Дмитрий Суслин.

Крутой пришелец

(страница 5 из 24)

скачать книгу бесплатно

   Тем временем, нас уже вышел встречать весь амазонский народ. Боже милосердный! Я никогда в жизни не видел такую большую толпу женщин. Скоро их собралось не меньше полутора тысяч. И ни одного мужчины. Да! Феминизация здесь одержала сокрушительную победу. При чем, среди них не было старух. Дети были. Тоже исключительно девочки. Я заметил в толпе несколько жалких ребячьих стаек. Девчушки были растрепанные, насупленные, настороженные, но в то же время смелые и юркие, как мальчишки, крепкие и здоровенькие. Передвигались перебежками и кокетливо прятались за спинами взрослых. Одежда на них отсутствовала. Для такого количества женщин их, было, пожалуй, очень немного. И я сделал вывод, что с рождаемостью у амазонок туговато. Ну что ж, при таком отношении к мужчинам, репродуктивные процессы в данном округе явно затруднены. Взрослые женщины были не старше сорока. Все они были одеты весьма легкомысленно. Если бы я не учился на медфаке и не подрабатывал по вечерам санитаром в гинекологическом отделении в стационаре, то наверно впал бы в краску. Во всяком случае, лифчиков не было больше чем у трети. У второй трети была закрыта только одна грудь. А совсем молоденькие девушки, которые взирали на нас с Геркулесом блестящими и стреляющими глазками, из одежды вообще имели только узенькие тряпицы на бедрах. А у некоторых не было и этого! И естественно, что никто из них не стыдился своей наготы. Блин! Мать моя – женщина! Я всегда тайно мечтал побывать на нудистком пляже, но пойти туда как-то стеснялся. И вот теперь попал. Черт! Кажется, мое медицинское спокойствие куда-то подевалось. Я беспокойно заерзал на плечах Зульфии и Гюльчатай и попытался отвлечься от нахлынувших эротических желаний. «Представь, что ты инспектируешь женскую баню» – мысленно сказал я себе. И, знаете, помогло! Зуд прошел. Я вспомнил, что я без пяти минут врач и взял себя в руки. Сейчас не время для эротических приключений. Потом я еще припомнил, что первой из всех этих красавиц на меня предъявляла права пустынная Фиалка, и окончательно овладел собой.
   Итак, окруженные толпой амазонок, существ диких и непредсказуемых, мы оказались в центре города и всеобщего внимания.
   – Царица! – закричала Флора. – Царица Земфира! Выйди к нам! Твой многострадальный народ ждет тебя!
   В двухэтажном домике что-то зашуршало, затем из него показалась небольшая процессия. Четверо молодых парней вынесли носилки, на которых важно восседала амазонская царица Земфира – худощавая широкоплечая брюнетка с большими чуть раскосыми глазами и чувственным ртом. Что ж, царица хоть куда! Молода и красива. Ее можно смело послать на конкурс красоты куда-нибудь в Норвегию или Финляндию, где члены жюри предпочитают брюнеток. Победа обеспечена!
   Затем мой взгляд скользнул на ее рабов. При виде их слегка полноватых лиц и начинающих плыть фигур, а главное, невероятно несчастных и тоскливых глаз, во мне родилось подозрение, что передо мной стоят те несчастные, что когда-то не смогли удовлетворить население этого бабьего царства.
   Евнухи!
   Ой, какой кошмар! На мгновение у меня потемнело в глазах, и я понял, что мне еще предстоит побороться за наше с Геркулесом мужское достоинство.
   – Кого вы взяли в плен, сестра моя младшая Флора? – строго и важно спросила царица. – И почему вы держите этого недостойного мужчину на плечах, а не ведете на веревке, как подобает ходить этим презренным тварям?
   – Царица! – торжественно закричала пустынная Фиалка. – Боги смилостивились над нами, и послали к нам супермужчину!
   Все амазонки, включая царицу, так и ахнули.
Несколько секунд в воздухе стояла мертвая тишина. Признаться, я тоже был потрясен не меньше остальных. Так меня еще никогда не называли. Приятно, черт побери! Но и накладывает определенную ответственность.
   – Ты имеешь в виду этого громилу? – нахмурила брови Земфира, когда пришла в себя. – Он конечно хорош, спору нет, но как часто оказывалось, что чем крупнее и мускулистее мужчина, тем он слабее по части женщин!
   – Но, но! – Геркулес обиделся. – Еще ни одна женщина не пожаловалась на то, что я плохо ее любил!
   Флора перебила его:
   – Нет, этот деревенщина, не супермужчина! Супермужчина он! – И показала на меня пальцем.
   Я смущенно улыбнулся. Опять прошло несколько секунд тишины, потом Земфира с сомнением произнесла:
   – А этот уж совсем доходяга!
   – Ну и что, – отпарировала Флора, – драный петух всегда лучше топчет!
   Тут уже обиделся я. Конечно я не Арнольд Шварценегер, и даже не Жан-Клод Ван Дамм, но нельзя же так в лицо оскорблять человека!
   – Мадамы, что вы от меня хотите? Я что-то не совсем понимаю смысл вашей беседы.
   Царица посмотрела на меня внимательней:
   – Говорит он красиво и непонятно.
   Ага, так я их задел! Женщины всегда любят все непонятное. Правда и для меня все это тоже было пока недоступно. Но очень скоро все прояснилось. Флора объяснила все одной фразой.
   – Кончай сомневаться, царица! – махнула она рукой. – Вот тот мужчина, который сможет полюбить всех женщин. Он уже нам это доказал.
   И тут амазонки прямо взбесились.
   – Тогда чего время тянуть? – закричали они дружным и нетерпеливым хором. – Пусть начинает!
   Ага! Так они решили, что я смогу удовлетворить их всех до одной! Вот почему Флора назвала меня супермужчиной. И Геркулес рассказывал, что амазонки вот уже тысячу лет ищут того, кто бы мог удовлетворить все их сексуальные коллективные потребности. И теперь они думают, что я смогу это сделать. А я смогу? Смогу ли я? Давно ли я? Фигня ли я? А, магнолия! Ой, мамочки! Кажется, я влип. Караул!!!
   Мысли мои словно тараканы побежали во все стороны. Амазонки уже шли на меня со всех сторон, того и гляди, просто задавят и затопчут, прежде чем я смогу полюбить хотя бы одну. Какая прекрасная смерть: быть затоптанным жаждущими твоей любви женщинами.
   – Я первая! – закричала Флора. – Потому что я его нашла.
   – Нет, я первая! – вдруг завизжала Земфира. – Я ваша царица, и поэтому должна первой получить его любовь!
   – И мы тоже! – закричали амазонки, видимо те, кто выше рангом. – Мы тоже должны быть первыми.
   – А нам дайте хотя бы здоровяка! – закричали те, кто был менее знатен.
   Образовалась свалка. Я потерял из виду и Геркулеса, и Наташу со Стеллой. Надо было срочно что-то делать.
   – Стоп! – закричал я. – Товарищи женщины! Как же так можно? Это просто неприлично! Я же с дороги! Мое тело изнывает от усталости пути, а вы хотите, чтобы я сейчас же начал вас любить. Да, я вас уже люблю. Мысленно. Дорогие мои! Вы слышите? Только мысленно. По-настоящему я смогу только после того, как отдохну. При чем, как следует, отдохну. И поем. Не раньше!
   Толпа сразу притихла и отхлынула назад.
   – Справедливо! – закричала Флора. – Мужчины слабые и нежные создания. Супермужчина должен отдохнуть и поесть. Небось, тоже будет вина просить и сырых яиц. Что же он хуже остальных? Правильно, царица?
   Земфира подняла руку и твердо объявила:
   – Даю супермужчине ровно двадцать четыре часа на отдых. А мы с тобой, Флора, еще поговорим о том, кто будет первым.
   Она щелкнула пальцами, и евнухи унесли ее обратно в царский домик.
   Женщины разочарованно вздохнули и стали расходиться. Площадь вскоре опустела. И моя Фиалка снова взяла меня под руку. Что ж, она это заслужила, потому что вела себя очень смело, и кто знает, если бы не она…
   – Где мы будем отдыхать, моя курочка? – спросил я ее.
   – В моем дворце, мой петушок! – счастливо выдохнула Флора.
   Ох, ты! Дворец! Не зря я сделал ставку на эту женщину. Она явно пользуется тут немалым влиянием. Ну конечно! Ведь Земфира называла ее младшей сестрой.
   Дворец оказался такой же глиняной хижиной, как и все остальные. Отличался только наличием деревянной двери и свежей соломой на крыше. Зато здесь было прохладно и свежо. Нас… Вы же не подумали, надеюсь, что я бросил своих друзей? Нет, я настоял, чтобы меня с ними не разлучали. И, надо признать, к моим желаниям тут относятся с уважением! Итак, нас накормили, при чем довольно сытно и вкусно. Обед приготовила сама Флора. Кстати, она куда-то сбегала, и вернулась через полчаса чистая и приодевшаяся. И, вы знаете, в этот раз она вовсе не показалась мне Бабой Ягой. То ли я привык, то ли еще что, но она похорошела. Пригладила волосы… И как она смотрела, как я ем! Как же им бедным не хватает мужчин! Пусть грубых и грязных, необразованных и низкооплачиваемых, но лишь бы это были настоящие дееспособные мужчины.
   – Тебе принести сырые яйца? – спросила она меня напоследок.
   – Зачем это? – удивился я.
   – Чтобы поднять мужскую силу. Так многие пленники делают.
   – Нет, – отказался я, – сальманелеза мне только не хватает тут подцепить.
   – А вино?
   – Вина тоже не надо, – ответил я. – Это миф, что алкоголь благотворно влияет на сексуальные возможности мужчин.
   – Ну, как хочешь, дорогой!
   Видите, она уже вся в моей власти! Ох уж эти женщины! Окажешь им совсем немного внимания, скажешь пару теплых слов, так они чего только не нафантазируют.
   Затем она побежала во дворец к королеве оспаривать свою очередь, и мы, наконец-то остались одни и получили возможность обсудить создавшееся положение. Вообще-то обсуждения не было никакого, потому что сразу началась перепалка, которую начала Наташа.
   – Что же это вы? – накинулась она на Геркулеса и Стеллу, как только за Флорой закрылась дверь. – Строите из себя таких крутых ребят, а сами допустили, что нас взяли в плен какие-то психопаточные тетки извращенки!
   Что ж, на мой взгляд, обвинение было справедливым. Геркулес и Стелла потупились.
   – Кто был в карауле? – продолжала упрекать их Наташа. Никогда бы не подумал, что она умеет так скандалить. – Кто?
   – Я, – тихо сказала Стелла. – Я была в карауле.
   – Как же ты могла? – Наташа вложила в свои слова столько презрения, что даже мне стало неудобно за Стеллу.
   – Вообще-то Стелла не виновата, – вмешался Геркулес. – Это я отвлек ее от несения службы. Так что казните меня!
   – Ты? – удивились мы с Наташей. – Каким образом?
   – Так это, – Геркулес по-детски шмыгнул носом, – пятьсот лет без женщин.
   Наташа еще его не понимала, а я несмотря на всю трудность нашего положения, расхохотался:
   – Ты опять полез к ней?
   – Ну да.
   – А что же Стелла? Она тебя в этот раз не обидела?
   – Вроде нет, у нас так все хорошо стало складываться. Я уже целовать ее в плечо, как эти малахольные налетели. Мы и пикнуть не успели.
   Тоже мне, профессионалы!
   – Это правда? – спросил я нашу звездную волчицу.
   Стелла смутилась и отвернулась.
   – Простите меня, мой герцог, – пробормотала она. – Я заслуживаю трибунала.
   Здорово! А наш Геркулес, оказывается, орел! Не только дубиной умеет махать. Хотя, конечно, кто устоит перед таким мужчиной?
   – Плевать, что ты там заслуживаешь! – опять стала ругаться Наташа. – Из-за вас мы теперь в таком дерьме! Особенно Сережка.
   Особенно я! Ха! Ха! И еще раз Ха! Это точно. Я в полном дерьме. Мне предстоит удовлетворить полторы тысячи жаждущих полового счастья женщин. А я, если уж признаться совсем честно, не удовлетворил пока еще ни одной. Ну не сексуальный я гигант. Ни Дон Жуан. И даже не Микки Рурк и не Микки Маус. И в жизни скромный парень. Да девственник! Не успел. Хотя еще в десятом классе у меня была возможность. Я ею тогда не воспользовался. Что-то тогда меня остановило. Может быть излишняя скромность. Что делать? Зато теперь у меня появилась широкая, можно сказать, бескрайняя перспектива. Я рад? Честно говоря, не очень. Что-то меня тревожит, вот только что, не пойму. Ах да! Наверно неуверенность в собственных силах. Как это называется? Синдром первого траха? Да, кажется так.
   Смеяться сразу расхотелось. Я стал серьезным. Мои друзья посмотрели на меня с жалостью. Спасибо хоть на этом.
   – Что вы на меня так смотрите? – подозрительно спросил я их.
   – Сережа, – протянула Наташа, – может на самом деле…
   – Что на самом деле?
   – Ну, это, может, яичек поешь сырых? Говорят, помогает.
   И эта туда же!
   – Отстаньте вы от меня со своими яйцами! – закричал я. – Ну не люблю я их. Не люблю. Аллергия у меня на них. С детства!
   – Тогда, говорят, – пробормотал Геркулес, – сырой хрен помогает. Я, правда, сам не пробовал.
   – Вот и попробуй! – вяло огрызнулся я. – Твоя очередь как раз после меня. Можешь прямо сейчас, и начинать пробовать. Только добавь к нему листьев петрушки. Тоже, говорят, помогает.
   Все замолчали. Я начал злиться. Что же это такое получается? Неужели нет никакого выхода?
   Вернулась сияющая Флора.
   – Все! – радостно заявила она с порога.
   – Что все? – вялым голосом спросил я.
   – Все. Отстояла я тебя у царицы, мой милый ослик!
   – Что, значит, отстояла? – в моей душе затеплилась надежда.
   – Очередь свою отбила. Два часа спорили. Три раза за мечи хватались. Ничего! У меня против Земфирки такие контраргументы есть! Так что не переживай. – Моя пустынная Фиалка счастливо улыбнулась. – Я первая!

   Думаете я впал в отчаяние? Правильно думаете. До самой ночи я был в полном отрубе. Ничего не видел, ничего не слышал, что происходит вокруг. Наташа и Стелла хлопотали вокруг меня, что-то говорили, успокаивали, пытались утешить. Гладили по голове. Хлопали по щекам. Хорошо, что хоть Флоры среди них не было. Она убежала на праздник по случаю завтрашнего дня. Всю ночь амазонки пели песни, плясали, прославляли Супермужчину, то есть меня, и желали ему, то есть мне, удачи. А Супермужчина сидел в это время в хижине на полу в полуобморочном состоянии и молил бога помочь ему. Глядя на меня, расстроился и Геркулес. Видимо, все-таки он на меня рассчитывал. С чего бы это? Ах да! Я же его вылечил после удара Стеллы. Видимо он тогда в меня и поверил. А зря. Нашел в кого! Так, что мы оба с ним сидели вялые, как засохшие огурцы.
   – В конце концов, вас же не убьют! – пролепетала Наташа, в очередной раз, гладя меня по голове. – Мы вон, нашего кота тоже кастрировали. Он после этого даже красивее стал. Пушистый такой, ленивый… а ласковый!
   Геркулес зарыдал, а я сжал зубы. По щекам моим тоже текли слезы. Мой олимпийский друг хоть имел в своей жизни женщин, и, судя по его рассказам, не мало, даже с богинями спал. А я? Я же девственник! Ублюдок! Для кого ты себя берег? Почему был таким целомудренным? Все принцессу ждал? Чмо болотное! Уральский следопыт! Вот теперь завтра у тебя будут такие принцессы!
   Мои девицы в это время тоже расклеились. Стелла молча сидела в углу, обхватив руками колени и уставившись в одну точку. Это тебе не из бластера палить! Наташа пыталась прилечь на соломе и тихо сквозь всхлипы бормотала:
   – Папа! Папочка! Забери меня отсюда! Пожалуйста, приедь и забери! – Ну, прямо как маленькая девочка, которую родители насильно запихнули на все лето в санаторий, где лечат почки.
   Приедет за ней ее папочка! Жди! Дожидайся! На Мерсе приедет. На шестисотом. Прилетит, стоит только позвонить ему по мобильнику, и он тут как тут. Делов-то! На три рубля. Где твой сотовый? Позвони мне, позвони! Позвони мне ради бога! Через годы пролети, голос тихий и далекий.
   Телефон! Телефон! Телефончик! Але! Это воркута? Ах, нет? Магадан! Извините!
   Вдруг в голове моей что-то блеснуло. Вспомнилось кое-что. Опять блеснуло. Теперь сверкнуло. Вспыхнуло молнией. Блин! Как я сразу не догадался? Вот он наш путь к спасению. Телефон! Телефончик! Телефоня! Телефонушка! Как хорошо, что тебя изобрели люди. Кто, кстати? Не помню, хоть убей. А, ладно! Это же не передача «О, счастливчик»! Главное, как прекрасно, что нашлись идиоты, которые придумали с твоей помощью откалывать такие фишки.
   – Наташка! Девочка моя! Мы спасены!
   Я схватил мою подружку, обнял ее, крепко, прикрепко, поцеловал в щеку, а потом в губы. Как-то само собой получилось. А ладно, кто меня сейчас видит? Главное, что Флоры помидоры рядом нет, и она меня не видит, а то бы точно взревновала бы. Тогда, пиши, пропало. Ревнивые женщины способны сокрушить самые смелые планы и грандиозные проекты.
   Наташа посмотрела на меня с жалостью:
   – Ты помешался? Сереженька, не надо так из-за ерунды!
   Слыхали? Ерунда! Для них это ерунда! Им не страшно терять то, чего у них нет. Ну да, женщинам этого никогда не понять.
   – Ни фига я не помешался. Просто завтра, после обеда я так оттрахаю весь этот веселый бабский коллектив, что они потом всю жизнь меня помнить будут. Всех, до одной. За исключением тех, конечно, кому еще нет шестнадцати. Кстати, если вы хотите, тоже можете в этом поучаствовать. Я не жадный.
   Стелла и Наташа посмотрели на меня недоверчиво. В их глазах так и читался вынесенный мне диагноз буйного помешательства на нервной почве. В глазах Геркулеса вспыхнула надежда. Вот кто настоящий мой друг! Он верит в меня, и я не должен обмануть его надежды.
   – Мужайся, мой гераклоподобный друг! – похлопал я его по плечу. – Тебя не постигнет страшная судьба царевича Кориандра. Ты еще познаешь не мало женщин в своей жизни, и богини вновь будут трепетать под твоими могучими и ласковыми руками.
   Геркулес радостно разрыдался, и мы с ним обнялись, как братья.
   Всю ночь я спал как убитый. Нет, честно. Спал. Спал как сурок и даже видел сны. Целую площадь женщин, чьи взоры устремлены ко мне.
   Утром нас разбудила почтительная тишина. Служанки Флоры накрыли роскошный стол, но я не стал наедаться. С набитым пузом нечего делать на сексуальном фронте. Еще Гиппократ говорил, что хороший едок, в постели может хорошо только храпеть. Зато вина я выпил. И недурственное у них оказалось вино, скажу я вам! Красное, словно кровь, терпкое, с приятной освежающей кислинкой.
   Первый вопрос, который задали мне жаждущие и изнывающие от нетерпения амазонки, был:
   – Когда?
   – Как только, так сразу! – ответил я.
   Они почтительно склонили передо мной головы и покорно удалились.
   – Если ты решил смошенничать и тянуть время, – сказала мне Стелла, – то тем хуже будет для тебя, Адал Атрейосс.
   – Да-да! – подтвердил Геркулес. – Никто не умеет так искусно пытать, как эти фурии. И не надейся, что они тебя убьют сразу. Нет, ты будешь мучиться и очень долго.
   Вот уж не думал, что наш олимпийский чемпион может быть таким оратором. Он просто застращал мою бедную особу. Чтобы меня действительно не начала бить дрожь, я отмахнулся от него обеими руками.
   – Если я не смогу этого сделать, то и жизнь не имеет смысла.
   Настало время обеда. Жара в воздухе стояла страшная, но во дворце у Флоры было свежо и прохладно. Мои спутники заметно нервничали. Особенно Геркулес. Я его понимал. За стенами нашего пристанища воздух накалялся. По мере приближения сладостного часа амазонки стали терять терпение. Почти все население города собралось на ближайших улицах, и их страстные импульсы проникали к нам даже сквозь стены.
   Я был спокоен. Для меня это сейчас было очень важным делом. Чтобы помочь себе успокоиться, я выпил еще немного, поел фруктов и объявил Флоре:
   – Я готов!
   Она сразу расцвела, и даже стала на несколько мгновений красавицей. Честное слово! Ее руки дрожали, когда она торопливо стала стаскивать с себя свой, явно праздничный, оранжевый как морковка хитон. Нет, все-таки со вкусом у нее не все в порядке. Наташа посмотрела на меня с жалостью, Стелла с удивлением, Геркулес с надеждой. Флора волновалась, ее всю трясло. Что ж, это мне на руку, и я остановил ее:
   – Постой, а как же остальные?
   – Они после меня! – тут же уверила меня амазонка. – Следующая королева, за ней Фелумена, потом…
   Я опять прервал ее:
   – Позови Земфиру!
   – Но, козлик мой! – у Флоры на глазах появились слезы обиды. – Что все это значит? Я ведь все уладила. Земфира после меня.
   – Всенепременно, – успокоил я готовую впасть в истерику женщину, – но мне нужно кое-что другое.
   – Что тебе еще нужно? Я здесь, сейчас разденусь…
   – Не будь эгоисткой, лапочка! – воскликнул я. – Всему свое время и место. Эй, царица!
   Земфира влетела с такой быстротой, что я удивился.
   – Уже готово? – Царица тоже стала торопливо стаскивать с себя длинный фиолетовый хитон. – Я сейчас, сейчас! Кто же знал, что так скоро!
   – Я еще не получила того, что хотела! – капризно заявила Флора.
   Царица Земфира сразу стала грозной. В руке у нее появился кинжал, который она выхватила из-за пояса. Я поспешил поднять руки вверх:
   – Мне нужно открытое пространство, там, где могут уместиться все желающие.
   – Зачем?
   – Все должны это видеть, и все должны участвовать, чтобы потом не было сомнений и недомолвок. Согласны?
   – Согласны! – хором ответили Земфира и Флора.
   – Может, пройдем на площадь?
   – Там мало места, – покачала головой Флора. – И будет видно только тем, кто в первых рядах.
   – Обидно, – я уже начал волноваться. – Может на крыше дворца?
   – У нас есть театр! – вдруг обрадовано вспомнила Земфира.
   – Отлично! – я даже не ожидал такой удачи. – То, что нужно. Идем же туда. Там хорошая акустика?
   – Что?
   – Слышимость, говорю, хорошая?
   – О да! Когда Демистрата читает монолог умирающей Антигоны, ее шепот слышен даже на последних рядах.
   – Так что же вы молчите? – завопил я. – Туда. Скорее туда! Время не ждет. И там, там я сделаю вас всех счастливыми. Не будем же оттягивать этот миг!
   Мой задор захватил амазонок. Они раскраснелись от желания, и готовы были бежать со мной куда угодно. Даже если бы я сейчас повел их из пустыни, они наверняка пошли бы за мной, как евреи за Моисеем. Ох уж эти женщины! Мы выскочили на улицу и побежали к театру, за нами тут же устремились толпы амазонок.
   – Только, чур, уговор! – на бегу потребовал я.
   – Какой? – спросила Земфира.
   – На представлении не должно быть несовершеннолетних.
   – Кого?
   – Детей.
   – Безусловно! Наши девочки допускаются на подобные занятия только после того, как убьют в бою своего первого мужчину. Это случается не раньше чем в семнадцать лет. Хотя я сделала это в тринадцать. За что впоследствии и была выбрана царицей.
   Я вздрогнул, но не потерял присутствия духа. И вскоре мы были в театре.
   Обыкновенный античный театр, больше похожий на стадион. Рассчитан на пять тысяч мест. И все они стремительно заполнялись. Я даже глазам не поверил.
   – Ты же говорила, что вас тут полторы тысячи человек! – возмущенно заметил я Флоре.
   – Так наши девочки собрались со всей страны, когда услыхали, что в столице объявился Супермужчина. Ведь ты полюбишь и их?
   – Конечно! – махнул я рукой и вытер с лица пот. Не скрою, я волновался.
   – Так начинай же! – Флора подступилась ко мне.
   – Начинаю! – громко объявил я, когда увидел, что больше свободных мест не осталось. – А ты, почему не заняла место?
   – А разве я буду не рядом с тобой?
   – Нет, – хорошо поставленным медицинским голосом, не терпящим возражений, сказал я. – Ты должна быть вместе со всеми. Иначе у меня ничего не получится.
   Флора недоуменно пожала плечами и пошла к царице. Села с ней рядом и надула губки.
   – Внимание! – громко сказал я и поднял к небу руки, чтобы привлечь к своей особе всеобщее внимание. Да, акустика здесь действительно потрясная. Мой голос уносился в небо, разливался над стадионом и преображенным тут же возвращался обратно. – Вы слышите меня, амазонки?
   – Да! – Хор амазонок прогремел как шум океана. – Мы слышим тебя, Супермужчина!
   – Прекрасно! Милые мои! Хорошие! Добрые и ласковые! – Я придал своему голосу монотонность. = Успокойтесь и вслушайтесь в мой голос. Не правда ли он прекрасен?
   – Да! – накатила на меня новая волна ожидания и сладострастного желания. – Это так!


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное