Дмитрий Суслин.

Паж Черной королевы

(страница 3 из 17)

скачать книгу бесплатно



   Прошла неделя с того дня, как Мелица нашла Ариана. Комедианты дали представление в последней деревушке, которая была у них на пути. Дальше идти было некуда. Побережье тянулось бесконечно, только ровные пляжи и плоскогорья кончались, и начинался горный кряж. Идти дальше не имело смысла. Впереди не было ни дорог, ни людских поселений. Рыбацкий край закончился. Дядюшка Лансель вздохнул и повернул лошадей на север.
   – Возвращаемся обратно! – объявил он.
   Артисты по-разному отреагировали на его слова. Кто печально вздохнул, ему жаль было покидать спокойное место, кто наоборот обрадовался и задрожал от нетерпения. Таким уже надоела спокойная жизнь и рыбное меню. Им не терпелось вновь услышать шум городских площадей и почувствовать звон монет в кармане.
   Но больше всех обрадовался Ариан. Для него это была возможность добраться до того места, из которого он мог бы вернуться в Страну Остановленного времени. Он уже вполне окреп и даже мог ездить верхом на Пальме. Раны его полностью зажили и перестали болеть. Руки и ноги наливались силой с каждым днем. Он уже вовсю бегал и играл с детьми артистов, а беганье по горячему морскому песку, лучшее упражнение для укрепления всех мышц. Артисты смотрели на него и удивлялись его сказочно быстрому выздоровлению.
   Ариан быстро подружился со всеми членами труппы и охотно со всеми болтал. Держался он просто, так что те даже не могли поверить, что он княжеский сын и были уверены, что мальчик все это придумал, чтобы его не прогнали. Хотя этого делать они естественно не собирались. Такое им даже в голову не могло прийти. Кроме Мелицы только дядюшка Лансель поверил в знатное происхождению Ариана, потому что знал, что Мортавия когда-то была частью Страны Остановленного времени. Часто вечерами он беседовал с Арианом и расспрашивал мальчика про его родину. Тот хотя и многого не видел, но рассказывал ему обо всем, что он знал из книг и рассказов. Лансель слушал его и грустно вздыхал. То, о чем ему говорил мальчик, казались ему доброй волшебной сказкой. Иногда он просто сомневался в правдивость слов Ариана и пристально смотрел ему в глаза. Честное открытое лицо рассказчика говорило о том, что его слова чистая правда. Но кто знает, может мальчуган все выдумывает и сам искренне верит в свою ложь?
   – Неужели, правда, что артистов в твоей стране не преследуют и не гонят с места на место? – все время удивлялся старик.
   – Конечно нет! – уверял его Ариан. – Наоборот любой вельможа радуется, когда в его замок заглядывают бродячие артисты. Это праздник в его доме, и на него собираются все окрестные жители. Вино льется рекой и несколько дней не утихает веселье. Когда артисты уходят, их награждают по королевски. Вот почему артисты не только уважаемые члены общества, но и вполне зажиточные граждане.
У каждого в одном из городов обязательно есть неплохой дом, в который они раз в год возвращаются, чтобы отдохнуть и пересчитать и уложить заработанные денежки. Да-да, среди них есть и такие, что будут побогаче любого барона или даже маркиза.
   При слове «маркиз» Лансель вздрогнул и поморщился.
   – Скажи, ты собираешься вернуться в свою страну? – спросил он однажды Ариана.
   – Конечно. Мне надо отыскать моего рыцаря. Меня ведь еще никто не увольнял со службы.
   Лансель поскреб белую густую бороду и вздохнул.
   – А каким образом ты думаешь туда попасть?
   – Это ерунда! Я вернусь на место, где два кривых дерева образуют ворота, пройду через них и окажусь в моей стране. Пара пустяков!
   – А нельзя ли и нам с тобой? – спросила его Мелица, которая была тут же и тоже слушала рассказы Ариана.
   Лансель посмотрел на нее, и девушка поняла, что он думает то же самое.
   Ариан задумался.
   – А почему бы и нет? – пожал он плечами. – Кто может вам это запретить?
   – Но ведь нас так много! Да еще с нами повозка, дети и Боливар.
   Ариан стал вспоминать.
   – Да нет, ворота там вполне большие, чтобы пропустить всех вас.
   Этот разговор тут же стал известен всей труппе. Мысль о том, чтобы покинуть Мортавию понравилась каждому. Все слушали рассказы Ариана, и теперь их охватило нетерпение.
   – Надо торопиться! – кричал канатоходец Плим. – Мы и так потеряли много времени. Что если королева уже опомнилась и снова поставила у выхода пограничников?
   Его предположение всех взволновало. Действительно надо было спешить. Может быть они еще успеют?
   Слова бродячих артистов никогда не расходятся с делом. Через час они уже ехали по дороге ведущей не север. По пути они обогнали караван с вяленой и копченой рыбой, который направлялся в Бенвильморт. Вот как они спешили.
   Ариан ехал на Пальме. Ему уже до смерти надоело трястись в повозке и он наотрез отказался ехать в ней. Он уверял Мелицу, что уже вполне здоров и это ему будет вполне по силам. Девущка долго с ним спорила, но переубедить не смогла.
   – Что ж, тогда я буду все время ехать рядом с тобой, – в конце концов сказала она. – Если ты свалишься с седла, я тебя подхвачу, упрямый мальчишка.
   Ариан улыбнулся. Он успел привязаться к Мелице и полюбил ее всем сердцем.
   – Ты опекаешь меня, словно старшая сестрица, – сказал он. – У меня уже такое чувство, что я знаю тебя всю свою жизнь. Ты очень добрая и красивая. Я бы хотел, чтобы у меня была такая сестра.
   Мелица зарделась от удовольствия и, чтобы спрятать смущение, сделала вид, что поправляет подпругу на своем ослике. Затем она вновь подняла голову и серьезно посмотрела на мальчика.
   – Мне тоже кажется, что я давно тебя знаю, – сказала она. – Но у меня и в самом деле был когда-то брат.
   – У тебя? И где же он теперь? Почему ты говоришь, был? Он что умер?
   – Не знаю. Скорее всего. Это было так давно. Еще живы были мои родители. Очень странная история. – Мелица сразу стала серьезной.
   – Расскажи.
   – Нечего особенно рассказывать. У моих родителей было двое детей. Отец мой был купец и ездил по всей стране с товарами. Он был даже богат. В одном из своих путешествий он встретил цыганку Касандру и влюбился в нее. Он полюбил ее и женился на ней. Сначала у них родилась я, а через два года мой брат. Мы с мамой жили в городе Бимете, а отец ездил по стране. И вот однажды он взял нас с мамой с собой в поездку. Мама видела плохой сон и всячески его отговаривала. Она обладала даром ясновидения. Но отец не верил в предсказания и не послушал ее. Казалось сначала, что он был прав, и мама ошибалась. Наш караван с товарами благополучно съездил на восток и нагруженный товарами возвращался домой. До родного города оставалось несколько дней пути. Отец остановился на ночлег у старого разрушенного замка. И опять мама умоляла его не делать этого.
   – Вспомни легенды про этот замок! – говорила она. – Здесь живет нечистая сила. Поедем дальше. Ведь дом так близко!
   Но лошади и слуги устали и не желали идти дальше. Отец опять не послушал ее. И в эту же ночь случилось страшное несчастье. В шатер, в котором мы жили, влетел черный смерч. Он разметал нас по разным местам и долго не мог угомониться. Было очень страшно. Мы дети плакали и кричали от страха. Наконец мама смогла добраться и обнять меня. Смерч побушевал еще несколько секунд и вылетел из шатра. Отец зажег огонь, и обнаружилось, что моего двухлетнего брата с нами не было. Смерч унес его. С криком отчаяния и боли отец и мать выбежали из шатра и увидели, как смерч улетел и скрылся в разрушенном замке. Отец схватил меч, взял с собой десяток охранников и побежал за ним, чтобы отобрать и вернуть сына. Мне было тогда четыре года, но я все отлично помню. Я в страхе прижималась к матери и плакала. Прошло два часа, а отец не возвращался. Мы в страхе смотрели на развалины замка и ждали. Никто уже не верил, что он вернется. Так оно и оказалось. Раздался грохот и стены замка, которые еще стояли, вдруг рухнули и похоронили тех, кто в нем был. Мы все закричали от ужаса и горя, и тут из леса, что был неподалеку, выскочил отряд всадников и напал на наш караван. Это были разбойники. Но не кому было теперь нас охранять. Отец и его воины погибли, а остальные не могли сопротивляться. Да даже если бы и могли! Разбойников было слишком много, и они были беспощадные, как слуги маркиза Костиньяка. Они убивали всех без разбору, и первой под ударом сабли вожака пала моя мать. Она успела прикрыть меня своей широкой юбкой, и поэтому я осталась жива. Всех остальных эти негодяи безжалостно убили. А лошадей, повозки и товары увели с собой. А утром мимо этого места проезжал дядюшка Лансель и его труппа. Артисты нашли меня лежащую без сознания и взяли с собой. Они отвезли меня в город Бимет в дом отца, но оказалось, что он сгорел в ту же ночь, когда погибли мои родители. Никто из соседей и знакомых отца не захотел взять к себе осиротевшую девочку. Кому нужна дочь цыганки? Тогда я осталась в труппе Ланселя и живу здесь уже одиннадцать с половиной лет.
   Такими словами закончила свой грустный рассказ Мелица.
   – И ты так никогда и не узнала, что случилось с твоим отцом? – воскликнул Ариан. – И не знаешь, где теперь он находится?
   – Увы! – вздохнула Мелица.
   Некоторое время они ехали молча. Но затем начался крутой подъем в гору, и артисты стали толкать повозку, чтобы облегчить лошадям работу. Мелица и Ариан присоединились к ним. Артисты было воспротивились, чтобы Ариан толкал повозку, дескать это дело недостойно княжеского сына, но он им сказал:
   – Кто здесь видит княжеского сына? Пока на мне одежда бродячего актера, я такой же, как и вы все!
   Он и вправду был одет в одежду, которую ему достали артисты, ведь его собственная никуда не годилась. Самая умелая мастерица не привела бы ее в порядок. А на Ариане была яркая разноцветная рубашка с очень широкими рукавами и высокие башмаки с длинными узкими носами. Никто бы и в самом деле не узнал в этом мальчике сына князя Аринако и оруженосца рыцаря Кристиана.
   – Может, ты и в представлении вместе с нами будешь участвовать? – попытался поддеть Ариана Плим.
   – Почему бы и нет?
   – И что же ты умеешь делать?
   – Я умею кидать в цель ножи, – простодушно ответил мальчик,
   – и делаю это так ловко, что однажды на рыночной площади попал в проволоку с пятнадцати шагов, как раз в тот момент, когда по ней шел один канатоходец. До этого мы с ним поспорили, и он утверждал, что я не попаду даже в быка с двух шагов.
   Все вокруг засмеялись.
   – Если это так, – смеясь вместе со всеми, ответил Плим, – то наша труппа приобрела в твоем лице бесценное сокровище!
   Бродячие артисты умеют ценить шутки и никогда на них не обижаются.
   – Но ведь ты еще не до конца выздоровел! – Мелица тоже пыталась запротестовать.
   Но Ариан и ее не стал слушать.
   – Я здоров, как бык. Ничего со мной не будет.
   Старуха Юдолия его поддержала:
   – Ничего страшного, если Ариан нам поможет. В конце концов, надо же ему набираться сил.
   И Ариан толкал повозку артистов рядом с веселым фокусником Мельхеором и поводырем Боливара Симоном-Пересмешником, который кроме того, что проделывал разные интересные штуки с медведем, мог изображать любые звуки, хоть голоса птиц и зверей, хоть стук молота и цокот конских копыт и даже мог подделать любой человеческий голос.
   – Без тебя бы мы не справились, мальчик с зелеными волосами! – весело рассмеялся канатоходец Плим, когда они через несколько часов, усталые и измученные выехали, наконец, на равнину.
   Ариан нисколько не обиделся, и только рассмеялся в ответ.
   – А и вправду, почему у тебя зеленые волосы? – тут же стала приставать к мальчику с расспросами Мелица. – Сначала я думала, что у тебя просто голова в речной тине, а потом смотрю, а они у тебя все равно зеленые? Может ты не оруженосец рыцаря Кристиана, а сын морского короля?
   Ариан даже не знал, что ей сказать. Никто еще не приставал к нему по этому поводу.
   – Ты все не можешь угомониться, – тут же разворчалась на Мелицу Юдолия. – Все ищешь принца! Даже до морского короля добралась!
   Ребятишки, которые вертелись все это время под ногами услышали эти слова и тут же стали дразнить девушку.
   – Мелица ищет принца! Мелица невеста принца! – кричали они.
   – А ну кыш, мелюзга! – без злобы прикрикнула на них Мелица.
   – А то сейчас возьму хворостину. То-то достанется вам на орехи! Но малыши нисколько ее не испугались, а убежали вперед, выкрикивая дразнилки.
   – Нет, вправду, почему у тебя зеленые волосы? – Мелица опять обратилась к Ариану.
   Но тут к ним подошел дядюшка Лансель и попросил Ариана подойти к нему для серьезного разговора. А Мелице он велел проехать вперед.
   – Ты очень хорошо смотришься на своем осле, – сказал он. – Езжай перед труппой. Это будет нам неплохой рекламой.
   Когда обиженная и надутая Мелица уехала догонять малышей, и они остались одни, старик вынул из-за пазухи карту Мортавии, развернул ее и протянул Ариану.
   – Вот здесь ты и твой рыцарь спасли жизнь мне и моим товарищам, – ткнул он в одну точку. – Ты можешь сказать, где твои ворота?
   – Кажется вот здесь. – Ариан отлично разбирался в картах и тут же нашел нужное место.
   Лансель посмотрел на него с удивлением.
   – Кажется, я все больше верю тебе, Ариан, – сказал он. – Может и впрямь нам удастся попасть в твою страну. Тогда первым человеком, которому мы покажем представление, будет твой отец. При чем мы дадим его совершенно бесплатно.
   – Да помогут нам лесные боги! – согласился с ним Ариан.
   Дядюшка Лансель повел свой отряд самой короткой дорогой, но даже и при таком условии они ехали целую неделю, прежде чем достигли границ владений Бенвильмортского герцогства. Как только они покинули морское побережье, и вышли на равнину, все вокруг изменилось словно по волшебству. Снова стало пасмурно и уныло. Земля стала серой и неприветливой. И опять надо было идти вдоль дороги, потому что по ней ехать было невозможно – сплошная грязь, которая достает до середины колеса. Снова по пути попадались деревни и села с хмурыми и настороженными жителями. В небольшом грязном городке, который попался им по пути, артисты дали представление. Заработали немного денег и тут же отправились дальше, пока богатые горожане и бургомистр не пристали к ним со всякими придирками. В деревнях было спокойнее и легче играть, но зато и денег в них давали во много раз меньше, чем в самом маленьком городе.
   И сразу они узнали про последние события, которые произошли в Мортавии.
   Когда королева узнала про смерть маркиза Костиньяка она пришла в страшную ярость и приказала найти всех, кто был на турнире, и лично их допросила. После этого вышел приказ, который гласил о том, что разыскиваются опасные преступники: рыцарь Кристиан, кузнец Брусила, миранды Изабелла и Изаура, а также оруженосец рыцаря Кристиана. И были даны их приметы. Все они кроме Ариана были подробно описаны. Про оруженосца свидетели видимо и не помнили. Даже не назвали его имени. Кто обращал на него внимания? Никто! Это и спасло Ариана. Его не схватили сновавшие повсюду шпионы королевы, потому что у них не было его примет. А ведь достаточно было только указать, что у него зеленоватые волосы и…
   Но к счастью этого не произошло, и Ариан без опасений путешествовал с бродячими артистами, и на него никто не обращал внимания.
   Зато с очень большим любопытством люди посматривали на его Пальму. Пришлось даже накрыть ее длинной попоной и цветными лентами, чтобы не так сильно были заметны ее лошадиные достоинства. Только когда артисты ехали по безлюдной местности, Ариан садился верхом и ездил на разведку. Смотрел, нет ли впереди гвардейцев или разбойников и им подобных. Мало ли что может грозить неприятностями бродячим артистам?
   Но к счастью про них словно забыли. Все слуги власти были заняты поисками миранд и рыцаря Кристиана. И хотя все понимали, что это то же самое, что искать и догонять в поле ветер, приказа королевы ослушаться не смели и искали. Вернее делали вид, что искали. И конечно же никому и в голову не могло прийти, что один из тех, кого они разыскивают, находится в труппе бродячих артистов.
   Вот почему дядюшка Лансель и его труппа добрались до нужного им места без помех и препятствий.
   Зато неприятности начались сразу же как только они въехали в бывшие владения маркиза Костиньяка. На первом же перекрестке они встретили отряд вооруженных всадников. Увидев артистов, они погнали лошадей им навстречу, и подъехав, велели остановиться. Когда комедианты выполнили приказание, всадники спешились и стали обыскивать и повозку и артистов. Никто не решился им в этом воспротивиться. У воинов были такие злые лица, что раздражать их лишний раз ни у кого желания не было. Не стали они возмущаться и после того, как у них отняли все деньги, все, что не было спрятано. Солдаты сказали, что это въездная пошлина. Артисты только вздохнули.
   Ариан смотрел на все это и просто кипел от злости и возмущения. Так что Мелице пришлось крепко держать его за руку, чтобы он не испортил все и не привлек к себе внимания. Кто знает, может среди солдат были те, кто был в замке маркиза во время турнира и видел маленького оруженосца рыцаря Кристиана?
   Наконец солдаты отправились восвояси. Комедианты облегченно вздохнули и поехали дальше. Всех их волновала одна мысль. Успеют ли они выбраться из Мортавии, и возможно ли это вообще?


   Как не торопились Ариан, дядюшка Лансель и остальные, к нужному месту они пребыли только через три дня. Отряды подобные тому, что обчистил их на границе, попадались им еще несколько раз, и каждый раз они сильно рисковали быть побитыми или изгнанными. Но вопреки своим привычкам они сносили все с удивительным терпением, без ропота и возражений, и их каждый раз отпускали.
   – Если наш план не удастся, – сказал Лансель после очередной такой встречи, – то клянусь всеми святыми, никогда больше не приеду в эту провинцию.
   Актеры были солидарны с ним в этом.
   Но вот все неприятности остались позади, и все они были перед тем самым лесом, где находился заветный ход. И о, счастье! Поблизости не пахло ни одним солдатом, ни одним гвардейцем, ни одним шпионом. Около зловещего леса не было ни одной живой души. Как ни страшно было людям въезжать в глухой черный лес, они все-таки направили лошадей в самую глухую чащу. Им предстоял теперь путь чрез лес, потому что они решили ехать напрямую. Так было и короче и безопаснее.
   – Даже если в лесу есть разбойники, – сказал Лансель, – то все равно с нас уже нечего больше взять.
   – А что если им понадобятся наши души? – проворчала Юдолия.
   Но ее никто не стал слушать. Пусть себе каркает, старая ворона. Лишь бы не накаркала беду.
   Ехать по лесу с повозкой было очень нелегко. Приходилось делать большие обходы, чтобы миновать овраги, непроходимые заросли и буреломы. О том, чтобы бросить повозку, никому даже в голову не приходило. Во-первых, на чем они будут ездить, если ничего не удастся? А во-вторых, с ними женщины и дети, и они не могут идти пешком по лесу. Кроме Юдолии и Мелицы из женщин были еще две сестры танцовщицы и акробатки Ливия и Кливия, молоденькие и симпатичные девушки, и жонглерша Аспидистра, всегда веселая и неунывающая толстуха. Она хоть и не была замужем, но зато четверо из пяти детей труппы, были ее отпрысками. Только самая младшая девочка Маришка было дочкой Кливии и ее мужа Мельхиора. И вот теперь все эти малыши сидели в повозке, из которой им взрослые строго настрого запретили выходить, и испуганно таращили блестящие глазенки на ходячие хищные кустарники и вздрагивали каждый раз, когда из чащи до них доносились крики птиц и зверей. Мужчины шли пешком, окружив повозку со всех сторон. Все они были вооружены дубинками и палками. Ариан ехал верхом на Пальме и постоянно проезжал вперед на разведку. В отличии от артистов, он даже в этом неприветливом лесу чувствовал себя как рыба в воде. Острое зрение и чуткий слух верно служили ему в этом. Несколько раз он с ловкостью белки залезал на самые высокие деревья и высматривал дорогу. Без него комедианты обязательно бы заблудились. Они с восторгом смотрели, как он с помощью своих кинжалов взбирался по самым гладким сосновым стволам и как обезьяна прыгал с ветки на ветку. Как он при этом не падал вниз, было им непонятно. К тому же он прекрасно разбирался в звериных следах и всегда предупреждал, если впереди была территория медведя или стаи волков. Так что за первый день они преодолели совсем небольшое расстояние.
   Когда наступила ночь, и люди стали располагаться на ночлег, они прежде всего зажгли большой костер и выставили часовых. Но все равно взрослые спали плохо и постоянно вздрагивали. Даже медведь Боливар забился как собачонка под повозкой и дрожал, как медвежонок. Всю ночь дул пронзительный ветер, и деревья громко трещали и скрипели от холода. Кричали ночные птицы, и людям казалось, что вокруг их лагеря все время кто-то ходит и следит за ними. Каждый слышал за своей спиной шорохи, вздохи и чувствовал на себе любопытные взгляды. С трудом они дождались утра и поспешили отправиться в путь.
   К полудню дорога стала легче. Лес стал редеть и все чаще и чаше у них на пути попадались поляны и лужайки. Но отдыхать на них никто не собирался. В дороге путешественники старались не разговаривать. Обсуждали только очень важные вопросы и быстро принимали решения. Один раз мимо них с визгом и хрюканьем пронесся дикий кабан. Люди чуть не умерли от страха. Даже лошади жалобно заржали и забили копытами. Но все обошлось. Вновь наступила тишина, и путешественники пошли дальше.
   Когда снова наступила ночь, они остановились на небольшой поляне, и поэтому эта ночевка прошла не так беспокойно как предыдущая. Но зато было очень холодно, а под утро пошел еще дождь, и всем пришлось спрятаться в повозке. Даже Боливар приполз к людям и громко фыркая, потребовал себе места. Его пустили, потому что он был теплый как печка и хорошо согревал тех, кто сидел рядом с ним. Было тесно и сыро. Костер потух, а стоять на часах все категорически отказались.
   С рассветом дождь не прекратился и дальше пошли под холодными тяжелыми каплями. Самая пора была вспомнить теплое и солнечное морское побережье и Рыбацкий край. Но казалось, что это было очень давно, а то и вовсе не было. Дождь шел весь день и всю следующую ночь, и люди, которые теперь не могли развести даже костра, просто устали проклинать свою судьбу и даже начали было роптать на Ланселя и Ариана. Хозяин труппы даже прикрикнул на них и велел малодушным убираться восвояси, если им не по нутру их путешествие. Но убираться было некуда, и все остались в труппе и продолжали путь. Зато к вечеру они были уже совсем близко от нужного им места. Когда Ариан объявил об этом, комедианты воспрянули духом. Они остановились на ночлег на том самом месте, где Кристиан сражался с мирандой Изаурой. До вожделенных ворот оставалось меньше часа пути, но тут настала ночь, и идти дальше они не рискнули. Даже Ариан не был уверен в том, что они не заблудятся.
   – Если бы мы могли хотя бы зажечь факелы, то я нашел бы дорогу. А так, – Ариан пожал плечами, – я был тут всего один раз. Днем найду дорогу с закрытыми глазами.
   Никто и не настаивал, чтобы идти дальше. Ночь есть ночь. Это в открытом поле и в хорошую погоду можно идти сутками и не останавливаться. А сейчас все очень устали и мечтали об отдыхе. Дядюшка Лансель горько вздохнул, уж очень ему не терпелось уйти из Мортавии, но дал команду устраиваться на последний, как он надеялся, ночлег в этой стране.
   К сожалению, его мечтам не суждено было сбыться.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное