Эдуард Веркин.

«Пчела-убийца». Гонки на мотоциклах

(страница 2 из 10)

скачать книгу бесплатно

   – Зато деньги нормальные платят. Соглашайтесь.
   Генка посмотрел на Витьку, Витькa – на Генку. Витькa сказал:
   – Не, Жмуркин, ты в другом месте дурней поищи. Даже кино нельзя смотреть… Пусть медведь так работает, у него четыре лапы…
   – Как хотите, – обиделся Жмуркин. – Я помочь хотел.
   Все замолчали. Пауза затягивалась. Жмуркин повозился на раскладушке, а потом достал телефон. У Генки и Витьки отвисли челюсти. Потому что это был не простой телефон, это был новенький, блестящий и безумно красивый iPhone.
   – Восьмигиговый? – негромко спросил Генка.
   – Восьмигиговый… – презрительно зевнул Жмуркин. – С восьмигиговыми одни лошагеры в Пердяевке ходят, запомни на всю жизнь. Шестнадцать, дети мои, только шестнадцать.
   Жмуркин надулся от важности и тут же сфотографировал растерянные лица своих приятелей.
   – Вот так вот, – сказал с превосходством Жмуркин. – А вы все в чудеса верите. А чудес не бывает.
   – Они бывают, – сказал Генка. – Еще как бывают.
   – Не бывает, – уверил Жмуркин. – Бывают лишь…
   Телефон в руке Жмуркина запел замысловатую мелодию.
   – Але? – сказал Жмуркин. – Ага. Нормально. Чего? Не, не нужен. Кому продать? Не знаю, кому продать. Кому старый мопед сейчас нужен… Да. У деда? Ладно, до свидания.
   Жмуркин спрятал телефон в аккуратный кожаный чехольчик, затем в карман и снова с превосходством поглядел на Генку и Витьку. Но Витьку и Генку интересовал уже не телефон. Они смотрели на Жмуркина так внимательно, что он даже оглянулся, нет ли там чего-нибудь у него за спиной.
   – У твоего деда есть мопед? – глухим голосом спросил Генка.
   – Не у моего, – поправил Жмуркин. – У меня деда нет. У деда одного парня. Он не из нашей школы, с Северного. Вот его дед чего-то там продает.
   – Так что, у того деда, ну, у деда того парня, есть мопед?
   – Не знаю, – ответил Жмуркин. – Говорит, что есть. Хотя раньше я никаких мопедов не видел…
   – И он хочет его продать? – продолжал Генка.
   – Нет-нет, – поправил со значением Витькa. – Он хочет его НЕДОРОГО продать. Правда?
   – Не знаю же! – Жмуркин выбрался из раскладушки. – Мне пора. У меня сеанс.
   – Погоди-погоди! – Генка вскочил и перегородил Жмуркину дорогу. – Сначала проводи-ка нас до того дедушки!
   – Нет уж, – Жмуркин попытался обойти Генку. – У меня времени нет. Да и вообще… Дед, говорят, так, «ку-ку» немножечко…
   – Что значит «ку-ку»? – спросил Витькa.
   – Просто «ку-ку». Крыша у него поехала. – Жмуркин попытался обойти Генку с другой стороны. – Вы с ним сами говорите, я вам адрес дам.
   – Давай, – сказал Генка.
   – Красногвардейская, пять.
Это на окраине. – Жмуркин наконец обогнул Генку и направился к лестнице.
   – А ты говорил, чудес не бывает, – сказал ему вслед Генка.
   Жмуркин, не оборачиваясь, махнул рукой.
   Витька сматывал на катушку леску, «пустельга» опускалась вниз. Генка быстро ходил вокруг раскладушек, чесал голову и усиленно думал. Так продолжалось минут пять, потом Генка резко остановился и сказал:
   – Надо идти к деду.
   – Денег-то все равно нет, – возразил Витькa. – На что ты этот мопед купишь?
   – Пойдем, Вить. Хоть посмотрим.
   – Ну пойдем.
   Витькa спрятал «пустельгу» под мышку, и они пошли искать Красногвардейскую улицу, дом номер пять.


   Красногвардейская улица обнаружилась не сразу. Друзья бродили по городским окраинам почти полтора часа, но с таким названием улицу найти им так и не удалось. Когда совсем стемнело, Витькa сказал, что надо идти домой.
   – А как же мопед? – испугался Генка. – А вдруг он его…
   – Не продаст, – успокоил Витькa. – До завтра точно не продаст. А по морде мы тут схлопочем. Тут территория деповских, лучше не вязаться.
   Генка со злости пнул забор, но с Витькой согласился. Они обошли еще пару улиц и отправились по домам, договорившись встретиться завтра с утра в сарае Генки.
   Наутро Витькa прибежал к Генкиному сараю первым, и, когда на место встречи явился сам Генка, Витькa уже ждал его и успел нагрызть целую горку семечек.
   – Жмуркин нам вчера нагнал, – сразу же сказал Витькa. – Я вчера у папахена спросил, а он мне сказал, что никакой Красногвардейской в городе нет. Ее в Водную два года назад переименовали. Вот так. А Водная в той стороне.
   Витькa указал за видневшуюся вдали телемачту.
   – Киношник чертов! – ругнулся для порядка Генка, и они отправились искать улицу Водную.
   Оказалось, что отыскать улицу Водную очень легко – она начиналась сразу за телемачтой и вообще была единственной улицей в том районе. И пятый дом тоже обнаружился без труда – здоровенный такой, из толстых белых бревен. Генка предположил, что это секвойи, но Витькa сказал, что секвойи у нас не растут.
   – Они в Америке растут, – сказал Витькa и дернул за шнурок звонка.
   Залаяла собака. Ворота не открылись. Витькa дернул еще раз.
   – Сейчас! – послышалось из глубины дома.
   Друзья на всякий случай отошли от ворот, поскольку каждый помнил слова Жмуркина про то, что дед «ку-ку». Конечно, верить Жмуркину было нельзя, но лишняя предосторожность никогда не помешает.
   Собака залаяла ближе, и хриплый голос за воротами сказал:
   – Тише ты, Шайка, это не к тебе.
   Щелкнул замок, ворота раскрылись, и друзья увидели… Капитана. Сразу было видно, что это Капитан, именно Капитан – таких изображают в фильмах и рисуют на картинках. Старый. Седой. На плечах болтался белый капитанский китель, имелись также фуражка, бакенбарды и трубка. На левом плече в ткани белоснежного кителя виднелись шесть продольных полосок, и Витьке подумалось, что это, наверное, следы от когтей огромного белого попугая.
   – Вам чего? – спросил Капитан.
   Из-за ноги хозяина высунулась маленькая рыжая собачонка и тут же дружески завиляла хвостом.
   – Вы мопед продаете? – Генка сразу же приступил к делу.
   – Допустим, – уклончиво ответил дед. – А вы что, покупаете?
   Витькa было толкнул Генку в бок, но Генка продолжил как ни в чем не бывало.
   – Хотелось бы взглянуть.
   – А мильрейсы-то у вас имеются? – улыбнулся Капитан.
   – Чего? – Генка с Витькой переглянулись.
   – Мильрейсы, – непонятно объяснил дед. – Тугрики, эскудо, песеты, тетрадрахмы, чатлы…
   – Деньги, что ли? – догадался Витькa.
   – Они, родимые, – снова улыбнулся дед.
   – Вестимо, – ответил Генка. – Что мы, дети, что ли?
   Витькa ткнул его в бок еще раз, но Генка уже не мог остановиться.
   – Мы вполне пла-те-же-спо-соб-ны, – проговорил Генка. – Но для начала мы хотели бы взглянуть на товар.
   Витькa хмыкнул – Генка вел себя точно как герой вчерашнего фильма про торговцев оружием. Они тоже всегда сначала спрашивали про товар.
   – Товар первоклассный, – принял условия игры Капитан. – Прошу, милостивые государи!
   Он распахнул ворота и пропустил ребят внутрь.
   – Ого! – восхитился Генка. – Здорово у вас тут!
   Двор представлял собой один большой парник – сверху стеклянные рамы, а внизу сад. Даже сливы. Даже мандарины.
   – Жарко, как в Гондурасе, – сказал Генка.
   Старик сорвал с дерева два мандарина и угостил Генку с Витькой. Мандарины были незрелые, но сочные, ребятам понравились. Генка подумал, что дед хоть и «ку-ку», а фрукты выращивает что надо.
   – Сейчас я ананасами занялся, – сообщил хозяин. – А вас прошу сюда.
   И провел ребят к небольшой пристройке в конце парника.
   – Он там. – Дед открыл дверь и включил свет.
   Ребята вошли в пристройку и увидели мотоцикл.
   – Ну и рухлядь! – не удержался Витькa. – Да ему, наверное, лет сто!
   – Тридцать шесть, – уточнил хозяин. – Но он в прекрасной форме.
   – Ага, как новенький! – Витькa присел перед машиной. – Покрышки аж сопрели от старости! Вы что, на нем в Ледовом побоище, что ли, участвовали?
   – Юноша, – наставительно сказал дед. – Как говорится в книгах, с вашей стороны несколько бестактно напоминать мне о моем возрасте.
   – Извините, – покраснел Витькa. – Оно само…
   – Понимаю, – кивнул дед. – Молодость, беспечность… Я тоже был молод… когда-то… А на нем… – Дед положил руку на сиденье мопеда. – На нем я объехал всю Европу! Быть в Париже и быть влюбленным…
   Капитан вынул из зубов трубку и выбил ее о руль. Витькa огляделся – нет ли где емкостей с бензином, а то ведь как рванет! Но емкостей не было. Старик заново забил трубку табаком, закурил.
   – Вот как сейчас помню…
   – Вы, конечно, извините, – вежливо перебил Генка. – Но ведь это настоящий хлам! Покрышки сгнили, камеры, конечно, тоже сгнили. Фара побита, переднее крыло погнуто, заднего вообще нет. Но это пустяки. Пружины на амортизаторах всмятку… Половины спиц на колесах нет… бак помят… Рама вроде бы в порядке… хотя… движок…
   Генка лег на пол и заглянул под двигатель.
   – Так и есть, трещина! – сказал он. – Здоровенная, палец пролезет!
   – И руль погнут, – добавил Витькa.
   – А пробег? – Генка взглянул на спидометр. – Ого! Да вы на нем три раза вокруг света объехали!
   – Ну, пусть и хлам. – Дед выпустил дымное кольцо. – Зато…
   Он наклонился к баку и протер эмблему рукавом своего кителя. Эмблема зазолотилась.
   – Смотрите! – гордо произнес Капитан. – Это же фирма!
   – И в самом деле, – ответил пораженный Генка. – А я думал, их и не осталось уже…
   Капитан дымил и любовался произведенным впечатлением.
   – Да… – Витькa потрогал эмблему. – Да… А я и не знал, что они мопеды делали…
   – Это не мопед! – сказал дед. – Это антиквариат! Раритет! Произведение искусства! А то, что краска немного облупилась, так это что… Вы, я гляжу, ребята знающие. Вы его за неделю на колеса поставите! Правда ведь?
   – Правда, – сказал погрустневший Генка.
   – Сколько вы за него хотите? – спросил тоже погрустневший Витькa, спросил почти шепотом.
   – Немного. – Хозяин погладил мопед по рулю. – Немного. Две тысячи.
   – Две тысячи рублей за такую развалюху?! – возмутился Генка. – Да мы…
   – Вы меня не поняли, молодые люди, – голос у Капитана вдруг стал тихий и вкрадчивый. – Вы не поняли… Я хочу за него две тысячи долларов.
   Генка от неожиданности икнул. Витька скривился. Найти две тысячи рублей было можно. Найти две тысячи долларов было невозможно вообще. Даже если продать… А продавать-то было и нечего.
   – Мы подумаем, – собрав остатки гордости, мужественным голосом сказал Генка. – Мы подумаем. Я лично не считаю, что машина стоит больше четырехсот долларов. Но мы подумаем…
   – Думайте, – улыбнулся в усы дед. – Только быстрее. На такую вещь много охотников найдется. Вот в воскресенье возьму и отведу его на базар. С руками оторвут!
   – Мы сообщим вам о принятом нами решении, – официальным тоном заявил Генка.
   И они пошли домой. Пошли, опустив головы. Готовые расплакаться. И они дошли уже почти до самых ворот, как вдруг Капитан окликнул их.
   – Эй, ребята!
   Они остановились.
   – Идите-ка сюда!
   Они обернулись.
   Старик стоял возле пристройки и смотрел в небо сквозь стеклянные рамы.
   – Идите сюда. Ну? Я передумал.
   Дед улыбался.
   – Я вам его подарю!
   Витькa почувствовал, как под его ногами качнулась земля. Он посмотрел на Генку. Глаза у Генки были размером со стоваттные лампочки.
   – Чудеса бывают, – прошептал Генка. – Чудеса бывают…
   – Только у меня есть одно условие! – дед улыбался.


   – Вы мне напомнили меня в молодости, – сказал дед. – Я был точно таким же… К тому же, ну уж если совсем честно говорить, мопед-то мне тоже достался даром. Не совсем даром, пришлось двенадцать вагонов бумаги разгрузить… Впрочем, ладно. Нечего вам время терять. Значит, так…
   Они сидели за столом и ели арбуз. Арбузы тут тоже росли.
   – Значит, так. Я отдам вам машину, но при одном условии.
   Витькa и Генка оторвались от арбуза.
   – Вы мне поможете. Я собираюсь устроить в подвале маленькую гидропонную ферму [8 - Гидропонная ферма – ферма, где овощи выращиваются без почвы, в емкостях с водой или питательным раствором.]. А для этого нужны баки. Я тут по случаю прикупил десяток, только вот неприятность – заржавели они. Вы должны их почистить. Согласны?
   – Конечно, – сразу же ответил Генка. – Мы согласны. Можем приступить прямо сейчас.
   – Ага, – подтвердил Витькa.
   – Тогда пойдемте. Баки на заднем дворе.
   Баков оказалось несколько больше, чем говорил хозяин, не десяток.
   – Да их двадцать штук! – быстро посчитал Генка.
   – Все должны быть почищены за сегодняшний день. Если до вечера управитесь – мопед ваш. Не управитесь – увы. По рукам?
   – Да тут на неделю работы… – протянул Витькa.
   – Смотрите сами. Наждак вон в том ящике. К вечеру управитесь – забирайте машину. По рукам?
   Друзья переглянулись.
   – По рукам! – сказал Генка. – Чего уж там…
   – Вот и отлично! – Капитан откусил еще арбуза и отправился в дом.
   Витькa с Генкой доели арбуз и отправились вооружаться наждачкой.
   – Три-три – будет дырка, – сказал Генка и выбрал себе самый большой кусок наждака.
   – Хороший наждак, – отметил Витькa. – Смотри, на тряпичной основе сделан, крепкий. А сейчас на бумаге все делают. У бабушки чистил печку, раз шоркнешь – можно выкидывать. А с тряпичной основой можно хоть час теперь…
   – Так ты, старик, опытный, – хмыкнул Генка и указал на ближайшую бочку: – Дерзай!
   Витькa подошел к емкости.
   – Слушай, Ген, а почему наждак так называется, а? – спросил Витька.
   – Это по-турецки камень. Нам рассказывали…
   – Ясно. Странные какие-то бочки. – Витькa пнул бочку, и она ответила гулом. – Прямоугольные…
   – Это не бочки, а баки. Из-под пороха. На химзаводе снаряды заряжают, а порох вот в таких баках привозят. Старый, наверное, на заводе их купил.
   – Плохо, что они квадратные. Круглые легче чистить. Сколько до темноты?
   Генка взглянул на часы.
   – Десять часов, – ответил он. – Десять часов и двадцать бочек. По часу на две бочки.
   – По часу на бочку, – уточнил Витькa. – Нас ведь двое. Управимся.
   Витькa зажал в руке наждачную бумагу и полез в первую бочку. Генка полез во вторую.
   Чистить баки оказалось не так просто, как показалось поначалу. Баки были высокие и узкие, и, чтобы достать хотя бы до середины, приходилось нырять в бочку до половины, так что ноги иногда болтались в пространстве. Но особенно мешала ржавчина. Счищенная со стенок, она превращалась в легкий порошок и совсем не собиралась оседать на дно, а болталась в воздухе и мешала дышать. Поэтому ребятам периодически приходилось из бочек выныривать и перехватывать кислорода, что чрезвычайно тормозило работу.
   В очередное выныривание Генка вытряс из головы рыжую пыль и сказал:
   – У меня идея. Сделаем противогазы.
   Генка огляделся и сразу же нашел возле забора нужную вещь – двухлитровую пластиковую бутылку.
   – Пластиковая бутылка – самое гениальное изобретение человечества, – повторил Генка где-то слышанную фразу. – Из нее можно сделать практически все – от крыши до ракеты для фейерверка.
   После чего Генка достал из кармана другую гениальную вещь – универсальный перочинный швейцарский нож. Витькa, конечно, подозревал, что нож не совсем швейцарский, а скорее китайский, но Генка всегда говорил, что нож настоящий. И имеет он на борту непосредственно нож, отвертку, ножницы, пилку, открывашку, вилку, шило.
   – Незаменимая штука! – Генка очередной раз покрасовался ножиком. – Выручит в любой ситуации. С ним можно хоть на Северный полюс. А если соединить две гениальные вещи…
   Генка отрезал у бутылки горлышко, загнул острые края среза, затем прорезал в краях небольшие дырки. В дырки Генка продел бечевку. Получилось что-то вроде маски. После этого он свинтил колпачок и поместил внутрь горлышка смоченный водой носовой платок.
   – Противогаз готов. – Генка нацепил маску на лицо. – Респиратор [9 - Респиратор – приспособление с фильтрующей тканью для защиты от пыли.], вернее…
   – Ты сейчас на свинью похож, – сказал Витькa. – Сделай мне тоже.
   Генка быстро сделал второй вариант, и Витька сразу же нацепил его. Они нырнули в бочки и продолжили работу. С респираторами было легче. Во всяком случае, дышать было легче. Но перерывы все равно приходилось делать – затекали плечи. К тому же солнце, забравшееся к этому времени почти в самый зенит, припекало безжалостно. Баки раскалились. Через сорок минут работы Генка предложил отдохнуть.
   – Пить хочется, – сказал он. – Жарко.
   – Ты давай за водой сбегай, – предложил Витька. – К старому в дом. А я еще почищу немного…
   Генка побежал за водой, а Витька снова нырнул в бак.
   Бегал Генка быстро и отсутствовал всего минуты две. Когда он вернулся с ковшиком воды, то обнаружил следующую картину – из бака, над которым трудился Витька, торчали лишь его ноги. Да и то по колено. Ноги крутились в разные стороны, их поведение указывало на то, что хозяин ног попал в затруднительную ситуацию. Генка подошел к баку, постучал по нему и спросил, совсем как на уроках английского:
   – Эврибади хоум?
   Из бака ответили неразборчиво. Ноги в кедах задергались сильнее. Генка заглянул в бак. Витька застрял капитально, сомнений не было, – он заполнил собой все внутрибаковое пространство и слабо шевелился, стараясь облегчить свою участь.
   – Сейчас, – сказал растерявшийся Генка. – Сейчас я помогу тебе. Дышать можешь?
   Ноги утвердительно дернулись. Генка рванул за хозяином.
   Старик спал на веранде. Он покачивался в цветном гамаке, закрыв глаза черной пиратской повязкой и не выпуская из зубов трубку. Сиеста была в самом разгаре.
   – Дедушка, – Генка осторожно подергал за рукав. – Дедушка, там Витька застрял.
   Дед ответил сладким храпом.
   – Дедушка! – потряс Генка настойчивее. – Там человек погибает!
   Дед захрапел еще громче.
   – Витька там застрял! – уже крикнул Генка. – В бочке вашей! Коньки отбросит скоро…
   Дед лягнул Генку ногой.
   – Ах так… – Генка огляделся в поисках того, чем бы можно было нанести ответный удар.
   Ничего подходящего под рукой не обнаруживалось. И тут Генка вдруг увидел, что он до сих пор сжимает в левой руке ковшик с водой.
   – Ну, дедушка, сами напросились, – сказал Генка и опрокинул ковшик на Капитана.
   Не весь, конечно, а так, половину. Генка был все-таки гуманистом.
   – Что?! – старик вывалился из своего гамака и вскочил на ноги. – Шум винтов по правому борту! Первый-четвертый аппараты, товсь! Торпедная атака… А, ничего не вижу! Я ослеп во сне!
   – Вы повязку снимите, – подсказал Генка. – И проснитесь для начала.
   Дед снял повязку и помотал головой, выбивая из нее остатки снов.
   – Тебе чего? – спросил он. – Нехорошо пугать старших.
   – Я же вам говорю, – стал объяснять Генка, – там Витька застрял. Полез в бочку и застрял. Торчит вверх ногами…
   – Вверх ногами – это хорошо, – сказал старик. – Вверх ногами – это не вперед ногами… Хотя разница порой так неуловима… Идем!
   Они вышли из дома во двор. Старик хмыкнул, пощупал Витькины ноги, оценил ситуацию и спросил у Генки:
   – И что же, по-вашему, молодой человек, надо предпринять в подобной ситуации? В первую очередь?
   – Вытащить, – сказал Генка. – Дернуть как следует.
   Старик вздохнул.
   – Сначала, молодой человек, надо привести вашего друга в горизонтальное положение. Он ведь все-таки не Гагарин – болтаться вверх тормашками. Кровь к мозгу приливает, а у молодого человека мозг – самое слабое место…
   И старик легко положил бак набок. Витька в баке благодарно застонал.
   – А теперь что? – спросил Генка. – Спасателей надо вызывать!
   – Я вижу три выхода из данной ситуации, – сказал дед. – Первый – путь Винни-Пуха. То есть подождать, пока объект слегка похудеет. Но я думаю, что ни сам объект, ни его родители с подобной постановкой вопроса не будут согласны.
   – Да уж… – Генка представил Витькиных родителей. – Да уж.
   – Тогда есть второй вариант, испытанный. Надобно уменьшить трение между объектом и стенками сосуда. Проще говоря, надо полить его маслом.
   Генка закивал.
   – Ну и третий вариант, крайний. Надо выпиливать его оттуда.
   Генка закивал отрицательно. Торчащие из бака ноги также выразили неодобрение идее выпиливания.
   – Перед тем как приступить к третьему варианту, предлагаю использовать второй, – сказал дед. – Нормальные герои всегда… ищут альтернативные пути.
   – Правильно, – согласился Генка. – Это вы верно придумали.
   Дед сходил в дом и вернулся с бутылкой масла.
   – Оливковое, – сказал он, разглядывая этикетку. – С острова Кипр. От сердца отрываю, самое лучшее.
   Он поцеловал бутылку, снова поставил бак на дно и опрокинул бутылку внутрь. Витька замычал.
   – Ничего, – утешил его Капитан. – В Древней Греции борцы всегда маслом натирались. И ничего.
   Когда масло в бутылке кончилось, дед вновь уронил бочку набок.
   – Надо его немножко покатать, – сказал он. – Чтобы маслом пропитался.
   И они принялись катать бак.
   Бак был прямоугольный, и катать его было тяжело. Генка налегал изо всех сил и думал, что если бы соседи увидели, чем они тут занимаются, то наверняка бы сообщили в милицию. Или в психушку. Старик в морской форме и мальчишка катают по двору прямоугольный бак, в котором зачем-то находится другой мальчишка. Бред.
   – Хватит, – остановился старик через десять минут. – Я думаю, достаточно. Теперь надо как следует дернуть. Отойди-ка!
   Дед схватил Витьку за ноги, своими ногами уперся в края бака, напрягся и вытащил Витьку наружу.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное