Дмитрий Воронин.

Противостояние

(страница 5 из 40)

скачать книгу бесплатно

   Альта огляделась… неподалеку виднелась конюшня, несколько слуг в одинаковых темно-коричневых туниках с вышитым на груди и спине изображением солнца уже торопились распрячь лошадей. Видно было, что школа живет своей собственной, не зависящей от приезда новичков жизнью. Куда-то спешили по делам слуги и воины, доносился стук кузнечного молота, слышались чьи-то голоса. Детей приветствовала высокая женщина лет тридцати – относительно простой покрой ее платья и отсутствие драгоценностей недвусмысленно свидетельствовали о том, что она не является волшебницей. Но гордая осанка и чуть прохладный взгляд серых глаз утверждали – она не из слуг… а если и из слуг, то не из простых.
   – Меня зовут Мара… – Она сделала короткую паузу, то ли давая детям время запомнить имя, то ли чтобы придать весомость своим словам. – Я управляю хозяйством школы Ордена. Я буду заботиться о том, чтобы вы ни в чем не знали нужды.
   Последняя фраза прозвучала самую малость насмешливо. Гадать о том, какой второй смысл скрывался за этими словами, детям пришлось недолго – управительница Мара при полной поддержке со стороны преподавателей искренне считала, что праздность для учеников совершенно недопустима, а потому следила, чтобы каждый из детей был обеспечен работой – в то время, что не было занято учебой и тренировками.
   – Сейчас вы пройдете в спальни. – Она сделала короткий жест рукой, и за ее спиной тут же появились трое учеников постарше – два мальчика и девочка. – Вас проводят. Затем вам следует получить одежду…
   Она снова оглядела детей и несколько нарочито поморщилась.
   – Да, одежда для вас приготовлена. Здесь принято одеваться иначе, чем вы привыкли это делать дома.
   Один из рыцарей протянул Маре лист бумаги. Она быстро пробежала его взглядом, что-то шепотом спросила у светоносца. Тот в ответ только пожал плечами – мол, все вопросы следовало бы адресовать Попечительнице.
   – Сейчас я буду называть ваши имена. Когда услышите свое имя, сделайте шаг вперед и поднимите руку. Тамир арТан?
   Повисла долгая пауза.
   – Тамир арТан!
   Мальчик, до этого завороженно разглядывавший башню, вздрогнул, сообразив, что обращаются к нему.
   – Эт-то… это я, г-госпожа…
   От волнения он немного заикался, к тому же не выполнил указания – не сделал нужного шага и не поднял руку. Мара нахмурилась.
   – Непослушание карается строго. После того, как получишь одежду, скажешь кому-нибудь из рыцарей, что тебе полагается пять розог. И имей в виду, если я вспомню о наказании раньше, чем ты его получишь, пять розог превратятся в десять. Ты все понял?
   – Д-да… госпожа.
   – Хорошо. Ты пойдешь в дом воинов, этот ученик проводит тебя. Подойди к нему и жди. Лила Фемис!
   – Это я! – Светловолосая, кукольно-красивая девочка, одетая дорого, хотя и несколько безвкусно, буквально выпрыгнула вперед.
   Альта более всего боялась пропустить вызов, предназначенный ей.
Всю дорогу она твердила про себя свое новое имя, стараясь запомнить его крепко-накрепко, повторяла его про себя и сейчас. И от этого никому не слышного бормотания она и пропустила тот момент, когда Мара наконец-то ее вызвала.
   – Урок впрок не идет… – пробормотала управительница и уже собиралась было назначить наказание, но рыцарь, передавший список, снова что-то шепнул ей. Мара поморщилась, но спорить не стала, лишь повысила голос: – Альта Глас!
   На этот раз девочка услышала. К счастью, она не забыла поднять руку… в противном случае порки было бы не избежать.
   – Я прощаю тебе невнимательность, – желчно сообщила Мара. – Но только один раз… и лишь потому, что ты еще не привыкла к своему имени. Ты пойдешь в дом волшебниц. Встань вот сюда…
   Очень скоро все новички были разбиты на три группы. Двое мальчишек, которым было предначертано стать рыцарями-светоносцами, двое, имеющих некоторые способности к магии, и пять девочек – будущих волшебниц. Если, конечно, им удастся выдержать курс обучения.
   – Сейчас вас отведут в ваши дома. Постарайтесь запомнить изображения над дверями, эти здания станут вашим домом на весь период учебы. Получите одежду, затем вымойтесь… и сделайте все это быстро. Когда колокол ударит трижды, в большом доме с изображением горшка и половника вас накормят. Тот, кто опоздает, будет голодать до вечера. После еды идите в дом, над дверью которого изображена книга. Кто не явится туда прежде, чем колокол ударит четыре раза, будет наказан. Это все.
   Высокая девочка с короткими, до плеч, каштановыми волосами привела Альту и других новичков в один из белых домов. Над входом была нарисована золотая лилия. За дверью – длинный коридор с множеством узких деревянных дверей и винтовой лестницей в конце, ведущей на второй этаж.
   – Как тебя зовут? – спросила провожатую Лила.
   – Бетина, – коротко ответила та.
   – А кто твои родители?
   Вопрос был задан неспроста и предназначен был не столько старшей ученице, сколько для других девочек.
   – Вот мой папа – барон Фемис арЛотт, – тут же добавила Лила с оттенком высокомерия, надув пухлые губки. – У него два замка и семь сел.
   В ином месте это произвело бы необходимое впечатление. Редко какой из баронов владел более чем одним замком. Но и будь отец задаваки даже герцогом, все равно он не сумел бы изменить судьбу дочери… разве что спрятать ее от Ордена. Ни деньги, ни влияние не могли изменить решение Попечительницы. И если она считала, что способности у избалованной девчонки есть, значит, той была одна дорога – в школу.
   – У моего отца, – сухо ответила Бетина, – были две тощие козы и участок земли, больше состоящий из камней. Но я учусь здесь уже три года, поэтому ты будешь слушаться меня… и все остальные тоже.
   – Чтобы я слушалась нищенку? – возмутилась дочка барона. – Да ты…
   Договорить она не успела… да и вряд ли собиралась сказать что-то доброе. Бетина сделала короткий жест рукой, резкий порыв ветра, непонятно откуда взявшийся в помещении, сбил Лилу с ног. Девочка попыталась подняться – и лишь для того, чтобы снова покатиться по полу.
   – Прекратить!
   Бетина тут же склонила голову. У большинства девочек хватило разумения последовать ее примеру. У лестницы стояла красивая женщина лет двадцати трех – двадцати пяти. Густые черные волосы струились по плечам, спадая чуть ли не до тонкой талии. На женщине была странная одежда. Волшебницы Ордена предпочитали одеваться в белое и золотое, это было своего рода символом Несущих Свет. Слугам отводились темные, немаркие цвета, обычно коричневые, темно-зеленые и темно-синие. Ученикам полагались серые туники – как намек на то, что одежды их побелеют со временем.
   А брюнетка выбрала наряд под цвет своих волос. Черная кожаная куртка, узкие черные лосины, высокие, выше колена, сапоги из мягкой кожи… талию стягивал пояс, набранный из серебряных пластинок в форме листьев. В кольцах на поясе висели изящный кинжал – скорее стилет – с граненым лезвием и легкая недлинная шпага с ажурной, полностью закрывающей кисть гардой и полупрозрачным зеленоватым лезвием. Роскошную гриву перехватывал серебряный обруч с крупным темно-красным камнем. В руках женщина держала длинные черные перчатки.
   Альта ощутила пробежавший по спине холодок. Дама в черном в обители белых магов выглядела по меньшей мере посланницей самой Тьмы. Впрочем, она тут же успокоилась, заметив, что Бетина не проявила особого страха.
   – Что здесь происходит? – поинтересовалась волшебница, подходя ближе.
   – Эта, – Бетина коротко кивнула в сторону сидящей на полу дочери барона, – считает, что богатство ее отца-барона делает ее лучше других, леди Рейвен.
   – Вот как? – Женщина в черном подошла к всхлипывающей Лиле. Ее глаза оглядели девочку без всякого сочувствия. – Я думаю, пяти розог будет достаточно… для начала. Розги, милочка, одинаково стегают и баронские попы, и крестьянские.
   – Вы… вы злая… – хрюкнула Лила сквозь слезы.
   – Конечно, я злая, – серьезно кивнула брюнетка. – И чтобы ты не забывала об этом, я добавлю еще пару розог. Бетина, проследи, чтобы наказание было исполнено… после обеда, иначе она за стол сесть не сможет.
   – Да, леди Рейвен, – поклонилась ученица.
   – А вы, малышки, – леди обвела взглядом затаивших дыхание девочек, – постарайтесь запомнить, что перед лицом Ордена все равны. Здесь много сыновей и дочерей крестьян, встречаются и дети вельмож… не чета какому-то барону. Потом, когда вы получите звание мастера или хотя бы адепта, вы сможете выбрать свой дальнейший путь. И тогда, возможно, титул или деньги будут иметь какое-то значение. Но пока вы находитесь в этих стенах… значение имеют только успехи в учебе.
   Она улыбнулась пухлыми, красиво очерченными губами. Улыбка вышла несколько хищной. Протянула руку Лиле, помогая подняться, а затем наклонилась к ней и прошептала – так, что слышно было всем:
   – А особо непонятливым следует знать, что порка – далеко не самое неприятное из наказаний.
   И вышла, элегантно придерживая тонкой кистью эфес шпаги.

   Более всего сейчас Альта корила себя за то, что не смогла сдержаться и за обедом съела по крайней мере в два раза больше, чем было нужно. И теперь ее неудержимо клонило в сон. Словно бы в насмешку немолодая женщина, имя которой пролетело у Альты мимо ушей, говорила нудно и монотонно – ее голос заставлял глаза слипаться столь неудержимо, что не было никакой возможности сосредоточиться на лекции.
   А монотонный голос вещал о событиях давних лет. Тема, может, и не слишком полезная в части практического применения, но необходимая любому магу, желающему иметь представление о том, что он собой представляет.
   Никто не знает, когда люди впервые открыли для себя таинственное магическое искусство. Кто был тот первый, что облек свою волю в слова и жесты – в правильные слова и верные жесты, – заставившие родится ледяную стрелу – первое и самое простое из элементарных заклинаний, освоенное людьми. Тысячелетиями оттачивалось магическое искусство, были открыты законы магии – строгие правила, позволяющие создавать новые заклинания. Маги пользовались уважением – и вполне реальной властью. Но большинство предпочитали уединение, дабы в тиши библиотек полировать свое мастерство.
   В эпоху истинного расцвета магии на острове Зор-да-Эммер, Сердце Мира, была основана Академия. Сюда съезжались самые одаренные юноши и девушки, чтобы совершенствовать свои знания. Остров Зор был объявлен нейтральной землей, ни одно из государств не смело претендовать на право распоряжаться здесь. А если бы кто и посмел – против такого правителя выступили бы его собственные волшебники, а к тому времени все знали: без поддержки боевых магов ни одна армия не одержит победы.
   Здесь, на острове, были самые богатые библиотеки, здесь хранились уникальные магические артефакты, созданные лучшими мастерами.
   Но самое главное – именно здесь, на острове Зор-да-Эммер, хранилась величайшая драгоценность – свод законов магии. Высшие волшебники Эммера не желали рисковать, делая законы магии достоянием всех желающих. Только самые мудрые получали доступ к сокровищнице, только им предоставлялось право изучить истинные правила создания заклинаний и пополнить их собственными разработками. Стража днем и ночью охраняла сокровищницу – и жестоко расправлялась с каждым, кто желал прикоснуться к знанию, не имея на это права.
   Потом наступило время Разлома…
   Удар розги скользнул по плечам девочки, она ойкнула и открыла глаза.
   – Я не люблю, когда спят на моих уроках. – Быть может, воспитательница и была взбешена, но говорила она все тем же равнодушным, монотонным голосом. – Я очень этого не люблю, девочка… как тебя зовут?
   – Альта, госпожа.
   – Когда кто-то из воспитательниц обращается к тебе, – розга снова стеганула по плечу, не слишком больно, но очень обидно, – надо встать.
   Альта послушно встала.
   – Ты помнишь, о чем я рассказывала?
   Девочка потупилась.
   – Простите, госпожа… я, кажется, задремала.
   – Пять розог… после занятий.
   – Да, госпожа, – вздохнула Альта. – Простите, я виновата.
   – Так вот, на чем я остановилась… – Воспитательница уже утратила интерес к нерадивой ученице. Тем более что и остальные дремлющие дети проснулись и теперь готовы были ловить каждое ее слово. – Разлом принес неисчислимые беды. Катастрофа почти полностью погубила Эммер, уцелели немногие…
   Большую часть рассказа о Разломе, об исчезновении с неба Эмнаура – ночного светила, о каменном дожде, обрушившемся на земли Эммера, об островах, погрузившихся в океан, о южных землях, до сих пор пышущих огнем и истекающих раскаленной лавой, Альта слышала как сквозь толстое одеяло. Несмотря на наказание, которое ожидало ее в ближайшем будущем, сонливость снова одолевала, и бороться с ней было совершенно невозможно. Руки девочки уже покраснели – она отчаянно щипала себя в тщетной надежде отогнать сон.
   Дрема немного отступила, когда воспитательница поведала о трагической гибели острова Зор. Что случилось с островом, доподлинно не знал никто. Одни утверждали, что огромный камень, рухнувший с небес, превратил остров в огнедышащий вулкан. Другие – что чудовищные волны поглотили землю. А по словам третьих, остров просто скрылся в тумане… а когда туман рассеялся – от острова не осталось и следа.
   Вместе с Зором исчезла и древняя библиотека, и, что было куда печальней, все, кто был допущен к изучению драгоценных текстов, во время катастрофы находились на острове – и не осталось никого, кто мог бы восстановить некогда открытые законы магии. Уцелели лишь те маги, что находились на материке, – примерно один из нескольких десятков. Этот день стал не просто трагедией для всего Эммера – он стал началом заката магии. Уцелевшие волшебники так и не сумели восстановить некогда открытые законы… и магия стала всего лишь набором штампов, изучив которые, человек получал право называться волшебником.
   Большинство магов считали, что им этого вполне достаточно. Владение заклинаниями, по старой традиции называемыми «элементарными», приносило и богатство, и уважение, и положение в обществе. Некоторые же пытались продвинуться дальше, пытались восстановить утраченные знания… иногда тому или иному исследователю удавалось уловить кое-какие закономерности, и тогда рождались новые заклинания, создавались уникальные артефакты. Этих волшебников называли Творцами Сущего…
   Увы. Не зная истинных законов, каждый из Творцов вкладывал в свое детище слишком много собственной души – а потому никто не мог повторить творение, добившись тех же результатов…
   Воспитательница начала рассказывать о восстановлении государств, о появлении культов Эмиала и Эмнаура, о первых войнах между сторонниками Света и Тьмы. Альта почувствовала, что интерес к повествованию гаснет, а на смену ему вновь идет затаившаяся, набравшаяся сил сонливость…
   С огромным трудом она досидела до конца урока – к счастью, в этот первый день урок был единственным. Новичкам давали время освоиться на новом месте. Войдя в свою комнату – каждой воспитаннице полагалась отдельная комната, пусть и очень маленькая, – Альта без сил упала на кровать. Сейчас ее не интересовал ни ужин, ни осмотр этой во многих отношениях удивительной школы. Спать… только спать…

   – Бетина, можно тебя спросить?
   – Спроси, – хмыкнула ученица.
   После того самого первого дня ученики разных лет обучения встречались не так уж часто. Новички посвящали все свое время изучению чтения и письма – без этого невозможно было продвигаться дальше, обучение в школе во многом строилось на самостоятельной работе с книгами. Те, кто постарше, на малолеток смотрели свысока – они уже овладели практической магией и считали себя если не опытными волшебниками, то уж всяко выше мелюзги, с трудом разбирающей буквы.
   Но иногда они все же оказывались вместе – как правило, во время обязательных работ, которым каждый воспитанник и каждая воспитанница должны были уделять все свободное от занятий время. За этим бдительно следила управительница Мара и каждый раз, получая рапорт о выполненном поручении, тут же находила ученикам новое занятие.
   Сегодня в школе ожидали гостей, а потому многих девочек отправили на кухню – помогать поварам. В обычное время с готовкой на всю школу прекрасно справлялась прислуга, не баловавшая детей особыми разносолами, подавая на стол пищу простую, сытную и полезную для растущих организмов. Как показывала практика, полезное – далеко не всегда вкусное, но Альта, последние годы прожившая почти на положении побирушки, не уставала радоваться хотя бы тому, что имеет возможность есть досыта и спать, не боясь замерзнуть. Другие девочки воротили от еды нос – до тех пор, пока, утомленные занятиями и работой, не становились готовы наброситься даже на краюху обычного хлеба. Мальчишки в большинстве своем считали себя выше этого – особенно те из них, кого ожидала военная карьера. Известно, что рыцарь обязан уметь спать на снегу, есть что придется и переносить любые тяготы без жалоб и стонов. Пока что мальчики не имели возможности покрасоваться в боевых доспехах, выхватить из ножен настоящий меч, а потому демонстрировали свое мужество тем, чем могли.
   Но сегодня ожидался настоящий пир. С утра огромную кухню лихорадило, каждая рука была на счету, а потому девочек, прибывших сюда по указанию Мары, были в высшей степени рады видеть. Слуги знали, что среди учениц школы белоручки не приживаются…
   Альте и Бетине досталась работа тяжелая, грязная – но вполне терпимая. Они уже несколько часов кряду мыли посуду, отдраивали от копоти котлы, выносили ведра с мусором – в общем, занимались всеми делами, которые в обычное время выполняют слуги и на которые у тех сейчас не было времени. Девочки почти не разговаривали – Бетина по натуре была замкнутой, как истинная волшебница, в то время как Альту распирало любопытство. За прошедшие недели она увидела и узнала столько нового и невероятно интересного, что сейчас накопившаяся у нее гора вопросов грозила рухнуть и похоронить девочку под собой.
   – Расскажи мне о волшебницах.
   Бетина повернулась, изобразив на чумазом лице вопрос. И в самом деле – она училась в школе уже третий год, а потому знала о волшебниках и волшебницах невероятно много… по крайней мере так ей казалось. Подробный рассказ занял бы очень много времени.
   – Ну, я имею в виду, – протянула Альта, – тех волшебниц, которые нас учат.
   – А… – откликнулась Бетина несколько разочарованно. – Ну, они учат. И все. Думаешь, здесь лучшие волшебницы?
   – Конечно. А разве не так?
   – Разумеется, не так, дурочка, – фыркнула Бетина. – Это же всего лишь школа! Таких, как ты и я, учат неудачники… они ничего не смогли бы добиться в жизни, поэтому и приняли это назначение.
   – А Орделия Дэвон? Она ведь такая умная и так много знает…
   Красавица Орделия покорила сердце Альты практически с первой же встречи. К тому же она не казалась такой неприступной, как госпожа Попечительница, статус которой был высок настолько, что даже смотреть в ее сторону казалось чем-то вроде святотатства. И не стоило забывать, что разница в возрасте между молодой волшебницей и ее ученицами составляла лишь немногим более дюжины лет, тогда как Лейра Лон взирала на детей с высоты горного пика прожитых десятилетий…
   – Фи, адептка! – Бетина скорчила пренебрежительную физиономию.
   В чем-то девочка была права. Звание адепта – первое звание, которое мог получить ученик, проявивший хоть какие-нибудь способности, и обычно это происходило годам к шестнадцати. Некоторые, обладавшие настоящим талантом, надолго на этом этапе не задерживались – к двадцати годам сдав экзамен на звание мастера магии, они отправлялись в яркую, наполненную событиями и приключениями жизнь. И, конечно, они продолжали совершенствовать свои знания, чтобы к тридцати, максимум к сорока годам получить титул магистра. Экзамены на этот высокий ранг были более чем серьезны – и часто всерьез опасны для жизни. Но и награда была велика… Магистр магии – именно из них, из магистров, формировался Совет Вершителей. Именно они, магистры, занимали все наиболее значимые посты… и совершенно несущественно, шла ли речь об Инталии и Ордене Несущих Свет или о Гуране и странном, таинственном Триумвирате.
   В общем, более чем скромный ранг адепта у женщины за двадцать говорил как минимум о том, что она в известной степени обделена талантами. Бетина, которой прочили ранг адепта уже в следующем году, на год или два раньше общепринятого срока, имела все основания для презрения. Она была очень способной девочкой… хотя это и не спасло ее от отмывания закопченных котлов.
   – Орделия до конца жизни будет учить вас, несмышленышей, грамоте, географии и прочей чепухе, – уверенно сообщила Бетина. – Хотя госпожа Попечительница явно питает к ней расположение, это не добавит адептке таланта.
   – А сама Лейра?
   – Надо говорить «госпожа Попечительница»… – назидательно прозвучало в ответ. – О, она ведь Вершительница, значит, одна из лучших волшебниц Ордена. Так принято считать. На самом деле она не слишком-то лучше других.
   – Вот как? – Альта помимо воли оглянулась, не слышал ли кто столь крамольных речей. Но на кухне стоял такой галдеж, что и выскажи кто-нибудь хулу в адрес самого Святителя, это осталось бы незамеченным. – Почему это?
   – Потому что только Творцы – истинные маги.
   – Творцы? – Вроде бы на занятиях что-то об этом говорили, но сейчас эти отрывочные знания напрочь выбило из головы тугой волной запахов, в которой смешался аромат жареного мяса, теплый дух свежей сдобы, сладкие тона десерта и экзотических фруктов.
   – Творцы Сущего. – Бетина изобразила удивление. – Как ты можешь не знать о Творцах, малявка? Только Творцы – истинные маги, все остальные просто… ремесленники, не больше. Даже госпожа Попечительница. А я обязательно стану Творцом, чего бы мне это ни стоило. Никто, кроме них, не понимает магию по-настоящему.
   По всей видимости, Бетина оседлала своего любимого конька. Прекрасно осознавая свой талант и тот факт, что впереди ее ждут головокружительные перспективы, девочка более всего на свете любила поговорить о магии. Пусть она была еще совсем молода, но ее не зря считали самой умной ученицей школы.
   – Самое главное сейчас – это сдать экзамен! – Девочке было уже безразлично, слушает ее кто-нибудь или нет. – Вернее, два экзамена. Адепта я получу в следующем году. Орделия говорит, что это дело уже практически решенное. Я знаю эти экзамены, ничего сложного. Я могла бы сдать их хоть сейчас, но госпожа Попечительница против, она заявила, что получение ранга адепта в тринадцать лет – это нарушает все устои. В четырнадцать – еще куда ни шло, а лучше – в пятнадцать. Мне будет пятнадцать осенью следующего года. А потом я буду готовиться к экзамену на мастера…
   Она могла бы говорить еще долго. К тому же все ее сверстницы слышали подобные речи не раз, и эта похвальба надоела им до смерти. Что с того, что Бетина вполне могла исполнить все, о чем говорила, или хотя бы большую часть, – ей завидовали, и далеко не всегда – по-доброму. Временами высокомерная, временами – просто до отвращения заносчивая, девочка не искала себе подруг и как следствие не имела их.
   Впрочем, Альта тоже была не в настроении выслушивать далекоидущие планы напарницы по мойке посуды.
   – А эта… в черном… она ведь тоже волшебница, да? Она из Ночного Братства?
   Бетина запнулась, сбиваясь с мысли, некоторое время молчала, поджав губы, затем неохотно ответила:
   – С чего ты взяла?
   – Ну… она ведь вся в черном.
   – Вот, значит, как! – Будущая великая волшебница была до глубины души обижена, что ее столь замечательную речь бесцеремонно прервали. – Несравненная Альта научилась узнавать принадлежность человека к магическому сообществу по цвету одежды! Какое достижение!
   – А разве не так? – возмутилась Альта. – Ведь известно, что все маги Ордена носят белое, Алый Путь предпочитает красные и желтые цвета…


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

Поделиться ссылкой на выделенное