Дмитрий Воронин.

Наследник Атлантиды

(страница 7 из 42)

скачать книгу бесплатно

   – Ровно в 17.18 на станции метро «Комсомольская» произошел несчастный случай. У некоего гражданина Иванова А.П. в руках взорвался мобильный телефон. В момент взрыва трубка была возле лица, множественные ранения, летальный исход. Заключения экспертов еще нет, по предварительному – лопнул некачественный аккумулятор. Говорят, такое возможно, хотя и крайне маловероятно. Трубка обычная, «Сименс», следов взрывчатки не обнаружено.
   – Мобильник у него взорвался, говорите, – нахмурился Житнов. – Заба-авно. Совпадение?
   – Не знаю. Значит, так… ФСБ это дело забирает?
   – Да, – мрачно ответил фээсбэшник, – дело останется у нас.
   – В таком случае могу порекомендовать, – Панарин ядовито усмехнулся, – поработать по упомянутому покойному гражданину Иванову.
   – Поработаем, – сухо прозвучало в ответ. – Благодарю за совет.
   – Я вас больше не задерживаю. Все документы по данному делу вам будут переданы в установленном порядке.
   – Благодарю.
   Фээсбэшник вышел, аккуратно притворив за собой дверь, хотя ясно было, что ему хочется как следует ею хлопнуть. С его уходом атмосфера несколько разрядилась.
   – Ладно, – вздохнул Панарин, – раз соседи дело забирают, пусть с ним и мучаются. Думаю, на этом можно и закончить. А вас, Сергей Павлович, я попрошу задержаться…
   Когда Житнов, старичок-эксперт и так все совещание и промолчавшие губоповцы покинули кабинет полковника, тот вновь принялся сверлить Сергея взглядом. Пауза становилась уже совсем невыносимой, когда наконец Панарин заговорил:
   – Сергей Павлович, я требую объяснений. Я помню, что генерал Шагин, просил меня… по старой дружбе, не вмешиваться в это дело, но, как мне кажется, это уже переходит всяческие границы. Я хочу знать, чем именно вы занимаетесь уже больше года, помимо того, что успешно не раскрыли ни одного дела из тех, что были вам поручены.
   – Ну почему уж ни одного, – буркнул капитан.
   – Речь не об этом, – отрезал полковник. – Итак, завтра с утра я уезжаю в командировку. На две недели. На этот период все оперативные мероприятия в отношении Верменича прекратить. К моему возвращению представишь все материалы дела. Если хочешь, можешь сообщить об этом Шагину. Вопросы?
   Бурун вздохнул и обреченно кивнул.

   С легким щелчком чайник отключился. Ольга достала чашки, насыпала растворимый кофе – Ярослав пил только его, чай не любил, да и к настоящему, по всем правилам заваренному кофе (в тяжелой толстостенной джезве, на песочке) был почти равнодушен. Употреблял его лишь изредка, но знатоком себя мог назвать с полным на то основанием. Не ценителем – именно знатоком. В глубоком блюде пышной, аппетитной горкой лежали сдобные булочки. Оленька любила и умела готовить – тем более что делалось это ею с самыми искренними чувствами.
Это ведь так приятно – смотреть, с каким удовольствием мужчина ест приготовленное твоими руками…
   Но сегодня Яр был рассеян, и булочки поглощал одну за другой, почти не замечая их вкуса. Он, ни в малейшей степени не кривя душой, рассыпался в похвалах ее таланту, но сейчас это были больше дежурные слова. Оленька не обижалась – она понимала, что в их жизни снова наступили трудные времена, и сейчас уже не до простых земных удовольствий.
   Вчерашний вызов в Управление федеральной службы безопасности был уже не первым звоночком, настоятельно призывающим к перемене места обитания. Ярослав понимал, что встречи с правоохранительными органами ему не избежать – это всегда случалось рано или поздно, будь то в неспокойном 1905-м, в грозном 1944-м или в застойных семидесятых. Понимал он и то, что чем дальше, тем с меньшей периодичностью будут происходить подобные встречи. Спецслужбы, в своем стремлении получить максимально полный контроль над населением, собирали досье на всех и каждого, и теперь, в эпоху мощных компьютеров, его должны были вычислять все с большей и большей легкостью.
   Правда, в этот раз вызов вроде бы и не был связан с его личностью – просто не повезло. Видимо, оперативникам все же удалось связать его и ту сумку с взрывчаткой. О ней на допросе – а дружеской беседой это никак нельзя было назвать, хотя никаких обвинений Яру не предъявляли – упомянули лишь вскользь, но не требовалось особой проницательности, чтобы понять, какой именно вопрос более всего интересует оперативника.
   Для себя Ярослав сразу решил не скрывать ничего – по крайней мере ничего, касающегося внешней стороны его жизни. И был неприятно удивлен, отметив, что его рассказ о событиях того дня не вызвал у фээсбэшника особого интереса. Тот слушал вполуха, как будто ничего нового Ярослав ему не сообщил. Это означало как минимум, что в тот день его пасли с самого утра, и на столе перед следователем лежало подробное описание всех телодвижений гражданина Верменича… включая, видимо, и встречу с Ингой.
   Если бы дело касалось только его одного, Яр, возможно, и не стал бы предпринимать радикальных мер. Вмешательство в психику, даже если бы он мог это сделать должным образом, вряд ли дало бы нужный эффект – наверняка дело уже обросло какими-то документами, которые так просто не изымешь, не уничтожишь. Да и не один этот следователь, вероятно, в курсе событий. Зато можно было пойти другим, пусть и не слишком надежным, зато уже не раз испробованным путем.
   Ярослав сосредоточился. Оперативник – или следователь, кто их там разберет, он в начале беседы представился, но должность его Яр пропустил мимо ушей – в этот момент стоял у окна, сцепив руки за спиной, и преувеличенно внимательно смотрел на улицу. Манера у них такая, что ли? Или фильмов насмотрелись и теперь ведут себя соответственно… Так или иначе, но окаменевшего на несколько мгновений лица Ярослава он не заметил.
   Воздействие было достаточно слабым – на большее не было ни сил, ни умения. Следователь лишь чуть-чуть расслабился, у него зародилось ощущение, что сидящий на неудобном, жестком и скрипучем стуле человек не имеет ни малейшего отношения к делу, ради которого его сюда пригласили. Необходим был лишь первый толчок – далее все необходимые доводы для себя следователь подберет сам. Так и произошло – еще с десяток малозначительных вопросов, подписанный пропуск, сухое, формальное рукопожатие и – «Господин Верменич, вы свободны. Извините за беспокойство».
   Шагая вслед за молчаливым мужчиной в штатском по пустым, по причине субботнего вечера, гулким коридорам одного из самых страшных зданий страны, Ярослав мысленно усмехался. Да, окажись на его месте настоящий знаток ментального моделирования, следователь не только лично проводил бы его до машины, но и собственноручно уничтожил бы все компрометирующие документы, до последнего листика. Но такое вмешательство было бы преступлением и подлежало самому суровому из возможных наказаний – полному и пожизненному блокированию магических способностей. Насколько Ярослав помнил, из каждых десяти человек, подвергшихся подобному наказанию, шестеро кончали с собой, а еще двое-трое гарантированно сходили с ума. Опытному, сильному магу снова стать простым обывателем… это было хуже смерти.
   А его воздействие исчезнет очень скоро, не оставив ни малейших следов. Зато уверенность в непричастности Ярослава к взрывному устройству в метро плавно перетечет из навеянного состояния во вполне естественное. И изменить свое мнение следователь сможет лишь под давлением неопровержимых улик. Дело лишь за малым – либо чтобы такие улики в руки федералов так и не попали, либо… либо опять настало время исчезнуть.
   За прошедшие годы – а их было немало – он в полной мере подготовился к подобным событиям. Были и деньги, и необходимые документы. Очень скоро исчезнет без следа Ярослав Верменич, а где-нибудь… может, в России, а может, и где-нибудь в другой стране появится новый гражданин. Обеспеченный, тихий, старающийся не привлекать особого внимания ни к себе, ни к своей молодящейся матери.
   И вот теперь Ярослав сидел, пил некрепкий кофе с нежнейшими Оленькиными булочками и думал над тем, куда и как перебраться на новое место жительства. Америка его не устраивала – там ЦРУ, ФБР и иже с ними свирепствуют так, что россиянам и не снилось. Какая-то из азиатских или африканских стран? Может, в Европу? Сейчас в объединенной Европе царит сущий бардак, границы прозрачны, если не сказать, что их практически нет. Спецслужбы, ранее работавшие каждая за себя, теперь вынуждены сотрудничать, но старые привычки сильны, а потому информацией делятся неохотно. Да, пожалуй, в Европе сейчас затеряться несложно.
   – Яр… – Тихий голос Оленьки выдернул его из раздумий.
   – А? – рассеянно ответил он. – Что, Солнышко?
   – Скажи, почему мы все время убегаем? Почему прячемся?
   Он вздохнул.
   – Мы же не раз говорили об этом, Оля. Ваш мир не знает магии, не способен понять ее. А все, что не может понять, – предает анафеме. Вспомни историю. Вашу, земную историю… ведь люди, способные пользоваться магией, существовали во все времена. Пусть напряженность магических потоков на этой несчастной планете оставляет желать лучшего, но те крохи, что можно уловить, их можно и использовать. Во многих, очень многих людях течет кровь древних гиперборейцев, величайших волшебников, которым были доступны невероятные силы. Да, кровь эта разбавлена донельзя, и все же она есть, она не исчезла. Но что ждало этих людей, посмевших воспользоваться, пусть и в самой малой степени, своими способностями? Костры инквизиции? Скольких носителей магических способностей объявили ведьмами и колдунами, скольких уничтожили – и сколько генетических линий, идущих от Гипербореи, прервалось навсегда.
   – Но ведь сейчас другое время.
   – Нет, – покачал он головой. – Нет, Солнышко. Оно лишь называется иначе. Теперь, если им удастся вычислить меня, придется попрощаться, может, и не с жизнью, но со свободой – наверняка. И тогда я никогда не смогу вернуться домой.
   – Ты думаешь, это вообще возможно?
   – Не знаю… не знаю, Солнышко.
   С тех пор как Ярослав оказался в этом мире, он не переставал искать способ вернуться. Увы, технология здесь еще не достигла необходимого уровня, который позволил бы создавать безопасные порталы между мирами. Более того, ученые – а за разработками в самых разных областях Ярослав следил внимательно настолько, насколько это было возможно без угрозы вызвать к себе ненужный интерес – пока толком не определились в вопросе, существуют ли параллельные миры вообще. Он прекрасно понимал, что если узнает о разработках, которые несут в себе потенциальную угрозу, не сможет не вмешаться, пусть это даже будет грозить ему большими проблемами. Страж, осознавший себя, всегда остается Стражем, хочет он того или нет. Это не работа, которую можно бросить… это судьба.
   Портал можно было бы создать и с помощью одной только магии, и Ярослав в общих чертах знал основы этого искусства – увы, знаний явно не хватало, но еще больше не хватало способностей. Техномагу неподвластны заклинания высших уровней сложности, власть над техникой налагала свои, не всегда удобные ограничения. Да и опасен был магический портал, опасен прежде всего для того, что он обязан был хранить – для Границ.
   А самым досадным было то, что если бы и оказался в его руках надежный и безопасный способ путешествовать между мирами, он не сумел бы найти свой родной дом. Ибо число параллельных вселенных огромно, и угадать среди них ту единственную, которая ему нужна, было не проще, чем найти иголку в стоге сена.
   Времени у него было в избытке. Век мага долог, его знаний хватило бы, чтобы протянуть в общей сложности с полтысячи лет, – и он готов был ждать.
   Но – на свободе.
   – Яр… – Оленька заботливо подлила ему горячего кофе. – Яр, расскажи о ней.
   Он знал, о чем идет речь – о его родине. Оля всегда с удовольствием слушала его рассказы о Рианне. Отчасти еще и потому, что прекрасно понимала – во время этих бесед ему становится лучше. Пусть и мысленно, но он возвращается домой, куда так стремится. Хотя с ее точки зрения – и об этом они тоже говорили не раз, так и не достигнув согласия, – лучше бы ему остаться здесь, на Земле. Более всего она мечтала, чтобы он, Ярослав, был счастлив. Не метался в безумном и почти невыполнимом желании найти путь домой, а нашел в себе силы полюбить этот мир. Не такой уж он и плохой, если подумать…
   – Хорошо, – улыбнулся он. – Я расскажу тебе… только вот знаешь, сегодня такое особое настроение… хочется поговорить о чем-то не самом добром и не самом приятном.
   Он закрыл глаза, вспоминая. Нет, ему не довелось быть свидетелем тех событий, они и начались, и закончились за много лет до его рождения, но Рианн все еще носит, и долго, очень долго будет носить следы той катастрофы, что разыгралась, по местным меркам, в шестнадцатом веке от Рождества Христова.
   Много тысячелетий назад, спасаясь от разрушительной катастрофы, ими же самими и вызванной, атланты – те немногие, что сумели вовремя заметить и оценить опасность, – устремились в иные миры. Кому-то удалось найти более или менее подходящее место, кому-то нет. Десять атлантов ступили на новую, безопасную, как им казалось, планету. Это были не рядовые бойцы, и даже не простые маги. Истинные Властители-Архонты, вооруженные техникой и знаниями, способные без особого труда справиться почти с любой угрозой.
   Как обычно, вся сложность заключалась в этом «почти». Мир, в который они прибыли, дабы остаться здесь навсегда, оказался занят. И не дикарями, владеющими лишь простейшими видами оружия и неспособными оказать сколько-нибудь существенное сопротивление Архонтам. Здесь правили бал маги – настоящие стихийные маги, существа, с которыми атлантам еще никогда не приходилось сталкиваться. Архонты и сами умели оперировать магическими потоками, но их умения были неразрывно связаны с техникой. И среди них не было настоящих специалистов в вопросах магии, таких, кто сумел бы разобраться, понять и найти способ противодействовать хозяевам древней Гипербореи.
   Атланты испугались. Впервые они встретили нечто, что не могли понять. К тому же их умение подавлять волю разумных существ дало сбой – да, на гиперборейцев эта сила оказывала некоторое воздействие, но очень недолговременное и ненадежное.
   Страх заставил Архонтов – а среди них был Лорд-Протектор, один из высших правителей Атлантиды – искать компромисса, хотя бы временного. На выработку эффективной стратегии требовалось время, и они купили его, купили в обмен на дорогие подарки. Всемогущих магов удивить было трудно, а потому просителям пришлось расстаться с совершенно бесценными вещами – частью оборудования, захваченного с собой из погибающего родного мира. Дарами Кронос – напыщенный, жестокий, злобный старик, но при этом невероятно сильный маг – был вполне удовлетворен. Вероятно, он пожелал бы получить и все остальные диковинки незваных гостей, но Архонты добавили к своим дарам еще и немалую долю магического воздействия.
   Они получили бесхозные, бесполезные для Гипербореи земли – на самом краю Ойкумены, как называли аборигены этого мира ту его часть, которую смогли разведать. Только вот были ли они аборигенами? Или гиперборейцы тоже были непрошеными гостями, которым просто повезло прибыть раньше? Этот вопрос Архонтов особо не интересовал. Их вообще мало интересовало прошлое. Их собственное прошлое – великая Империя Атлантида – было мертво. И теперь предстояло подумать больше над тем, как возродить Империю, воссоздать ее величие.
   Землю они получили. Землю, людей, обитавших на ней и не имевших ни малейшей возможности противостоять Властителям, и, что было куда ценнее, время. Атланты на пустом месте создали мощную державу – мощную настолько, что Гиперборея наконец обратила внимание на набирающего силу соседа. И что было вполне закономерно, пожелала укротить пыл атлантов.
   Кто являлся зачинщиком войны, установить за давностью лет было практически невозможно. Никаких документальных источников не сохранилось, а ориентироваться на передаваемые изустно предания… Но и из этих преданий, путем тщательного, кропотливого анализа, была получена смутная, неполная и не очень достоверная картина событий, происходивших в глубочайшей древности.
   Напряжение между державами неуклонно нарастало, пока в один далеко не прекрасный момент не послужило началом конфликта. Посейдонис, столица новой Империи, направил огромную по тем временам армию, дабы стереть с лица земли гиперборейских магов. Состоялась битва – и атланты были отброшены. Не уничтожены, не разбиты – просто отброшены. И тогда… что-то они сделали. Что? Ответ на этот вопрос могли бы дать, наверное, лишь сами атланты. Как им удалось вызвать катастрофу, пошатнувшую мир? Ученые Рианна просчитали не один десяток возможных путей достижения аналогичного результата, но сказать что-либо с уверенностью не могли.
   Планета тряслась, словно в лихорадке. На глазах рождались горные вершины, уходили на морское дно острова, побережья дрожали под ударами чудовищных волн. Но, что было хуже всего, произошло разрушение магических потоков, разрушение, на долгие века оставившее этот мир, что должен был пойти по линии магического развития, практически без единого шанса эту линию реализовать. Погибла блистательная Новая Атлантида, медленно угасла могучая Гиперборея. Но сами Архонты выжили. Их техника, лишь в небольшой степени зависящая от магии, уцелела. Разработанная еще на их родине теория создания стасис-коконов, способных полностью останавливать время и тем самым защищать заключенный в кокон объект от любого мыслимого воздействия извне, позволила им укрыться от катастрофы. Не всем – позднее было установлено, что четверо из десятерых Архонтов погибли, остальные же на тысячелетия ушли в полную изоляцию, в сон без сновидений.
   А потом они проснулись. Установить, что послужило причиной пробуждения Архонтов, так и не удалось. К тому времени местонахождение бункера, единственного уцелевшего в катастрофе сооружения величественного Посейдониса, было неизвестно – как и то, где на самом деле располагалась Атлантида. Множество версий, множество так и не нашедших подтверждения теорий – и ни одной, хотя бы приблизительно подтверждаемой фактами. Обнаружить бункер удалось много позже – когда с возродившимися атлантами, пусть и ценой огромной крови, удалось все же справиться. Увы, попасть в сам бункер так и не удалось. Те пути, что стали известны победителям, оказались надежно запечатанными… а другие если и были, то остались тайной. Да и не так уж это было важно – вряд ли там, в бункере, остались хоть какие-нибудь свидетельства происшествия, результатом которого стало раскрытие несокрушимых коконов.
   Как бы ни действовали Архонты, пытаясь уничтожить Гиперборею, во втором своем пришествии они повели себя иначе. Вовсю пользуясь своими ментальными способностями, они действовали неспешно, большей частью скрытно, подчиняя себе людей – и простых исполнителей, и тех, в чьих обязанностях было принимать решения. А потому, когда дело дошло до открытого столкновения, на стороне Лорда-Протектора была не просто сила. В его руках были все достижения Рианна, далеко к тому времени продвинувшейся по пути развития техномагии. В его руках были люди – и те, кто подчинялся помимо собственной воли, и те, кто пошел на службу новоявленным владыкам мира сознательно.
   Началась война. Война, в которой Архонтам ничто не связывало рук. Они готовы были, не раздумывая, уничтожить всех, кто не соглашался встать под их знамена. Им, шестерым, было вполне достаточно подданных. В панике кое-где пошли на безумный, отчаянный шаг, закрыв города куполами капсулирующего поля, к тому времени изобретения нового, почти толком не опробованного. Шесть городов. Шесть куполов, способов проникнуть сквозь которые наука Рианна не знала. Атланты сумели сделать это – четыре города были уничтожены.
   Два так и остались укрытыми вечными, неразрушимыми покровами. Вероятно, сейчас под мерцающими куполами нет ни одной живой души. Или же в руинах городов бродят одичавшие потомки тех, кто из страха попробовал отгородиться от всего мира. Возможно также, что города все еще живут… и те, кто ежечасно видит над головой вместо привычного голубого неба белесый свод, отчаянно ищут способы выйти на свободу из добровольного заточения. Ищут. И не находят.
   – Их убили всех? – тихо спросила Ольга, имея в виду атлантов.
   – Почти, – вздохнул Ярослав. – Одному удалось уцелеть… вернее, не совсем так. Когда армия атлантов была разбита, последнему уцелевшему Архонту удалось добраться до генератора стасис-поля. Этот кокон цел и поныне.
   – То есть он может выйти на свободу?
   – Теоретически. На практике кокон заключили в трехметровый прозрачный куб. Этот куб находится в самом охраняемом месте на Рианне. Даже если поле отключится… не думаю, что Архонту удастся освободиться. В любом случае, если возникнет хотя бы малая вероятность освобождения последнего Властителя… он будет уничтожен. Немедленно. Мы так и не научились взламывать стасис, даже в Лавке… э-э… в общем, информации о структуре стасиса нигде не удалось добыть.
   – Архонт так опасен? Один-единственный человек?
   – Ну, прежде всего он не человек… хотя не важно. Да, он опасен. Архонты с их возможностью почти мгновенного подчинения своей воле разумных существ, необоримой жаждой власти и техникой представляют собой слишком серьезную угрозу. К тому же их тело прикрывает природная броня, почти непробиваемая для обычного оружия или простой боевой магии. Только голова и кисти рук открыты, но и для них у атлантов была защита, уже не природного, а технологического характера, и тоже отменная… и непревзойденная. Знаешь, нам удалось получить несколько исправных образцов оборудования атлантов, лучшие наши техномаги отдали их изучению десятилетия и все равно далеко не во всех случаях смогли расшифровать принципы действия техники Атлантиды. Заставить работать – практически всегда, понять – куда реже. Ни в одной известной нам вселенной техномагия не достигла подобных высот.
   Оленька нахмурилась, затем зябко поежилась. В ее глазах плескался самый настоящий страх.
   – Значит… значит, они могут явиться и сюда?
   Ярослав рассмеялся.
   – Ну что ты, Солнышко. Архонты уничтожены, их больше нет.
   – Их нет в твоем мире, Ярослав. Только в твоем…

   Ольга давно ушла спать, а Ярослав все еще бродил по просторам Интернета, собирая в этой необъятной навозной куче крохи действительно ценной информации. Длинные, многословные рассуждения об Атлантиде он отбрасывал сразу – в большинстве своем авторы переливали из пустого в порожнее, занимаясь утомительным цитированием давно ушедших в мир иной «авторитетов». Или своих же собственных работ. Поиск Атлантиды – благодатное поле, на котором может произрастать любой вымысел, лишь бы он не противоречил Платону с его «Диалогами», да не слишком уж революционно пересматривал сложившееся в обществе представление об Атлантиде.
   Он все более и более убеждался в том, что Оленьке показалось очевидным с самого начала. Да, Атлантида существовала и в этом мире. Учитывая, что история Рианна почти не содержала общих вех с этой версией Земли, разделение миров произошло очень давно – и все же, очевидно, после появления беженцев из погибшей Империи. Может быть, эта Земля есть самая первая копия… нет смысла рассуждать о том, что первично – Земля, Рианн или какой-то другой мир. И не важно, что они пошли по разным путям развития… Рианн стал усиленно развивать магию и ее сплав с наукой, здесь же природа сделала ставку на почти чистую технологию. Пути природы, как и пути Господа, если Он существует, неисповедимы. Она, пусть и не обладая собственным сознанием и не способная к волеизъявлению, пробует разные варианты мировых законов и правил – может, это тоже способ обеспечить выживание разумных.
   Важно другое – если атланты посетили этот мир до его разделения, значит, где-то в морской пучине, в бункере, надежно защищенном от безжалостного времени, светятся коконы стасис-поля. Если бы сто, тысячу или десять тысяч лет назад атланты пробудились бы – мир не забыл бы такого потрясения.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Поделиться ссылкой на выделенное