Дмитрий Вересов.

Завещание ворона

(страница 2 из 29)

скачать книгу бесплатно

– Без паники, леди и джентльмены! – зычно призвал служитель, наряженный крокодилом. – Неполадки будут устранены в течение нескольких минут…

– Папа, сними меня отсюда! – вопил Дейв, вцепившись в цветастую отцовскую рубашку.

Крис что-то отвечал ему, слов слышно не было, но судя по выражению лица говорилось нечто вроде: «Будь мужчиной, сынок! На тебя все смотрят!»

– Тлусишка желтоблюхий! – крикнула, задрав мордашку, Джуди.

Дейв расплакался.

– Джудит! – прошипела Сесиль. – Еще одно слово – и больше никаких парков!

– Ему можно длазниться, а мне нельзя?! – возмутилась Джуди.

– Я писать хочу! – канючил наверху, окончательно потерявший лицо, Дейв.

– Кстати, если они там будут долго болтаться, папа рискует опоздать на самолет, – заметил Заки.

Сесиль взглянула на часы и ахнула.

– Ну, я им устрою! Билет в оба конца, плюс упущенная выгода, плюс моральные издержки… Идите за мной, – бросила она детям. – Впрочем нет, сидите на этой скамейке. И от нее ни шагу!.. Если не примут меры, я этот парк разорю!

Служитель-крокодил всячески успокаивал публику, но, судя по всему, поломка оказалась серьезной. Возле будки и у колеса суетились механики в желтых комбинезонах, подкатил устрашающего вида грузовик, из которого сначала высунулся усатый дядька и принялся неприлично выражаться, а потом выскочили еще двое и поволокли куда-то толстый кабель.

Джуди забавлялась с игрушечным белоснежным динозавриком – нажимала ему на брюшко, раздавалось тихое шипение, и нежный электронный голос произносил:

– Привет, я Пусси Большая Лапа… Привет, я Пусси Большая Лапа…

– А твой что говолит? – спросила Джуди брата.

– Мой? – Заки нажал на брюхо своего зеленого, и тут оглушительно завыла сирена.

По аллее на них надвигалась красная пожарная машина. На открытой платформе, возле лестницы, в сложенном виде напоминающей зенитную установку, стояла Сесиль. Оживленно жестикулируя, она что-то втолковывала брандмейстеру в каске.

Публика поспешно расступилась, пропуская спасателей. Автомобиль въехал за заграждение и остановился у основания злополучного колеса.

Брандмейстер достал мегафон.

– Внимание наверху! Прошу сохранять спокойствие! Сейчас вам будет оказана необходимая помощь.

– Крис! – выкрикнула Сесиль.

Над краем гондолы показалось бледное, но улыбающееся лицо Криса. Он помахал жене рукой. Сесиль пальцем показала на него брандмейстеру.

– Как скажете, мэм…

Лестница приняла почти вертикальное положение и стала плавно, секция за секцией, удлиняться, пока не уткнулась верхним концом в брюхо птеродактиля.

– Чуток налево, – буднично сказал брандмейстер.

Лестница послушно дернулась. Ее край поравнялся с бортиком гондолы.

– Внимание, сэр. Возьмитесь за край лестницы, потяните на себя и перекиньте крюки через борт… Есть?

– Есть! – отозвался Крис.

– Начинайте спускаться. Сначала вы, потом мальчик. Не торопитесь, дышите ровно…

На автостоянку семья Вилаи неслась галопом.

– Поведу я! – решительно сказала мужу Сесиль. – Тебе на сегодня хватит острых ощущений… Дейв, ты, кажется, хотел в туалет.

– Я в птеродактиля пописал! – гордо заявил Дейв, похоже, полностью оправившийся от психологической травмы.

– Я хочу! – сказала Джуди.

– Я бы тоже не отказался, – признался Крис.

– И я, – подхватил Заки.

– В аэропорту сходите! – прикрикнула Сесиль. – По местам! Мы катастрофически опаздываем!

Сесиль рванула с места и вылетела на автостраду, как заправский гонщик из бокса.

Красный «БМВ» несся в левом ряду, превышая дозволенную скорость раза в полтора.

Крис посмотрел на часы.

– Дорогая, не гони так.

Мы успеваем.

– А вдруг перед аэропортом будет пробка? Помнишь, как в прошлый раз, когда пришлось бросить машину и последние полмили пробираться пешком.

– Привет, я Пусси Большая Лапа… Привет, я Пусси Большая Лапа… – Это Джуди на заднем сиденье развлекалась со своим динозавром. – Привет, я Пусси Большая Лапа… Привет, я Пусси Большая Лапа…

– Заткнись! – неожиданно рявкнула Сесиль.

– Мамочка, и тебе не стыдно? – елейным голоском осведомился Дейв. – Между прочим, нас за такие слова кое-кто гоняет мыть рот с мылом.

– Мама, ну я поиглать хочу! – заныла Джуди.

– У матери на нервах?! Вон, бери пример с Заки. Ему тоже купили говорящего динозавра, но он же не…

– Вау! Ну-ка покажь! – Дейв вытащил из кармана брата пластиковую длинношеюю фигурку и надавил на брюхо.

– Я Ти-Рекс, смерть млекопитам! Ура! Я Ти-Рекс, смерть млекопитам!

– Смерть млекопитам! – подхватил Дейв. —

Я Ти-Рекс!

– Привет, я Пусси Большая Лапа… Привет, я Пусси Большая Лапа…

– Убью!!! – заорала Сесиль, на секунду выпустив руль.

Любая дорожная авария никогда не происходит вследствие какой-либо только одной причины. И вообще, как и большинство женщин, практикующих вождение автомобиля, Сесиль всерьез полагала себя весьма опытной и даже ловкой драйверицей, порою бравируя то лихими обгонами, то резкими перестроениями, нагло подрезая носы всем машинам, что ниже классом ее германского чуда из «Байрише мотор верке»… Но все это было до той поры, покуда, как это пишут в полицейских протоколах, не произойдет трагического стечения обстоятельств, или иными словами, неоправданный риск одного водителя не сложится с другим или другими факторами быстротечной дорожной жизни. БМВ очень хорошая и в чем-то даже умная машина. Это немецкие инженеры, придумав антиблокировочные системы тормозов, позаботились о том, чтобы даже глупые в своей самонадеянности американки, резко давя на тормоз, не послали бы машину в занос… Но инженеры из Штутгарта не могут предусмотреть всего.

Например того, что именно в тот момент, когда рассерженная поведением своих деток дамочка выпустит руль из рук и беспечно отвернется от дороги, на встречной полосе появится еще более беспечный водитель… Например, компания полупьяных подростков, что еще не отошла от похмелья вчерашней вечеринки, когда пара на пару – два мальчика и две девочки, после школьной ballroom-party с танцами в спортзале, в папочкином «крайслере» отравились заниматься жестким петтингом…

Именно когда Сесиль отвернулась от дороги, из придорожных кустов на ее правую полосу неповоротливым дредноутом выехал коричневый «крайслер», что в пьяных руках шестнадцатилетнего кутилы совершенно не вписался в запланированный им поворот…

Сесиль, как говорится в этих случаях – и ахнуть не успела…

Скорость, с которой мчался ее «БМВ», превышала все дозволенные…. И где уж там всем этим автоблокировочным системам из штутгартских лабораторий справиться с той силой женского каблучка, что в отчаянии ударила вдруг по тормозам.

– Не надо было тормозить, мэм, рулем надо было маневрировать, – говорил ей потом полицейский, составлявший протокол для страховой компании.

Но это было потом…

А в тот момент, когда ничего не соображавшие школьники в своем коричневом «крайслере» напрочь перекрыли красному «БМВ» все пути кроме одного, ведущего на гравийный резерв широкой обочины, Сесиль упорно давила на тормоза… И оторвавшись от цепко державшего ее асфальта, выскочив на пыльный гравий, машина вдруг пошла боком, совершенно уже не слушаясь ни руля, ни испуганно крутившего этот руль водителя…

Скрежет, удар, еще один сильный удар…

И все заволокло белой пылью, поднявшейся от буквально пропаханного бэ-эм-вухой придорожного гравия…

Зажатая в спасительных объятиях самонадувных чудо-подушек, Сесиль на какое то время потеряла всякое представление о том, что вообще происходит и с ней и с ее семьей… «Как противно воняют они не то тальком, не то резиной», – подумала Сесиль про подушки безопасности, пытаясь брезгливо отстраниться от буквально прилипшей к ее щеке упругой поверхности…

– Мама, вынь нас отсюда, – пропищали с заднего сиденья.

И тут, от этого детского писка, к Сесиль вернулось ощущение реальности.

Она нащупала кнопку открывания двери и высунула левую ногу наружу, но нога, не обнаружив под собой никакой опоры, глупо поторкалась в воздухе, и не найдя внизу никакого даже самого маленького кусочка твердой земли, потеряв туфлю, была вынуждена вернуться в салон…

– Мама, вытащи меня, – пищала Джуди…

– Так, все целы? – жестким командирским голосом спросила Сесиль, – Дэйв, Заки, я вас не слышу!

С заднего сиденья послышалась утешительная перекличка.

Наконец, материнский инстинкт возобладал, и Сесиль полностью пришла в себя. Она даже инструкцию вспомнила. Нашарив клапан, стравила воздух из подушки безопасности.

– Крис, попробуй открыть дверцу с твоей стороны… Ах, до чего же мужчины неловкий и глупый народ!

Выбравшись через пассажирскую дверцу и вытащив детей… И возблагодарив Бога за то, что ни у кого не оказалось ни единой царапины, Сесиль смогла, наконец, оценить степень того везения, что на сегодня было ей и ее семейству отпущено небесами…

Машина буквально висела над обрывом, опираясь на землю лишь двумя задними колесами и намертво врезавшейся в днище оторванной частью глушителя. Еще полметра… Еще полметра, и там внизу, на дне стометровой бездны, никакие подушки безопасности бы уже не помогли.

– Мама, вау, как круто мы повисли! – сказал Дэйв.

А мама в ужасе и бессилии вдруг села прямо на гравий, потому как ноги ее уже совсем не держали…

– Надо бы вызвать полицию, – нарушил молчание Крис…

– Надо бы…

– У меня мобильник в машине остался…

– Хайкни кого-нибудь на дороге, пусть полицию вызовут…

Сесиль сидела на обочине в одной туфле и глядела, как все еще медленно крутится на весу переднее колесо ее красного «БМВ»…

Крис поковылял хайкать кого-нибудь с телефоном…

А дети…

Вот она здоровая детская психика….

Уже играют…

Уже бегают вдоль обрыва…

Сесиль тошнило, и очень хотелось пить. Если бы не дети, она бы взвыла в голос…

Откуда-то сверху послышался негромкий гул мотора.

Сесиль подняла голову.

Над дорогой, совсем низко, висел маленький белоснежный вертолет. Из окошечка высунулась рука, помахала, показала вниз.

Вертолет начал снижение.

По ту сторону трассы тянулось пастбище, огороженное забором и на въезде с шоссе оборудованное воротами с табличкой: «Частное владение, проникновение запрещено». Однако проникновения с воздуха владелец явно не предусмотрел.

Колыхая траву, вертолет приземлился на краю пастбища, из распахнувшейся дверцы на землю сначала плюхнулся небольшой рюкзак, а потом спрыгнул высокий светловолосый мужчина в шортах и безрукавке цвета хаки.

Мужчина надел рюкзак, дойдя до ворот, ловко перелез через них и оказался на обочине шоссе. Несколько секунд он смотрел на жиденькую, но непрерывную вереницу машин, потом достал из рюкзака красный флажок и свисток на цепочке, властно взмахнул флажком и оглушительно засвистел. Два-три автомобиля по инерции проскочили, следующие начали останавливаться. Из грузового «мерседеса» высунулся недовольный водитель.

– Чего рассвистелся?!

– Служба спасения! – отчеканил блондин. – Дайте дорогу!

Действительно, на груди отчетливо читались цифры «911».

Мужчина пересек шоссе и приблизился к Сесиль.

– Проблемы, мэм?

Если бы в этот момент Сесиль не сидела, она бы определенно упала.

– Это… это ты?

Перед ней стоял Нил Баренцев, ее бывший муж. И выглядел, вопреки ожиданиям, совсем неплохо. Он прищурил глаза, приглядываясь, рассмеялся.

– Сесиль?! Надо же, вот так встреча! А я лечу себе, лечу, вижу – авто над пропастью, детишки бегают, думаю, надо помочь… Пойдем, взглянем, что к чему.

Он протянул ей руку. Она встала с камня, показала на его безрукавку.

– Значит, в службе спасения теперь трудишься?

– Так, помогаю немного. Маечку видишь, подарили…

– Как ты? Не женился пока?

– Не-а… А ты, как я погляжу, вся в потомстве. Я троих разглядел. Все твои?

– Еще Джимми дома, младший.

– Похвально…

Нил отвернулся, засвистел модную песенку про желтые ленточки на старом дубе.

– А, небесный спаситель!

Подошедший Крис бросил на жену мимолетный взгляд, показавшийся ей колючим, но тут же напряг мощные челюсти в широкой улыбке и протянул руку. Когда Нил крепко ее пожал, улыбка застыла как деревянная.

– Да, Крис, это я… Ну, показывай, что там у вас.

– Да вот… – Крис со вздохом показал на накренившуюся над пропастью машину. – Прокололись на ходу. Еще бы немного, и…

– Значит, еще не пришло ваше время… Привет, наследнички!

– Здравствуйте, сэр! – хором ответили дети.

Нил подошел к «БМВ», заглянул под него, постучал по заднему колесу.

– Гляди, как днище располосовано, должно быть, на камень напоролись. Он-то вас и притормозил, между прочим… Дело серьезное, своими силами не справимся, надо аварийку вызывать. Сотовый есть?

– В машине остался…

– Понятно…

Нил расстегнул кармашек на ремне, достал оттуда миниатюрный складной телефон. «Новейшая модель, – отметила Сесиль про себя. – Долларов пятьсот, не меньше».

– Куда звоним? Спасателям? Только имейте в виду – раз непосредственной угрозы жизни нет, они приедут часа через два, не раньше.

– Так долго? Мы не можем ждать!

– Вообще-то мы застрахованы в «Кервуде», – сказал Крис. – У них своя аварийная служба…

Нил улыбнулся.

– «Кервуд»? Знаю. Эти еще дольше будут добираться…

– Что же делать?! Нам надо срочно, мы безнадежно опаздываем…

– Ну ладно, воспользуюсь своими каналами. – Нил набрал номер. – Мак? Добрый вечер, Нил Баррен… Да, уже в пути. Только есть одна проблемка… Сорок третья дорога, на север от аэропорта миль двадцать пять. Красный «БМВ»… Нет, мистер и миссис…

– Вилаи, – подсказала Сесиль.

– Мистер и миссис Вилаи. И дети, трое. Увидите… Естественно, на мой счет… Отлично, они будут ждать. И передайте Гейлу, что задерживаюсь ненадолго. – Нил отключил аппарат, обернулся к Сесиль. – Ну вот. Будут через пятнадцать минут.

– Кто?

– Автомеханики из конторы одного хорошего приятеля. Не беспокойтесь, залатают в два счета, эти ребята дело свое туго знают… – Нил залез в рюкзак, достал из него полиэтиленовый пакет, в котором лежал объемистый, обернутый в фольгу сверток. – Тут кой-какая жрачка и питье, себе в дорогу собрал, но вам нужнее, детишек покормите… Ну ладно, ребята, приятно было повидаться, рад был помочь.

Он наклонился к Сесиль, по-братски поцеловал ее в щеку.

– Нил…

– Извини, Сесиль, я спешу.

– Нил, слушай, тут такое дело. Крис страшно опаздывает на самолет… Если вовремя не попадет в Нью-Йорк, пропустит рейс на Санкт-Петербург…

– Не беда, насколько я знаю, у них не менее пяти прямых рейсов во Флориду.

– Но ему не во Флориду! В Россию.

– Ах, даже так… Увы, мой вертолетик на пассажиров не рассчитан. Сейчас, отзвонюсь, скажу, чтобы прислали за тобой машину… Какая авиакомпания? Американ, Юнайтед, Дельта?

– Не помню. Крис?..

– Юнайтед. Рейс 817 на Нью-Йорк, вылет в 18. 45, – сказал Крис.

– Юнайтед – это проще… – Нил вновь достал телефон. – Пэдди, привет, надеюсь, не оторвал от ужина… Даже так? Ну, извини… Скажи, ты не мог бы позвонить в Денвер и задержать 817-й на Нью-Йорк? Минут сорок, максимум час… Да, пассажир. Да, важно… Мистер Вилаи, Кристофер Вилаи…

– Кристиан, – шепотом подсказала Сесиль.

– Кристиан, – повторил Нил в трубку. – Ну, мерси, я твой должник… Все, самолет без Криса не улетит. А теперь извините…

Нил развернулся и пошагал прочь.

Сесиль догнала его.

– Куда ты звонил?

– В Нью-Йорк, генеральному директору «Юнайтед», – не сбавляя шага, сказал Нил.

– И он тебя послушал?

– Еще бы он не послушал председателя совета акционеров.

Нил бросил быстрый взгляд на дорогу, выбежал на разделительную полосу, выждал, пропуская встречный транспорт, и через несколько секунд был уже на противоположной стороне автострады. Сесиль, замерев, смотрела, как он перебрался через ворота, залез в вертолет, захлопнул дверцу. Загудел мотор, пришел в движение винт, машина плавно оторвалась от земли.

Кто-то потянул ее за рукав. Это был Дейв.

– Ма-ам, – протянул он. – Ма-ам… Там… мы пить хотим, а папа не разрешает.

– Как это – не разрешает?

– Ну… В пакетике, что этот дядя с неба оставил… там кока-кола. Папа говорит – нельзя, вредно.

– Я сейчас!

Она бегом приблизилась к Крису, взяла за грудки, тряхнула.

– Дети хотят пить, ты понял?!

– Но, дорогая, там же кофеин…

– Да иди ты к черту! Дети, идите сюда, ешьте, пейте…

Сесиль вырвала у мужа пакет, залезла в него, стала доставать банки с колой, бутерброды – с икрой, с ветчиной, с курицей – и раздавать детям.

Пакет быстро пустел. Сесиль остановилась, когда там осталась лишь фляжка с виски, пачка сигарет и зажигалка.

Сесиль рассмеялась, ловко свинтила пробку, глотнула от души и даже не закашлялась.

– Сесиль! – в ужасе запричитал Крис, поймав небрежно брошенную ею фляжку. – Что ты, что ты делаешь?

Она лихорадочно сорвала целлофан с пачки, дрожащими руками вытащила сигарету, щелкнула зажигалкой.

– Опомнись, жена!

Крис выбил пачку у нее из рук.

Сесиль вся сжалась, стиснула зубы и, дрожа всем телом, начала тыкать зажженной сигаретой в его запястье.

Крис оторопел, выронил сигареты, даже не заметив ожога, стоял, в упор разглядывая жену, как будто впервые увидел.

Белая пачка с красным силуэтом рогатого кабана валялась на щебенке между мужем и женой.

Глава вторая
Не в бровь, а в глаз
(июнь 1995, Колорадо)

– Собственно, именно это мы и хотели тебе предложить…

Нил улыбнулся и поставил стакан с гренадином, разбавленным ледяным «Эвианом», на мраморную приступочку.

– Сэм, мне тут на днях рассказали неплохой анекдот. Знаешь, чем Гейл Блитс отличается от Господа Бога?

– Господь не считает, что он – Гейл Блитс, правильно?.. У нас есть специальный секретарь, единственная задача которой – собирать все шуточки про Гейла и каждый понедельник компилировать соответствующие циркуляры для руководства компании. Сорок томов собрали.

– Нет дыма без огня. На пике роста вынуть из оборота несколько миллиардов только для того, чтобы украсить лик матушки Земли десятком-другим храмов святому Гейлу… Знаешь, когда-то в Риме был такой император, Калигула. Так он распорядился со всех изваяний тамошних богов откокать головы и заменить мраморными копиями собственной венценосной башки. Подумайте, может, таким манером дешевле обойдется…

– Рим, говоришь? Нам итальяшки не указ.

К тому же, позволь тебе заметить, что современные медицинские центры в беднейших странах мира – это сооружения не совсем культовые. Или в тебе совсем нет сострадания к миллиардам бедолаг, единственная вина которых состоит в том, что они родились не там, где надо?

– Дорогой мой, я тоже родился не там, где надо, и поэтому склонен сочувствовать целенаправленно. То есть, в первую очередь тем, с кем могу сам идентифицироваться. Поэтому предпочел бы на ту же сумму построить, например, несколько социальных домов у себя на родине…

– Ну, во-первых, мы не исключаем открытие центра и в России, а во-вторых… – Сэм Фарроу, финансовый директор корпорации «Свитчкрафт» почесал волосатую грудь и поднялся с шезлонга. – Пойдем поплаваем.

Не дожидаясь ответа, он прыгнул в воду, бирюзовую от искусственных водорослей, покрывающих дно. Несколько радужных брызг попали Нилу на лицо.

– Можно.

Вслед за Сэмом он пересек бассейн и, устроившись напротив Фарроу в закутке для подводного массажа, подставил бок под мощную струю.

– Нил, ты знаешь Гейла не один год… – начал Сэм.

Нил рассмеялся.

– Так я и знал, что в этой благотворительной инициативе есть нюансы для внутреннего пользования. Ладно, не объясняй, все равно мне твой корпоративный сленг недоступен, сам попробую догадаться с помощью дедукции. Итак, согласно прошлогоднему балансу, Гейл прикупил одну мощную биотехнологическую компанию, учредил две и вошел в правление еще трех, европейских. Одновременно резко возросла доля участия «Свитчкрафт» в известных фармакологических концернах.

И почти сразу рождается глобальный благотворительный проект Гейла и Миринды. В такой связке перспективы обрисовываются заманчивые.

– Ты о чем?

– О практически неограниченном доступе к человеческому материалу для апробации новых технологий, методик, препаратов. Об экспериментах, которые здесь, в Америке, не дали бы проводить не только на крысах, но и на тараканах. Я не прав?

– Ну… Я хотел подойти к проблеме несколько с иной стороны, но в общем… Пойми, это нисколько не умаляет гуманитарного значения нашего проекта. Да, потери будут, они неизбежны, кто-то погибнет, кто-то останется инвалидом. Десять, сто, пусть даже тысяча так или иначе обреченных – а на другой чаше весов миллионы, десятки миллионов спасенных жизней.

– Причем не диких, нищих аборигенов, а цивилизованных людей, полезных членов общества… Говоря открытым текстом, платежеспособных.

– А ты циничен.

– Но прав?

– Львиная доля ассигнований предусматривается как раз на борьбу с так называемыми «болезнями третьего мира» – малярию, туберкулез, СПИД, пеллагру, лихорадку Эболи. За десять лет мы втрое снизим смертность в развивающихся странах, мы изменим мир…

– Вот я и спрашиваю – в чем разница между Гейлом и Богом?

– В конце концов, никто тебя не неволит. Это свободная страна…

– Тебе послышалось.

– Что послышалось?

– Будто я сказал «нет».

– Так ты с нами?

– А куда я денусь?

– Браво! А то я уж испугался, что сердце твое закрыто для добра.

– Отнюдь. Просто нужно было кое-что уяснить для себя.

– Пока ты уяснил не очень много, дальше будет куда интереснее… – Сэм Фарроу довольно хохотнул и поднялся. – В таком случае, пойдем порадуем Гейла. Думаю, он как раз освободился…

Гейл Блитс не был ни хром, ни горбат, ни косоглаз, но осознавалось это не сразу и сильно удивляло, причем всякий раз. Вот и сейчас, издалека завидев на лужайке за домом две фигуры, Нил мысленно развел руками. Надо же, а Гейл, оказывается, не такой уж и коротышка, практически одного роста с Берни, которого Нил воспринимал, как мужчину крупного и, что называется, представительного. Сейчас сопоставить их рост было нетрудно – они шли рядом, Берни, правда, поспешал из последних сил, пыхтел, задыхался, но ни на шаг не отставал от Гейла. На каждом плече Берни висело по сумке с полным набором клюшек для гольфа – даже когда Гейл разминался в одиночку, он предпочитал иметь под рукой запасной комплект.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное