Дмитрий Суслин.

Новый герой Галактики

(страница 3 из 17)

скачать книгу бесплатно

   А корабль постепенно набирал высоту и скорость. Вот приморский городок превратился в маленькое темненькое пятнышко, в котором светили редкие огоньки. И раз! Он вдруг исчез где-то далеко позади.
   – Начинаются перегрузки, – опять объявил низкий голос. – Просьба всем приготовиться и не паниковать.
   Краснобаев почувствовал, как его слегка вдавило в кресло. Он был слишком сосредоточен, чтобы раздумывать, поэтому не обратил внимание на то, что голос сказал: «всем».
   – Что-то я не совсем понимаю, что тут делается, – пробормотал Бочкин. – Куда это мы попали?
   – Кажется это на самом деле космический корабль, – прошептал прапорщик Окуркин. – Значит капитан не придуривался.
   – А куда это мы летим?
   – Наверно в космос.
   – Без моего приказа? Да я!..
   Тут начались перегрузки, и их притянуло к полу. И генерал с прапорщиком растянулись на мягком упругом полу кают-компании, где они спрятались под большим обеденным столом.
   Краснобаев увидел, как земля вдруг стремительно стала исчезать из виду. Ему было не привыкать к высоте, но сейчас и он, этот смелый летчик почувствовал легкий страх. Страх перед глубинами космоса. А ночное небо, усыпанное звездами, летело ему навстречу.
   – Добро пожаловать в Галактику, Иван Иванович, – сказал все тот же низкий голос.
   – Спасибо. А кто со мной разговаривает?
   – Это я. Звездолет. Сокращенно БЗК – Боевой звездный катер.
   – Ты? – удивился краснобаев. – А разве летательные аппараты могут разговаривать?
   – Конечно, – звездолет даже, казалось, был обижен. – Я такой же робот, как и все остальные. Ничем не хуже. Только еще летаю и умею стрелять.
   – Тогда извини, – сказал Иван Иванович. – Я ведь в первый раз в космосе. Почти ничего не знаю.
   – Ничего. Это временно. Я тоже был новичком, после того, как сошел с конвейера. Только не думайте, что я стандартная модель. Меня делали по индивидуальному образцу, специально для вас. Потом испытания. Это было нелегко, но я прошел все тесты на отлично. Галактическая комиссия дала мне самую высокую оценку. Ой, извиняюсь, сейчас у нас первая остановка.
   – Остановка? – Краснобаев удивился.
   – Да, мы приземлимся на Луне, я правильно назвал ваш спутник?
   – Правильно. А что мы там будем делать?
   – Мне нужно будет запрограммировать мой дальнейший маршрут, а вам надо будет разобраться со своим экипажем, назначить обязанности, вахтенного, ну вы наверно сами знаете.
   – Постой, постой, какой экипаж? Где я его возьму? На луне?
   – На какой Луне? А разве два землянина, которые сейчас в кают-компании, не ваш экипаж?
   – Мой экипаж? О каких землянах вы говорите?
   – О двух землянах.
Они похожи на вас. Неужели вы о них ничего не знаете. Вы, что хотите сказать, что это зайцы?
   – Зайцы?
   И тут у него ноги подкосились, потому что в кабину вошел генерал Бочкин, а за ним ехидно подмигивая, следовал прапорщик Окуркин. Генерал был суров, а прапорщик противно ухмылялся.
   – И как прикажешь это понимать, Краснобаев? – грозно спросил Бочкин. – Дезертируешь, значит?
   Краснобаев вскочил с пилотского кресла и тут же вытянулся по стойке смирно:
   – Никак нет, товарищ генерал! Как вы здесь оказались, Василий Митрофанович?
   – Это ты как мне все это объяснишь?
   Бочкин грозно надвинулся на Краснобаева, но тот смело встретил его напор:
   – Лечу спасать нашу планету от космических пиратов.
   Бочкин отступил и задумался. Вспомнил он последний полет Ивана Ивановича, его доклад. Что-то в его глазах потеплело. Снял он фуражку, почесал голову:
   – Значит все, что ты тогда говорил правда? И это тебя не американские шпионы завербовали, а Межгалактическое содружество?
   – Так точно, товарищ генерал. А вы мне не поверили.
   – Теперь верю, – сказал генерал и плюхнулся во второе пилотское кресло. – Воды!
   И тут же прямо из пластиковой панели управления появился пластиковый стаканчик с водой.
   – Спасибо, – сказал Бочкин и залпом выпил воду.
   – Пожалуйста, – ответил катер.
   – Ну и техника, – восхищенно сказал генерал. – Нам бы такую машину на базу.
   – Вам еще не полагается, – ответил катер. – Вот когда сами дойдете до подобной технологии, тогда, пожалуйста.
   – Ничего, придет время, дойдем. А то еще и вас перегоним. У нас на Земле такие умы есть! Вот только со всеми врагами разделаемся, тогда и в космосе порядок наведем. Так значит против кого мы сейчас воевать будем?
   – Против пиратов.
   – Хорошо. А далеко это?
   – Да нет, это в соседней галактике. В созвездии Кассиопеи. Парсеков сто будет. Планета Рамайка. Там собирается их флот.
   – И сколько это будет часов пути?
   – Неделя.
   – Не пойдет, – сказал генерал. – Вертай назад.
   – Это невозможно.
   – Почему?
   – Потому что при комплектации я был собран с программой только двух приземлений на вашу планету. Одно я уже совершил, когда взял вас на борт. Если я сейчас вас высажу, то уже не взлечу.
   – А что же с тобой будет? – удивился Бочкин.
   – Я распадусь на атомы. Нельзя чтобы подобная технология попала на Землю. Так что извините. Приказ возвращаться будет расценен, как отказ от защиты планеты Земля и полная капитуляция.
   Краснобаев и Окуркин посмотрели на Бочкина. Генерал был в затруднении.
   – Да, дела! – воскликнул он и выпил еще воды. – Но и ты нас должен понять. Неделя туда, неделя обратно, а у нас отпуск всего тридцать дней. Из них уже двадцать прошло. Если мы опоздаем, то нас накажут как дезертиров.
   – Если дело только в этом, – голос катера сразу зазвучал бодрее. – То не стоит волноваться. Я так рассчитаю обратный путь, что на месте вы будете в пять часов сегодняшнего утра. Сколько бы мы не находились в космосе. Я такими возможностями располагаю. Вы о теории относительности слыхали? Очень хорошо. Так что я вас верну вовремя. Если конечно мы не погибнем в космическом бою.
   – Тогда идет! – обрадовано стукнул кулаком по панели управления Бочкин. – Едем спасать планету Земля. Нам русским солдатам к этому не привыкать. Краснобаев бери на себя командование космическим судном.
   – Слушаюсь, товарищ генерал! – отдал честь Иван Иванович. – А вы кем будете?
   – Я? – Бочкин подумал. – Я буду адмиралом.
   – Нет на борту такой должности! – тут же вставил катер.
   – Молчи, железяка! – замахал руками прапорщик Окуркин. – Это же товарищ генерал!
   – Все равно, – невозмутимо ответил катер.
   Лицо Бочкина недовольно сморщилось.
   – Ладно, – сказал он. – Какая у тебя там должность имеется?
   – Должность второго пилота.
   Неожиданно Бочкин обрадовался.
   – Пилота говоришь? – Он даже руки потер от удовольствия. – Это что же я тобой буду управлять?
   – Так точно.
   – А разве ты не автоматический?
   – В простом полете я могу быть автоматом, – ответил катер. – Но не в бою. Здесь нужна другая логика. Другая реакция. Отличная от действий боевых роботов. Пираты как раз такие воины. Поэтому мы с ними не можем справиться.
   – Так это должность боевая? – воскликнул потрясенный генерал.
   – Так точно.
   – А мой возраст не помеха? Все-таки годы уже не те.
   – В принципе нет.
   – И медкомиссия не нужна?
   – Не нужна.
   – Тогда я согласен.
   – Делаю зачисление.
   – А кем буду я? – спросил прапорщик Окуркин.
   – Есть должность штурмана.
   – А что это такое?
   – Прокладывание курса. Вам знакомы навигационные карты и приборы?
   – Нет.
   – Тогда это место отпадает. Может быть кок? Готовить умеете?
   – Нет, готовить я тоже не умею.
   – А кем вы были на земле?
   – Прапорщиком.
   Катер зашуршал своими электронными мозгами, явно он был озадачен.
   – Прапорщик, – наконец сказал он. – Это все равно что никто.
   – То есть как это никто? – обозлился Окуркин.
   – Какая-либо подготовка для действий на боевом корабле в космосе отсутствует. Остается только один выход.
   – Какой?
   – Вы будете сиротой.
   – Сиротой? А как это?
   – Иногда в космосе после пиратских набегов астронавты находят в капсулах детей. Как правило родственников у них уже нет, и их оставляют на корабле в качестве сирот, и постепенно обучают какой-либо профессии.
   – Я не хочу быть сиротой! – запротестовал Окуркин. – У меня и папа и мама есть.
   Катер не нашелся что ответить. Тогда слово взял Краснобаев.
   – Предлагаю назначить товарища прапорщика юнгой.
   – Не хочу юнгой, что я мальчик что ли?
   Но тут Бочкин хлопнул его по плечу и утешил:
   – Ничего. Лучше быть юнгой, чем сиротой. Потом чему-нибудь научишься, сдашь экзамен, получишь новую должность.
   Пришлось прапорщику согласиться. Так он стал юнгой. Затем Бочкин и Окуркин прочитали присягу верности Галактике, и катер зачислил их солдатами в звездный экипаж.
   И полетели три новоиспеченных астронавта дальше покорять просторы вселенной. Бесконечный и величественный космос предстал их глазам и потряс все их существо. Только сейчас земляне ощутили, в какое удивительное путешествие направила их судьба. И не прогулки ради, не для удовольствия отправились они в такой дальний путь, а с благородной целью: спасать родную планету.


   Катер произвел посадку на Луне, говоря космическим языком, прилунился, о чем и объявил по общекорабельной связи. Земляне тут же собрались в кают-компании и заворожено уставились в большой иллюминатор. Перед ними расстилался грандиозный лунный пейзаж. Золотые горы и кратеры, маленькие и большие, низкие и высокие были видны невероятно четко до самого горизонта, потому что на Луне нет атмосферы. Лунная пыль вздымалась серебряными фонтанами, когда о лунную поверхность с глухим стуком врезались метеориты. Черные пропасти и глубокие трещины зияли таинственностью и тянули к себе. И несмотря на то, что на Луне был день, небо было черным, и в нем сияли мириады звезд. Более потрясающего зрелища трое друзей никогда не видели.
   – Вот это да! – восхищенно воскликнул Бочкин. – Американцы, понимаешь, столько сил приложили, чтобы, значит, на Луне оказаться, и во второй раз им прилуниться так и не удалось, да и первая их высадка под сомнением остается, а мы вот не думали не гадали, а взяли и на Луну попали.
   – Под вашим чутким руководством, Василий Митрофанович, – не удержался, чтобы не подольститься, прапорщик Окуркин.
   – А можно нам по планете пройтись? – спросил у звездолета Краснобаев.
   – Такие вещи должен решать капитан, – ответил катер. – А капитан тут вы, товарищ Краснобаев.
   – Давай решай, Краснобаев, – сказал Бочкин. – Только смотри, вся ответственность за любое решение ложится целиком и полностью на тебя. Узнаешь теперь, как тяжела ноша командира.
   Иван Иванович почесал голову. В присутствии генерала ему было очень неловко принимать какое бы то ни было решение. А командовать он и вовсе не решался.
   – Я думаю, что нам следует устроить совещание, – наконец вышел из положения Иван Иванович.
   – Правильно мыслишь, – похвалил его Бочкин. – Одна голова хорошо, а две лучше.
   – Не две, товарищ генерал, – тут же поправил его прапорщик Окуркин, – а три.
   – Где же это ты третью голову видишь? – удивился Бочкин.
   – А я? – обижено взвыл прапорщик.
   – Ты? Ах, да! Про тебя я как-то не подумал. Ты же у нас теперь юнга, а не прапорщик.
   Тут вмешался катер:
   – Извините, – прогудел он. – Тогда и меня считайте. Я ведь тоже член экипажа.
   – Правильно, – согласился Бочкин. – Так что труби сбор, Краснобаев.
   – Объявляю совещание, – уныло объявил Краснобаев.
   – Что у нас на повестке дня? – тут же спросил генерал.
   – Я думаю для начала надо нашему звездолету имя дать, – тут же оживился Иван Иванович. – Как-то неудобно космическому кораблю без имени. Несолидно.
   – Это верно, – тут же согласился звездолет. – В космосе у любого корабля должно быть имя. Даже у беспилотного мусоросборочного контейнера.
   Так что стали они имя своему звездолету придумывать. А это оказалось делом непростым. Каждому хотелось, чтобы корабль назывался тем именем, которое он придумал. Бочкин предлагал назвать звездолет Орлом, Соколом или на худой конец Беркутом. Почему-то ему все больше птицы нравились. И все как на подбор хищные. Прапорщик предлагал назвать катер Тамарой, Наташей или Зиной.
   – Вообще-то я мужеского пола, – воспротивился катер. – А это все имена земных женщин. Вот если бы я был прогулочной яхтой, тогда другое дело.
   – Зато мы тебя будем любить, – мечтательно вздохнул Окуркин. – И вспоминать своих земных подруг.
   Но его предложения не прошли трое против одного.
   – Давайте тогда назовем наш корабль Генералом! – предложил тогда Окуркин. Он все не унимался. – Или Василием.
   – Ну ты, Окуркин, даешь! – Бочкину от такого подхалимства даже не по себе стало, хотя иногда даже он допускал лесть в свой адрес. Так изредка, как и большинство людей. – Что же у нас два Василия будет? Запутаемся.
   – Вообще-то мне имя Василий нравится, – произнес катер. – Оно, если я не ошибаюсь, значит, повелитель или правитель. Я хочу быть повелителем космоса.
   – И все-таки как-то неудобно, – краснея, пробормотал Бочкин. – Я против.
   Тогда Краснобаев предложил назвать звездолет Базилевсом.
   – По-гречески это то же самое, что и Василий, и нам будет легче. Не запутаемся. Как вам?
   Это предложение всем понравилось. Компромисс был найден. И звездолет был назван Базилевсом. Все остались довольны. Особенно генерал Бочкин и сам Базилевс.
   – Переходим ко второму пункту, – продолжил Краснобаев. – О высадке на Луну.
   – Прошу слова, – сказал Базилевс. – Тут неувязочка вышла. Пока мы обсуждали мое имя, вышло время, данное мне для передислокации. Так что высадку придется отменить.
   – Это почему? – удивились земляне.
   – Потому что только что поступило сообщение из главного штаба. Зачитываю: «На планете Рамайка, только что на общем сборе пиратских командиров было решено идти к Солнечной системе. Капитан Краснобаев, поторопитесь. Поход начнется через семь дней. Не теряйте времени».
   В кают-компании на несколько секунд повисла напряженная тишина. Затем Бочкин хлопнул по столу кулаком:
   – Полный вперед! Мы должны успеть. Совсем империалисты распоясались. Пора их урезонить. Слушай мою команду!
   – Прошу прощения! – перебил Бочкина Базилевс. – Но вы забыли, что капитан здесь Краснобаев Иван Иванович, а не вы, Василий Митрофанович. И я могу выполнять только его команды. Вот если его тяжело ранят в бою, тогда командование переходит ко второму пилоту. То есть к вам.
   У Бочкина даже дыхание прервалось, потому что никогда в жизни, во всяком случае, за последние пятнадцать лет, ему такого не говорили. Но Базилевс не принимал в расчет его положение на Земле, а заискивать перед генералом, как Окуркин, он не мог. Такого в его программе заложено не было. И кажется Бочкин его понял. Он немного поморгал глазами, проглотил обиду, а потом посмотрел на Ивана Ивановича:
   – Ты слышал, Краснобаев?
   – Так точно, товарищ генерал.
   – Тогда командуй! Чего ты ждешь? Или за тебя я все должен делать?
   – Нет. – Краснобаеву все еще было очень трудно исполнять обязанности командира при Бочкине. Но он взял себя в руки, набрал полную грудь воздуха и скомандовал. – Полный вперед.
   – Есть! – ответил Базилевс. – Включаю турбодвигатели на полную мощность и одновременно рассчитываю кратчайшую траекторию полета к планете Рамайка. Итак, курс проложен, мы будем на месте гиперпрыжка через двенадцать часов.
   Вот так стремительно стали развиваться события. Однако прежде чем добраться до места назначения, наши герои повстречались со своими старыми и добрыми знакомыми. Вот как это произошло.
   Ровно через четыре часа после совещания Базилевс вдруг объявил тревогу. Все это время земляне потратили для себя с пользой. Краснобаев и Бочкин учились на тренажерах управлять боевым звездным катером и достигли больших успехов. Космические техники действительно при создании звездолета сделали все возможное, чтобы землянам было удобно управлять им. Ручное управление почти полностью совпадало с управлением МИГом-29, так что уже через два часа Краснобаев полностью научился управлять им, как в бытовой, так и в боевой обстановке. А через три часа Базилевс объявил, что лучшего пилота, чем он, во вселенной нет. У Бочкина дела шли несколько медленней. Оно и понятно – возраст. В конце концов он десять лет не сидел за боевым самолетом, а МИГом-29 он вообще никогда не управлял. Во временя своей боевой молодости генерал Бочкин летал на двадцать первой и двадцать третьей машинах. Но это было почти тридцать лет назад. Тем не менее и он сдал все нормативы и получил допуск к управлению катером в бою.
   У Окуркина тоже были определенные успехи. Базилевс протестировал его навыки и умения, и оказалось, что прапорщик великолепный стрелок и наводчик лазерных и плазменных пушек. Из ста очков он выбивал девяносто восемь. Это отличнейший результат.
   – Это я у своего племянника научился, – похвастался прапорщик. – У него дома компьютер есть, в нем столько игрушек! Так я больше всего стрелялки уважаю. Особенно космические.
   Так что из юнги он тут же был переведен в стрелки. С чем его Краснобаев и Бочкин сердечно поздравили и даже руку пожали.
   – Вот у нас настоящий звездный экипаж сформировался! – обрадовано сказал Краснобаев.
   – Мы еще этим пиратам уши надерем! – потряс кулаками Бочкин.
   – Да я все их кораблю сожгу в три выстрела! – поддержал генерала Окуркин.
   – Да, – порадовался за друзей Базилевс, – вы земляне отличные ребята. Я рад, что судьба свела меня с вами.
   – А уж как ты нам нравишься! – воскликнули три друга.
   И вот боевая тревога. Космос не давал им времени на раскачку. Сначала все было в порядке. Они шли своим ходом.
   – Мы почти на месте, – объявил Базилевс. – Через сорок минут земного времени совершим гиперпрыжок.
   И вдруг тревожно сообщил Краснобаеву:
   – Кажется у нас проблемы, капитан.
   – В чем дело? – поинтересовался Иван Иванович.
   – Прямо в том секторе, где мы должны выходить в гиперпространство находятся космические монстры. Они очень опасны, потому что запросто могут уничтожить самый прочный космический корабль. И им не страшны никакие орудия. Правда от них есть и польза. Они уничтожают космический мусор и очищают космос от скоплений метеоритов и астероидов. Но все же, там где они находятся, звездолетам летать строго воспрещается.
   – Что это за монстры такие? – удивились земляне.
   – Сейчас я вам покажу.
   И на мониторе возникли силуэты огромных просто исполинских чудовищ, которые летали в открытом космосе и поедали метеориты. И тут у Бочкина и Краснобаева вытянулись от удивления лица.
   – Да ведь это наши мутанты! – воскликнул Иван Иванович.
   – Ну да, – согласился Бочкин. – Они самые.
   – Родные наши! – закричал Окуркин.
   Да это были те самые гигантские насекомые, которых несколько лет назад случайно вывел прапорщик Окуркин, когда хотел навредить только что начинавшему свою службу Краснобаеву и подсыпал в бак с отравой для колорадских жуков секретный препарат военного значения. Немало они тогда хлопот доставили людям, пока Краснобаев не догадался, что их можно использовать с пользой. Стал он их тогда пасти словно коров или овец и водить по разным свалкам и болотам, которые прожорливые мутанты с радостью пожирали. К сожалению в одном из болот они нашли тот самый секретный препарат и съели его в большом количестве, после чего выросли до исполинских размеров и улетели в космос. По пути заодно спасли Землю от сокрушительного метеоритного нашествия, которое угрожало нашей планете неисчислимыми бедствиями. Мутанты же все эти метеориты просто съели. Так что ни один из них до земли даже не долетел.
   И вот теперь эти самые мутанты встретились нашим друзьям в космосе. Звездолетчики не только их не испугались, наоборот даже обрадовались своим старым знакомым.
   – Эти ребята нам нисколько не страшны, – сказал Иван Иванович Базилевсу. – Мы их очень хорошо знаем. Так что смело лети вперед.
   – Что же мы по ним опять стрелять будем? – спросил генерал Бочкин.
   – Ни в коем случае, – покачал головой Краснобаев. – Зачем стрелять. Нам всего лишь надо вывести из строя вожака и занять его место. Тогда остальные нас не тронут. Базилевс, приготовь какой-нибудь усыпляющий газ. Окуркин, приготовься!
   – Есть капитан! – со своего места крикнул прапорщик. – Я вам кого угодно подстрелю.
   Но стрелять или кого-либо усыплять даже не пришлось. Как только они приблизились к стаду космических мутантов, те то ли по манере полета, то ли еще по какой причине узнали вдруг Краснобаева, и сразу же признали в нем вожака. Очень они уважали его еще с прошлого раза, как талантливого пастуха и руководителя. Тут же выстроились перед ним, крыльями огромными машут, готовы куда угодно за своим предводителем последовать.
   Пролетел Базилевс сквозь все стадо, и ни один из мутантов даже попытки не сделал напасть на него. Некоторые жуки даже перестали космический мусор есть и за ним полетели. Они наверно подумали, что он сейчас их к новому пастбищу приведет. К более тучному, так сказать. И скорость у них была ничуть не ниже чем у звездолета. И это землян удивило по-настоящему.
   – Надо же какие мы кадры вырастили! – восхитился генерал Бочкин. – Жаль только что удержать при себе не смогли. Особенно кузнечиков.
   – Это почему? – удивился прапорщик.
   – Уж больно на них кататься здорово было.
   – Да действительно жаль! – согласился Окуркин. – Смотри-ка, а эти друзья так и не отстают. Э, да за нами, кажется, все стадо увязалось! Что значит привязанность.
   – Приготовиться к гиперпрыжку! – неожиданно объявил Базилевс.
   – Есть приготовиться к гиперпрыжку! – дружно ответил звездный экипаж.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное