Эдуард Багиров.

Гастарбайтер

(страница 14 из 14)

скачать книгу бесплатно

   Я присел за столик. Тяжёлый взгляд оставшегося бандита с минуту в полной тишине молча сверлил меня насквозь, но глаз отвести не заставил – в зоне я, бывало, видывал и не таких. Страха не было и в помине. Было просто немного неловко за себя, что оказался в такой дикой ситуации. За годы честной жизни я начисто отвык от общения с вымогателями. И долго развозить здесь кисель у меня не было никакого желания.
   – Ну, и чё ты понтовался? – хорошо знакомым мне спокойным голосом поинтересовался бандит. – Чё не приезжал, когда звали по-людски?
   – Меня Евгений зовут, – с ходу перевёл я разговор в конкретику. – А ты до сих пор не представился. Невежливо это. Не по-людски, – я позволил себе съехидничать.
   – Лёхой называй, – отозвался он. – Лёха Электорогорский. А как зовут тебя, я и так знаю. Я вообще всё о тебе знаю. И откуда ты родом, и откуда приехал, и кем живёшь, и чем дышишь. И даже за погоняло твоё хозяйское я по курсам.
   – Ну а чего тогда пацана моего по беспределу загасил, раз всё знаешь? – я, естественно, очень удивился столь детальной осведомлённости, ибо моё тюремное прозвище, о котором я и сам уже успел подзабыть, не было известно даже покойному Хохлу. Но виду не подал. – Чё не дал понять яснее?
   – А кто ты такой есть, чтоб я тебе чё-то заяснял, пацан, – брезгливо скосоротился бандит. – Тебе звонят уважаемые люди, приглашают перетереть за дело, а ты, малолетка обуревший, путаешь рамсы и понтуешься. Кто с тобой после этого по-людски базарить будет?
   – Ладно, Лёха, забыли, – мне было неприятно сидеть за одним столом с этим уголовным ископаемым. Хотелось закончить и уйти. – Давай уже конкретно.
   – Говно вопрос, щегол, – заговорил бандит. – Ты срок мотал, поэтому долго тереть не буду и за понятия с общаком тебе жевать тоже не катит. Короче, ты наживаешь у нас на районе, поэтому будешь отстёгивать. Все отстёгивают, и ты будешь, это по-любому. Сумму твоего договора мы знаем, за откаты генералу твоему сраному тоже по курсам, и бумажки с расчётами нам показывать не надо. Нам и без того все твои расклады выкатывают. Двадцать процентов будешь заносить. За косяк твой и за бычку, по уму, надо бы с тебя взять ещё двадцать, но тачкуем тебе скощуху по малолетству твоему, возьмём десять. Итого, на первый раз тридцать, – бандит хрустнул костяшками пальцев. – Вкурил?
   – Это очень много, Лёха. Со жмуриком этим я вылетаю на минус, да ещё мне не проведут оставшиеся проценты за окончание работ. Если бы ты уладил вопрос с мусорами…
   – Забудь, – резко оборвал меня бандит. – С мусорами местными мы решаем всё и быстро. Но не в этот раз. Ты запорол косяка, и тебя наказали. Если я врублю заднюю, меня братва не поймёт. Выплывай теперь, как знаешь. Твои трудности. В следующий раз будешь умнее.
   – Но, если я не занесу мусорам и генералу, – попытался я донести до бандита простую логику, – то меня снимут с объекта, и тогда уже совершенно точно не проплатят оставшееся бабло! И я встреваю в нереально жёсткий блудняк! Ты же наглушняк меня душишь, неужели не врубаешься?
   – Захочешь – выплывешь, – ухмыльнулся бандит. – В жёсткий блудняк ты уже и так встрял.
Не хера было бычить. Лично нам по херу, кто встанет на твоё место. Ты сам создал себе эти трудности. Займи бабла. Возьми кредит. Дай в жопу на рынке. Делай чё хочешь, короче. Срок у тебя – завтрашний вечер. Больше базарить не будем. Всё, рамс с тобой закрыт.
 //-- * * * --// 
   Вечером следующего дня я сидел дома, тяжело напивался и разглядывал стопки наличных денег, снятых со всех моих счётов. Денег было много. Больше ста пятидесяти тысяч долларов. Две трети из них я должен был завтра раздать всем рабочим в качестве зарплаты. Оставшаяся треть уходила в Питер – Андрюху я по-любому не подставлю. Ни на взятку ногинским ментам, ни на откат генералу не оставалось ни копейки. А платить мордастым и тупым ногинским паразитам я, разумеется, даже и в мыслях не держал.
   Сидя на полу, я смотрел на деньги, и меня раздирали противоречивые чувства. Оставшиеся платежи за школу и дом культуры, благодаря которым я смог бы рассчитаться со всеми, я должен был получить через несколько дней и очень на них рассчитывал. А в сложившейся ситуации о них уже можно было забыть – не получивший вовремя своих законных денег Кошелев не пошевелит для меня даже пальцем. Лежавшие передо мной деньги были мои. Мои заработанные деньги, снятые с моих счётов для оплаты долгов.
   Вдруг остро навалилось осознание, что мой бизнес кончился, и я снова останусь неимущим и бездомным приезжим. На днях закончится срок оплаты за мою уютную квартиру. Мне снова придётся начинать всё с нуля.
   Сто тысяч долларов, предназначенных на зарплату рабочим, лежали передо мной отдельной стопкой банковских упаковок. Сто тысяч, которые давно уже были моими. Мои сто штук баксов, наличкой.
   «Да что мне, в конце концов, за дело до этих грёбаных, ничтожных молдаван?» – пронеслась в голове мысль. Кто они для меня? А кто для них я? Отец родной? Да пошли они на хер. Любой нормальный человек на моём месте никогда не отвёз бы последнее бабло каким-то молдаванам. Кого волнует чужое горе? Я забуду об их существовании ровно через неделю. Максимум проблем, которые они способны доставить, это звонить мне на мобильный и просить о чём-то своими жалостливыми голосами… Отключить мобильник – и всё! Нет больше молдаван.
   И вдруг вспомнился Хохол, тогда, в такси, когда ехали в Развилку: «От жизни надо брать всё… Рвать надо! На себя!»
   Много ли он вырвал у жизни, обокрав меня тогда? Всё просрал и снова превратился в нищего гастарбайтера, каким и был. А в итоге от Хохла вообще остались лишь мозги, разбрызганные по подмосковному асфальту… Да и сам я – давно ли я был таким же нищим и бесправным эмигрантом?
   В голове многочисленным повтором вертелся припев из «Касты»: «Не забывай свои корни, помни – есть вещи на порядок выше».
   Нет, не выветрятся у меня из головы эти молдаване. Ни за неделю, ни за всю жизнь. Я скрипнул зубами, смахнул деньги в портфель и налил в бокал ещё коньяку. Плевать. Будь что будет. Уподобляться Хохлу я точно не стану. Да не впервой мне начинать всё сначала. В крайнем случае, продам машину и на вырученные деньги чего-нибудь придумаю. В конце концов, я молод и здоров. И живу в своём городе. И мне, в отличие от этих несчастных молдаван, нет нужды ездить на заработки чёрт знает куда. Успокоившись, я набрал номер Наковальни.
   – Привет, Андрюх. Скажи-ка, твоя квартира в Отрадном ещё свободна?
   – А что, – заржал он в трубку, – ты уже готов её купить?

   Наутро я прибыл в Окулово, собрал всех бригадиров в одном из вагончиков и полностью со всеми рассчитался. В их глазах благодарность перемешивалась с сочувствием – все прекрасно понимали, в какой ситуации я оказался, и тем ценнее для них были полученные деньги.
   – Скажи, Евгений, – спросил меня один из них, – а что нам теперь делать?
   – Да не знаю, мужики, – устало ответил я. – По домам, наверное, разъезжаться. Больше вам здесь денег не дадут. Максимум завтра на объект выйдут совсем другие люди, поэтому вам лучше собрать вещи, чтобы не суетиться, когда будут выгонять. Но сейчас, в принципе, сезон ещё продолжается и работу найти вполне реально. Я поспрашиваю там у своих… Сам обеспечить вас объёмами пока не могу, уж извините.
   – Не волнуйся, Евгений. Мы не пропадём. Если понадобимся, звони. Спасибо, что не кинул нас. Бог тебя за это не оставит.

   И Бог не оставил. Через два часа я ставил машину на стоянку у дома, намереваясь взять такси до Ленинградского вокзала. Выйдя из машины, я щёлкнул пультом сигнализации и насторожился – сзади послышался шум покрышек, лёгкий взвизг тормозов и звук открываемых дверей. Обернувшись, я увидел стоящую поодаль красную «девятку» с подмосковными номерами, троих направлявшихся в мою сторону мужчин с изрядно потёртыми бейсбольными битами в руках, и моментально всё понял.
   Я оглянулся. Бежать со стоянки было некуда. Да и бесполезно – наверняка у них было что-нибудь посерьёзней бит, могли бы и выстрелить в спину, а подставлять смерти задницу мне не хотелось. Я покрепче вцепился в ручку портфеля с оставшимися деньгами и прикрыл глаза, а когда открыл их снова, успел увидеть только взлетевшую перед лицом биту, а потом в голове раздался хруст, и всё померкло.


   В своё время меньшовская «Москва слезам не верит» стала культовым фильмом, гламурной историей с хеппи-эндом для тех и про тех, кто приехал покорять столицу. С годами «народная тропа» в Москву превратилась в скоростное шоссе. Истории приезжих из российской провинции и постсоветских республик во многом типичны. И требуют своего героя, который появился уже практически у каждого социального и профессионального сообщества – от бандитов до правоохранительных органов.
 //-- Побег из туркменистана --// 
   Этот герой – гастарбайтер из одноимённой книги Эдуарда Багирова, 32-летнего писателя из Туркменистана, 11 лет живущего в Москве. Впрочем, «Гастарбайтер» писался как «своя» книга не только для тех, кто решил покорять столицу, но и для тех, кто каждый день пересекается с приезжими – в своих семьях, в офисах, на улицах и в торговых точках.
   Гастарбайтер, герой твоей книги – это реальный персонаж или всё-таки по большей части выдуманный образ?
   В книге – изрядная часть моей биографии. «Гастарбайтер» весь основан на реальных событиях, там нет ни одного надуманного эпизода и ни одного присочинённого слова.
   Не боишься, что рассказываешь слишком личные вещи, что героя легко соотнесут с тобой?
   Это будет не совсем верным сопоставлением. Это же собирательный образ, факты взяты не только из моей биографии, но и из биографий моих друзей. Из меня плохой сочинитель. Я могу излагать, а придумывать – нет.
   Тогда, наверное, сложно будет писать следующие книги – ты же не будешь вечно пересказывать свою жизнь?
   То, что вошло в «Гастарбайтер». – дай бог, двадцатая часть того, что я мог бы рассказать. На 200 страницах всего не изложишь. У меня была очень насыщенная событиями жизнь.
   Ты, так же как и твой герой, приехал в Москву из Туркменистана?
   Я жил в Туркменистане до 18 лет, окончил школу, успел в армию сходить, но ненадолго. Я оттуда сбежал, потому как начались неприятности с законом. Тогда как раз Сапармурат Ниязов подмял страну окончательно, начались смутные времена, мне пришлось оттуда уходить.
   Какие неприятности?
   Не 37-й, конечно, год, но за лишние слова уже можно было поплатиться. Сапармурат очень сильно развил службу КНБ – комитета национальной безопасности. За каждое слово могли посадить. Абсолютно любого человека можно было взять на улице и сделать всё, что хочешь. К тому же я по маме русский, а по папе – азербайджанец, а русских тогда просто, без шума и пыли, выдавливали из страны. Увольняли, не принимали на работу, не давали возможности получать высшее образование…
   Если ты сбежал из армии, то сможешь ли вернуться в страну? Это ведь классифицируется как дезертирство.
   Это исключено. Мне незачем туда возвращаться, я гражданин России, да там и не осталось никого из друзей и близких, кроме брата. Я в Туркмению съездил бы, когда страна отойдёт от Сапармурата, но только на экскурсию.
   А как брат пережил выдавливание русских?
   Он сводный брат по отцу – чистый азербайджанец, ему там проще, он же «чёрный». Зато сюда он не приедет ни при каких обстоятельствах.
   Как сбежал из армии?
   Я служил в Ашхабаде. Просто вышел за ворота в центре города, пошёл на вокзал. Проводник проникся моей ситуацией и вывез меня из Туркменистана. Так в январе 1994-го приехал в Москву. Но здесь у меня тоже возникли неприятности с законом – по глупости, по юношеству. Пришлось посидеть пару лет. Не хочу вдаваться в подробности, но я никого не ограбил, не убил, не изнасиловал.
 //-- «Я не был акулой, и акулы меня перекусили» --// 
   Как получил российское гражданство?
   В 1996 году, после заключения, я приехал в маленький город в Нижегородской области, куда переехала моя мать. Это её историческая родина, она в молодости уехала оттуда в Туркменистан по разнарядке. В области я прописался и получил гражданство, а через 9 месяцев вернулся в Москву.
   Учился?
   Я поступал в одну академию на юридический факультет, проучился полгода. Но потом понял, что юрист из меня не получится. Да я и поступал-то на спор на самом деле. У меня была знакомая девушка, её мать работала там кем-то в руководстве. Она мне как-то в запале сказала, что в эту академию мне никогда не поступить. Ну, я пошёл и поступил. Потом организовывал всякие разные полулегальные конторки. Тогда было совершенно дикое налоговое законодательство: если платишь налоги честно, то ещё и должен останешься. Открывал агентство недвижимости, транспортное агентство, торговые компании – всего и не вспомнишь. В прошлом году закрылся последний проект – строительная компания.
   Почему ни один из проектов не перерос в постоянный бизнес?
   Из меня плохой бизнесмен. Зато организатор хороший. Я с улицы пришёл в строительный бизнес, месяца за три вошёл в тендер на подряд губернатора по восстановлению Подмосковья. В принципе, с улицы туда не попадают, а я попал достаточно легко. И какое-то время там проработал. Но там надо постоянно следить за происходящим, получать информацию, интриговать. А я не акула бизнеса. Другие акулы вовремя подсуетились и перекусили меня. После этого я пришёл в New Media Stars Константина Рыкова, занимался организацией Фестиваля любви.
   Как ты от всей этой разноплановой деятельности перешёл к литературе?
   Вообще, я писал всегда. Я же ко всему прочему несколько лет являюсь редактором литературного клуба Литпром ру. Там публиковал свои рассказы, к тому же у меня уже лежала пара написанных глав «Гастарбайтера». Я вообще люблю сидеть за компьютером, я живу в Интернете. Мои московские контакты, а их более тысячи, появились в той или иной степени благодаря Интернету. Интернет сделал мою жизнь.
   Ты говоришь, что «Гастарбайтера» начал писать давно. Почему долго не брался за продолжение?
   После закрытия этой строительной организации у меня были не те финансовые возможности. Всё, что было, я вложил в неё, вплоть до машины. У меня ничего не осталось, а чтобы написать книгу, надо иметь возможность сидеть дома и заниматься ею. Разговор о «Гастарбайтере» вообще зашёл случайно. Просто когда Костя Рыков узнал, что это за книга, он решил, что неплохо было бы её издать. Я пошёл домой и начал писать.
 //-- Избавление от иллюзий --// 
   Твой герой приезжает в столицу без денег, без родственников и знакомств. Его основная цель – выжить?
   Главная задача заключалась не просто в выживании. Выжить в Москве на самом деле очень просто, если ты беспринципная, бездуховная скотина. Мой герой – достаточно моральный человек, и ему однозначно тяжелее.
   Что ты думаешь об извечном конфликте Москвы и провинции?
   Конфликт заключается исключительно в том, что провинция не имеет понятия, как живёт столица.
   Они считают, что тут мёдом намазано, а это не так. Здесь впахивают так, как в провинции и не снилось. С такими иллюзиями многие сюда и едут, плохо понимая, что их здесь ожидает. Эта книга написана про миллионы людей, которые сталкиваются и будут сталкиваться с приезжими каждый день. Потому что сюда ехали, едут и ехать будут.
   Твою книгу можно рассматривать как инструкцию по выживанию в столице?
   Отчасти можно и как инструкцию рассматривать. Но это ещё и избавление от иллюзий. Москва – это же город приезжих по большому счёту, они и проявляют наибольшую активность. С тем, с чем сталкивался герой книги, так или иначе сталкивалось 90% приезжих. Это касается самых разных социальных слоёв. Кстати, в последний раз эта тема была раскрыта, я считаю, в фильме «Москва слезам не верит». Но с тех пор изменилась сама история, а об этом ещё внятно и доходчиво пока никто не написал.
   У тебя самого иллюзии были?
   Я вообще человек не склонный к иллюзиям и прекрасно представлял, куда еду. Тем более с Москвой я и раньше был знаком, знал, что легко здесь не будет. Ещё в детстве, лет в пятнадцать, мы с другом приезжали в Москву, закупали в гастрономе «Таганский» мороженое по 75 копеек, отвозили его ящиками на площадь Трёх вокзалов и продавали по 3 рубля. А в Москве закупали сигареты и везли в Туркменистан, там тогда вообще ничего не было.
 //-- «Россия для русских» --// 
   В последние годы набирает обороты тема «Россия – для русских». Тебя она как-то коснулась?
   Конечно. В своей колонке в газете «Взгляд», равно как и в своём Живом Журнале bagirov livejournal com/profile, я веду достаточно активную антифашистскую деятельность, и довольно успешно – после моих публикаций у некоторых вполне конкретных экстремистов случались немалые проблемы. То, что фашисты сейчас существуют и имеют общественную трибуну, – это, я считаю, запредельно. Я не хочу этого факта понимать и принимать и всегда буду с этим активно бороться.
   К гастарбайтерам есть набор традиционных претензий: что занимают рабочие места москвичей, что соглашаются на более низкую оплату труда, демпингуя зарплаты.
   Да ничьи они места не занимают. Покажи мне москвича, который за 300—400 долларов пойдёт дворником работать. Или те же таджики, которые в жёлтых касках бегают по улицам. Они же приехали сюда не жить, а зарабатывать, у них там семьи остались, которые кормить надо.
 //-- Подмосковный снобизм --// 
   У тебя в книге есть такой феномен, как «подмосковный снобизм». Ты где его увидел?
   У главного героя была любимая девушка. Её мать из Подмосковья, а отец приехал когда-то из Белоруссии. Отец и девушка имеют высшее образование, мать – не имеет. На каком-то этапе главный герой знакомится с её матерью, и та у него интересуется: «А какое у вас образование, молодой человек?» Он: «Да никакого, не сложилось». А на тот момент у него наладился бизнес, и всё у него было вполне благополучно. И она начинает возмущаться: «Да как можно! Понаехали! А ну-ка дайте ваш паспорт, я вас запишу, а то мало ли что… И как вообще можно жить без образования?»
   Откуда берётся такой снобизм? Как в известной поговорке – москвичи очень быстро забывают, откуда родом они сами?
   Это недалёкие люди пэтэушного формата, которые считают, что если они родились в Москве или Подмосковье, то они уже над любым приезжим имеют превосходство. Сколько бы лет человек ни прожил в Москве, если он здравомыслящий и у него всё в порядке с самоидентификацией, этого подмосковного снобизма у него никогда не возникнет.
   История твоего героя не имеет чёткого окончания. Будешь писать продолжение?
   Конец я решил подвесить, так как мне не очень хотелось заканчивать эту тему. Мне кажется, что я далеко не все сказал.




скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Поделиться ссылкой на выделенное