Дуглас Престон.

Каньон Тираннозавра

(страница 2 из 32)

скачать книгу бесплатно

– Подождите, – сказал Том, – это не я стрелял в вас.

Раненый пристально всмотрелся в Бродбента, и ужас его сменился чем-то иным. Надеждой. Человек поглядел на свою руку, как бы куда-то указывая.

Том проследил за его взглядом и увидел, что человек сжимает маленький блокнот в кожаном переплете.

– Возьми… – прохрипел несчастный.

– Не разговаривайте, не надо.

– Возьми его

Том взял блокнот. Обложка была липкой от крови.

– Это для Робби… – выдохнул раненый, и рот его от неимоверного усилия исказился судорогой. – Для дочки моей… Обещай, что ей отдашь… Она узнает, как найти…

– Что найти?

– Клад…

– Не надо сейчас об этом. Мы скоро выберемся отсюда. Просто потерпите…

Дрожащей рукой человек с силой ухватил Тома за рубашку.

– Это для нее… для Робби… больше ни для кого… Бога ради, только не в полицию… Ты должен мне обещать… – Он отчаянно рванул рубашку Тома, то было последнее судорожное усилие умирающего.

– Я обещаю.

– Скажи Робби… что я… люблю…

Взгляд раненого блуждал. Рука ослабела и соскользнула вниз. А еще – Том почувствовал – человек перестал дышать.

Снова искусственное дыхание. Безрезультатно. Через десять минут бесплодных попыток Том снял с шеи незнакомца платок и закрыл ему лицо.

Тут Бродбента осенило: убийца наверняка где-то поблизости. Том осмотрел верхний край каньона и груды щебня вокруг. Стояла такая глубокая тишина, что казалось, насторожились сами скалы. Где же убийца? Кругом никаких следов, кроме тех, которые оставили кладоискатель и его осел. Животное, все еще навьюченное, осталось ярдах в ста от места гибели хозяина. Осел спал стоя. Преступник наверху, он вооружен. Может, Том и сейчас в поле зрения негодяя. Из оружия у Бродбента был только нож.

Надо выбираться. Том поднялся, взялся за повод, оседлал коня и пришпорил его. Тук галопом понесся вниз по каньону, миновал вход в Лабиринт. Только когда они доскакали до середины русла Хоакина, Том пустил коня рысью. На востоке, озаряя песчаное дно ущелья, поднималась огромная масляно-желтая луна.

Если гнать Тука во весь опор, можно добраться до Абикью за два часа.

3

Джимсон Мэддокс по прозвищу Доходяга шагал по дну каньона, насвистывая мотивчик из «Лихорадки субботней ночи»[5]5
  Культовый американский кинофильм эпохи музыки диско.


[Закрыть]
, и чувствовал себя на седьмом небе. Винтовка AR-15 калибра.22 разобрана, все детали вычищены и аккуратно спрятаны в расщелине, укрытой камнями.

Пустынный каньон свернул раз, потом другой. Уэзерс пытался дважды воспользоваться одной уловкой, хотел, чтоб Мэддокс потерял его в Лабиринте. Паршивый старикан мог одурачить Джимсона Э.

Мэддокса один раз. Но второй – нет уж.

Он быстро спускался по руслу, размашисто шагая худыми ногами. Несмотря на карту и навигационную систему, Мэддокс проплутал тут добрых пять дней, блуждая и в Лабиринте, и над ним. Однако не зря: он изучил Лабиринт и приличный кусок гористой местности наверху. У Мэддокса было полно времени, чтобы устроить засаду на Уэзерса, и все вышло просто отменно.

Мэддокс вдохнул легкий ароматный воздух каньона. Чем-то напоминает воздух Ирака – там Джимсон служил артиллерийским сержантом во время операции «Буря в пустыне». Если где и есть место, ни капли не похожее на тюрьму, то вот оно, здесь: никто тебя не толкает, не мельтешит перед глазами, не действуют на нервы никакие гомики, латиносы и ниггеры. Сухо, тихо и пусто.

Мэддокс обошел песчаниковую колонну у входа в Лабиринт. Темнеющий в сумерках силуэт на земле – вот он, застреленный.

Мэддокс остановился. Свежие следы копыт на песке шли по направлению к телу и потом обратно.

Он кинулся к трупу.

Убитый лежал на спине, руки вытянуты, лицо аккуратно накрыто платком. Кто-то здесь побывал. Может, даже свидетель. Он верхом, и наверняка намылится прямиком к легавым.

Мэддокс заставил себя успокоиться. Верхом? Ну и ладно, все равно до Абикью скакать пару часов, да еще сколько времени пройдет, пока тот тип вызовет полицию и вернется… Если они и отрядят вертолет, лететь-то от Санта-Фе восемьдесят миль к югу. У Мэддокса есть как минимум три часа, чтобы забрать блокнот, спрятать тело и смотаться ко всем чертям.

Он обшарил труп, вывернул карманы, обыскал рюкзак убитого. В одном из карманов нащупал камень, вытащил его и внимательно рассмотрел, посветив фонариком. Явно какой-то образец, Корвус все о них долдонил…

Остается блокнот. Не обращая внимания на кровь и вывалившиеся внутренности, Мэддокс снова обыскал тело, перевернул, обыскал с другой стороны, сердито пнул. Огляделся. Ярдах в ста – навьюченный осел, спит стоя.

Мэддокс ослабил подпругу, стянул с животного седло. Щелчком согнал с него богомола, отцепил брезентовые вьюки и вытряхнул их содержимое прямо на песок. По земле рассыпалось много всего: какая-то хиленькая на вид электронная штуковина, молотки, зубила, геологические карты, ручная навигационная система, кофейник, сковородка, пустые пакетики от продуктов, пара мотков веревки, грязное белье, старые аккумуляторы и свернутый кусок пергамента.

Его-то Мэддокс и схватил. Это оказалась грубо нарисованная карта с топорно намалеванными горными вершинами, реками, скалами, пунктирными линиями и старинными испанскими буквами, а посередине стоял, нанесенный чернилами, опять же испанским шрифтом, жирный «икс».

Карта сокровищ, дело ясное.

Странно, что Корвус о ней молчал.

Мэддокс свернул ветхий пергамент и затолкал его в карман рубашки, затем возобновил поиски блокнота. Ползая на четвереньках и шаря по земле, перетряхивая рассыпанное снаряжение, он находил все, что только может понадобиться разведчику-старателю, кроме той записной книжки.

Мэддокс еще раз осмотрел электронную штуковину. Вещица самодельная, дерьмовая – помятый металлический ящик с какими-то переключателями, круглыми шкалами и маленьким светодиодным экраном. Корвус ни о чем подобном не упоминал, но это, похоже, важная фиговина. Тоже надо прихватить.

И снова Мэддокс перетряхнул скарб убитого. Он открывал брезентовые мешки, высыпал муку и сушеные бобы, ощупью искал во вьюках потайные отделения. Отодрал от седла обивку из овечьей шерсти. Потом вернулся к трупу, в третий раз ощупал намокшую от крови одежду, нашаривая прямоугольный бугорок. И нашел только замусоленный огрызок карандаша в правом кармане.

Мэддокс сел, в голове у него стучало. Неужели тот, кто приехал верхом, забрал книжку? Он здесь объявился просто по совпадению или тут дело в другом? Мэддокса поразила ужасная мысль: тот тип на коне – соперник. Он занят тем же, что и Мэддокс, он выслеживал Уэзерса в надежде наложить лапу на его открытие. Может, чужак и прикарманил блокнот.

Ладно, Мэддокс все-таки нашел карту. И, кажись, она чуть ли не поважнее записной книжки будет.

Он поглядел по сторонам, на мертвое тело, на кровь, на осла, на кучу разбросанных вещей. Скоро объявятся копы. Огромным усилием воли Мэддокс овладел дыханием и унял колотящееся сердце с помощью медитативных техник, освоенных им в тюрьме. Он выдыхал и вдыхал, сводя частые удары в груди к мягкой пульсации. Постепенно к нему вернулось спокойствие. У него уйма времени. Он достал из кармана образец породы, повертел при свете луны, потом вытащил карту. Вот это, да еще тот аппарат – все вместе более чем устроит Корвуса.

А пока нужно закопать труп.

4

Детектив лейтенант Джимми Уиллер расположился на заднем сиденье полицейского вертолета. Уиллер чертовски устал, и гудение винтов отдавалось у него во всем теле. Он посмотрел на призрачный ночной пейзаж, проплывавший внизу. Маршрут пролегал по направлению течения реки Чама, и каждая ее излучина тускло мерцала, как клинок ятагана. Вертолет миновал маленькие населенные пункты на побережье – гроздья огней, только и всего – Пуэбло Сан-Хуан, Меданалес, Абикью. Тут и там одинокий автомобиль проползал по 84-му шоссе, отбрасывая в кромешную тьму крошечный желтый лучик. К северу от резервации, что неподалеку от Абикью, огни исчезали, дальше простирались каньоны и высились горы – то были дикие земли в районе Чамы, а еще дальше огромную территорию занимали Высокие Плоскогорья. Там никто не жил по обе стороны границы с Колорадо.

Уиллер покачал головой. И угораздило же кого-то найти свою смерть в таком месте…

Он тронул пальцем пачку «Мальборо» у себя в нагрудном кармане. Уиллер был раздражен тем, что его разбудили посреди ночи, и тем, что пришлось поднять в воздух вертолет, единственный на весь полицейский участок Санта-Фе. Уиллера злило и отсутствие помощника – тот, отключив мобильный, просаживал свой жалкий заработок за игорным столом какого-нибудь местного казино. Помимо прочего, вертолет съедал 600 долларов в час, и било это непосредственно по карману Уиллера. А ведь летать придется еще не раз. Хочешь не хочешь – придется доставить на место преступления судебно-медицинского эксперта и следственную группу. Тогда только можно будет увезти тело и начать собирать улики. А там и огласка… Может, с надеждой подумал Уиллер, это просто очередное убийство из-за наркотиков, заслуживающее лишь краткого упоминания в сводке новостей «Нью Мексикэн»…

Да, только бы это оказалось убийство из-за наркотиков.

– Вон там, в русле Хоакина. Летите на восток, – сказал пилоту Бродбент.

Уиллер взглянул на человека, испоганившего ему вечер. Высокий, поджарый, на ногах – пара изношенных ковбойских сапог, один замотан обрывком провода.

Вертолет сделал вираж, оставив реку позади.

– Вы можете чуть-чуть снизиться?

Вертолет спустился, одновременно сбавив скорость, и Уиллеру стали видны края каньона, залитые лунным светом. Сам каньон казался бездонной трещиной в земле. Черт, ну и жуткое местечко.

– Лабиринт как раз под нами, – объяснил Бродбент. – Тело лежало в том самом месте, где он соединяется с каньоном Хоакина.

Вертолет полетел еще медленнее, сделал круг. Луна стояла почти прямо над головой, освещая практически все дно каньона. Уиллер видел только серебристый песок и больше ничего.

– Спускайтесь вот на ту открытую площадку.

– Спустимся, ясное дело.

Вертолет на мгновение завис в воздухе и пошел на посадку, взметнув целый вихрь пыли из сухого русла, прежде чем коснуться земли. Через минуту он замер, пылевые облака рассеялись, и пульсирующий шум винтов затих.

– Я останусь в машине, – сказал пилот. – А вы идите, делайте, что там надо.

– Спасибо, Фредди.

Бродбент выбрался наружу, за ним последовал Уиллер. Детектив, пригнув голову и прикрыв глаза рукой от пыли, отошел на такое расстояние, куда не доходил воздушный поток от двигателя вертолета. Уиллер остановился, достал из кармана сигареты, закурил.

Бродбент зашагал впереди. Уиллер включил фонарь «Маглайт» и посветил кругом.

– Обходите все следы! – крикнул он Бродбенту. – Не хочу, чтобы ребята из следственной группы меня потом запилили.

Уиллер направил луч фонаря на вход в каньон. Там ничего не было, лишь ровный слой песка между двумя песчаниковыми склонами.

– А впереди что?

– Лабиринт, – ответил Бродбент.

– Как он идет?

– Множество каньонов поднимаются к столовой горе Меса де лос Вьехос, детектив. Потеряться там – пара пустяков.

– Ясно. – Он скользнул лучом фонарика туда-сюда по песку. – Не вижу никаких следов.

– Я тоже. Но они должны быть где-то здесь.

– Ведите.

Уиллер медленно двинулся вслед за Бродбентом. Свет фонаря едва ли требовался при такой яркой луне, он скорее мешал. Детектив выключил его.

– Все равно никаких следов не видно. – Уиллер посмотрел вперед. Весь каньон от одного склона до другого тонул в лунном сиянии и казался пустым: насколько хватало глаз – ни скалы, ни кустарника, ни следов, ни тела.

Бродбент остановился в неуверенности, огляделся.

Происходящее нравилось Уиллеру все меньше.

– Тело лежало именно здесь. И вон там должны быть хорошо видны следы моего коня…

Уиллер промолчал. Он нагнулся, затушил сигарету о песок, положил окурок в карман.

– Тело было именно здесь, я уверен.

Уиллер включил «Маглайт», посветил вокруг. Ничего. Детектив убрал фонарь, снова закурил.

– Вон там стоял осел, – продолжал Бродбент, – примерно в ста ярдах отсюда.

Не было ни следов, ни тела, ни осла, только освещенный луной пустой каньон.

– Вы уверены, что это то самое место? – спросил Уиллер.

– Абсолютно.

Уиллер заложил большие пальцы за ремень и стал наблюдать, как Бродбент ходит и внимательно разглядывает землю. Бродбент высокий, подвижный, с рыжеватыми растрепанными волосами, на нем джинсы и хлопчатобумажная рубашка. В городе говорили, он сказочно богат, однако при ближайшем рассмотрении кажется – какое уж тут богатство: сапоги разваливаются на глазах, да еще рубашка Армии спасения…

Уиллер сплюнул. Там, наверное, тысяча этих каньонов, а сейчас ночь, и Бродбент ошибся.

– Вы уверены, что это то самое место?

– Все произошло именно здесь, в устье каньона.

– Может, каньон не тот?

– Нет, не может быть.

Черт возьми, Уиллер видел собственными глазами: каньон пуст от края до края. Луна светила не хуже полуденного солнца.

– Ну, теперь ясно – это не здесь. Ни следов нет, ни тела, ни крови, – ничего.

– Детектив, здесь лежало тело.

– Пора заканчивать, мистер Бродбент.

– Вы собираетесь просто все бросить?

Уиллер сделал медленный глубокий вдох.

– Я просто говорю, нам лучше вернуться сюда утром, когда каньон примет более привычные очертания.

Нет, этому типу не вывести его из себя.

– Идите сюда, – позвал тот, – тут песок как будто разровняли.

Уиллер поглядел на Бродбента. Да кто он такой, чтобы указывать детективу?

– Я не вижу здесь никаких улик. Наш полицейский участок платит шестьсот долларов в час за эксплуатацию вертолета. Завтра мы вернемся с картами, с навигационной системой и найдем нужный каньон.

– Вы, кажется, меня не расслышали, детектив. Я никуда не пойду, пока все не разъяснится.

– Как хотите. Дорогу к выходу вы знаете. – Уиллер развернулся, пошел к вертолету, влез внутрь. – Улетаем.

Пилот снял наушники.

– А он?

– Он сумеет выбраться.

– Он вам машет.

Уиллер тихо выругался, увидел темную фигуру в ста ярдах от вертолета. Фигура размахивала руками, жестикулировала.

– Как будто нашел что, – сказал пилот.

– Боже всемогущий… – Уиллер вылез из вертолета, подошел к Бродбенту.

Тот разгреб сухой песок, добравшись до нижнего слоя – черного, мокрого, липкого.

Уиллер проглотил слюну, достал фонарь, щелкнул выключателем.

– Ох, господи, – проговорил он, отступая. – Ох, господи…

5

Доходяга Мэддокс купил синюю шелковую рубашку, шелковые трусы, а в магазине «У Селигмана» на 34-й улице – серые брюки, белую майку, шелковые носки и итальянские ботинки. Во все это он облачился в примерочной. Расплатился при помощи собственной карточки «Америкэн экспресс», своей первой законной карты, на которой значилось «Джимсон Э. Мэддокс», и вышел на улицу. Обновки несколько избавили его от беспокойства перед скорой встречей с Корвусом. Любопытно: в новеньких шмотках становишься прямо другим человеком. Мэддокс поиграл мышцами спины, чувствуя, как ткань шелестит и натягивается. Да, так лучше, гораздо лучше.

Он поймал такси, назвал адрес, и машина помчалась по направлению к крутым кварталам города.

Через десять минут Мэддокса уже проводили в обшитый панелями кабинет доктора Айэна Корвуса. Там было шикарно. В углу красовался камин, отделанный розовым мрамором, и сразу несколько окон выходило на Центральный парк. Сам британец стоял у стола, беспокойно роясь в каких-то бумагах.

Мэддокс, стиснув руки перед собой, остановился в дверях, ожидая, пока его заметят. Корвус страшно нервничал: тонкие-претонкие губы поджаты, подбородок выставлен вперед и торчит, точно нос корабля. Черные волосы зачесаны назад – наверняка по последней лондонской моде, думал Мэддокс. На Корвусе был отличный темно-серый костюм и новехонькая рубашка от «Тернбулл энд Эссер»[6]6
  «Т е р н б у л л  э н д  Э с с е р» – британская фирма-изготовитель мужских сорочек.


[Закрыть]
, в которой кончики воротника пристегиваются пуговицами. Ко всему этому полагался алый шелковый галстук.

Вот уж кому медитация сейчас не помешает, решил Мэддокс.

Корвус оставил свои бумаги и глянул поверх очков.

– А-а, уж не Джимсон ли Мэддокс вернулся с поля боя! – Его британский акцент прозвучал заметнее, чем обычно.

Корвус был примерно одного возраста с Мэддоксом – тоже чуть старше тридцати, но мужчины настолько отличались друг от друга, что казались обитателями разных планет. Странно – вместе их свела какая-то татуировка…

Корвус протянул руку, Мэддокс взял ее и ощутил уверенное пожатие, ни слишком длительное, ни чересчур короткое, не слабое, но и не напористое. Мэддокс подавил нахлынувшие чувства.

Это человек, вытащивший его из тюрьмы Пеликан Бэй.

Корвус взял Мэддокса под руку и провел к креслам, занимавшим дальний угол кабинета, прямо перед бесполезным сейчас камином. Корвус отошел ко входу, что-то сказал секретарю, потом запер дверь и сел напротив Мэддокса, беспокойно меняя положение ног, пока наконец не устроился более-менее удобно и наклонился вперед; лицо его буквально рассекло воздух, глаза горели.

– Сигару?

– Это я раньше курил, а теперь бросил.

– Молодчина. Не возражаешь, если я?..

– Черт, конечно, нет.

Корвус вынул сигару из специальной коробочки с увлажнителем, отрезал кончик. Прикурил, подождал, пока сигара хорошенько разгорится, затем опустил ее и сквозь клубы дыма поглядел на Мэддокса.

– Рад тебя видеть, Джим.

Мэддоксу нравилась манера Корвуса: тот всегда относился к Джимсону с безраздельным вниманием и разговаривал с ним на равных, как и подобает такой птице высокого полета. Этот Корвус горы свернул, чтобы вызволить его, Мэддокса, из тюрьмы, но, сделав один-единственный телефонный звонок, мог упечь обратно. Вот два факта, которые вызывали у Мэддокса сильные и противоречивые чувства, в которых он и сам пока не разобрался.

– Итак, – проговорил Корвус, откидываясь назад и выпуская струйку дыма.

Что-то в его манере всегда беспокоило Мэддокса. Он вытащил из кармана карту.

– Вот, нашел среди барахла, которое тот тип тащил с собой.

Корвус, нахмурившись, развернул карту. Мэддокс ожидал радостных возгласов. Их не последовало. Лицо Корвуса побагровело. Он резко швырнул карту на стол. Мэддокс наклонился за ней.

– Оставь себе, – бросил Корвус. – Кому она нужна? Где блокнот?

Мэддокс начал издалека.

– Вот как вышло… Я шел за Уэзерсом к Высоким Плоскогорьям, и он меня просто доконал. Я две недели прождал, пока он покажется. Ну, появился в итоге. Я устроил засаду и пристрелил его.

Воцарилась напряженная тишина.

– Ты его убил?

– Да. А по-вашему, лучше б он побежал к легавым и растрезвонил всем и каждому, что вы урвали его кусок, или как это там называется? Уж поверьте мне, Уэзерса нельзя было не грохнуть.

Продолжительная пауза.

– А блокнот?

– Так в том-то и дело, что не нашел я блокнот. Только карту. И еще вот это. – Мэддокс достал из сумки металлический ящик с переключателями и светодиодным экраном, выложил на стол.

На ящик Корвус даже не взглянул.

– Ты не нашел записную книжку?

Мэддокс сглотнул.

– Нет. Ее я так и не нашел.

– При нем должна была быть записная книжка.

– Не было ее там. Я застрелил его сверху, с края каньона, потом тащился пять миль до самого дна. Два часа почти. Когда добрался до места, оказалось, там уже кто-то побывал – видно, другой кладоискатель хотел нагреть руки. Он приехал верхом, его следы были повсюду. Я обшарил труп, обыскал осла, все вверх дном перевернул – нету никакой книжки. Я ценные вещи прихватил, следы уничтожил и тело закопал.

Корвус смотрел в сторону.

– Закопал, значит, Уэзерса и пошел сперва по следам того неизвестного типа, да сбился с пути… Хорошо, его фамилия появилась на следующий день в газетах. Он живет на ранчо к северу от Абикью, вроде бы ветеринар, лечит лошадей. Бродбентом звать. – Мэддокс замолчал.

– Записную книжку взял Бродбент, – монотонно проговорил Корвус.

– Вот и я так думаю, потому и разузнал о нем кой-чего. Он женат. Часто ездит верхом по тамошней глуши. Все его знают. Говорят, Бродбент богатый, хотя с виду нипочем не догадаться.

Корвус неотрывно смотрел на Мэддокса.

– Достану я вам этот блокнот, доктор Корвус. А что с картой? Я хочу сказать…

– Карта – фальшивка.

Опять мучительная пауза.

– А металлический ящик? – спросил Мэддокс, показав на штуковину, вытряхнутую из вьюка. – Сдается мне, там компьютер внутри. Может, на жестком диске…

– Это основной блок самодельного радара, излучение которого может проникать в земную толщу. Жесткого диска здесь нет, нужные сведения – в блокноте. Вот почему мне нужен именно блокнот, а не дурацкая карта.

Мэддокс отвел глаза, чтобы не встретить пристальный взгляд Корвуса, сунул руку в карман и, вытащив обломок породы, положил его на стеклянный стол.

– Вот еще что было у него в кармане.

Корвус уставился на камешек. Выражение лица доктора менялось на глазах. Он осторожно протянул руку и аккуратно взял кусочек породы. Затем достал из ящика стола лупу и внимательнее рассмотрел образец. Медленно прошла минута, потом другая. Наконец Корвус поднял глаза. Мэддокс с удивлением заметил, как сильно изменилось его лицо. Напряженность ушла, глаза больше не сверкали. Почти человеческий вид.

– Это… очень ценная штука. – Корвус поднялся, прошагал к своему рабочему столу, достал из выдвижного ящика пластиковый пакет с замочком и поместил камень внутрь так осторожно, будто тот был драгоценным.

– Это же образец породы, верно? – спросил Мэддокс.

Корвус наклонился, отпер какой-то шкафчик и вынул перевязанную резинкой пачку стодолларовых купюр толщиной в целый дюйм.

– Не надо, доктор Корвус. У меня деньги еще остались…

Тонкие губы доктора дрогнули.

– На любые непредвиденные расходы. – Он протянул Мэддоксу пачку. – Что делать, тебе известно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное