Дмитрий Вересов.

Отражение Ворона

(страница 3 из 26)

скачать книгу бесплатно

(2)

– Планы изменились. Все оказалось несколько сложнее, чем мы предполагали, так что, дорогой профессор, придется набраться терпения.

– О-х… – Таня услышала в трубке тяжкий вздох Делоха. – А что же сорвалось? Впрочем, простите, не по телефону, разумеется… У меня тоже есть новости. Дело важное и срочное. И тоже не телефонный разговор.

– Даже так? – Татьяна внутренне напряглась. Время такое настало, когда хороших новостей ждать не приходилось. – Что ж, утречком заеду, поговорим. Кстати, как ваша гипертония? Не нужно ли прислать хорошего врача или лекарств?

– Дело не терпит отлагательства, я сам приеду, все расскажу, – сказал профессор.

– Не может быть и речи, вам с вашим артериальным давлением так и до инсульта недалеко, так что лежите, пока не парализовало, я сама сейчас приеду…

Было пол-одиннадцатого. Шофер Морвенов, Уоррен, как всегда по старой моде – в традиционном сером мундире, фуражке и высоких кавалерийских сапогах, – в ожидании приказов своей госпожи сидел в комнате для прислуги и глядел повтор вчерашнего матча «Лидс —Астон-вилла».

– Уоррен, мы выезжаем, – сказала леди, уже спускаясь в вестибюль.

Лондон рано готовится ко сну. Пабы по закону Ее величества закрываются в одиннадцать. Ее величество заботится о средней британской семье, чтобы мужчина – глава семейства вечером был дома с женой и детьми.

Темно-синий «роллс-ройс» несся по почти пустынному мосту Ватерлоо через величественную Темзу.

«Такая же по ширине, как и Нева… – почему-то подумала про себя Татьяна, глядя на маячивший вдалеке возле Тауэр-Бридж силуэт плавучего крейсера-музея „Белфаст“. – И еще этот „Белфаст“ – вроде нашей питерской „Авроры“».


Делох не лежал. Расхаживал по квартире, как здоровый и молодой.

– Я вас накажу, – сказала Татьяна, вручая больному дежурный пакет со свежими фруктами. – Чего по квартире шляетесь? Паралича захотели?

Прошли в кабинет. Уселись в кресла напротив друг друга. Татьяне хотелось сигару, но она опасалась за артериальное давление профессора.

– Ну? – спросила она. – Что за паника на корабле?

– Братец ваш Никитушка объявился в Лондоне, вот что! – ответил Делох. – Приехал шотландские корни изыскивать…

– Ну и что? – спросила Татьяна. – Из-за этого стоило вам, больному, так переживать?

– Это не все, Танечка, – продолжал Делох. – Это только полдела, а настоящая беда в том, что пропал ваш братец, исчез…

– Куда исчез? – недоуменно переспросила Татьяна.

– А мы с ним договорились на прошлые выходные вместе посидеть в библиотеке Британского музея, ему-то ведь надо! А он и пропал, в тот уик-энд пропал и не звонит…

– Может, бабу или кого еще типа бабы нашел, – размышляя, пробормотала Таня.

– Да нет, – возразил Делох, – я в гостиницу «Маджестик» звонил, они в рисепшн сами обеспокоены – неделю, как постояльца нет, номер уже три дня как не оплачен, вещи Никита не забрал свои из номера, точно что-то случилось!

– Случилось, – кивнула Татьяна.

– Я вот еще что, роясь в Никиточкином деле, нашел, кстати, – совсем по-старчески причмокивая губами, добавил профессор, – там вдруг в шотландских родовых описях, между страницами, специально уже отобранными для Никитушки, где по вашей родословной, там обнаружил вдруг листок со стихами, не знаю чьи, но похожи на Бернса, и там строчки такие есть… вот…

 
The bluebird was one
When catcher was gone…
Then prayer was done
And two blackbirds were flown…
 

– И написано чернилами, бумага старая, желтая совсем, но, что важно, посвящение поглядите!

И профессор протянул бумагу Татьяне.

Она глянула на листок и обомлела…

Поверх колонки рифмованных строчек было написано:

 
My sweet lady M…
 

И далее было:

 
When I see you again
Your servant am I
And will humbly remain
Just heed this plea, my love
On bended knee my love
I pledge myself to you again
Oh, Tanya my sweet
I wait at your feet
The sands have run out
For my lady and me
When love is high, my love
Wedlock is nigh, my love
Life is secure with you, my love…
 

– Была одна птичка голубая, а вылетели потом две птички черные – к чему бы это? И откуда взялся этот парафраз старинного стихотворного посвящения леди Джейн, известного вашему поколению по знаменитой перепевке «Роллинг Стоунз»? А, Танечка?


Обратной дорогой в Морвен-хаус, Татьяна попросилась к Уоррену на переднее сиденье, как ездили когда-то советские бонзы, не на задних сиденьях своих партийных «чаек», а спереди, рядом с шофером.

Уоррен молча выразил легкое изумление, но пробормотал что-то типа «би май гест» и «май плежер»…

А леди было просто очень одиноко.

Да и был уже второй час ночи – в Лондоне пусто! Только бродяги спят в своих спальных мешках возле входов в дорогие супермаркеты, да полицей-ские парочками в фуражках с околышами в таксистскую шашечку – ходят-бродят взад-вперед по Стрэнду… Так что, кто ее увидит? Как леди Морвен демократично едет рядом с шофером на переднем сиденье.

Значит, была одна птичка – стало две… Что ж, видно, время пришло…

(3)

Конец августа в Париже – не самое лучшее время!

Во-первых, стоит невыносимая жара, которую могут стойко переносить разве что только японские туристы, чьи природные качества – выносливость, терпение и неприхотливость – по августовской парижской жаре самые востребованные.

Жара – а к ней впридачу дурацкая пыль. Ну, какой идиот из парижского муниципалитета распорядился посыпать дорожки в садах Тюильри и Жардан де Люксембур не битым кирпичом, а толченым белым известняком?! Теперь вся обувь у гуляющих по паркам через минуту-другую покрывается белым налетом.

В такую жару всяк коренной парижанин смывается из столицы. Кто куда, у кого насколько хватает денег. Те, кто побогаче, едут в Таиланд или на Мартинику. Кто победнее – в горы Савойи, на Бискайский берег, в соседние Испанию и Португалию. А то и в приобретающую популярность бывшую коммунистическую Болгарию. В июле-августе пустеют парижские квартиры.

Почти все офисы и учреждения закрыты.

Остаются только те, чей бизнес основывается на японских туристах, – владельцы ресторанчиков, гостиниц, сувенирных магазинчиков…

У Лионского вокзала они взяли такси.

– А votre service, monsieur. Je vous depose ou? – спросил лысоватый шофер.

– Отель «Лютеция», – распорядился Лоусон, секретарь леди Морвен.

Сама же леди, устроившись на сиденье, вытащила сигарету из пачки облегченного «Уинфилда». Лоусон поднес зажигалку. Она закурила и принялась с интересом разглядывать Площадь Бастилии, на которую они как раз выехали.

– Доводилось бывать в Париже, мадам? – поинтересовался Лоусон.

– В каком качестве? – ответила она встречным вопросом и улыбнулась.

– Отличный вопрос! – заметил Лоусон, улыбнувшись в ответ.

– Вам очень повезло, господа, – понизив голос, сказал дежурный портье, подавая Лоусону книгу, чтобы тот расписался за получение номера, – у нас в отеле сейчас проживают финалисты национального конкурса двойников. Редкая возможность отужинать за соседним столиком с Аристидом Брианом, Жоржем Клемансо и Шарлем де Голлем, выпить кофе с Сарой Бернар или Бенито Муссолини, прокатиться на лифте с самой… – Дежурный показал бровями на проходящую по вестибюлю высокую молодую блондинку в сиреневом брючном костюме.

– Принцесса Диана! – ахнула леди Морвен.

Блондинка белозубо улыбнулась, помахала рукой и двинулась дальше.

Навстречу ей шел председатель Мао под ручку с Гретой Гарбо и громогласно рассказывал спутнице глупый анекдот про бельгийцев.

– Настоящая леди Ди тоже любит останавливаться в нашем отеле, – понизив голос, сообщил слово-охотливый портье. – Вы не представляете, что тут творится в эти дни! Толпы репортеров, зевак, поклонников, ни одного свободного номера, не протолкнуться не то что в вестибюле, а и на улице…

– Бедная леди Ди… – с усмешкой заметил Лоусон.

– А слава, а популярность, а фотографии на обложках всех журналов? – возразила леди Морвен.

– Каждому свое, ваша светлость, – многозначительно проговорил Лоусон. – Давайте лучше поднимемся в номер…


Она досушивала волосы и стук в дверь услышала лишь тогда, когда он сделался совсем уж громким и нетерпеливым.

Леди Морвен выключила фен и, набросив на плечи халат, подошла к двери номера.

– Кто там? Сейчас открою!

– Не надо открывать. Это Лоусон. Поспешите, мадам, нам надо успеть в аэропорт…

Спускаясь к ожидавшему их такси, они вновь столкнулись с двойником принцессы Дианы. Высокая блондинка входила в гостиницу в окружении четырех молодых мужчин, они смеялись и оживленно жестикулировали, леди Ди № 2 держала обеими руками букет пышных белых роз.

– Привет, принцесса, как там принц Чарли?! – задорно выкрикнула леди Морвен.

– Здорово, рыжая, как там Братец Лис?! – не растерялась «Диана».

Группа поддержки расхохоталась, а Лоусон нахмурился и взял леди Морвен под руку.

– Пойдемте, мадам, на нас смотрят…

На улице шел необычный для августа мелкий дождь.

Такси медленно тронулось по широкому бульвару Распай. Глядя в покрытое капельками стекло, леди заметно погрустнела.

– Вот и все. Прощай, Париж, завтра на работу.

– Свой Париж вы унесете в своем сердце, мадам, – галантно заметил водитель на более чем сносном английском.

– Вы очень любезны, мсье…

– И верно, Париж никуда не денется, ваша светлость, – заметил Лоусон.

– А я?.. – Она вздохнула. – Ладно, ладно, замолкаю… И все-таки, какая символичная встреча…

– Вы о чем, ваша светлость?

– О принцессе Диане. Точнее, о ее клоне, той блондинке в «Лютеции»… Представляете, если бы сейчас вместо меня с вами ехала настоящая леди Ди, и вот мы с дикой скоростью мчимся по ночному Парижу, пытаясь оторваться от назойливых папарацци, преследующих нас на мотоциклах, и…

– Гони! Гони к набережной, а там от Пляс де ля Конкорд на север! – вдруг закричал Лоусон водителю и не слишком вежливо пригнул книзу голову леди Морвен.

В окошко что-то тенькнуло, и крошка от пробитого стекла брызнула ей на платье.

Далеко не каждому доводилось ездить по Парижу со скоростью, превышающей сто пятьдесят километров в час.

– Мотоциклиста того видишь? – спросил Лоусон водителя.

Тот, скосив глаз в зеркало заднего вида, напряженно кивнул. Он был сильно напуган, но бодрился.

– Он опять будет стрелять, ты его в тоннеле прижми и не подставляй правый борт, – сказал Лоусон, глядя назад и придавливая рукой голову своей госпожи.

«Рено» мчался, как самолет по взлетной полосе перед тем, как оторваться в небо.

– В тоннеле, если он будет справа подходить, прижми его к стенке и размажь! Размажь его, заразу! – кричал Лоусон. – А, черт! Их двое!

Новая дырочка появилась в заднем стекле.

– Газу, и рулем, рулем влево!

– Слева заходит! Этот второй, он же…

– На дорогу гляди! – рявкнул Лоусон.

Два выстрела прозвучали почти неслышно. Одна из стреляных гильз отлетела прямо в леди Морвен и застряла у нее в волосах.

– Merde! – выкрикнул водитель. – Он же завалил того, первого, что по нам стрелял…

– Гони! После разберемся!.. – Лоусон посмотрел на свою госпожу, забившуюся в угол салона. – Вы говорите, настоящая леди Ди?.. Сегодня тридцать первое августа, запомните этот день, мадам. День вашего второго рождения. Ваша жизнь дорога не вам одной…

(4)

Лоусон вошел неслышно и застыл на пороге «малой библиотеки» Морвен-хауса.

В свете бронзовой лампы зеленого стекла его госпожа сидела в кресле за угловым столиком, погрузившись в чтение. На столике, рядом с ворохом газет, стояли два бокала и хрустальный графин, наполненный темной жидкостью.

Лоусон кашлянул. Леди Морвен подняла голову и вопросительно посмотрела на него.

– Да, Лоусон? Я слушаю…

– Дворецкий передал, что вы хотите меня видеть…

– Ах да!.. Присаживайтесь, Лоусон, прошу вас. Бокал вина?

– Благодарю, мадам…

Он потянулся к графину, но леди Морвен опередила его и сама наполнила оба бокала. Лоусон взял один и присел на краешек кресла.

– Какой необычный вкус… – заметил он, сделав глоток.

– Купаж моего изготовления, – пояснила леди. – Две части каталонского хереса на одну часть терновой настойки по рецепту моей бабушки. Она ведь родом из Хайленда. Клан Мак-Тэвиш, не слыхали? – От ее внимания не укрылось, как удивленно взметнулись густые брови секретаря. Взметнулись и тут же опустились в исходное положение. – Да, да, Лоусон, вы служили у моего покойного мужа задолго до нашего с ним знакомства и не можете не знать, что никакая я не Дарлин Теннисон из Ольстера, а Таня Дарлинг, урожденная Захаржевская, русская из города Санкт-Петербурга. Но про мои шотландские корни не знал и лорд Морвен…

– Я тоже не знал, ваша светлость…

– Кстати, Лоусон, наедине я разрешаю называть меня просто Таня. И даже настаиваю. В конце концов, вы же не просто слуга, но и давний друг семьи и, в каком-то смысле, мой спаситель. Если бы не ваши решительные действия там, в Париже…

– Ну что вы, мадам…

– Таня, Лоусон, Таня… Представляете, с какими заголовками вышли бы вчерашние газеты? – Она похлопала ладошкой по газетной кипе. – Одна из богатейших женщин Англии застрелена в парижском тоннеле… Кто направлял руку убийцы?… Почему парижская полиция ничего не предпринимает?

– Отчего же, мадам, французы работают весьма оперативно. Уже установлено имя покушавшегося. Некто Джон Дервиш, англичанин, трижды судимый за вооруженное ограбление, пользуется авторитетом в криминальных кругах, в общем, та еще пташка… Знать бы, кто его нанял.

– Мертвые молчат… Хотя, откровенно говоря, меня больше интересует тот второй мотоциклист, таинственный спаситель. Ваш человек, Лоусон?

– Увы, мадам… Это мой промах, это я обязан был позаботиться о безопасности…

– Не корите себя, Лоусон, вы проявили себя с наилучшей стороны… Да вы пейте, Лоусон, пейте, неужели вам не по вкусу мое изобретение?

– О нет, ваша св… Таня, вкус бесподобный.

– Тогда наливайте еще… И мне тоже… Так вот, Лоусон, я хочу должным образом отблагодарить вас.

– Ну что вы, мадам, я всего лишь выполнял свои обязанности…

– Нет уж, позвольте решать мне… Что вы скажете, если начиная с этого месяца я удвою вам жалование? Только откровенно, не жеманясь.

– Если откровенно – я не стану отказываться, ма… Таня.

– А какой из автомобилей покойного лорда вам по душе? «Бентли»? Он ваш… Потом можете его продать, я не обижусь…

– О… Таня, вы слишком щедры…

– А вы чересчур скромны, Лоусон… И, кстати, насчет вашего… приобретения. По-моему, мы получили даже больше, чем хотели.

– Простите, ваша светлость, что вы имеете в виду?

– Птица-говорун отличается умом и сообразительностью… – медленно произнесла Таня.

– Как вы сказали? Talking bird? – удивленно переспросил Лоусон – Ах, должно быть, про попугаев?

– Это цитата из одного старинного мультфильма, вы его не знаете. А говорить умеют не только попугаи… Лоусон, вы не находите, что со временем нашу куколку можно будет использовать не только для представительских функций?

– Боюсь, Таня, у нас пока недостаточно оснований, чтобы составить на сей счет определенное мнение… И могу ли я, в свою очередь, просить вас, чтобы и вы с глазу на глаз называли меня просто Дэвид, как это делал ваш покойный супруг лорд Морвен.

– Разумеется, Дэвид. И вы, конечно, правы. Проверим в деле – тогда и решим…

Таня отсекла на серебряной гильотинке кончик толстой гаванской «Эскепсьион», чиркнула длинной спичкой, выпустила первое облачко терпкого дыма.

– Не уходите, Дэвид, посидите со мной. Мне так одиноко… Давайте допьем вино, и вы расскажете мне что-нибудь интересное…

– Но, Таня, уточните, пожалуйста, ваше последнее пожелание. Я, право, не знаю…

– Или давайте просто молча посидим и послушаем музыку… Будьте любезны, протяните руку и подайте мне пультик… Благодарю вас.

Леди Морвен нажала на кнопочку, и малая библиотека наполнилась диковатыми звуками «Транса» Габриэллы Рот, ритмичными и в то же время завораживающими.

С ленивой полуулыбкой она попыхивала толстой сигарой, время от времени откладывая ее и поднося к губам бокал, в глазах ее огоньками мелькали блики зеленой лампы.

В противоположном кресле утопал Лоусон. Голова его то опускалась на грудь, то сваливалась набок, глаза то закрывались, то открывались и наконец закрылись совсем. Голова запрокинулась назад. Челюсть отвисла, дыхание сделалось глубоким и мерным.

Он спал.

Так прошло минут сорок. Диск с музыкой подошел к концу, опустилась тишина. Таня неслышно встала, подошла к Лоусону, встала рядом.

Постояв так несколько минут, она простерла руки над вытянувшимся в кресле Лоусоном и медленно-медленно проделала вдоль его тела несколько пассов от головы к ногам. Потом выпрямилась и очень тихим шепотом, попадая в такт его дыхания, произнесла:

– Спи-и-ите глу-убже… Спи-и-ите глу-убже… Спи-и-ите глу-убже…

Так продолжалось еще несколько минут. Потом леди Морвен начала постепенно варьировать ритм этих слов, то ускоряясь, то замедляясь. Дыхание спящего Лоусона изменялось в том же ритме.

Таня заговорила громче и четче:

– Вы крепко спите… Вы слышите мой голос, но продолжаете спать. Вам хорошо, тепло, уютно… Спите глубже… Еще глубже… Вы хотите отвечать на все вопросы, оставаясь спящим… Спящим… Спящим… Как ваше имя?

– Дэвид Уилмингтон Лоусон.

– Когда и где вы родились?

– Пятнадцатого августа тысяча девятьсот сорок девятого года, Коламбус, штат Огайо…

Тем же ровным, чуть глуховатым голосом Лоусон четко ответил на вопросы о родителях, о школе, о семейном положении – неженат, детей нет, – о последнем месте работы и занимаемой должности. Но чем дальше, тем более интересными становились его ответы:

– Кем и где вы работали до поступления на службу к лорду Морвену?

– Оперативный агент отдела «Джей» Центрального Разведывательного Управления Соединенных Штатов Америки.

– Какие задачи выполнял ваш отдел?

– Контроль за лицами и организациями, проводящими или способными проводить подрывную деятельность против Соединенных Штатов и находящимися за пределами Соединенных Штатов.

– В каком подразделении отдела «Джей» служили вы?

– Группа Икс-О-Девять, или «Друзья-Девять».

– Каковы были конкретные функции вашей группы?

– Сбор информации о неправительственных организациях, проводящих или могущих проводить подрывную деятельность против Соединенных Штатов и расположенных на территории дружественных нам стран.

– Какие именно страны входили в сферу компетенции вашей группы?

– Канада, страны Западной Европы, Австралия, Новая Зеландия.

– Осуществляла ли ваша группа сбор информации о деятельности международных тайных обществ?

– Да.

– О деятельности Ордена Иллюминатов?

– Я не помню…

– Вы поступили к лорду Морвену по заданию руководства отдела «Джей»?

– Я не помню…

– Назовите имя вашей матери.

– Мэри-Элеонора Лоусон.

– Назовите имена сотрудников группы «Друзья-Девять».

Лоусон четко назвал восемнадцать имен и фамилий с указанием должностей и должностных обязанностей.

– Что вам известно о деятельности этих лиц в настоящее время?

– Ничего. Группа была расформирована приказом от третьего марта тысяча девятьсот семьдесят девятого года.

– Кто из высшего руководства Центрального Разведывательного Управления курировал деятельность вашей группы?

– Я не помню…

– Назовите имя начальника отдела «Джей».

– Я не помню…

– Считаете ли вы гибель лорда Морвена в авиационной катастрофе случайной?

– Нет, не считаю.

– Была ли гибель лорда Морвена преднамеренным убийством?

– Да, была.

– Вы заранее знали о готовящемся убийстве лорда Морвена?

– Да.

– Вы принимали участие в подготовке убийства лорда Морвена?

– Да.

– В чем заключалось ваше участие?

– В сборе и передаче информации о ближайших планах и перемещениях его светлости.

– Кому и каким образом вы передавали эту информацию?

– Я не помню…

– Вы получали за нее деньги?

– Нет.

– Вы выполняли приказ?

– Да.

– Чей?

– Я не помню…

– Вам известно имя организатора убийства лорда Морвена?

– Да.

– Назовите это имя.

– Я не помню…

– Назовите имя вашего отца.

– Джейсон Льюис Лоусон.

– Организатор убийства лорда Морвена – американский гражданин?

– Да.

– Является ли он сотрудником ЦРУ или другой государственной организации?

– Я не помню…

– Входит ли он в Капитул Магов или Круг Посвященных Ордена Иллюминатов?

– Я не помню.

– Его имя – Гейл Блитс?

– Нет.

– Уильям Петти?

– Нет.

– Клайв Макмиллан?

– Нет.

– Джейкоб Цорес?

– Нет.

– Этот же человек стоит за недавним покушением на леди Морвен?

– Не знаю. Не думаю. Смерть ее светлости на данном этапе перечеркнула бы все наши планы.

– В чем заключались эти планы?

– Мне было приказано внушить ее светлости мысль о целесообразности использования двойника.

– С какой целью?

– С целью последующей замены леди Морвен на этого двойника.

– И ликвидации самой леди Морвен?

– Вероятно. О дальнейших этапах операции «Двойник» я не осведомлен.

– В чем смысл подобной замены?

– В получении полного контроля над деятельностью Ордена Иллюминатов.

– В случае успешного исхода операции что получите лично вы?

– То, о чем мечтаю.

– О чем вы мечтаете?

– О чем все. Свобода. Богатство. Власть…

– Спите. Спите глубже… Ваша мечта сбудется… Ваша мечта сбудется… Для этого вы должны…

Напоследок леди Морвен внушила спящему секретарю яркий, знойно-эротический сон, в котором Лоусон нежился в золотом джакузи посреди тронного зала, а вокруг, обольстительно извиваясь, танцевала дюжина обнаженных красавиц всех размеров и цветов. Постепенно отступая, она оборвала раппорт.

Лоусон встрепенулся, протер глаза, виновато посмотрел на леди Морвен, по-прежнему сидящую в кресле напротив. Она ответила на взгляд доброй улыбкой.

– Простите, ваша с… Таня, я, кажется, задремал…

– Да, и судя по тому, как вы чмокали губами и пристанывали, вам снился оч-чень увлекательный сон.

Лоусон на секунду смутился.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное