array(70) { [0]=> string(5) "68369" ["id"]=> string(5) "68369" [1]=> string(14) "Александр Дюма" ["a_name"]=> string(14) "Александр Дюма" [2]=> string(14) "Дюма Александр" ["a_name2"]=> string(14) "Дюма Александр" [3]=> string(4) "8921" ["a_id"]=> string(4) "8921" [4]=> string(14) "duma-aleksandr" ["a_id2"]=> string(14) "duma-aleksandr" [5]=> string(13) "Женская война" ["b_name"]=> string(13) "Женская война" [6]=> string(5) "proza" ["g_id"]=> string(5) "proza" [7]=> string(5) "Проза" ["genre"]=> string(5) "Проза" [8]=> string(12) "jenskaa-_861" ["b_id"]=> string(12) "jenskaa-_861" [9]=> string(3) "txt" ["b_format"]=> string(3) "txt" [10]=> string(3) "776" ["b_size"]=> string(3) "776" [11]=> string(4) "6906" ["b_count"]=> string(4) "6906" [12]=> string(16) "jenskaa-_861.jpg" ["cover"]=> string(16) "jenskaa-_861.jpg" [13]=> string(215) "Это увлекательный роман Александра Дюма-отца «Женская война», в котором честолюбивые планы героев, готовых ради их воплощения на отчаянные авантюры, тесно переплетаются с любовными историями и дворцовыми интригами. " ["book_about"]=> string(215) "Это увлекательный роман Александра Дюма-отца «Женская война», в котором честолюбивые планы героев, готовых ради их воплощения на отчаянные авантюры, тесно переплетаются с любовными историями и дворцовыми интригами. " [14]=> string(4920) "
скачать книгу

Приключения

Актея
скачать книгу

Приключения

Короли Вероны
скачать книгу

Любовные/женские романы

Обретенная любовь
скачать книгу

Любовные/женские романы

Невеста страсти
скачать книгу

Приключения

Игра королей
скачать книгу

Любовные/женские романы

Ангел во плоти
скачать книгу

Любовные/женские романы

Любовница бродяги
скачать книгу

Приключения

Дочь императора
скачать книгу

Любовные/женские романы

Обман герцога
скачать книгу

Любовные/женские романы

Рыцарь прерий
" ["seems_book"]=> string(4920) "
скачать книгу

Приключения

Актея
скачать книгу

Приключения

Короли Вероны
скачать книгу

Любовные/женские романы

Обретенная любовь
скачать книгу

Любовные/женские романы

Невеста страсти
скачать книгу

Приключения

Игра королей
скачать книгу

Любовные/женские романы

Ангел во плоти
скачать книгу

Любовные/женские романы

Любовница бродяги
скачать книгу

Приключения

Дочь императора
скачать книгу

Любовные/женские романы

Обман герцога
скачать книгу

Любовные/женские романы

Рыцарь прерий
" [15]=> string(2) "41" ["p_count"]=> string(2) "41" [16]=> string(1) "1" ["fb2"]=> string(1) "1" [17]=> string(1) "1" ["book_enable"]=> string(1) "1" [18]=> string(1) "0" ["has_affil"]=> string(1) "0" [19]=> string(13) "ЖЕНСКАЯ ВОЙНА" ["upper_title"]=> string(13) "ЖЕНСКАЯ ВОЙНА" [20]=> string(1) "0" ["forbitten_for_hub"]=> string(1) "0" [21]=> string(2) "16" ["adult"]=> string(2) "16" [22]=> string(6) "125436" ["hub_id"]=> string(6) "125436" [23]=> string(36) "c1a932f0-1538-45de-8f71-ff17c4884244" ["global_book_id"]=> string(36) "c1a932f0-1538-45de-8f71-ff17c4884244" [24]=> string(31) "aleksandr-duma/zhenskaya-voyna/" ["litres_url"]=> string(31) "aleksandr-duma/zhenskaya-voyna/" [25]=> string(1) "1" ["allow_online_reading"]=> string(1) "1" [26]=> string(1) "1" ["copyright_read_online"]=> string(1) "1" [27]=> string(1) "2" ["sell_open"]=> string(1) "2" [28]=> string(1) "4" ["sell_part_open"]=> string(1) "4" [29]=> string(1) "0" ["allow_drm"]=> string(1) "0" [30]=> string(2) "16" ["public_domain"]=> string(2) "16" [31]=> string(1) "0" ["public_domain2"]=> string(1) "0" [32]=> string(1) "1" ["you_can_sell"]=> string(1) "1" [33]=> string(19) "2013-04-24 13:32:56" ["available_date"]=> string(19) "2013-04-24 13:32:56" [34]=> string(1) "0" ["can_preorder"]=> string(1) "0" } Читать бесплатно книгу Женская война, Александр Дюма (30-я страница книги)
Александр Дюма.

Женская война

(страница 30 из 41)

скачать книгу бесплатно

– Ваше высочество делает мне честь, напоминая о моей преданности.

– Хорошо. Мы произведем его в полковники нашей армии, если он еще только капитан, и в генералы, если он только полковник. Ведь он, вероятно, верен нам, надеюсь?

– Он был в Лане, ваше высочество, – отвечала Клара с хитростью, которой научилась с некоторого времени в дипломатических занятиях.

– Прекрасно! Теперь мне остается узнать только одно, – прибавила принцесса.

– Что такое?

– Имя счастливца, которому принадлежит сердце храбрейшей из моих воинов и которому скоро вся ты будешь принадлежать.

Клара собиралась произнести имя Каноля, как вдруг на дворе раздался топот лошади и послышался говор, всегда сопровождающий человека, приехавшего с важным известием. Принцесса услышала и топот и говор и подбежала к окну. Курьер, весь в поту и в пыли, соскочил с лошади и рассказывал что-то людям, окружавшим его. По мере того как он говорил, на лицах слушателей выражалось уныние. Принцесса не могла удержать нетерпения, открыла окно и закричала:

– Впустите его сюда.

Курьер поднял голову, узнал принцессу и бросился бежать по лестнице. Через минуту он явился в комнату, в грязи, с растрепанными волосами, как был в дороге, и сказал, задыхаясь:

– Простите, ваше высочество, что я осмеливаюсь явиться к вам в таком виде. Но я привез страшную новость: Вер капитулировал.

Принцесса отступила на шаг, Клара с отчаянием опустила руки. Лене, вошедший за вестником, побледнел.

Пять или шесть человек, забыв уважение к принцессе, тоже вошли в комнату и стояли в изумлении.

– Господин Равальи, – сказал Лене курьеру, – повторите ваши слова, я не могу поверить…

– Извольте: Вер капитулировал!

– Сдался! – повторила принцесса. – А что же ваш вспомогательный отряд?

– Мы опоздали, ваше высочество. Мы пришли в ту самую минуту, как Ришон сдался.

– Ришон сдался! – вскричала принцесса. – Подлец!

От этого восклицания принцессы все присутствовавшие вздрогнули, однако же все молчали, кроме Лене.

– Принцесса, – сказал он строго и не потворствуя гордости принцессы, – не забывайте, что честь преданных вам людей зависит от ваших слов, как жизнь их зависит от судьбы. Не называйте подлецом храбрейшего из ваших слуг, или, в противном случае, завтра же самые вернейшие оставят вас, видя, как обращаетесь вы с ними, и вы останетесь одни, без защиты…

– Лене!.. – вскричала принцесса.

– Повторяю вашему высочеству, что Ришон – не подлец, что я отвечаю за него моею головою, и если он сдался, то, верно, не мог поступить иначе.

Принцесса, побледнев от гнева, хотела отвечать ему с обыкновенной своею гордой запальчивостью, но, увидав, что все лица отвертываются от нее, что все глаза не хотят встретиться с ее глазами, что Лене гордо поднял голову, а Равальи потупил глаза в землю, она поняла, что в самом деле погибнет, если будет придерживаться своей неуместной системы. Поэтому она призвала на помощь обыкновенные свои сетования.

– Как я несчастна! – сказала она. – Все изменяет мне – и судьба и люди.

Ах, сын мой! Бедный сын мой! Ты погибнешь, как погиб отец твой!

Крик слабой женщины, порыв материнской горести всегда находят отголосок в сердцах. Эта комедия, уже часто удававшаяся принцессе, и теперь произвела эффект.

Между тем Лене заставил Равальи рассказывать подробности капитуляции Вера.

– А, я это знал! – сказал он через несколько минут.

– Что такое? – спросила принцесса.

– Что Ришон не подлец!

– А почему вы знаете?

– Потому что он держался два дня и две ночи, потому что он схоронил бы себя под развалинами своей крепости, разбитой ядрами, если бы рота не взбунтовалась и не принудила его сдаться.

– Следовало умирать, а не сдаваться, – сказала принцесса.

– Ах, ваше высочество, разве умираешь, когда захочется? – возразил Лене. – По крайней мере, – прибавил он, обращаясь к Равальи, – он, сдаваясь, обеспечил себе жизнь?

– Кажется, нет, – отвечал Равальи. – Какой-то лейтенант из гарнизонных вел переговоры с неприятелем, так что во всем этом есть измена, и Ришон был выдан без всяких условий.

– Видите ли! – вскричал Лене. – Тут измена! Ришон выдан! Я знаю Ришона, знаю, что он не способен не только к подлости, но даже к слабости. Ах, ваше высочество, – продолжал Лене, обращаясь к принцессе, – изволите слышать? Ему изменили, его предали. Так займемся его участью как можно скорее! Переговоры вел его лейтенант, говорите вы, господин Равальи? Над головой бедного Ришона висит страшное несчастие. Пишите, ваше высочество, пишите скорее, умоляю вас!

– Писать! – сказала принцесса с досадой. – Я должна писать, к кому, зачем?

– Чтобы спасти его.

– Э, – сказала принцесса, – когда сдают крепость, то принимают свои меры.

– Но разве вы не изволите слышать, что он не сдавал крепость? Разве вы не слышите, что говорит капитан?.. Ему изменили, его предали, может быть! Не он вел переговоры, а его лейтенант.

– Что могут ему сделать, вашему Ришону? – спросила принцесса.

– Что ему сделают? Вы забыли, какою хитростью занял он крепость Вер? Вы забыли, что мы дали ему бланк герцога д’Эпернона, что он держался против королевской армии в присутствии короля и королевы, что Ришон первый поднял знамя бунта, что на нем захотят показать пример? Ах, ваше высочество, умоляю вас, напишите к маршалу де ла Мельере, пошлите к нему курьера или парламентера.

– А какое поручение дадим мы ему?

– Какое? Чтобы он всеми средствами спас жизнь храброму воину… Если вы не поспешите… О, я знаю королеву… И теперь, может быть, ваш курьер опоздает.

– Опоздает? А разве у нас нет заложников? Разве у нас нет в Шантильи и здесь пленных офицеров из королевской армии?

Клара встала в испуге.

– Ваше высочество, ваше высочество! – вскричала она. – Исполните просьбу Лене… Мщение не возвратит свободы Ришону!

– Дело идет не о свободе, а о его жизни, – сказал Лене со своею мрачною настойчивостью.

– Хорошо, – отвечала принцесса, – мы сделаем то же, что те сделают: тюрьму за тюрьму, плаху за плаху.

Клара вскрикнула и упала на колени.

– Ваше высочество, – сказала она, – Ришон друг мой. Я пришла к вам просить милости, и вы обещали не отказать мне. Так вот о чем прошу я вас: употребите всю вашу власть, чтобы спасти Ришона.

Принцесса даровала Кларе то, в чем отказывала советам Лене. Она подошла к столу, взяла перо и написала к маршалу де ла Мельере письмо, в котором просила выменять Ришона на любого из королевских офицеров, находящихся у нее в плену. Написав письмо, она искала глазами, кого бы послать парламентером. Тут Равальи, страдавший еще от раны, измученный недавнею поездкой, предложил себя с условием, чтобы ему дали свежую лошадь. Принцесса позволила ему распоряжаться своей конюшней, и капитан поскакал, подстрекаемый криками толпы, убеждениями Лене и просьбами Клары.

Через минуту послышались громкие восклицания народа, которому Равальи объяснил цель своей поездки. Чернь в восторге громко кричала:

– Принцессу! Герцога Энгиенского!

Принцессе наскучило это ежедневное усердие, более похожее на требование, чем на просьбу, и она хотела не исполнить народного желания. Но, как всегда случается в подобных обстоятельствах, чернь упорствовала, и крики скоро превратились в бешеный рев.

– Пойдем, – сказала принцесса, взяв сына за руку, – пойдем! Мы здесь рабы, надобно повиноваться.

И, вооружив лицо милостивою улыбкою, она вышла на балкон и поклонилась народу, которого она была рабой и повелительницей.

XVI

В ту минуту, как принцесса и сын ее показались на балконе при радостных криках толпы, вдруг раздались в отдалении флейты и барабаны.

В ту же секунду шумная толпа, осаждавшая дом, где жила принцесса, повернулась в ту сторону, откуда неслись звуки барабанов, и, не заботясь о законах приличия, прошла по направлению этой музыки. Это было очень просто. Жители Бордо уже десять, двадцать, сто раз видели принцессу, а барабаны обещали им что-нибудь новенькое.

– Они, по крайней мере, откровенны, – сказал с улыбкою Лене, стоявший за раздраженною принцессой. – Но что значат эти крики и эта музыка? Признаюсь, так же, как и этим плохим льстецам, мне хочется узнать…

– Так бросьте меня и вы, – отвечала принцесса, – и извольте бежать по улице.

– Сейчас бы это сделал, если бы был уверен, что принесу вашему высочеству радостную весть.

– О, я уже не жду радостных вестей, – сказала принцесса, подняв печальный взор к светлому небу, которое расстилалось над ее головою. – Нам везде неудача.

– Вы знаете, – отвечал Лене, – что я не привык обманывать себя надеждами. Однако же я почти уверен, что этот шум предвещает нам счастливое событие.

Действительно, все более и более приближавшийся шум, рукоплескания густой толпы, которая поднимала руки и махала платками, убедили даже принцессу, что новость должна быть хорошая. Она начала прислушиваться так внимательно, что даже забыла обиду, нанесенную ей чернью.

Она услышала, что кричали:

– Пленник, пленник! Комендант Брона!

– Ага! – сказал Лене. – Комендант Брона у нас в плену! Дело хорошее! Он будет у нас порукою за Ришона.

– Да разве у нас нет уже коменданта Сен-Жоржа? – возразила принцесса.

– Я очень счастлива, – сказала маркиза де Турвиль, – что план мой касательно Брона так удался.

– Маркиза, – отвечал Лене, – не будем льстить себя такою полною победою. Случай играет планами мужчин, а иногда и планами женщин.

– Однако же, милостивый государь, – возразила маркиза с обыкновенной своею самоуверенностью, – если комендант взят, то взята и крепость.

– Ну, это еще не совершенно верно, маркиза! Но успокойтесь: если мы вам обязаны этим двойным успехом, то я первый, как и всегда, поздравляю вас.

– Одно удивляет меня, – сказала принцесса, ища в этом счастливом событии той стороны, которая могла обидеть ее аристократическую гордость, – как я первая не узнала об этой новости? Это неизвинительная неучтивость, и герцог де Ларошфуко всегда так делает.

– Ах, ваше высочество, у нас так мало солдат, а вы хотите, чтобы мы еще рассылали их гонцами. Нельзя требовать слишком многого. Когда получают добрую весть, следует принимать ее с радостью, не заботясь, каким образом она к нам доходит.

Между тем толпа увеличивалась, потому что все отдельные группы сливались с нею, как ручейки сливаются с рекою. Посреди этой толпы, состоявшей из нескольких тысяч человек, шло тридцать солдат, а посреди солдат шел пленник, которого, как казалось, солдаты защищали от народной ярости.

– Смерть! Смерть ему! – кричала толпа. – Смерть коменданту Брона!

– Ага, – сказала принцесса, улыбаясь с торжеством, – решительно есть пленник, и, кажется, притом комендант Брона.

– Точно так, ваше высочество, – отвечал Лене, – и притом, кажется, пленник находится в страшной опасности. Слышите угрозы? Видите, какое бешенство? Ах, ваше высочество, они растолкают солдат и разорвут его на куски! О, тигры! Они чуют кровь и хотят упиться ею.

– Пускай они делают, что хотят! – вскричала принцесса с кровожадностью, свойственной женщинам, когда они предаются дурным наклонностям. – Оставьте их! Ведь это кровь врага!

– Но, ваше величество, – возразил Лене, – враг этот находится под прикрытием принца Конде, подумайте об этом. Притом, может быть, Ришон, наш храбрый Ришон, подвергается точно такой же участи? Ах, они отобьют солдат! Если они доберутся до него, он погиб!

Лене обернулся и закричал:

– Отправить двадцать человек на помощь солдатам, двадцать человек решительных и смелых! Если дотронутся до пленника, то вы ответите мне вашими головами. Ступайте!

Тотчас двадцать мушкетеров из городской милиции, принадлежавшие к лучшим семействам бордоских жителей, спустились, как поток, по лестнице, пробились сквозь толпу и присоединились к отряду. Они едва не опоздали: несколько рук, подлиннее и порешительнее прочих, успели уже оборвать фалды у синего мундира пленного коменданта.

– Благодарю вас, господа, – сказал он, – вы вырываете меня из челюстей каннибалов. Это очень хорошо с вашей стороны. Ну, если они всегда так едят людей, то скушают всю королевскую армию в сыром виде, когда она придет осаждать город.

Он засмеялся и пожал плечами.

– Какой храбрец! – сказали в толпе, увидав спокойствие пленника, может быть, несколько притворное, и повторяя его выходку. – Да он настоящий храбрец! Он ничего не боится! Да здравствует комендант!

– Пожалуй, извольте, – отвечал пленный, – да здравствует комендант Брона! Мне было бы очень хорошо, если бы он здравствовал.

Бешенство народа тотчас превратилось в удивление, и это удивление тотчас разразилось в энергических выражениях.

Вместо мучительной смерти торжество досталось коменданту, то есть нашему другу Ковиньяку.

Читатель, вероятно, уже догадался, что это был Ковиньяк, так печально вступивший в Бордо под пышным названием коменданта Брона.

Под прикрытием солдат и под защитою своей неустрашимости пленник добрался до дома принцессы. Половина стражи осталась у ворот для охранения их, а другая половина повела его к принцессе.

Ковиньяк гордо и спокойно вошел в комнату, но надобно признаться, что под геройскою наружностью сердце его сильно билось.

Его узнали при первом взгляде на него, хотя толпа порядочно попортила ему синий мундир, золотые галуны и перо на шляпе.

– Ковиньяк! – вскричал Лене.

– Господин Ковиньяк – комендант в Броне! – сказала принцесса. – Да это просто измена!

– Что вы изволите говорить, ваше высочество? – спросил Ковиньяк, понимая, что настала минута, когда ему понадобится все его хладнокровие и особенно весь его ум. – Мне кажется, вы изволили что-то сказать про измену.

– Да, тут измена. С каким титулом осмелились вы явиться передо мною?

– С титулом коменданта Брона.

– Так вы видите сами измену. Кто дал вам звание коменданта?

– Мазарини.

– Измена еще хуже, говорю вам. Вы комендант Брона, и ваша рота предала Вер. Вы получили звание за ваш подвиг!

При этих словах самое естественное удивление выразилось на лице Ковиньяка. Он осмотрелся, как бы отыскивая человека, к которому могут относиться эти странные слова, но, убедившись, что обвинение падает решительно на него, он опустил руки по швам с непритворным отчаянием.

– Моя рота предала Вер? – повторил он. – И вы упрекаете меня этим?

– Да, я. Представляйтесь, что вы этого не знаете, притворяйтесь удивленным. Да, вы, кажется, хороший актер, но меня не обманут ни ваши слова, ни ваши гримасы, как бы они превосходно ни согласовались.

– Я вовсе не притворяюсь, – отвечал Ковиньяк, – как могу я знать, что происходит в Вере, когда я там во всю жизнь ни разу не был?

– Неправда! Неправда!

– Мне нечего отвечать на подобные обвинения. Вижу только, что вы изволите гневаться на меня… Припишите откровенности моего характера то, что я защищаюсь так свободно. Я думал, напротив того, что могу пожаловаться на вас.

– На меня! – вскричала принцесса Конде, удивленная такою дерзостью.

– Разумеется, ваше высочество, – отвечал Ковиньяк, не смущаясь. – Основываясь на вашем честном слове и на слове господина Лене, который теперь здесь, я собрал роту храбрых людей, и обещания мои им тем священнее, что все они были основаны тоже на моем честном слове. Потом я пришел просить у вашей светлости обещанных денег… самую безделицу… тридцать или сорок тысяч ливров… Да и деньги-то следовали не мне, а храбным воинам, которых я доставил партии господ принцев. И что же? Ваше высочество отказали мне… Да, отказали!.. Ссылаюсь на господина Лене.

– Правда, – сказал Лене, – когда господин Ковиньяк приходил, у нас не было денег.

– А разве вы не могли подождать? Разве верность ваша и ваших людей рассчитана была по часам?

– Я ждал столько времени, сколько назначил мне сам герцог де Ларошфуко, то есть целую неделю. Через неделю я опять явился. В этот раз мне решительно отказали. Ссылаюсь на господина Лене.

Принцесса повернулась к советнику, губы ее были сжаты, брови нахмурены, глаза горели.

– К несчастию, – сказал Лене, – я должен признаться, что господин Ковиньяк говорит правду.

Ковиньяк гордо поднял голову.

– И что же, ваше высочество? – продолжал он. – Что сделал бы интриган в подобном случае? Интриган продал бы королеве себя и своих солдат. Но я… я терпеть не могу интриг и потому распустил всех моих людей, возвратив каждому из них его честное слово. Оставшись совершенно один, я сделал то, что советует мудрый в случае сомнения: я ни в чем не принимал участия.

– А ваши солдаты! А ваши солдаты! – закричала принцесса с гневом.

– Я не король и не принц, – отвечал Ковиньяк, – но простой капитан, у меня нет ни подданных, ни вассалов, и потому я называю моими солдатами только тех, кому я плачу жалованье. А раз мои солдаты равно ничего не получили, о чем свидетельствует господин Лене, то и получили свободу. Тогда-то, вероятно, они восстали на нового своего начальника. Как тут помочь? Признаюсь, что не знаю.

– Но вы сами вступили в партию короля? Что вы на это скажете? Что ваше бездействие надоело вам?

– Нет, ваше высочество, но мое бездействие, самое невинное, показалось подозрительным королеве. Меня вдруг арестовали в гостинице «Золотого Тельца» на Либурнской дороге и представили ее величеству.

– И тут-то вы вступили в переговоры?

– Ваше высочество, в сердце деликатного человека много струн, за которые можно затронуть его. Душа моя была уязвлена, меня оттолкнули от партии, в которую я бросился со слепою доверенностью, со всем жаром, со всем пылом юности. Меня привели к королеве два солдата, готовые убить меня, я ждал упреков, оскорблений, смерти. Ведь все-таки я хоть мысленно служил делу принцев. Но случилось противное тому, чего я ждал… Меня не наказали, не лишили меня свободы, не послали в тюрьму, не возвели на эшафот… Напротив, великая королева сказала мне:

«Храбрый и обманутый юноша, я могу одним словом лишить тебя жизни, но ты видишь, там были к тебе неблагодарны, а здесь будут признательны. Теперь ты будешь считаться между моими приверженцами. Господа, – сказала она, обращаясь к моим стражам, – уважайте этого офицера, я оценила его достоинства и назначаю его вашим начальником. А вас, – прибавила она, повертываясь ко мне, – вас назначаю я комендантом в Брон: вот как мстит французская королева».

Что мог я возражать? – продолжал Ковиньяк своим обыкновенным голосом, переставая передразнивать Анну Австрийскую полукомическим и полусентиментальным тоном. – Что мог я возражать? Ровно ничего! Я был обманут в самых сладких надеждах, я был обижен за бескорыстное усердие мое к вам, которой я имел случай – с радостью вспоминаю об этом – оказать маленькую услугу в Шантильи. Я поступил, как Кориолан, перешел к вольскам.

Эта речь, произнесенная драматическим голосом и с величественными жестами, произвела большой эффект на слушателей. Ковиньяк заметил свое торжество, потому что принцесса побледнела.

– Наконец позвольте же узнать, кому вы верны?

– Тем, кто ценит деликатность моего поведения, – ответил Ковиньяк.

– Хорошо. Вы мой пленник.

– Имею честь быть вашим пленником, но надеюсь, что вы будете обращаться со мною как с дворянином. Я взят в плен, это правда, но я не сражался против вас. Я ехал в свою крепость, как вдруг попал на отряд ваших солдат и они захватили меня. Я ни одну секунду не скрывал ни звания, ни мнения своего. Повторяю: прошу, чтобы со мной обращались не только как с дворянином, но и как с комендантом.

– Хорошо, – отвечала принцесса. – Тюрьмою вам назначается весь город; только поклянитесь честью, что не будете искать случая бежать.

– Поклянусь во всем, в чем угодно вашему высочеству.

– Хорошо. Лене, дайте пленнику формулу присяги, мы примем его клятву.

Лене продиктовал присягу Ковиньяку. Ковиньяк поднял руку и торжественно поклялся не выходить из Бордо, пока сама принцесса не снимет с него клятвы.

– Теперь можете идти, – сказала принцесса, – мы верим вашему дворянскому прямодушию и вашей чести воина.

Ковиньяк не заставил повторить этих слов два раза, поклонился и вышел, но, уходя, он успел заметить жест Лене, который значит: он прав, а виноваты мы, вот что значит скупиться в политике.

Дело в том, что Лене, умевший ценить людей, понял всю тонкость характера Ковиньяка. И именно потому, что не обманывал себя доводами, высказанными Ковиньяком, удивлялся, что он так ловко выпутался из самого затруднительного положения, в котором может быть изменник.

Ковиньяк сошел с лестницы в раздумье, подпирая подбородок рукою и рассуждая:

– Ну, теперь надобно продать им моих людей тысяч за сто, и это очень возможно, потому что честный и умный Фергюзон выговорил себе и своим полную свободу. Ну, рано или поздно мне это удастся. Увидим, – прибавил Ковиньяк, совершенно утешаясь, – мне кажется, я не дурно сделал, что отдался им в руки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Поделиться ссылкой на выделенное