жмуркин, как всегда, незаметно вошедший в гараж. – Дайте угадаю с трех раз. Вы с горя решили улететь на Луну? И для этих целей переоборудуете антикварную стиральную машину? Посмотри, Снежок, вот этого низкорослого молодого человека с глупой физиономией зовут Юра. А фамилия у него Гагарин…

Снежок улыбнулся Генке, улыбнулся Витьке, подошел к стиральной машинке, обнюхал. После чего улегся на свое любимое место, поближе к печке.

– Ты, Жмуркин, Гагарина не трожь, – сказал Генка. – А то я не посмотрю…

– Ладно, Крокодайл, не лезь в мензурку. Я вам показать кое-что принес.

Жмуркин поставил на пол продолговатую резиновую капсулу, на боку ее красовались две готические буквы «SB».

– Достал все-таки… – выдохнул Генка.

– А ты что думал? – Жмуркин расстегнул молнию на капсуле и вытащил на свет свернутый костюм Супербоя.

Костюм переливался удивительно яркими красками. Жмуркин скинул куртку и обрядился в Супербоя.

В костюме он выглядел настоящим героем и даже как будто стал выше. Генка завистливо потрогал плечи Супербоя и угрюмо посмотрел на невзрачную стиральную машину, распоротую по борту.

– А самое главное заключается в том, – хвастался Жмуркин, – что такой костюм во всем городе один, я это гарантирую… Значит, звание Короля бала мне обеспечено…

– Дай померить! – не выдержал Генка.

– Бери, – смилостивился Жмуркин и осторожно стащил с себя костюм.

Генка сразу же натянул на себя Супербоя и принялся приседать, подпрыгивать и вертеться в разные стороны. Витька стоял рядом и завороженно следил, как играют на Генке искусственные мускулы. Витьке все больше казалось, что их затея с изготовлением самодельных костюмов роботов – полный бред. И они так увлеклись Супербоем, что совершенно выпустили из виду Жмуркина.

Вдруг Снежок потихонечку заскулил.

– Я так и думал, – сказал Жмуркин. – Вы собираетесь сделать из этой ржавой бочки новогодний костюм.

Витька и Генка разом обернулись. Пока они примеряли Супербоя, Жмуркин умудрился влезть в разрезанную по боку стиральную машину.

– Жалкая выдумка. – Жмуркин посмотрел на себя в полированный лист металла, пришитый к стене в качестве зеркала. – Впрочем, такая выходка в вашем репертуаре. Тяжелая штука, между прочим. Как вы собираетесь в ней танцевать? А это что за палки?

Жмуркин начал раскачивать распорки.

– Оставь эти палки в покое, – посоветовал Генка. – Это не для средних умов. И тем более не для психов.

Но Жмуркин уже выдернул одну распорку и уцепился за вторую. Делал он это исключительно из присущего ему духа противоречия и врожденной вредности.

Бывшая машина скрипнула. Вторая распорка выскочила, и цилиндр сжался.

Жмуркин ойкнул и сел на пол.

– Отлично! – воскликнул Генка. – Жмуркин законсервировался. Очень удобно! Можно хранить годами.

– Достаньте меня отсюда! – потребовал Жмуркин. – А то я на вас Снежка натравлю.

– Снежка? – Генка повернулся к собаке. – Ну-ну… Снежок, иди к папочке!

Снежок завилял хвостом, улегся на брюхо и пополз к Генке. Он наклонился и потрепал пса по голове.

– Снежок! – позвал Жмуркин. – Снежок, а ну-ка куси этих придурков!

Генка достал из кармана конфетку и угостил собаку. Снежок лизнул его руку.

– Везде предательство. – Жмуркин с грохотом прокатился по полу.

Генка стянул костюм Супербоя и упаковал его в сумку.

– Знаешь, Витька, – сказал он, – в нашем городе недавно объявился маньяк. Он заманивает в ловушку маленьких мальчиков, заворачивает их в ковер и щекочет их за пятки до тех пор, пока они не сойдут с ума. Так вот, открою тебе одну маленькую тайну: этот маньяк – я!

Генка, перебирая в воздухе пальцами, направился к Жмуркину.

– Прекрасная идея, – согласился Витька и стал подбираться к Жмуркину с другого бока. – Я всегда знал, что этот маньяк – ты.

Жмуркин принялся лягаться, пытаясь отбросить Генку и Витьку подальше.

Снежок жалобно скулил.

Они возились довольно долго, потом ребята выдохлись и отпустили запакованного в железо Жмуркина.

– Обещай, Жмуркин, – сказал Генка, – торжественно обещай! Клянись Снежком!

– Чего еще? – насторожился Жмуркин.

– Клянись, что на карнавале ты даже не подойдешь к Ивановой!

– Хотел бы я, Генка, показать тебе фигу, да руки несвободны, – отозвался Жмуркин. – Поэтому показываю тебе фигу мысленно.

– Ну, как знаешь, – Генка стал одеваться. – Костюм у нас с Витькой теперь есть, мы его тебе после карнавала вернем. Не волнуйся, завтра мы придем и тебя освободим. Где-то к вечеру, когда у тебя воспаление легких как раз начнется. А пока нам пора домой.

– Да, – сказал Витька, – пойдем. Ужин скоро.

– Это подло, – возмутился Жмуркин.

– Мир подл и безжалостен, – заметил Витька. – Что тут поделаешь?

– Ладно, – сломался Жмуркин, – ладно. Обещаю. Я не подойду к вашей Ивановой. Она мне, кстати, не очень-то и нравится. Доставайте меня отсюда!

Генка посмотрел на Витьку и сказал:

– Вообще-то я этот… человеколюб.

– Я тоже, – добавил Витька.

И они вместе извлекли Жмуркина из бывшей стиральной машины.

– Вы не гуманисты, – сказал Жмуркин, – вы бараны.

Жмуркин оделся, собрался, пристегнул поводок к ошейнику Снежка, и они ушли.

– Вообще-то он подал нам дельную мысль. – Генка поднял с пола стиральную машину. – Она и в самом деле тяжеловата… Четыре часа в ней не попрыгаешь. Надо сделать что-то полегче.

– А давай корпус из картона вырежем, – предложил Витька.

– Точно! У тебя деньги есть?

– Двадцать рублей…

– Хватит! Бежим в строительный магазин!

Глава 4 Крепче стали

– Больше не бывает, – Витька измерил картонный срез линейкой. – Почти четыре миллиметра. Толще только фанера.

– Какой-то он мягкий все-таки. – Генка гнул краешек большого картонного листа. – На нем ничего не закрепишь…

– А что ты собираешься крепить?

– Целый набор чрезвычайно полезных на новогоднем балу вещей. Фотовспышку с батарейками, это чтобы слепить врагов и вносить панику в их ряды, микрокомпьютер, фару, устройство для…

– Лазерную пушку, – перебил Витька, – пулемет «Вулкан»…

Генка подумал и сказал, что ни лазерной пушке, ни пулемету «Вулкан» на костюме не место.

– Я хотел взять с собой огнемет, – признался Генка. – Но подумал и решил, что это слишком опасно. К тому же внутреннее пространство в костюме будет весьма ограниченно, огнемет не влезет. Кроме микрокомпьютера, туда должно войти устройство для побеждания… победения… ну, короче, чтобы выиграть во втором конкурсе. И еще резервуар для стальных шариков от подшипника…

– Это-то для чего?

– А вдруг за мной погонятся? Я шарики рассыплю, и они все упадут. Шарики – вещь незаменимая. Ну и еще надо много других полезных вещей разместить, я их подобрал…

Генка выставил на столик сумку и принялся выкладывать из нее напульсники, дюралевые трубки, стальные прутья, стальные тросики, фотовспышку, черный шахтный фонарь с батареей, плоскую коробочку в кожаном чехле…

– Что это? – Витька указал пальцем на коробочку.

– Я же говорил, микрокомпьютер. КПК. Карманный Персональный Компьютер. Чрезвычайно полезная штука, я ее взял на две недели у одного перца…

Генка достал из чехла небольшой плоский приборчик с экраном.

– Ну и зачем он? – спросил Витька.

– Первый конкурс будет интеллектуальный, – ответил Генка.

– Откуда ты знаешь?

– Агентурные данные. Директорского сына Димку помнишь? Ухо у него еще такое… Пришлось купить ему две шоколадки. А он в сценарий у отца на столе заглянул. Там сказано: первый конкурс – интеллектуальный. Мальчики играют в шахматы, девочки решают головоломку.

– И ты будешь с калькулятором в шахматы играть?

– Это же не калькулятор, балда. – Генка положил приборчик на верстак. – Тут мощная шахматная программа установлена. А эта палочка – стило.

Генка вытащил из бока компьютера тонкую палочку.

– Этой палочкой ты обозначаешь свой ход. Ну, в смысле, я обозначаю ход противника. А компьютер сам ходит. Тут несколько уровней сложности. Мы поставим на компьютере уровень гроссмейстера международного класса, так что вряд ли меня кто-нибудь обыграет. Компьютер мы закрепим внутри корпуса, и я буду рукой делать ходы, а смотреть с помощью специальных очков с зеркальными стеклами.

– Нормально ты все придумал с шахматами, – похвалил Витька. – А второй конкурс?

– Второй конкурс силовой, так в сценарии написано. Для того чтобы победить, нужен крепкий корпус. Усилительное устройство весит много… Я, правда, еще не придумал, как его сделать, но то, что корпус должен быть достаточно крепкий…

– Это понятно. Но скажи, сифон-то зачем нужен? – спросил Витька.

– Пригодится, – ответил Генка. – Мало ли кому засифонить придется? А вдруг случится пожар? Но ты прав, с сифоном пока можно погодить. Сейчас надо думать о корпусе. Пластик? Фанера? Трубу, что ли, пластиковую купить?…

Генка стал оглядывать гараж в поисках подходящего материала.

– Будем делать корпус из папье-маше, – неожиданно предложил Витька.

– Из чего?

– Папье-маше.

– Из бумаги, что ли?

– Я по телику передачу видел, – Витька разглядывал КПК, – там рассказывается, как делают шкатулки из папье-маше. На самом деле папье-маше гораздо крепче железа. Миллиметр папье-маше в пять раз крепче миллиметра незакаленной стали. Так что папье-маше – наш материал. И легкий, и крепкий, и дешевый.

– Газеты подойдут? – спросил Генка.

– Подойдут. Газеты, журналы, старые плакаты.

– Ладно. Тогда через час встречаемся с газетами на этом самом месте. Пароль старый: «У вас продается славянский шкаф?»

– Какой шкаф?

– Двустворчатый, – сказал Генка и выскочил на улицу.

Витька закрыл сарай и отправился домой. Никаких газет у него не было, поскольку в последнее время родители ничего не выписывали. Зато на антресолях хранилось множество старых «Роман-газет», которые никто давно не читал, а выкинуть было жалко и как-то неудобно. Витька взял на балконе мешок из-под картошки и забил его доверху пахнущими плесенью журналами.

Когда он привез мешок на санках к гаражу, Генки еще не было. Он появился через полчаса с двумя мешками объявлений про дешевую распродажу пластиковой посуды и огородного инвентаря. Кроме того, Генка принес оцинкованное ведро и мешок с крахмалом.

– Сварим клейстер, – сказал Генка, – дешевле обойдется.

– Я не знаю, как варить клейстер. – Витька понюхал принесенный крахмал. – Мои родители всегда клей в магазине покупали… И им обои приклеивали…

– Сразу видно, из какой ты семейки, – едко ответил Генка. – Мои всегда клей сами варили, по рабоче-крестьянски. Это, между прочим, целое искусство – сварить клей, сначала приклеить старые газеты, а потом…

– Ген, переходи к делу, – оборвал Витька. – Твои лирические отступления несколько не к месту, времени у нас мало. Раньше ты болтать не любил.

Генка поморщился.

– Дай угадаю, – предложил Витька, – ты влюбился в Иванову и теперь хочешь говорить лишь стихами.

Генка почему-то не разозлился.

– Ладно, вернемся к нашим баранам, – сказал он. – Пусть это папье-маше крепче стали, это хорошо. Но нам особая крепость ни к чему. Главное, чтобы костюмы новогодний бал выдержали, а там пусть разваливаются на фиг. А чтобы получилось хорошее папье-маше, нужен хороший клей. То бишь клейстер. Готовить его легко. Берем ведро воды.

Генка взял старое оцинкованное ведро, сходил за водой и, вернувшись, поставил ведро на буржуйку. Затем подбросил в печку несколько больших поленьев. Огонь сразу разгорелся и стал даже выпрыгивать из дверцы.

– Ждешь, пока закипит, – Генка принялся расшнуровывать мешок с крахмалом, – а когда закипит, надо насыпать в воду крахмал и размешать его, чтобы не было комков. Кстати, крахмал достался нам совершенно бесплатно – моя бабушка, опасаясь ядерной войны, запасла крахмала на сорок лет вперед. Правда, она собиралась не обои клеить, а кисели варить…

– И что ты ей сказал?

– Сказал, что крахмал теперь обменивают на сахар. Килограмм на килограмм. А сахар… Она все равно про сахар забудет. Так что все в порядке. Если мне не изменяет память, надо смешивать в пропорции пятьдесят на пятьдесят. Хотя… нам не нужен крепкий клей, пусть он будет жиденький. Лучше не пятьдесят на пятьдесят, а где-то семьдесят на тридцать…

Генка положил еще дров в буржуйку.

– А пока закипает вода, надо запастись клочками бумаги. Газет притащил?

Витька кивнул на мешок.

– Тогда за работу. Рвешь бумагу на кусочки размером в пол-ладони.

Генка и разорвал журнал на длинные полосы, а потом каждую полосу разорвал еще на несколько кусочков. Витька поплевал на ладони и тоже принялся за дело.

Рвать бумагу оказалось не так просто, как казалось. Уже через пять минут рванья у Витьки заболели пальцы и зачесалась кожа на ладонях. Он старался не подавать виду, а Генка не вытерпел и спросил:

– Может, лучше резать будем ножницами или кинжалом специальным, а?

– Резать нельзя, – ответил Витька, – нужно только рвать руками. Тогда получится хорошее папье-маше. Я помню, как мы в детском саду из него груши делали. У меня нормальные груши никогда не получались…

Витька взял очередную пачку объявлений и разорвал их на мелкие кусочки.

– Вот если бы дневники рвать, – мечтательно произнес Генка. – С оценками за полугодие…

– Дневник любой порвет с удовольствием! Смотри, вода закипает!

Генка подбежал к ведру и сдвинул его чуть в сторону. Потом зачерпнул из мешка горсть крахмала и бросил в воду. Крахмал мгновенно растворился в кипятке. Генка добавил еще крахмала.

– Эту штуку надо постоянно помешивать, – сказал Генка. – Так что я буду мешать, а ты продолжай рвать бумагу.

Витька подышал на зудящие руки и опять стал рвать объявления и «Роман-газеты». Генка же варил клейкую бурду и напевал песенку о том, что «пять минут, пять минут, бой часов раздастся вскоре…», а вместо припева говорил Витьке, что мозоли, как и шрамы, украшают настоящего мужика. Да и рванья осталось совсем немного.

Это «совсем немного» растянулось почти на час. Витька разорвал последнее объявление и выбежал на улицу. Там он выбрал сугроб побольше и сунул в него горящие руки.

Полегчало.

– Зря ты в этот сугроб сунулся, – выглянул в дверь Генка, – над этим сугробом Снежок всегда лапу задирает.

Но Витька не обратил внимания на замечания друга. Он подождал, пока кончики пальцев защипало от холода, и лишь после этого вернулся в гараж.

Генка закончил варить клейстер, снял ведро с печки и теперь проверял клейкость получившегося раствора, опуская в него бумажные лоскутки и прилепляя их к стене.

– Пришел? – спросил Генка. – Вот и отлично. Пора приступать к основной части плана «Зловещие Роботы Мести». Пора клеить ласты… Тьфу, пора клеить корпус. Первым делом надо задать форму.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное