Федор Достоевский.

Стихотворения и стихотворные наброски, шуточные стихи, пародии, эпиграммы

(страница 2 из 3)

скачать книгу бесплатно

 //-- Борьба нигилизма с честностью --// 
 //-- (Сцена почище комедии) --// 
   Действующие.
   Офицер, впрочем отставной и из Костромы, 40 лет, собой как и все; капельку толст. Со шпагой и при своем капитале. Желает исполнить закон. Но слышал о нигилистах и, прежде чем выбрать невесту, желает истребить их всех до единого. С этой целью прибыл в столицу. Читал не много, слышал не ясно. О фиктивном браке не имеет понятия, что и составляет фатум статьи. Губит себя излишним благородством души, хотя заметно неостроумен. Пылок. Поражается умом. При всякой новой идее стоит как баран, увидавший новые ворота; но, раскусив противуречие, мигом весь краснеет как индийский петух и сердится. Вообще глупая смесь бараньего и петушьего. Любит сладкое. Замечательно добрый человек.
   Нигилистка, 22 года, стрижена. Особа путешествующая. Слушала лекции; делала ответы, видала виды. Хитра и пронырлива. Фанатична. Брюнетка, стройна, недурна очень и знает это. Напоминает осу. Любит горькое. Пропагандирует где попало, даже на лестницах.
 //-- Занавес подымается --// 
   Дрянной кирпичный портик, старый и выкрашенный желтою краскою. Двенадцать обколотых узеньких ступенек. Офицер с неопущенною шпагой наголо бежит вверх по ступенькам, кричит и желает истребить всех нигилистов. Навстречу ему медленно спускается нигилистка. Их взгляды встречаются. Офицер поражен; останавливается.
 //-- Нигилистка --// 

     Куда стремишься, офицер?

 //-- Офицер --// 

     Стремлюсь освободить Россию!

 //-- Нигилистка (с вывертом) --// 

     Давно ль, мой милый «командер»,
     Ты влопался в сию стихию?

 //-- Офицер (со строгостию) --// 

     Давно ль власы остригла ты?

 //-- Нигилистка (полузакрывая ресницы) --// 

     С тех пор как о вопросе женском
     Познала первые мечты.

 //-- Офицер (пораженный снова) --// 

     Служив в просторе деревенском
     Среди природной простоты,
     Не мог познать я сих вопросов.
     Во всем полку один лишь Носов,
     Поручик, «Сына» получал.
     Но о вопросах «Сын» молчал. [14 - …один лишь Носов, // Поручик «Сына» получал, // Но о вопросах «Сын» молчал…– «Сын отечества» – журнал политический, ученый и литературный, умеренно-либерального направления, издававшийся в Петербурге в 1856-186l гг. А. В. Старчевским.]
     Спрошу тебя как верный Росс,
     Что значит женский сей вопрос?

 //-- Нигилистка --// 

     Мне кажется, что ты не рос.

 //-- Офицер --// 

     Я Росс!!

 //-- Нигилистка --// 

     Но ты меня не понял.
     Я говорю, что ты не рос,
     Лишь в смысле том, что не дорос.

 //-- Офицер --// 

     Твой каламбур меня не пронял.

 //-- Нигилистка --// 

     Но я сейчас тебя пройму.
     Представь, что, снова в Кострому
     В фиктивном браке возвратясь
     И уж на церкви не крестясь,
     Ты приступил со мной скорей
     К распространению идей…

 //-- Офицер (ослабевая от удовольствия) --// 

     Как? Я с тобой в фиктивном браке!

 //-- Нигилистка --// 

     Что нужды? Костроме в пример!

 //-- Офицер (задумчиво) --// 

     В фиктивном браке близко к драке.

 //-- Нигилистка --// 

     Ты заврался, мой офицер!
     Но слушай дальше: начиная
     И пропаганду и протест,
     Мы первым делом натаскаем
     Мешок лягушек со всех мест.

 //-- Офицер (быстро краснеет.
Он никогда не слыхал о лягушках) --// 

     Лягушек? Слушай, нигилистка:
     Смеешься надо мной ты низко!
     Смотри! Хошь ты «прекрасный пол»…

 //-- (Показывает кулак) --// 
 //-- Hигилистка --// 

     Какой ты дичи напорол!

 //-- Офицер (приставляя ко лбу перст, в полном недоумении) --// 

     В фиктивно-брачную квартиру
     Мешок лягушек– на смех миру!…
     Чтоб квакали у нас всё лето.
     Скажи к чему нам пакость эта?!

 //-- Нигилистка (с учетверенным достоинством) --// 

     К тому, чтоб всех костромитянок
     Стащить бездействия с лежанок!

 //-- Офицер (пораженный вновь) --// 

     А! вот что!… Но должна яснее
     Ты выражаться бы сама…

 //-- (Невольно вкладывает шпагу в ножны) --// 
 //-- Нигилистка --// 

     За гнев свой глупенький краснея
     И неразвитие ума,
     Пойми, что резать им лягушек
     И этим обществу служить
     Полезней, чем лишь для ватрушек
     На кухне время проводить
     Затем, внушив идею эту,
     И чтобы время не терять,
     Нам надо тотчас, в это ж лето,
     Начать семейство разрушать!

 //-- Офицер --// 

     Гм, гм! Постой: имея теток,
     Дядей и множество кузин,
     Могу ль, в домах их быв короток,
     Не почитать их именин?

 //-- Нигилистка (со всем пылом пропаганды, отчего делается очень хорошенькою) --// 

     Стыдись! долгов ненужных бремя
     Ты на себя наворотил!
     Чего ты ждал, теряя время?
     Какие мысли проводил?
     Ну где увидишь ты в природе
     Семейных уз, семейный гнет?
     Кто узы брака в нашем роде
     Меж рыб, зверей и птиц найдет?
     Ну есть ли у коров кузины?
     Иль – предрассудку послужа
     Пойдет ли гусь на именины?
     Ну есть ли тетка у ежа? [15 - Стыдись! долгов ненужных бремя ~ есть ли тетка у ежа? – В этой строфе ощущается пародирование Достоевским первого объяснения Онегина с Татьяной («Евгений Онегин», гл. 4, стр. XIII–XVI).]

 //-- Офицер (окончательно пораженный) --// 

     Да, правда, у ежа нет теток!

 //-- Нигилистка --// 

     Ты поражен, ты пристыжен!

 //-- Офицер (в ужасной борьбе с честностью) --// 

     Касаться щекотливых ноток
     Души перстам свободных жен
     Легко не дам я! Вздор и враки!!
     Скорей: как смотришь ты на браки?

 //-- Нигилистка (мигом подобравшись) --// 

     Вы нас учили рукодельям,
     И танцевать, и приседать, [16 - Вы нас учили рукодельям ~ каждый год детей рождать.– Ср.: «Мы все учились понемногу…» («Евгений Онегин», гл. 1, стр. V).]
     И ретроградно, от безделья,
     Вам каждый год детей рождать, [17 - И ретроградно, от безделья, // Вам каждый год детей рождать.– Г. Е. Благосветлов писал в 1869 г. в статье «На что нам нужны женщины?»: «…кто, кроме идиота, решится в наше время утверждать, что все земное назначение женщины в том, чтобы родить детей и быть в вечном и безусловном повиновении у своего деспота» (Дело. 1869. № 7. Отд. П. С. 3).] —
     Не верю я всем этим штукам!
     Из нас вы сделали тетерь!
     Поверь естественным наукам
     И Благосветлову поверь! [18 - Не верю я всем этим штукам~ поверь! – Этот отрывок ассоциативно связан со стихотворением Пушкина «Демон» (1823): «Не верил он любви, свободе…»]

 //-- Офицер --// 

     Но в чем? Скорее резюмируй!
     Он дом купил и про квартиры
     Статью лихую накатал. [19 - Он дом купил и про квартиры // Статью лихую накатал.– В записной тетради 1876–1877 гг. Достоевский несколько раз возвращается к теме покупки Благосветловым «на свой либерализм» дома в Петербурге на углу Надеждинской и Манежной. В «Офицере и нигилистке» автор иронически соотносил этот факт со статьей «Квартирный вопрос на Западе и у нас», опубликованной в «Деле» (1873, № 5, 7–8) и подписанной псевдонимом «H. H.».]
     Я с удовольствием читал
     И понял плод либерализма…
     Статьи доходны нигилизма!
     Особенно ж в статье о браке
     Зимуют все прогресса раки!
     О нигилистка! Слушай: лжешь ты!
     В фиктивный брак меня зовешь ты?
     Но ложа брачного закон
     В «фиктивном» лучше ль огражден?
     Свобода! Полезай кто хочет!

 //-- Нигилистка --// 

     О нет, как женщина захочет.

 //-- Офицер --// 

     Ну вот! А я-то тут при чем?
     Я ж муж!…

 //-- Нигилистка --// 

     В фиктивном браке
     Живут втроем

 //-- Офицер --// 

     Как три собаки!
     Довольно, слушай, нигилистка,
     Не подходи ко мне ты близко!
     Не то я шпагу обнажу
     И всю в тебя ее вонжу!…

 //-- Нигилистка (видя, что уже ничего не возьмешь, срывает маску) --// 

     Ага! сказался ретроград!
     О, крепостничества Марат!
     В «законном» счастье видишь ты!
     В «законном» все твои мечты!
     Тебе бы только под венец,
     Эстетик, тряпка, леденец!

 //-- Офицер --// 

     Юпитер! Можно ль это слушать!

 //-- Нигилистка --// 

     Иди домой, пора покушать
     Нет, лучше выслушай еще —
     Вкусней покамест горячо:
     Когда к твоей законной женке
     Придет приятель пошалить,
     Тебе ль тогда, с твоей шпажонкой,
     Права свои огородить!
     Колпак! раскиснешь, не поверишь;
     Сидеть тут будешь и уверишь
     Себя же сам, что видел сон
     Что не они – она и он!
     Они заснут – сам дверь притворишь
     И, чтобы милых не будить,
     Пойдешь, будь ночь или ненастье,
     Мечтая о законном счастье,
     На двор смиренно побродить…
     Устанешь, сядь тогда на стул.

 //-- Офицер (не своим голосом) --// 

     О нигилистка! Караул!

   Нигилистка бежит и, подобно тигрице, с хохотом прыгает со ступенек портика. Вот тут-то офицер и хотел было окончательно заколоть ее, но эстетика опять помешала делу: легкокрылая грациозность прыжка и обаятельная прелесть мелькнувшей из-под платья пяточки вдруг и сразу останавливают его столбом на месте и красного, подобно воротнику. [20 - …останавливают его столбом на месте и красного, подобно воротнику.– Стоячий красный воротник был принадлежностью мундира полицейских чинов: станового пристава, околоточного надзирателя и городового унтер-офицера.]
 //-- На горизонте показывается тень как бы Андрея Краевского. [21 - …показывается тень как бы Андрея Краевского.– «Тень Краевского» – сатирический символ «гласности» в либеральном ее понимании.] --// 
 //-- Занавес опускается --// 



     Крах конторы Баймакова,
     Баймакова и Лури,
     В лад созрели оба кова,
     Два банкрутства – будет три!
     Будет три, и пять, и восемь,
     Будет очень много крахов
     И на лето, и под осень,
     И уж пишет критик Страхов
     В трех статьях о спиритизме,
     Из которых две излишних,
     О всеобщем ерундизме [22 - …о всеобщем ерундизме. H. H. Страхов в «Письме первом»– «Идолы»– писал «Люди вообще живут легкомысленно, без больших запросов и отчетов; но то легкомыслие, с которым относятся к спиритизму, выходит из ряда вон, превышает обыкновенною меру, и потому его можно выводить из свойств самого спиритизма» (Гражданин. 1876. № 41–42. С. 981).]
     И о гривенниках лишних. [23 - …и о гривенниках лишних.– В третьем письме – «Границы возможного» – Страхов сравнивал спиритический сеанс с «экспериментом» с кучкой гривенников, разбитой на две в 11 и 19 монет. «Смотрите, – писал Страхов, – я их смешиваю в одну кучку и считаю, сколько вышло. Вы думаете, конечно, тридцать; оказывается, 31, т. е. один гривенник лишний» Далее он приводил еще несколько образцов подобных экспериментов с гривенниками, остроумно заключая: «Я могу сослаться на множество причин и могу дать моим опытам большое разнообразие. Например, я устрою у себя музыку и стану наблюдать, как будут складываться и разделяться гривенники под эту музыку…» (Гражданин. 1876. № 44. С. 1057).]




     Дорого стоят детишки,
     Анна Григорьевна, да,
     Лиля да оба мальчишки —
     Вот она наша беда!




     Не разбойничай, Федул,
     Не кричи во всю ты глотку
     Ты хоть губы и надул,
     Да не пьян, не пьешь же водку.
     Не визжи и ты, Лилюк,
     Будь хорошенькой девчонкой,
     Будь ты общий всем нам друг,
     А не злющей собачонкой.
     Не сердись и ты мама…



   Отдел открывают три стихотворения, написанные в 1854–1855 гг. в традиционном одическом жанре. Ими Достоевский, только что отбывший четырехлетний срок каторги в Омском остроге и после этого в соответствии с вынесенным ему по делу петрашевцев приговором проходивший солдатскую службу в Семипалатинске, пытался привлечь внимание правительства к своей судьбе, чтобы добиться хотя бы некоторого облегчения своей участи. Позднее Достоевский никогда не вспоминал об этих стихах, вызванных страстным желанием вернуться к литературной деятельности при почти полном отсутствии надежд на это до вступления на престол Александра I, вернувшего из Сибири декабристов и петрашевцев.
   Иной характер имеют стихотворные замыслы и наброски 60-70-х годов.
   Как свидетельствуют дошедшие до нас рукописи позднего Достоевского, дневник жены писателя и воспоминания его племянницы M A Ивановой, Достоевский любил импровизировать шуточные стихи. Публицистический же элемент, присущий таланту Достоевского, постоянная оглядка писателя в процессе обдумывания своих произведений на текущую злобу дня, на литературных друзей и врагов получили выражение наряду с его повествовательным художественным творчеством и публицистикой в полемических набросках стихотворного характера – пародиях и эпиграммах, которыми испещрены страницы его записных тетрадей.
   Не имея самостоятельного художественного значения (и несоизмеримые в этом смысле с основным творчеством Достоевского – повествователя и романиста), его стихотворные шутки, пародии и эпиграммы интересны как своеобразная лаборатория, из которой впоследствии вышли генетически подготовленные ими гротескно-иронические «абсурдные» стихи капитана Лебядкина в «Бесах».
   Некоторые наброски-пародии, эпиграммы, три рукописные редакции незавершенного стихотворного фельетона «Борьба нигилизма с честностью (Офицер и нигилистка)» (1864–1874) расширяют наше представление о Достоевском карикатуристе, сатирике, полемисте. Стихотворные послания к жене и детям – биографический источник, ценный при обрисовке быта семьи Достоевских в 70-х годах.


   Стихотворение написано в апреле 1854 г. в Семипалатинске, куда, после отбытия четырехлетнего срока каторги Достоевский прибыл в марте 1854 г для прохождения солдатской службы в 7 Сибирском линейном батальоне. Оно было представлено 1 мая 1854 г. командиром батальона полковником Беликовым в Штаб отдельного Симбирского корпуса с ходатайством автора «о дозволении поместить оное в «С.-Петербургских ведомостях». В свою очередь, начальник штаба генерал-лейтенант Яковлев 26 июня 1854 г. препроводил стихотворение управляющему III отделением е. и. в. канцелярии Л. В. Дубельту. Разрешения от III отделения на печатание не последовало. Автограф стихотворения так и остался в деле III отделения «Об инженер-поручике Федоре Достоевском»
   Создавая стихи, Достоевский преследовал прежде всего цель убедить правительственные сферы в своей благонадежности и сделать попытку напечататься. Они написаны в связи с обострившимся конфликтом между Россией, с одной стороны, и Англией и Францией – с другой, после того как Англия и Франция объявили России войну. 11 апреля 1854 г. в России был обнародован официальный манифест о войне. Непосредственным поводом к войне послужил спор с Турцией о «святых местах» в Иерусалиме и нежелание Англии и Франции поддержать в этом споре Россию. Газеты регулярно освещали ход событий, в частности «С.-Петербургские ведомости» имели постоянную рубрику «Восстание христиан на Востоке». Как установил Л. П. Гроссман, разрабатывая в стихотворении «На европейские события в 1854 году» тему Восточной войны, Достоевский перенес в него ряд образов, общих для патриотической поэзии 1854 г. [24 - См.: Гроссман Л. П. Гражданская смерть Достоевского // Литературное наследство. М., 1935. Т. 22–24. С. 683–692.] Таковы стихотворения Ф. Глинки «Ура» (Сев. пчела. 1854. 4 янв. № 2), Н. Арбузова «Врагам России» (Там же 1 янв. № 25), Н. Леваршева «Святая брань» (Там же. 8 марта. № 54). Позднее Достоевский благосклонно отзывался о поэме А. Н. Майкова «Клермонский собор» из его сборника «1854-й год» (СПб., 1854), говоря о своем патриотическом воодушевлении в эпоху Крымской войны и о роли России «в нравственном» освобождении славян (XXVIII, кн. 1, 208). Несомненно, что писатель был захвачен общим патриотическим воодушевлением, которое переживали широкие слои русского общества; возможно, что именно в это время сложилось его убеждение об особой роли России в борьбе за освобождение славянских народов от турецкого владычества, которое позднее, в 1876–1877 гг., получило свое выражение на страницах его «Дневника писателя». Можно отметить также, что Достоевский обсуждал с братом возможность хлопот об его переводе на Кавказ (XXVIII, кн. 1, 173).
   В своем стихотворении Достоевский вспоминал политическую ситуацию в Европе в 1831–1832 гг., русско-польский конфликт, о котором писал и Пушкин («Клеветникам России»). Мысли о славянско-русском единстве, гордость при воспоминаниях о событиях 1812 г. сближают оба эти произведения. [25 - См. об этом: Мочульский К. Достоевский: жизнь и творчество. Париж, 1947. С. 137–138.] Желание Достоевского подражать оде «Клеветникам России» особенно очевидно во второй половине стихотворения. Обращаясь по примеру Пушкина к западным дипломатам и журналистам, он отвечает здесь на обвинения, вызванные восточной политикой тогдашней России («Писали вы, что начал ссору русский…»). [26 - Впервые опубликовано стихотворение «На европейские события в 1854 году» было лишь в 1881 г. в «Литературном приложении» к № 1 «Гражданина».]
   Поэты-славянофилы в первые месяцы после начала военных действий были склонны рассматривать войну как испытание, нужное России для ее возрождения, и вместе с тем как средство для освобождения славянских народов из-под власти Турции и для будущего торжества православного Востока над католическим Западом. [27 - См.: Тарле Е. В. Крымская война. М.; Л., 1950. Т. 1. С. 449–452.]
   Вскоре отношение большей части славянофилов к войне изменилось: под влиянием поражений и сдачи Севастополя в их среде, как и во всем русском обществе, резко усилилось недовольство военной политикой Николая I.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное