Дмитрий Суслин.

Повелитель гоблинов

(страница 1 из 17)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Дмитрий Юрьевич Суслин
|
|  Повелитель гоблинов
 -------

   Далеко-далеко, на самом севере Страны Остановленного времени, там, где зимой выпадает снег, а медведи спят в берлогах и сосут лапу по три месяца, в пещерах, которые когда-то сделали искусные гномы, а потом покинули их и ушли в теплые края, собрались тролли. Они пришли со всех уголков великой страны, потому что их созвал Верховный тролль Камельбрук. Каждый тролль получил от него лично написанную повестку и поспешил на север. Тайными подземными тропами, глухими непроходимыми лесами, страшными болотами и бескрайними пустынями пробирались тролли к пещере Камельбрука, и никто не видел их беспокойного передвижения, потому что Верховный тролль приказал хранить все в глубокой тайне. Две недели понадобилось троллям для того, чтобы собраться всем вместе в Черном зале Главной пещеры. Много заклинаний пришлось им сделать, чтобы поспеть вовремя и остаться невидимыми и неслышимыми для людей и остальных жителей сказочной страны.
   Но вот этот день настал.
   Все тролли, что жили в Стране Остановленного времени, собрались вместе и ждали, что им скажет Верховный тролль. В зале, где проходило собрание, было темно, не горел ни один факел, ни один светильник. Это было излишним – тролли прекрасно все видят в темноте, и огонь, этот вечный спутник всех волшебников был им совершенно не нужен. В Черном зале стоял невообразимый шум. Он был битком набит троллями всех возрастов, размеров и цветов. В первом ряду прямо перед троном Верховного тролля сидели на сталагмитах самые старые и почтенные тролли. Они были огромного роста, очень древние и совершенно черные. Их большие с медный котел головы с мохнатыми дергавшимися ушами с трудом поворачивались из стороны в стороны, и маленькие злые глазки горели желтовато-зеленым светом. Тролли помоложе и поменьше старались не встречаться с ними взглядами. Мало ли что? Старикам ничего не будет стоить превратить кого угодно в камень или гнилое дерево только потому, что им может показаться, будто на них неприветливо посмотрели. Потому их и посадили по приказу Камельбрука в первом ряду, чтобы они не больно то оборачивались. А самому Верховному троллю они были не страшны. Потому он и был Верховным, что никто из троллей не мог ему ничего приказать, и поэтому приказывал он. Старики ему были не страшны. Он сам был старше их всех и намного могущественнее. Несмотря на свои года, а Камельбрук прожил уже несколько тысяч лет, он единственный из старейшин мог жить не только в пещере, глубоко под землей, но и выходил на земную поверхность, правда только ночью. Дневного света он не переносил, а солнечный свет так просто бы его убил, случись ему оказаться под его яркими лучами.
А вот черные тролли так те даже ночного неба не выносили, оно их ослепляло, звезды сильно обжигали, а луна могла даже убить. Вот почему они жили только глубоко под землей, в каменных пещерах, которые за огромные деньги им выстраивали подземные или горные гномы.
   В следующем ряду сидели бурые тролли. Они на несколько сотен лет были старше черных троллей, но по виду почти не отличались от них, разве что были размерами помельче, и глаза у них горели не так ярко. Но тем не менее они были такие же уважаемые и почитаемые среди тролльей братии, как и черные тролли.
   Третий и четвертый ряды занимали также бурые тролли, но они были еще моложе и еще мельче и не превышали ростом двух метров, в то время как черные тролли достигали и шести метров, а во втором ряду сидели тролли ростом не менее трех метров.
   В пятом ряду восседали серые тролли. Это они так называются серые тролли, на самом деле они почти черные, только вот ростом не вышли, не доросли еще. Каждый из них был не выше среднего человека.
   На этом ряды сталагмитов кончались, и остальные тролли сидели и стояли на покатой стене пещеры, словно на балконе драматического театра, в то время как уважаемые и могущественные тролли занимали амфитеатр. Здесь была по мнению старейшин одна мелюзга. Молодые тролли, которым не страшны ни солнце, ни луна, самого благоприятного возраста от восьмисот до пятисот лет, колдуны в расцвете сил, от одного упоминания про которых хватало для того, чтобы у людей вставали волосы дыбом и дрожали колени, в то время как о существовании старейшин они даже и не подозревают. Эти тролли были разноцветные – красные, синие, зеленые, коричневые, в зависимости от возраста, злобы, колдовского мастерства и тролльего звания. Чем темнее цвет у тролля, тем он сильнее и старше, тем больше в нем злобы, коварства и хитрости. Молодых троллей было больше всего, почти полторы сотни. Всего в зале присутствовало по списку около двухсот троллей. Когда тролль, отвечающий за регистрацию присутствующих, отметил всех, кто прибыл и занял полагающееся ему по рангу место, закончил свой список и поставил последний крестик против фамилии тролля по фамилии Ростбиф.
   – Почти все на месте, – сказал он. – Можно начинать.
   С этими словами он помчался в зал, где Камельбрук заканчивал парадный туалет, и сообщил ему, что его ждут. Верховный тролль посмотрел на себя в зеркало, ничего в своем отражении неряшливого не нашел и согласно кивнул головой.
   – Начинай собрание, Гуингам.
   И Гуингам, главный тролль распорядитель и церемониймейстер, сжав в маленьких ручонках волшебный жезл, побежал начинать собрание. Он вышел на середину зала и дал знак музыкантам, которые сидели в верхней нише прямо над залом, и те заиграли торжественный марш. У них были странные на человеческий взгляд инструменты, а от музыки, которую они играли, можно легко сойти с ума. Но тролли были в восторге от нее, они очень любили свой марш, и поэтому раздались громкие аплодисменты.
   – Верховный тролль, президент нашей тайной республики, глава монаршего дома троллей Бисбургов, кронпринц всемирного тролльего королевства, которое воцарится в будущем, председатель парламента и Главного собрания, главнокомандующий и генераллисимус Лейб-гвардии и Большого ополчения, член-корреспондент Академии технических наук, академик Художественной галереи, магистр и бакалавр черной магии Карл Иоханус фон Бисбург Камельбрук Первый и Единственный! – торжественным голосом объявил Гуингам, и в зал в сопровождении молодых троллей гвардейцев вошел Камельбрук.
   Это был тролль полутора метров ростом, что по всем меркам, считалось очень мало. Но в том то и дело, что именно малый рост Камельбрука и был его главным достоинством, потому что он был единственным троллем, который умудрился прожить так много лет и при этом остаться маленьким, прямо-таки молодым троллем. В чем был секрет его молодости, никто естественно не знал, и любой тролль за тайну Камельбрука отдал бы полжизни. Второй особенностью Верховного тролля было то, что он не имел собственного цвета. Он мог быть всех цветов и менял их по собственному желанию, а то и вовсе мог переливаться десятью цветами сразу. И еще Камельбрук единственный из всех троллей умел и любил одеваться по человечески. Единственное, что он ценил и одобрял в людях. Вот и сейчас он был одет в шикарный черный фрак с длинными до пола фалдами, красные галифе с белыми лампасами и треуголку на голове. Мода Страны Остановленного времени не удовлетворяла всех потребностей Камельбрука, и он частенько заглядывал за ее пределы в мир людей и высматривал там интересные костюмы. Фрак он высмотрел у музыканта скрипача из двадцатого века, галифе из конца девятнадцатого, а треуголку обнаружил у Наполеона Бонапарта. Плюс ко всему вся грудь Камельбрука была увешана орденами и медалями, которые звенели при ходьбе. Одежда была на нем щегольская, а вот сам он, по человеческим меркам, был отнюдь не красавец: худой, если не сказать тощий, с кривыми ногами и невероятно длинными руками, узкая и длинная как у крысы морда, злобные красные глазки, длинный змеиный хвост с шипами на конце, огромные волосатые уши, то ли свиные, то ли ослиные, и венчали всю приземистую фигуру Верховного тролля два высоких горба на спине, делавшие весь его облик схожим с верблюдом мутантом. Но у троллей Камельбрук считался первым красавцем. Его внешности завидовали все, пожалуй, даже больше чем власти и могуществу или колдовскому искусству.
   Когда Верховный тролль вошел в зал Главного собрания, марш сменился гимном Тайной республики троллей, и все кто здесь присутствовал, встали, приветствуя и Верховного тролля и гимн своего государства. Гимн звучал ровно три часа, и все три часа тролли стояли, слушали и не двигались с места, На лицах у них было великое блаженство, потому что тролли кроме всего прочего очень любят музыку.
   Наконец гимн закончился. Камельбрук тяжело сел на трон, вырубленный в гигантском сталактите, который свисал с потолка пещеры. После этого все остальные тролли заняли свои места. Вперед выскочил Гуингам.
   – Великое собрание, по приказу Верховного тролля объявляется открытым! – громко провозгласил он.
   Раздались оглушительные аплодисменты. Тролли кричали, свистели, подвывали, гремели погремушками, дудели в дудки и стреляли из хлопушек. Ликованию казалось, не будет конца. Все очень радовались, потому что Главное собрание, высший законодательный орган троллей, не проводилось уже триста лет.
   И вот Верховный тролль поднял вверх руку, призывая всех установить тишину. Тут же стало тихо. Слышно было, как стекали по сталактитам и капали вниз холодные капли воды, а внизу под полом пещеры журчали подземные воды реки Трольги. Камельбрук оглядел всех присутствующих долгим и тяжелым взглядом, под которым тролли замерли и задрожали, потому что сразу поняли, что речь пойдет о важных и серьезных вещах, и ничего доброго ждать от Верховного не приходится, И первые же слова Камельбрука подтвердили самые мрачные предположения присутствующих.
   – Я пригласил вас, уважаемые господа тролли, чтобы сообщить вам ужасную новость, – сказал он. – Новость, которая повергнет всех вас в шок.
   Тролли молчали, Никто не осмеливался спросить, что это за ужасная новость. Никто не хотел рисковать навлечь на себя гнев Верховного непочтительным поведением. Даже самые молодые и безрассудные тролли и те молчали.
   – В нашем черном стаде завелась белая овца! – воскликнул Камельбрук зловещим голосом. Он очень любил театральные эффекты и литературные обороты. Но никто не понял столь замысловатое выражение, и на лицах подданных Верховный увидел недоумение и удивление. – Да, да! Наш род опозорен, ибо он породил существо, которое всем своим существованием наносит нам оскорбление и унижение, потому что в нем течет наша благородная кровь. Среди нас оказался диссидент!
   – Кто среди нас оказался? – тролли были так удивлены, что даже забыли про почтительность. – Верховный, ты бы говорил по-тролльи, что ты нас путаешь! – Неслись со всех рядов возмущенные возгласы.
   Камельбрук смотрел на своих собратьев, и те с изумлением увидели, как из его глаз льются слезы. Неслыханное дело. Снова возникла тишина. Никто не в силах был издать и звука. Верховный тролль снова заговорил:
   – Вы удивлены, братья и дети мои? Да, я плачу, и это слезы скорби текут по моему красивому лицу. Я скорблю за мой народ, ибо больше никто уже про него не скажет, что он состоит из самых злобных и коварных существ на земле. Никто не будет нас боятся и трепетать при звуках наших шагов, и человеки больше не будут пугать своих детей нами. Отныне само слово «тролль» потеряло свое былое значение и славу. Оно теперь синоним добра и справедливости, чести и отваги, света и радости.
   И так горько причитал Верховный тролль, произнося столь горестную речь, что за ним заплакали и запричитали и все остальные тролли, которые по правде говоря так до конца и не могли понять, в чем же все-таки дело.
   – Камельбрук, – вдруг обратился к Верховному черный тролль Задубень, старый политический противник Камельбрука, который издревле мечтал занять его место и считался оппозиционером, – ты известен своим красноречием далеко за пределами Страны Остановленного времени, но порой ты слишком увлекаешься заморскими словечками и философскими оборотами. Да, ты среди нас, простых рядовых троллей, которые привыкли работать от зари до зари и до седьмого пота, являешься интеллигентом, то есть оторвавшимся от масс. Если так и дальше пойдет, то между тобой и нами непременно вырастет стена недопонимания. При всем моем уважении к тебе, я все-таки призываю к более простым формулировками и настойчиво требую, чтобы ты разговаривал с народом на понятном ему языке. Вот из всего, что ты тут наговорил, я понял лишь одно, что среди нас объявился предатель, который вопреки законам троллей совершил хороший поступок. Так ли это? А если так, то, зачем проливать слезы, подавай нам этого негодяя и мы живо с ним разберемся.
   Задубеня сразу поддержало все собрание. Тролли утерли слезы, поняли что происходит и страшно разозлились на неизвестного тролля, который выставил их на посмешище, после чего стали требовать, чтобы Верховный все толком объяснил.
   Камельбрук поморщился, ему хотелось еще немного поораторствовать, записал на счет Задубеня эту пакость, и неохотно сказал:
   – Хорошо, я вам все объясню просто. Среди нас действительно есть предатель, мы взрастили на своей груди змею, – он поймал на себе взгляды троллей и понял, что его опять понесло в сторону, так не долго и перевыборов добиться, и опомнился. – Самое страшное, что он из подрастающего поколения, из тех, на кого мы возлагаем надежды.
   – Тролльчонок? – зал просто ахнул. – Детеныш? Предатель?
   – Да, тролльчонок, да детеныш. Именно он совершает хорошие поступки и позорит наше племя. Пожалуй, что он уже перешел все границы. Сейчас вас ознакомят с его делом.
   Тролли были потрясены.
   – И что за семья вырастила это чудовище? – весь зал вопрошал это.
   – Это семейство Хоскингсов из Змеиного удела, – удовлетворил всеобщее любопытство Камельбрук. – Кстати введите их. Полюбуйтесь, сограждане на этих троллей, которые не только вырастили предателя, но и выпустили его в мир. Отпустили его из своих рядов и обрекли наш народ на позор.
   Под невероятный шум, крики и вопли гвардейцы ввели пятерых связанных троллей, совсем еще молодых, старшему из которых было не более пятисот лет, остальным по триста-четыреста. Тролли выглядели понурыми, испуганными и растрепанными. Видимо им уже крепко досталось от тех, кто их сторожил. Когда же они оказались перед Главным собранием, то в них сразу полетели различные вещи. Несчастные даже не смели уворачиваться от гнилых помидоров, комьев грязи и пакетов с тухлой водой.
   – Вот они перед вами, эти ничтожные Хоскингсы! – объявил Камельбрук. – А сейчас я расскажу вам про их вину. Двести лет назад они получили на воспитание в свою семью новорожденного тролля. Детеныш был необычен уже тогда, потому что родился светло-розовым. Старейшины хотели убить его, но передумали и решили дать ему шанс и отправили его на воспитание в семью Хоскингсов, надежный и почтенный дом с давними традициями и строгими правилами. Мы были уверены, что они не подведут и исполнят свою роль на отлично и воспитают достойного тролля. Он должен был прожить у них двести лет, после чего, мы собирались его проэкзаменовать и решить дальнейшую судьбу детеныша. И когда настал намеченный срок, и я приехал в Змеиный удел, то детеныша там не оказалось.
   Тролли слушали докладчика с большим вниманием, судьба тролльчонка всех живо заинтересовала. Тролли по сути своей очень сентиментальные существа.
   – Они его проиграли! – чуть не со слезами воскликнул надрывным голосом Камельбрук.
   Тролли заволновались. Всем известно, что главная страсть всех троллей это азартные игры. И то, что кто-то проиграл детеныша, никого особенно не удивило. В пылу игры тролли могут проиграть что угодно, даже самих себя. Так что после такого известия на Хоскингсов сразу стали смотреть с сочувствием.
   – Да, они его проиграли. И кому? Не почтенному старому троллю, не шайке гоблинов или орков, не болотным демонам и не черному колдуну. Нет! Они проиграли его странствующему рыцарю, такому же мальчишке, как и сам проигранный. Кстати его звали Друль. Не правда ли нелепое имя для тролля? Так вот этого бедного Друля они проиграли странствующему рыцарю, а тот вместо того, чтобы продать его цыганам или в бродячий цирк, или хотя бы съесть на худой конец, сделал его своим другом.
   – Кошмар! – возмутились тролли.
   – Увы! – продолжал Камельбрук. – Мальчишка, а потом оказалось, что это был даже не мальчишка, а самая настоящая девчонка, предложила ему свою дружбу. И Друль Хоскингс стал ее другом. В первый же день он спас жизнь рыцарю Катерино.
   – Кому?
   – Ну, этому мальчишке, то есть тьфу, девчонке. В общем, его звали рыцарь Катерино. Друль спас его, ее от оборотней, хотя его долг был помочь рыцарю попасть им в лапы, как это сделал бы любой тролль на его месте. В общем, я не могу дальше продолжать. У меня нет сил. Душа моя разрывается на части. Пусть про дальнейшие деяния Друля Хоскингса вам расскажет Гуингам.
   – Так он еще что-то натворил? – раздалось со всех сторон.
   – Увы, то, что нам поведал благородный Камельбрук, лишь начало целой эпопеи добра! – горько вздохнул Гуингам и развернул свиток, в котором было заочное дело тролля Друля из дома Хоскингсов. – Итак, я читаю: После знакомства с рыцарем Катерино, который оказался девочкой Катей из Большого мира, Друль в тот же день имел возможность исправить свою ошибку и погубить ее. Это было в царстве речных русалок, куда залез упрямый рыцарь. Друль мог оставить ее там, а вместо этого снова спас рыцаря Катерино от смерти и вытащил его из реки на сушу.
   Тролли, услышав такое, просто обезумели. Слыханное ли дело, тролль дважды спасает человека от смерти вместо того, чтобы погубить его. В Хоскингсов снова полетели гнилые помидоры, и они зарыдали навзрыд моля о пощаде. Но пощады им не было. Вдруг старший из них неожиданно для всех превратился в козла, застучал копытцами и жалобно заблеял. Вслед за ним в козлов тут же один за другим превратились и остальные Хоскингсы. Тролли закричали от восторга, а козлы поблеяли-поблеяли, после чего вдруг превратились в обезьян. Тролли закричали от радости, а Хоскингсы из обезьян тут же стали крокодилами, потом жабами, улитками, крысами, свиньями, потом гнилыми бревнами, серыми камнями, мертвыми деревьями. В зале стоял невообразимый шум. Молодые тролли поняли, что сидящие в первом ряду черные тролли до того возмущены Хоскингсами, что превращают их, кто в кого может, а так как их почти два десятка, и каждый выдумывает свое колдовство, то и Хоскингсы превращаются то в одно существо, то в другое. Вот снова они стали козлами, потому что черный тролль, который заколдовал их первым, возмутился, что его колдовство отменили, и превратил предателей в козлов заново еще более крепким заклинанием. Но точно также возмутились и остальные черные тролли. Каждый считал, что именно он наказал негодяев строже всего. И вот козлы наполовину снова стали обезьянами, так как козлиное полностью убрать из них было нельзя, а потом у них выросли крокодильи хвосты, затем они раздулись как жабы, и вот уже невозможно стало разобрать, что за странные существа стоят перед Главным собранием. Тролли умирали от смеха и уже забыли о том, ради чего они, собственно говоря, здесь собрались.
   Камельбруку это все не понравилось. Он щелкнул пальцем, пустил в Хоскингсов струю белого огня, и те стали прежними.
   – Прекратить балаган! – приказал Верховный тролль. – С Хоскингсами мы разберемся потом. Суд еще не состоялся, и никто не имеет права осуждать их на какое-либо наказание. В нашей республике закон превыше всего. Гуингам, читай дальше.
   Собрание мигом успокоилось. Его участники согласно кивали головами и восхищались мудростью и демократичностью Верховного тролля. Гуингам продолжил.
   – С того момента Друль стал преданным и верным другом рыцаря Катерино. Затем он подружился с Кристианом Тринадцатым, мальчиком который стал оруженосцем рыцаря, и они все втроем отправились в Столицу, главный город людей, где находился заколдованный мальчик Принц Белой башни, младший брат рыцаря Катерино, похищенный великим колдуном, Повелителем людей. Путь их лежал через Колдовской лес, и Друль сто раз имел возможность погубить своих спутников, но он не свернул с пагубного пути и продолжал во всем помогать детям и во многом благодаря ему, Катя и Крис прошли через Колдовской лес и победили армию ведьм, убили главную ведьму Ареатануту, Двухголового Саймона поставили на путь истинный, и он перестал быть разбойником и стал честным человеком. Затем Друль провел их через Великое болото, воспользовавшись гоблинами, и дети опять остались живы. Следующее преступление Друля Хоскингса состояло в том, что он провел мальчика и девочку через Парк вампиров, и не дал ни одному вампиру прикоснуться к детям и оставил наших друзей и союзников голодными.
   – Позор!!! Смерть предателю! – закричали отовсюду.
   – И вот я подхожу к самому страшному! – Гуингам поднял вверх руку. – Далее их путь лежал через долину гигантских скорпионов, которые напали на человеческих детенышей и ужалили их. Тут бы и пришел конец рыцарю и его оруженосцу, но в дело опять вмешался Друль. Несмотря на то, что под страхом смерти он не должен был по правилам молодого тролля колдовать чаще, чем раз в неделю, Друль прочитал заклинание и спас им жизнь, пожертвовав, таким образом, своей жизнью ради людей! После чего он естественно растворился в воздухе, как и положено троллю.
   В зале стояла мертвая тишина. Тролли не в силах были говорить. Они были так потрясены, что молчали и лишь обменивались друг с другом недоуменными взглядами. Такого никогда не было в истории их племени. Что делать в данной ситуации они просто не знали.
   Первым нарушил тишину Задубень.
   – Так значит, нам и наказывать теперь некого, кроме нерадивых воспитателей? – спросил он.
   От этого вопроса Хоскингсы задрожали еще сильнее. Они поняли, что теперь весь гнев Главного собрания перекинется на них.
   – Нет, – теперь снова заговорил Камельбрук, – к сожалению и к великой скорби нашей, история преступлений Друля не закончилась. Он оживил рыцаря Катерино и тот добрался до Столицы, и совершил еще целую кучу преступлений, которые почему-то у людей считаются подвигами. Он победил Повелителя и отнял у него своего младшего брата. Тогда возмущенный дух колдуна обратился в Черного дракона смерти и кинулся в погоню за подлым рыцарем. Он настиг его у дворца Феи вечной юности. Фея помогла рыцарю и дала ему своего белого дракона Войдрага. И рыцарь убил Черного дракона и забрал у него огромную силу, которая помогла ему покинуть Страну Остановленного времени. Но перед отъездом, знаете, что он сделал?
   – Что? – хором спросил весь зал.
   – Он оживил тролльчонка Друля. Вернул его растворившуюся в воздухе душу в наш мир. Воскресил его.
   Зал охнул и застонал от горя. Все знали, что воскресший тролль обладает силой трех серых троллей.
   – И Друль стал придворным магом Феи вечной юности, которая стала Повелительницей Страны Остановленного времени. И одно доброе дело стал он делать за другим. Так как же мы можем существовать, братья, и ходить по одной земле с предателем?
   – Нет нам жизни! – закричали тролли. – Смерть ему! Смерть! Остановить его уже невозможно. За ним столько добра, что и за миллион лет он не смоет с себя свои преступления. Только смерть может искупить все. Смерть ему! Смерть! Растворить его в мертвой воде, чтобы уже никто не смог оживить его вновь.
   Тролли выбрали самую страшную казнь для Друля, которая только существовала среди них. И ни разу еще за все существование Тайной республики не пришлось привести ее в исполнение.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное