А. Дроздов.

Справочник психотерапевта

(страница 12 из 66)

скачать книгу бесплатно

Наиболее характерным примером символического мышления служат рисунки, стихи, а также любое другое творчество больных. Автор широко известной пьесы-сказки, страдавший шизофренией, создал образ Синей птицы, ставшей затем для всех людей символом недосягаемого, призрачного счастья.


Сверхценные идеи

Патологическое мышление зачастую выражается в таком феномене, как сверхценные идеи – гиперквантивалентные идеи, т. е. мысли, возникающие в связи с какими-то действительными фактами или событиями, однако приобретающие для человека особую значимость, определяющие все его поведение. Данное мышление характеризуется большой эмоциональной насыщенностью, сильно выраженным эмоциональным подкреплением. Так, автор, в реальности пишущий стихи, возможно, удостоившийся за свои труды похвалы, может начать думать, что он необыкновенный, чрезвычайно талантливый, гениальный поэт, и вести себя соответствующим образом. Непризнание же его окружающими он расценивает как происки недоброжелателей, зависть, непонимание и в этом своем убеждении уже не считается ни с какими реальными фактами.

Такие сверхценные идеи собственной исключительности могут возникать и по поводу других чрезвычайно переоцениваемых способностей: музыкальных, вокальных, писательских. Может переоцениваться и собственная склонность к научной деятельности, изобретательству, реформаторству. Возможны сверхценные идеи физического недостатка, недоброжелательного отношения, сутяжничества.

Человек, имеющий небольшой косметический недостаток, например, слегка оттопыренные уши, считает, что это – трагедия всей его жизни, что окружающие к нему из-за этого плохо относятся, что все его неудачи связаны только с этим «уродством». Или человека кто-то действительно обидел, и он после этого ни о чем другом уже не может думать, все его помыслы, все его внимание направлены только на это, он уже и в самых безобидных действиях видит только одно – желание ущемить его интересы, вновь задеть его. То же может касаться и сутяжничества, проявляющегося в склонности к бесконечным жалобам, рассылаемым во всевозможные инстанции, причем число этих инстанций все возрастает, так как в конечном итоге каждая инстанция, куда вначале жаловался такой сутяга, не признавшая его «правоты», сама становится объектом очередной жалобы. Сверхценные идеи обычно свойственны психопатическим личностям.


Бредовые идеи

Наиболее качественно выраженным расстройством мышления является бред.

Бредовые идеи – неправильные умозаключения, ложная убежденность, не соответствующие действительности. От обычных человеческих заблуждений бред отличается следующим:

1) он всегда возникает на болезненной основе, это всегда симптом болезни;

2) человек полностью убежден в достоверности своих ошибочных идей;

3) бред не поддается никакой коррекции, никакому разубеждению со стороны;

4) бредовые убеждения имеют для больного чрезвычайную значимость, так или иначе они влияют на его поведение, определяют его поступки.

Просто заблуждающийся человек при настойчивом разубеждении может отказаться от своих заблуждений. Никакими фактическими доказательствами бредового больного разубедить не удастся. По клиническому содержанию (по теме бреда) все бредовые идеи с известной долей схематизма можно разделить на три большие группы:

5) бредовые идеи преследования;

6) бредовые идеи величия;

7) бредовые идеи самоуничижения (депрессивный бред).


Бредовые идеи преследования

Бред отношения заключается в патологическом убеждении человека, что все имеет к нему отношение: окружающие смеются над ним, перемигиваются по его адресу, он вызывает их насмешливое или даже брезгливое к себе отношение. Такие больные перестают посещать общественные места, пользоваться общественным транспортом, ходить в театр или на лекции, так как убеждены, что стоит им только появиться, как все тут же замечают их, насмешливо улыбаются, как-то подозрительно смотрят, плохо говорят о них. Разновидностью бреда отношения является бред особого смысла (особого значения). При этом самым обычным вещам больные придают особое значение, видят в них особый для себя смысл.

Больная, увидев на столе журнал с фотографией тигра в клетке, убежденно заявляет: «Все понятно. Специально положили эту картинку, чтоб подсказать, что скоро переправят меня в тюрьму».

Сенситивный (в переводе с латинского зешШуш – «чувствительный») бред отношения формируется на основе таких особенностей личности, как застенчивость, впечатлительность, ранимость, мнительность.

Бред отравления заключается в болезненной убежденности человека в том, что его хотят отравить, поэтому он отказывается от еды, считая, что ему постоянно в пищу подсыпают яд, не принимает лекарств.

Бред воздействия может иметь много различных вариантов: больной убежден, что на него на расстоянии воздействуют гипнозом, электричеством, атомной энергией, влияя таким образом на его мышление, поступки, вызывая у него сексуальное возбуждение.

Бред преследования в собственном смысле означает патологическую убежденность в том, что «преследователи» находятся в непосредственном окружении больного, ходят за ним по улице, подстерегают его под окнами дома, под видом больных проникают вслед за ним в клинику.

Бред материального ущерба характеризуется ложной убежденностью в том, что окружающие постоянно обворовывают больного, крадут его вещи и деньги, носят его одежду, получают за него его зарплату, портят его имущество, морят его голодом. Бред материального ущерба наиболее типичен для психозов старческого возраста.


Бред порчи, бред околдования

У больного человека появляется убежденность в том, что он стал жертвой колдовства, «на него наложили заговор», «дали выпить какого-то зелья», «сглазили дурные глаза». Такой бред не следует смешивать с суевериями, когда подобные идеи носят характер простого заблуждения и не являются следствием болезни.

Бред обвинения состоит в болезненном убеждении, что окружающие обвиняют человека в каких-то неблаговидных поступках, считают вором, насильником, клеветником, а он «никак не может доказать свою невиновность», ему «все равно не верят», либо больной без конца обращается к окружающим со словами: «Я никогда не писал анонимок, умоляю вас, поверьте мне, ну почему мне никто не верит», такой бред наиболее характерен для пресенильных психозов.

Бред ревности – больной или больная немотивированно ревнуют жену или мужа, без всякого повода убеждены в супружеской неверности, они в самых невинных вещах видят «неоспоримые доказательства» своей правоты. Бред ревности может встречаться при различных заболеваниях, в частности, при алкоголизме.


Бредовые идеи величия

Бред изобретательства. Больной уверен в том, что он сделал выдающееся открытие, изобрел вечный двигатель, открыл причину рака, нашел средство для максимального продления человеческой жизни, изобрел «эликсир вечной молодости». Близок к этому бреду и бред реформаторства, когда больной убежден, что «открыл идею преобразования мира».

Бред высокого происхождения заключается в убежденности больного, что он сын всемирно известного писателя, кинозвезды, «последний отпрыск дома Романовых», а «те, кто считается сейчас родителями, всего лишь воспитатели», «подставные лица», «родители в условном смысле».

Бред богатства заключается в убежденности больного, что он «владелец несметных сокровищ», «обладает всеми золотыми запасами на земле», «ему ничего не стоит подарить каждому по миллиону долларов».

Любовный, эротический бред заключается в том, что больной или больная твердо убеждены в необыкновенно сильной любви к ним какого-то человека, возможно, даже и незнакомого, который «безумно любит его на расстоянии». Такие больные настойчиво добиваются встречи с «возлюбленным» или «любимой», буквально преследуют их, все поведение окружающих и особенно «предмета любви», по их мнению, подтверждает правильность их мысли: «Он делает вид, что мы незнакомы, потому что оберегает меня от нападок своей нелюбимой жены», «Она специально надела красное платье, чтобы показать, как сильна ее любовь ко мне», «Он специально женился, чтобы не бросить тень на мою репутацию».

Нелепый бред величия (так называемый мегаломаниче-ский). Такие больные утверждают, что «все дети на земле родились от него», «все книги, какие в мире есть, написал я, но только под разными именами», «я один могу сразу съесть десять быков». Данный вид бреда характерен для прогрессивного паралича.


Бредовые идеи самоуничижения (депрессивный бред)

Бред самоуничижения, самообвинения, виновности – весьма близкие по клиническому содержанию патологические идеи о своих мнимых ошибках, несуществующих грехах, несовершенных преступлениях («я в жизни не сделал ничего хорошего», «я не на что не годный человек»). Данные больные очень часто уверены, что своими ошибками и поступками они погубили не только свою жизнь, но и жизнь своих близких, что они «всем в тягость», «объедают окружающих». Для них характерно также ожидание наказания, убежденность в его необходимости или неизбежности («нет такой кары, которая бы соответствовала моим проступкам»). Подобные бредовые идеи особенно характерны для больных с пресенильными психозами.

Ипохондрический бред выражается в ошибочных умозаключениях по поводу состояния собственного организма, болезненной убежденности в наличии заболевания (рак, сифилис, СПИД, «воспаление всех внутренностей», нарушение обмена веществ), поражения всего организма или отдельных частей тела («кровь сгустилась, в сердце какие-то тяжи и пробки, скоро уже придет полный конец», «весь мочевой пузырь поражен, моча даже не идет»). Иногда больные утверждают, что они уже не существуют, у них нет желудка, нет кишечника («у меня уже нет желудка, да и кишечник весь сгнил», «сердце перестало работать, печень исчезла», «почки насквозь прогнили»). Такая разновидность ипохондрического бреда носит название бреда отрицания, или нигилистического бреда.

Реже бредовое отрицание касается не собственного организма, а внешнего мира: «все погибло», «солнце погасло», «земля провалилась».

У одного и того же больного может быть либо одна бредовая идея, либо сразу несколько (одновременно существование бреда величия и преследования). Также один вид бредовых идей может переходить в другой – трансформация бреда.


Индуцированное бредовое расстройство

Индуцированный бред проявляется в том, что близкий больному человек начинает разделять его бредовые идеи. Такое «прививание» болезненных взглядов бывает обычно при следующих условиях:

1) тесное совместное проживание, постоянный контакт с душевнобольным;

2) заболевший всегда пользовался большим авторитетом, безграничным доверием и сильной привязанностью, был умнее и образованнее того, кто стал в конце концов разделять его бредовые идеи; наличие у индуцируемого таких особенностей, как внушаемость, ограниченность, а в ряде случаев даже дебильность;

3) медленное развитие и некоторое правдоподобие бредовых идей у «индуктора».

По своему содержанию индуцированный бред может быть любого содержания, зачастую это бред преследования.

Индуцированный бред встречается нечасто и обычно непрочен, он быстро и бесследно исчезает при разъединении с больным человеком.

Изредка индуцированный бред возникает не у одного, а у нескольких человек. Этот факт был одной из причин широко распространенных в Средневековье так называемых психических эпидемий.

Также индуцированный бред называют подражательным помешательством (Яковенко В. И.).


Конформный бред

Конформный бред представляет собой одинаковые по содержанию бредовые идеи, возникающие у двух близких между собой психически больных (матери и дочери).


Особенности формирования бредовых идей

Независимо от клинического содержания, все бредовые идеи делятся на две основные разновидности: первичный бред и бред чувственный (образный).

Первичный бред возникает вследствие нарушения логического познания, патологической интерпретации действительности, при этом чувственное познание практически не нарушается.

При построении первичного бреда, основанного на субъективной логике, больной опирается на реальные факты и события, но трактует их очень избирательно: берется только то, что подкрепляет и способствует дальнейшему развитию бреда, в то время как все контрфакты игнорируются и отбрасываются.

Первичный бред очень стоек и является системой последовательных построений, все более расширяющейся, усложняющейся и детализирующейся. Примером первичного бреда может быть бред реформаторства, любовный, изобретательства, а также любой другой. Для больных с первичным бредом характерно то, что они довольно долго сохраняют внешне правильное поведение и трудоспособность и какое-то время этот бред не сопровождается другими психическими расстройствами.

Первичный бред может касаться и прошлого больного (так называемая бредовая ретроспекция). Например, больной, давно похоронивший любимую жену, постепенно «путем постоянного сопоставления разных фактов и их анализа» пришел к выводу, что жена была ему неверна, «развратничала и изменяла с моим же другом». Сформировавшийся бред ревности был у больного очень стоек и имел яркую тенденцию к про-грессированию за счет «припоминания и сопоставления» все новых фактов «неверности» жены. Чувственный бред возникает при нарушении преимущественно чувственного познания. В его составе преобладают яркие образные представления в виде воображения, различных фантазий, вымыслов, грез.

В отличие от первичного бреда, который какое-то время может быть единственным психопатологическим образованием, чувственный бред сразу же возникает в сопровождении ряда иных расстройств в виде галлюцинаций, страха, тревоги, психомоторного возбуждения.

Чувственный образный бред чаще всего возникает остро, как какой-то этап развития болезни, что, однако, не исключает возможности его протрагированного варианта (Снежнев-ский А. В.). Нередки такие симптомы, как бредовое восприятие, бредовая ориентировка, симптом инсценировки, симптом ложного узнавания, симптом положительного и отрицательного двойника.

Такие расстройства, часто сопутствующие друг другу или перемежающиеся, заключаются в том, что все окружающее имеет для больного какой-то особый, чаще угрожающий или даже приятный смысл: больной не в больнице, а в тюрьме, театре, в какой-то другой стране; люди вокруг специально для больного что-то разыгрывают, представляют, «инсценируют»; больной «узнает» во враче подругу своей матери, в одной из студенток – когда-то отвергнувшую его девушку. Чужие люди «подстраиваются» под родных и близких, например, незнакомый больному человек воспринимается как «принявший облик» его деда, так называемый симптом положительного двойника. При этом родные и близкие кажутся чужими, но подстраивающимися под родных и знакомых, например, пришедшую на свидание мать больной воспринимает как чужую женщину, лишь загримированную под мать, – симптом отрицательного двойника. Чувственный бред имеет различное по своей клинической фабуле содержание (бред преследования, бред особого смысла, особого значения, бред величия, одним из его проявлений может быть фантастический бред. Близок к фантастическому бреду экспансивный бред – еще одна разновидность чувственного бреда, это «как бы бесконечное фантазирование вслух» (Снежневский А. В.).


Основные бредовые синдромы Паранойяльный синдром

Данный синдром характеризуется постепенным формированием систематизированного бреда, особенно на первых порах эмоционально насыщенного и до какой-то степени правдоподобного, лишенного явных нелепостей. При этом бреде не бывает галлюцинаций (ни истинных, ни псевдогаллюцинаций). В ряде случаев рассматриваемый вид бреда может формироваться на основе сверхценной идеи. По содержанию это чаще всего бред изобретательства, ревности, физического недостатка, любовный, сутяжный.

Галлюцинаторно-параноидный синдром включает в себя бредовые идеи и галлюцинации. Одной из вариаций такого синдрома является синдром Кандинского-Клерамбо (синдром психического автоматизма). Это галлюцинаторно-параноидный синдром, состоящий из псевдогаллюцинаций, бредовых идей воздействия (психического, физического, гипнотического – разновидность бреда преследования) и явлений психического автоматизма.

Все симптомы, составляющие синдром Кандинского-Кле-рамбо, тесно между собой связаны; псевдогаллюцинации сопровождаются чувством сделанности, связаны с бредом воздействия, явления психического автоматизма, а также входящие в состав синдрома нарушения «чувство овладения» (больным «овладели») и так называемый синдром внутренней открытости. Последний очень тягостный для больных, поскольку заключается в убеждении, что все помыслы человека, в том числе и самые интимные, сейчас же становятся известны всем окружающим. Возможны такие симптомы, как «эхо мыслей», «громкое звучание мыслей» (как только человек о чем-либо подумает, тут же слышит звучание этих мыслей и уверен, что все окружающие это обязательно слышат).

Выделяют две разновидности синдрома Кандинского– Клерамбо:

1) с преобладанием псевдогаллюцинаторных расстройств (превалирование патологии образных чувственных представлений);

2) с преобладанием бреда воздействия (превалирование патологии сферы мышления).

Синдром Кандинского-Клерамбо наиболее характерен для шизофрении, хотя может иметь психогенную или экзогенно-органическую природу. В таких случаях он чаще всего фрагментарен, менее стоек, синдромально незавершен.

Парафренный синдром. Этот синдром состоит из систематизированного бреда преследования и величия (обычно фантастического характера), а также явлений психического автоматизма и псевдогаллюцинаций. Нередко сочетается с повышенным настроением.

Синдром Котара чаще всего состоит из сочетания тяжелой депрессии и бреда отрицания. Однако в состав этого синдрома могут входить и такие бредовые идеи, как бред гибели мира, бред мучительного бессмертия и бред отрицательного величия. Бред мучительного бессмертия заключается в убежденности, что больной никогда не умрет, вечно будет жить и вечно мучиться. Бред отрицательного величия, или злого могущества, характеризуется стойкой убежденностью, что уже само существование больного приносит всем окружающим, а то и всему миру, огромный вред, непоправимый ущерб.

Синдром дисморфомании характеризуется обычно триадой (Коркина М. В.), состоящей:

1) из идей физического недостатка («ноги такие уродливые», «уши, как лопухи»);

2) бреда отношения («все смотрят и смеются», «кому приятно смотреть на урода»);

3) пониженного настроения, иногда вплоть до тяжелой депрессии с мыслями о самоубийстве.

Сама идея физического недостатка чаще всего является бредом паранойяльного типа (когда мысли об уродстве касаются совершенно правильной части лица или тела), реже – сверхценной идеей (в этом случае небольшой дефект, например, несколько искривленные ноги, воспринимается как «потрясающее уродство», «позор»). Больным с идеями физического недостатка чрезвычайно свойственно стремление к «исправлению», «коррекции» тем или иным путем своего мнимого или резко переоцениваемого физического недостатка. Особенно активно они посещают хирургов, добиваясь непоказанной им косметической операции. Значительно реже мысли о том или ином физическом дефекте носят характер навязчивых образований.

Бредовые синдромы не являются чем-то постоянным и неизменным, одна их форма может переходить в другую. Так, в частности, паранойяльный синдром может сменяться синдромом Кандинского-Клерамбо, а тот в свою очередь парафренным, что нередко и бывает при параноидной шизофрении.


Навязчивые состояния

Обсессии – навязчивые состояния, переживания, при которых у человека без его воли развиваются какие-то мысли, страхи, сомнения, действия, влечения. Несмотря на критическое отношение к данным проявлениям, избавиться от них человек не в силе. Навязчивые состояния не обязательно служат проявлением болезни, зачастую встречаясь и у здоровых людей.

Разделяют отвлеченные навязчивости и образные, сопровождающиеся эмоциональными переживаниями: тревогой, страхом, эмоциональным напряжением.

Отвлеченные навязчивости: навязчивые мысли, навязчивый счет, навязчивые воспоминания ненужных событий, деталей, навязчивые действия.

Навязчивые идеи заключаются в появлении совершенно не нужных мыслей (мысли-паразиты), например, о том, почему у человека две ноги, а у лошади четыре, почему у людей носы разной формы, что было бы, если бы солнце взошло на западе, а не на востоке. Понимая всю нелепость таких мыслей, относясь к ним с полной критикой, человек, тем не менее, избавиться от них не в силах.

Навязчивый счет заключается в непреодолимом стремлении считать все, что попадается на пути: окна в домах, перекладины в заборе, пуговицы на пальто соседа, шаги на том или ином расстоянии. Подобные навязчивости могут также выражаться и в стремлении к более сложным действиям, например, в сложении цифр, составляющих номер того или иного телефона, в умножении отдельных цифр номеров машин, в подсчитывании общего числа всех букв на странице книги.

Навязчивые действия характеризуются непроизвольным выполнением движений, чаще всего совершаемых автоматически: человек во время разговора крутит в руках кусок бумаги, ломает спички, чертит карандашом фигуры, накручивает на палец прядь волос, без всякого смысла переставляет предметы на столе, во время чтения грызет ногти, дергает себя за ухо. Сюда же относятся и такие действия и движения, как шмыгание носом, прищелкивание пальцами, покусывание губ, постоянное одергивание пиджака, непроизвольное поти-рание рук и др. В отличие от массы других навязчивостей эти движения и действия совершаются автоматически, выполнение их не сопровождается никакими неприятными чувствами, их просто не замечают. Более того, человек усилием воли может их задержать, помня о них, может их не совершать, но стоит ему чем-то отвлечься, как он снова начинает непроизвольно крутить в руках карандаш, перебирать лежащие перед ним на столе предметы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66

Поделиться ссылкой на выделенное